Нидейла Нэльте.

Слепая надежда



скачать книгу бесплатно

– Нет, – испуганно качаю головой.

– Ли, – внезапно склоняется ко мне, едва слышу. Мог бы и мысленно передать, если тайна. Или тогда лишнее внимание привлек бы? А может, ментальщики подслушивают? – Не говори никому, что ты видишь. Не показывай.

– Но…

– Пожалуйста. Я не смогу долго скрывать это от верховных. Не знаю, почему тебе дано то, что не должно, но это может быть опасно для тебя.

Дарсаль отклоняется, опускает веки, откинувшись на спинку.

– Тебе приказали доносить? – тихо интересуюсь.

Кивает молча.

– Донесешь?

Из приоткрывшихся глаз вырывается омаа.

– Прости. Я просто должна знать. Ты же… всегда говорил, что приказы императора первостепенны.

– Это приказ эра Рамара.

Молчу. Значит, императору не откажешь?

– Спасибо за предупреждение.

Знать бы еще, что я замечать не должна. Придется разбираться.

Дарсаль не отвечает, пытаюсь унять сердце. Предупредил!

– Для этого эр тебя вызывал? – спрашиваю. Кивает. – А что все-таки стрялось на арене? Почему император ушел?

– Выясняют.

Так же, как до сих пор выясняют происшедшее на реке? На перевале? Просто мне не говорят! Начинаю злиться, еле успокаиваю себя. Не говорят – буду сама узнавать.

– Ммм… ладно. Хотя бы о Тере можешь рассказать? Почему она сканировала твои мысли? Или это стандартная процедура? Стражи проверяют ментальщиков, ментальщики Стражей, все повязаны…

Снова ощущаю на себе теплое, изучающее прикосновение омаа. Жду.

– Не совсем стандартная, – произносит Дарсаль спустя несколько минут. – Мой отец был обвинен в измене.

– За что?

– Мне не сказали. Он был мастером защиты. Это произошло в Йоване, около десяти лет назад. Я не знаю, что там случилось. Знаю только, что его приговорили к смерти за измену.

Вспоминаю «строй» Слепых, да уж, с этим у них быстро.

– А мама?

– Она тоже не вернулось. О ней вообще ничего.

– В Йоване… ты… пытался найти их следы?

– Нет, моя госпожа. У меня не было возможности.

Твою бестию!

– Почему не сказал? Я бы… возможно, помогла?

– Не вздумайте, моя госпожа. То, что император засекретил, он никому не позволит выяснить.

– Но может… я спрошу?

– Я… не рекомендовал бы вам.

Да ладно! Ну откажет, подумаешь? Не впервые. Но спрошу обязательно! Или… лучше не показывать, что меня это беспокоит? Да нет, логично, раз Дарсаль рассказал – поинтересоваться.

– А еще помню передачи. Мадам Джанс включала нам иногда. По-моему, был какой-то конфликт, вроде бы пришельцы использовали оружие, как раз тогда приезжала делегация из Айо, с императором, но… без императрицы. Странно, почему Ливия не захотела съездить домой? Или не дали? Они приехали знакомиться с пришельцами, но возник какой-то конфликт и… дальше ничего не понятно.

– Какой конфликт? – Дарсаль жадно подается вперед, на миг глаза вспыхивают почти огнем, но быстро усмиряет.

– Я не помню. Мне было восемь или около того.

Передачи крутили может год или два, а потом перестали. И версии все разные. То ли сами себя уничтожили, то ли их обезвредили, то ли они вообще улетели. Наверное, корабль Высшие Леди забрали. Исследовать. Думаю, кого-то из мужчин тоже забрали? Это было бы логично, у нас ведь проблемы с рождаемостью мальчиков. Когда мы изучали основы биологии, что-то такое проходили про аутосому, сцепленную с Х-хромосомой, за счет чего увеличивается подвижность… ммм… В общем, женские хромосомы получают преимущество при оплодотворении. А у вас ведь такого нет, у вас просто ниже рождаемость, но в процентном соотношении мальчиков и девочек примерно поровну. Зато пятна на ауре. Почему? Может, и у нас пятна, только другие?

– Нет, в Йоване значительно меньше деструктивных пятен. Там они скорее редкость.

– Я поищу в журналах, – вздыхаю. – Знала бы, какие покупать или о чем робота спрашивать! Почему ты молчал?

