Ник Одинцов.

Мустанкеры



скачать книгу бесплатно

Противник не заставил себя ждать. Юркий танк, далекий родственник турнирного Славянина, проскочил между зданиями. Том активировал орудие. Пыльник наехал на флаг, зацепил его. Башня пыльника была повернута в сторону танка Тома. За секунду до выстрела Рельсотрона рявкнула пороховая пушка Дым. Снаряд попал в бортовую броню и чуть сбил прицел, Рельсотрон промазал. Между тем враг нанес машине Тома существенный урон. Еще один выстрел, и Варяг может выйти из строя.

По всему было видно, что на пыльник поставили не просто Дым-три, а экспериментальную, очень редкую Дым-XX. Такая пушка лет пять назад появилась на черном рынке, но агенты прикрыли лавочку, а пушки у танкистов изъяли. С тех пор об этом убийственном сверхмощном орудии забыли. Откуда она у рыжебородого? И главное – как допустил такое Карабек? Видно, Изатбай заплатил хороший бакшиш.

Том знал, что «жаловаться на неприятную вещь – это удваивать зло…». Нужно срочно действовать! Но что тут поделать, если Варяг небыстрый, а Дым перезаряжается моментально, не то что Рельсотрон.

Тому повезло: противник «сновил». На танковом жаргоне это значило «ошибся». Вместо того чтобы добить противника, пыльник принялся уносить флаг.

Том воспользовался передышкой. Повернул башню в сторону удаляющегося танка и врубил «аптечку», «микроботы» стали потихоньку латать броню. В запасе оставался еще один такой «допинг», и это придавало уверенности.

Том включил усиление пушки и выстрелил. Опять не повезло – пыльник успел скрыться за углом здания. Преследовать «флагоносца» на Варяге неудобно. Пришлось врубить «марафон», чтобы ускориться.

«База горит!» – передал Том по связи.

Он повернул башню, включил инфракрасный визор. Вражеский танк с их флагом на корме со всех гусениц летел к своим. Новичок допустил ошибку: он мог бы развернуть башню назад, чтобы отстреливаться, и тогда бы у Тома не было шансов…

Рельсотрон выплюнул кинетический снаряд. Алиса помогала Тому, придав его движениям четкость и точность, но тут случилось непредвиденное: пыльник вильнул вправо. Повезло мерзавцу! А может, и нет. Снаряд снова пролетел мимо, оставив черный шрам на стене дома.

Сзади к базе Тома подбирался другой пыльник, снабженный Близнецами. Спаренные пушки метнули шары плазмы, но за секунду до этого Том успел усилить броню. Близнецы били не останавливаясь, это мешало прицелиться. Пока Рельсотрон был недееспособен, разогреваясь, Том повернул башню так, что при попадании плазмы в корму ее не отвернуло от танка противника, как тот надеялся, а развернуло к нему. Том выстрелил в пыльник и пробил его насквозь. Яркий взрыв осветил окрестные здания. Том сверился с показаниями мониторов. Теперь на базе тихо, но флаг потерян…

* * *

Три танка противника, черные, точно безлунная ночь, готовились дать залп. Вот это уже действительно опасно! Шершень с пушкой Богиня-три был предназначен для того, чтобы быстро захватить флаг и уйти от погони, в крайнем случае бесшумно и стремительно атаковать сзади.

Однако вести открытый поединок без поддержки на таком танке равносильно самоубийству. Говорили, идея пушки-вампира зародилась еще во время Серых десятилетий, но смогла воплотиться только на Ариэле. В голове Дежнева помимо воли зазвучали обрывки рекламы ВТО: «…генератор нанороботов, способных воспроизвести или разрушить структуру любого материала! Разрушая вражеский танк – вы помогаете своему! С пушкой Богиня вы получаете божественное преимущество!» Правда, Журибеда говорил, что это все блазня и очковтирательство. Ведь комплектующие с орбиты приходят вместе с печатями. Попробуешь их снять, и товар саморазрушится. Что там запаяно – одному небу известно. Однако пушка стреляла, и никто особо не парился.