Дарсаль передёргиает плечами, не отвечая. Пытаюсь припомнить, что мне еще известно. Я ведь всегда интересовалась кораблем, что стряслось с пришельцами. Вроде бы они пробыли тут два-три года. Судя по тому, что я успела узнать, не удивлюсь, если отряд из Айо поехал не знакомиться, а заранее имел целью избавиться.

– Насколько я помню, поначалу прибывали какие-то представители от вас, из Айо, то есть. Что-то покупали, потом через время все вернули – техника не выдерживала. Но это же не повод избавляться от пришельцев? Их и было-то немного, какую такую опасность они могли представлять? Человек пятьдесят, по-моему, где-то я читала состав экспедиции… – напрягаюсь. – Не помню. Примерно пополам женщин и мужчин: команда, отвечающая за приборы, медики, охрана, ну и те, кто действовали от имени межпланетного Альянса. Официальные представители.

– Вы много знаете, – произносит Дарсаль, не могу понять, что скрывается за едва уловимой улыбкой.

– Мне было безумно интересно, я читала все, что попадалось под руку, одно время даже хотела стать конструктором и создать свой собственный корабль. Только мадам Джанс с Тересией страшно возмущались и не позволили учиться на мужскую специальность. Почему спустя три года инопланетяне вдруг решили применить оружие? А что у вас говорили?

– В Астаре – ничего. А потом… тоже ничего. Только проверки.

В сердце зарождается желание забраться на колени, обнять… успокоить? Нужно ему мое успокоение. Дарсаль бросает слепящий взгляд, напоминая, что если до сих пор удавалось скрывать от Стражей самые глубокие эмоции, это еще не повод расслабляться.

– Понятно, – отвечаю, снова и снова заставляя себя переключаться от щемящей тоски в сердце.

Молчу, никак не приду в норму. Ох, знала бы, я бы еще дома попыталась все выяснить! Только, наверное, хорошо, что не пыталась. Императору вряд ли понравилось бы, да и высшие леди если что-то скрывают, не обрадовались бы.

– И еще странно, почему больше так никто и не прилетел. Ну, узнать, что случилось, где все пропали? – не могу перестать думать.

– Полагаю, их просто не подпустили. Слепые патрулируют в том числе и ближний космос. Есть среди нас те, у кого наблюдательные способности усилены и обладают большим радиусом действия.

– А твои… способности? – шепчу.

– Боевые, – отвечает Дарсаль. Ну да, он же охрана.

Дарсаль

Нежданные порывы головокружительной, ошеломляющей нежности, теряюсь на миг, а в следующий уже и нет ничего. Все исчезло, оставив воздушное изумление. Ожидал любой реакции, от возмущения до снисхождения. Но не такой. Впервые в жизни хочется доверить то, что терзает – кому-то, кроме Лексия. Чуть ли не силой приходится останавливать себя, напоминать, кто она и кто я. Убеждать, что поступил правильно. Там, в Йоване, она не раз готова была от меня отказаться, и не стала бы помогать сыну изменника. Даже если сама сейчас в это верит. Остальное – иллюзия.

– Стражи могут не пустить? – доносится словно издалека голос императрицы, с трудом возвращаюсь к разговору.

– С техникой в нашей системе и так непросто, – отвечаю. – А Стражи могут воздействовать дополнительно.

– Взять и вывести из строя? – Ноэлия задумывается, киваю. – Но получается… они тот корабль специально пропустили? Или их как-то обошли, потому и заволновались?

– Едва ли обошли.

– Что-то случилось, – бормочет Ноэлия. – Что?

Пожимаю плечами. Сам вот уже больше десяти лет мечтаю узнать. Ноэлия молчит, обдумывает, в ауре четкие отпечатки мыслительного процесса. Одно удовольствие наблюдать.

– Ментальщики могут подслушать? – спрашивает вдруг императрица, разрушая очарование момента. А ведь я понятия не имею, к каким выводам подтолкнет ее разговор. Возможно, взвесит все, и… Что будет, то будет.

– Теоретически могут. Практически – я заметил бы.

Оглядываю на всякий случай пространство, выпускаю тонкую сферу омаа как можно дальше. Тихо, Стражи не придают особого значения разговору: аура императрицы спокойна, значит, ничего серьезного. Ивен может заинтересоваться, конечно, но еще немного времени у нас есть. Зеркалящих аур ментальщиков поблизости тоже не заметно.