Тихон сдал назад и спрятался за угол ближайшего здания. Догоняющие его залпы подчистую срезали статую – до свидания, Павлик!

Богиня всегда ходит под прикрытием. Тихон знал, что и Сэмэн где-то рядом. Нужно переждать. Дежнев хотел объехать здание и попытаться подкрасться к противнику сзади, когда в наушниках послышался бодрый голос Сэмэна:

– Заждался, командир? Ща мы тут легонько подчистим.

Вожак Журибеды был оснащен пушкой Тор-три с микропрокачками. Один из стражей базы попытался сбить прицел Сэмэна, дал залп, но казак успел первым: мины полетели в самый центр скопления вражеских танков, круша слабую защиту. Пыльник с пушками-близнецами взорвался от первого выстрела. От второго залпа почернел и замер пыльник с Огнеметом, третий противник отступил на край площади, укрылся за остовом большого здания.

Тихон ждать не стал, забрал флаг и рванул к базе.

* * *

В наушниках послышался спокойный голос Тома:

– Обычно, находя, мы что-то теряем, а вот теряя 2–1U+0034, редко что либо находим. Отсюда вывод: теряем, увы, чаще…

– Флаг увезли? Понятно! Куда?

– Через овраг.

Это положение в турнирах называлось «размен флагами». Обе команды увезли флаги. Тупик. На базу без флага ставить трофей нельзя. Перво-наперво Тихон «вылечил» танк Тома. Пригодилась Богиня! В турнирных боях ее еще называют «аптека».

– Рельсотрон нужнее тут. Затаись, обожди и береги его.

Тихон сбросил вражеский флаг. Том тут же подобрал его. Он активировал поисковую систему и попытался понять, где затаился флагоносец противника. Можно было взломать один из дронов-наблюдателей или систему любого зрителя: они сейчас видят все как на ладони. Однако это будет против правил Дамбы и грозит дисквалификацией. Том сосредоточился, включил карту. Вот площадь, остов Павлика, дальше кварталы руин и стены арены. Где же ты прячешься?

– У него Дым-XX, – предупредил Том.

Только этого не хватало. Легендарная пушка в свое время навела шороху и в пустошах, и на обитаемых землях. Говорят, что ее разрабатывали по спецзаказу корпорации, но выкрали и стали продавать на черном рынке. Банда Адские Гончие, богатая и влиятельная, купила эти пушки для своих танков и тем самым подписала себе смертный приговор. Озверевших от силы Гончих свистунов «просто» обложили со всех сторон прямо в логове и спалили заживо. Правда, перед этим банда успела разграбить несколько городов в пограничье…

Где же флаг? Вообще проекция флага устроена так, чтобы обе команды видели его издалека. Борьба должна быть не на шутку, иначе неинтересно. Ищи рыбу, где глубже… Тихон прикинул, как бы сам скрывался, оценил последний огневой контакт с флагоносцем. Да вот же он! Стоит в овраге. Его никто не охраняет, никто не помогает. Хотя, наверно, он уже связался со своими. Тихону нужно было подъехать поближе, чтобы применить Богиню.

В узком овраге ничего не оставалось, как идти в лоб, но на пушку Дым-XX нарываться не хотелось. Хотя шанс на победу есть: с нановампиром урон будет меньше. Он решил рискнуть, но для поддержки при отходе вызвал Журибеду.

– Выдвигаюсь, шеф, – проворчал казак.

От верной смерти спасли инстинкты Алисы. Хитрый флагоносец заминировал узкий проезд. Первый выстрел Дым-XX снес половину защиты, и, если бы не кошачье чутье, Тихон наверняка словил бы мину.

Он сам поставил мину и сдал назад, скрываясь от прицельного огня. Теперь нужно ждать, кто доберется до оврага первым.

– Ну что, помощь нужна чи сам? – вызвался помочь Журибеда, опередив товарищей флагоносца.

Пушка Тор на танке Журибеды была подготовлена для таких операций. Когда противник скрылся из зоны видимости, можно выстрелить рядом с укрытием, и взорвавшиеся мины заденут врага, причиняя урон. Правда, лучше всего для этого подходила пушка Отскок, в простонародье «Кузнечик», но и такая тоже была в гараже Журибеды. Так однажды казак уничтожил всю команду противника, пять танков на легком корпусе. Он просто стрелял в стены домов, и бешеные плазмошары метались из стороны в сторону, разрушая защиту врага. При этом сам казак получил минимум повреждений.

Такая тактика позволяла закинуть минки в гущу танков противника и взорвать два-три, а защиту остальных ослабить, чтобы их потом без труда добили соратники. Еще казак любил загнать врага в убежище, а потом стрелять по близлежащим стенам или камням. Противник понимал, что сновил, пытался выйти, пальнуть в хитреца, включив «аптечку», дополнительную броню и усилив пушку, но Журибеде помогала Алиса: он все чувствовал и за секунду успевал скрыться. При этом он продолжал давить огнем по предметам, близким к цели, так что взрывная волна снова рушила защиту танка врага. А когда противник из последних сил догонял его и мог попасть без труда, Журибеда успевал выстрелить первым, прямой наводкой, и грозди мин взрывались на броне незадачливого вояки.

– Хорошо стоит, широко. Сейчас мы его трошки погоняем! – азартно вскричал казак.

Однако после первого же залпа пыльник не стал ждать, когда его взорвут. Противник сбросил флаг и посигналил башней, повернув ее вправо, потом влево. Это означало «мир» или «я сдаюсь».

Тихон с облегчением вздохнул. Слишком легко Рыжебородый жертвует своими операторами. Пыльник сдал флаг, деактивировал защиту и покорно ждал, что будет дальше.

Тихон убрал минирование, наехал на флаг, и проекция исчезла. Теперь флаг команды Тихих снова на базе. А вот что делать с противником? Случай-то нестандартный.

– Отпусти его, – скомандовал Тихон, а сам подумал: «Изатбай все видел. Карьера этого танкиста, скорее всего, закончена».

– Как скажешь. Хлопец флаг отдал, пусть идет.

Журибеда не был кровожаден: бить так бить, мириться так мириться.


Над электрогородком загремел марш Мендельсона. Эту мелодию как гимн для своего клана выбрал Тихон. Отец рассказывал, что давным-давно ее по традиции играли при ритуале бракосочетания. Традиция давно забылась: зачем обременять себя формальностями, когда жизнь коротка и может стать еще короче. Для быстрого перехода в мир иной существуют пустынные рейдеры-нарколыги, городские банды и ретивые шерифы, предпочитающие сначала стрелять, а потом разбираться. Но чаще жизнь укорачивают голод, болезни, ядовитые дожди… Тут уж не до Мендельсона.

Все же Тихон запомнил рассказ отца, отыскал на полудохлом сервере мелодию и настоял, чтобы играла именно она. В этом марше была ирония, которую мог понять только хорошо знающий историю человек. Остальные плевать хотели на марш, лишь бы ставка сыграла. Для команды Тихих гимн во время матча означал захват флага. Один – ноль, как говорится.

Легкий корпус Тихона – быстрый, подвижный – предназначен для того, чтобы таскать чужие флаги. Понятно, кто поедет на базу врага снова. Тихон подождал, пока броня восстановится, и рванул вперед.

– Журибеда, прикрой! Второй флаг потянем.

На базе противника стояла подозрительная тишина. Тихон еще с моста стал всматриваться в дома за базой. Противник проигрывал, а Изатбай ошибок не прощал, так что его танкисты должны были что-то придумать или попрощаться если не с жизнью, то со свободой. Продаст их в гневе своем Изатбай какому-нибудь атаману с Пустоши, и поминай как звали. В Неудобьях же разговор простой: или сделают смертником в набеге на город – прицепят плазмобомбу, чтобы пробить защиту стен или взорвать стоянку танков, или заставят работать, добывать полезный металл. Если смазливый – сделают сексуальной утехой для тех бандитов, которые любят подобное, и будешь ты тогда в нагрузку обстирывать мужиков, выносить помои, а в награду над тобой будут всячески издеваться и унижать. Словом, будешь ты уже и не мужчина, но и не женщина. Нечто бесправное, безотказное, аморфное.

Так что от команды противника Тихон ожидал всего, вплоть до подлости. Но оказалось все глупее: Изатбай не стал рисковать своими профессионалами, выставил в бой необстрелянных новов, как видно, рассчитывая на подкуп. Может, и не стоило с ними осторожничать. Впрочем, прыть у них была как у молодого джейрана на случке. После того как команда проиграла один флаг, новики решили скопом ринуться на базу противника, задавить числом. Охранять свою оставили только один танк с пушкой Близнецы.

Когда Тихон и Журибеда въехали на базу, страж показался из-за угла и замер. Танкист, похоже, не понимал, что ему делать одному с двумя сильными турнирными машинами, но все-таки дал очередь. Шершень содрогнулся, но выдержал. Тихон направил машину прямо на вражеский танк, прибавляя ходу и активируя наноботы. Противник вместо того, чтобы сбежать, поехал навстречу.

Они столкнулись. Близнецы стреляли безостановочно, а трудолюбивые дети Богини вгрызлись в броню и одновременно лечили шасси своего танка. Расклад был не в пользу пыльника.

Журибеда воспользовался моментом и атаковал. В несколько секунд все было кончено. «Сик транзит глория мунди», – кажется, так говорили в древности.

Тихон проверил систему. Танк не пострадал. Только легкие царапины. А вот пыльник Изатбая пребывал в плачевном состоянии. Его лобовая броня была покорежена. Орудие сильно повреждено. Кроме того, в сети не наблюдалось активности. Исходящие сигналы и коды управления Близнецами не транслировались. Это значило, что человек внутри был либо без сознания, либо мертв. Тихон минуту колебался, но вспомнил бледное, в холодной испарине лицо отца и полез наружу.

Дежнев ловко соскочил на броню поверженного танка. Пробежал по дымящемуся корпусу и разблокировал люк. Внутри было непривычно сумрачно. Светились красным аварийные индикаторы. Посреди этого мерцания Дежнев различил фигуру человека, безвольно застывшего в жалком подобии ложемента. А вот на защитный скаф Изатбай не поскупился: доспехи на противнике были надежные. Тихон аккуратно высвободил оператора из кресла, уже чувствуя, что под броней есть жизнь, и потянул обмякшее тело на свет. Кроме прочих преимуществ скаф позволял танкисту создавать усилие до трехсот килограмм. Тихон легко разжал зажимы смятого шлема и поглядел на поверженного противника. Ничего примечательного, обычный человек, на вид около тридцати лет. Только на лбу едва видный треугольный шрам – отметина давних битв.

Тихон активировал маяк-эвакуатор на поясе танкиста, а сам полез внутрь своего танка: медлить было нельзя. Уже через визоры танковой телеметрии он наблюдал, как спустилась спасательная платформа.

Теперь нужно к остаткам Павлика, забрать флаг. Из темного проулка слева выдвинулось рыло вражеского танка, а камера заднего обзора показала, что со стороны стадиона приближается еще один пыльник. Это был С-870 «Самсон», тяжелый танк российского производства с двумя дальнобойными пушками и ракетной турелью. Тихон чертыхнулся. Он знал, на что способна такая машина. В общем, два на два, и почти на равных.

Дежнев указал Журибеде цель, и тот дал залп. Угол дома, к которому приближался «Самсон», тяжело обрушился. Улицу заполнило облако бетонной пыли. Теперь врагу понадобится время, чтобы пройти завал и прицелиться. Первый танк тем временем выбрался из проулка и выстрелил бесконечной очередью. На сей раз атака преодолела активную защиту, но корпус Шершня повредить не смогла.

Тихон понимал, что долго ему не выдержать. Казак дал залп, но противник вовремя отступил, невредимый. Тогда Тихон завладел флагом и рванул к своей базе. Из-под завалов выбрался С-870. Пыхнул огнем из одного ствола и промазал, окончательно снеся постамент Павлика. Но сейчас он даст второй залп, и кто знает, спасет ли Шершня современная броня?

Стена ближайшего дома взорвалась, на площадь в шлейфе белой пыли выкатился Журибеда.

– От же ж попляшем! – зазвучал в шлемофоне бодрый голос Сэмэна.

Тихон скатился вниз по переулку, ведущему к вокзалу. Его не преследовали. Противнику хватало проблем с танком напарника. Тихон усмехнулся. У пыльников не было шансов против гнева Журибеды.


Путь до последнего флага прошел легко, ему почти не препятствовали. Пара самоходных турелей, несколько мин и небольшой легкий танк, который предпочел вывесить белый флаг. Уже второй сдавшийся за турнир: все-таки жизнь важнее. Без поддержки легкому танку нечего было противопоставить навороченной турнирной машине, и это вполне устраивало Дежнева. Через синхрон до Тихона докатилась волна радости. Журибеда одержал победу и теперь ускоренным маршем догонял командира. Нужно было спешить, на базе шел бой.

Том выбрал самую правильную тактику против превосходящего, но явно неопытного противника. Если бы пыльники Изатбая пошли все разом, они бы просто задавили медлительный танк. Поэтому китаец заминировал проходы к базе, оставив открытым одно направление.

Наивный пыльник все же сунулся с фланга и теперь застыл с развороченными траками, полностью закупорив узкий проулок. Таким образом, танки выходили на штурм флага по одному, и Том снимал их в два выстрела: выстрелил и снес половину защиты, а сам откатился с линии огня на перезарядку. Как правило, за время перезарядки противник успевал подцепить флаг, но второй залп догонял его, и танк взрывался. Том возвращал флаг на базу, и как раз появлялся новый пыльник. Все повторялось.

Друзья успели вовремя: враг пошел напролом. Одно из зданий, окаймлявших базу, с грохотом обрушилось, и на площадь выбрались сразу три танка Изатбая. Тихон разогнал свой легкий Шершень до максимума, стрелой пролетел по наклонной стене рухнувшего дома и врубил прыжковые ускорители. Среди танкистов такие прыжки именовались Паркуром. Шершень взвился над позицией врага и через мгновение приземлился на площади рядом с алыми цветами захваченных трофеев.

Как только последний флаг был доставлен, прожекторы, освещавшие карту, вспыхнули с удвоенной силой. Над трибунами взвились тысячи фейерверков. Гул боевых машин перекрыли восторженные крики сотен зрителей.

Вместе три танка выехали на широкую площадку перед стадионом. Мощный, в черных подпалинах Вожак Сэмэна, маневренный Шершень Тихона и увенчанный тяжелым рельсовым орудием Варяг Тома.

По традиции танкисты вышли на броню и подняли руки в приветствии.

Люди с летающих платформ бросали в них лепестки синтетических роз, блестки и неоновых светляков. Тихон стоял под рукотворным дождем и никак не мог избавиться от глупого мальчишеского восторга, такого же, как испытанный впервые много лет назад на площадке КТБ в далекой покинутой Москве.

* * *

– Так значит, это ваша кошка?

К танкистам подошел Дан Бог. Его чудная одежда все-таки поймала сигнал спутника и теперь транслировала старую военную хронику. Через грудь киевлянина шли советские танки. Даже сейчас в этих предтечах современной техники ощущалась грозная мощь фронтовых машин.

– Надеюсь, вас не обидел мой маленький розыгрыш? – улыбнулся Тихон.

– Да чего уж там, – махнул рукой коллекционер, и сразу стало ясно, что характер у него легкий, незлобивый, – из вас получился прекрасный проходимец. Но как танкист вы просто неподражаемы! Прекрасный бой! Скажите, почему вы прячете свой талант в этой глуши? Я мог бы поговорить насчет вашей команды. У меня хорошие связи в ВТБ.

– У нас свои причины находиться здесь.

Тихон взял Алису на руки, почесал за ушком и был вознагражден довольным урчанием.

– Вот оно что. Понимаю, – кивнул Дан Бог. – В любом случае позвольте еще раз поздравить!

– А как насчет моей половины выигрыша?

Тихон сжал протянутую руку и продолжил усиливать хватку.

– Какой половины?

Киевлянин попытался отнять руку, но танкист держал крепко. Некоторое время мужчины ожесточенно сопели, мерились силами.

– Бог с вами! – наконец, сдался коллекционер. – Половина денег ваша. Пойдемте получим выигрыш.

Вместе они вышли из ворот арены и направились к кассе, где два внука Карабека, могучие багатуры Чук и Гек, следили за выдачей денег. Люди узнавали Тихона, поздравляли, хлопали по плечу, торопились пожать руку.

Внезапно в людском водовороте Тихон заметил Изатбая. Тот стоял неподвижно, опершись рукой о колонну арены. Изатбай тяжело дышал. Круглое лицо торговца было страшно, глаза выпучены, красная борода торчала петухом. Рядом с ним переминался с ноги на ногу понурый Нтохо. Вот он что-то сказал своему хозяину. В ответ Изатбай наотмашь ударил эскортера. Мальчик упал. Тогда краснобородый потянул из-за пояса плеть. Замахнулся на лежащего, но ударить не успел. Тихон перехватил его локоть, а другой рукой схватил за грудки. Потянул вверх и толкнул вперед, прижимая торговца к колонне.

– За что обижаешь мальчика, почтенный? Он ни в чем не виноват. Умей проиграть достойно! – выдохнул Тихон в пахнущее гашишем лицо краснобородого.

– С-собака русская! Убью! Кастрирую! – захрипел торговец.

– Смотри, чтоб собака тебе мотню не отгрызла! – рявкнул Тихон и добавил тише: – Увижу, что тиранишь парня, говорить больше не стану. В землю по уши вобью!

Сзади навалились на плечи и тут же отпустили. Тихон оставил торговца и резко повернулся, готовый к драке. На земле корчился громила – телохранитель краснобородого. Над ним стоял улыбающийся Дан Бог. Перчатки на руках киевлянина слегка дымились. По плечам и груди коллекционера гуляли электрические разряды. Выходит, чудный костюм у него не только для понта. Внезапно пришло ощущение опасности. Тихон отскочил в сторону. Вовремя: кинжал Изатбая чиркнул по плечевой броне скафа.

Не задел шею. Вцепиться когтями в лицо! Выцарапать глаза! Тихон понял, что уловил желание Алисы. Выходит, он забыл выключить эмиттер. Дежнев перехватил руку торговца и сжал, используя часть силы скафа. Хрустнули кости. Изатбай завыл от боли, выронил нож и рухнул на колени, баюкая поврежденную конечность. Тихон едва удержался, так хотелось «добавить» торговцу бронированным сапогом в лицо. – Ого! Подкрепление!

Дан Бог тронул Тихона за плечо. Через толпу к ним спешила охрана Изатбая – пять нукеров в легкой броне. Как видно, торговец не взял их на дамбу. Скупец не захотел платить за всех подручных, полагая, что одного мордоворота будет достаточно, и просчитался. Однако коммуникатор Изатбай не забыл. Дежнев выругался и поднял кинжал краснобородого. Встал так, чтобы не мешать киевлянину использовать свой тесла-сьют. Дистанционное оружие на дамбе было запрещено, но охрана торговца скорее всего проигнорирует запрет. Тогда придется совсем туго.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6