Пожалуй, Ивену сейчас не до того. Его омаа вместе с омаа верховных эров в каком-то из подвальных помещений, где мне никогда не доводилось бывать. Не представляю, что там, вокруг личная охрана императора, из особо приближенных. Понятия не имею, как проходит смена меток, знаю только, что все они связаны с аурой императора. Когда-то мечталось, что и мне будут доступны тайны и знания. Но, видимо, так до них и не дорасту.

– То есть, Тера из-за родителей тебя сканировала? – возвращается к предыдущему разговору императрица.

Ноэлия

– Меня проверяли на преданность. Видимо, сочли непричастным, – криво усмехается.

Настолько, что назначили личным Стражем жены императора? Как-то все непонятно. А с другой стороны, тот, кто десять лет доказывал свою преданность, скорее всего продолжит ее доказывать… всеми способами. Подавляю тяжкий вздох.

– Шарасса тоже на это намекала? – снова спрашиваю. Неопределенно ведет головой:

– Возможно. И она что-то задумала.

– Что? – настораживаюсь.

– Не знаю. Но ей собственная идея понравилась.

– Надеюсь, не с императором поехать? Куда это они ездят в обязательном порядке через месяц после свадьбы?

– Не знаю, моя госпожа.

– Что она вообще от меня хотела?

– Не знаю, моя госпожа. Но симпатии от нее не ждите.

– Да уж не жду, – фыркаю. – Знать бы, чего ждать-то.

Дарсаль

И хотел бы сказать, да нечего. Почти.

– Позиции она хочет удержать, – решаюсь, осознавая, что переиграть едва ли получится, даже если потом пожалею. Фиолетовые волны расстройства, как бы их не видеть. Они ведь не должны меня задевать. Ни расстраивать, ни вызывать желание успокоить.

– Вернуться в его постель? – отворачивается Ноэлия.

– Не только. Остаться первой шри двора. Последний год она была здесь самой влиятельной.

– Обойдется, – буркает Ноэлия. Улыбаюсь. Хотелось бы. – Пока что я императрица и подвинуть меня, смею надеяться, не слишком просто. И кстати, я планирую наведаться в библиотеку, изучить законы. Скажи, пожалуйста, сейчас все заняты с императором? Или, может, кто-нибудь свободен? Эр Базир? Эр Юрай?

– Спрошу, – соглашаюсь.

– Хочу выяснить все о наших с тобой правах. И что там с моей охраной. Есть у нее какие-то… особенности? А! Дарсаль, я так и не видела Мариса. Император куда-то его отправил?

– Отправил, – стараюсь отвечать ровно. – В загородное имение.

– Это ведь не потому, что он выразил желание попасть в мою охрану?

– Нет, моя госпожа.

Ноэлия молчит, легкие волны недоверия. Или, скорее, сомнений. Правильно сомневаешься, прости, но я тебе ничего не скажу.

– Шарасса угрожала, что расскажет мне о тебе? – выдает вдруг. Неожиданно. Всегда удивлялся, как можно делать подобные выводы, не видя аур, эмоций, побуждений?

Снова приходится решать. Впрочем, о чем тут долго думать. Киваю.

– В чем ее выгода? Она могла желать, чтобы я заменила тебя Дейром?

– Едва ли. Разве что имеет на него влияние. Я не знаю, за что его отстранили.

– А на тебя у нее какое влияние? – пасмурные переливы.

Хочется ответить, что никакого. Почти открываю рот. После пожимаю плечами. Всё так всё, нет так нет. Интриги никогда не были моей сильной стороной.

– Она что-то узнала. О родителях. Понятия не имею, что и где. Но она не врала, когда говорила об этом.

– Ага! – Ноэлия вскакивает, проходится по комнате. Аура вспыхивает, настораживая Слепых по периметру. Прикрываю глаза, слежу: не знаю, чего ждать. – Значит, это можно выяснить!

Нужно бы предостеречь, но язык не поворачивается. Я слишком долго этого хотел. И не могу спокойно пройти мимо любой возможности. Ну, почти.

Синяя аура еще какое-то время горит, переливается, после снова возвращается к привычному состоянию. Девушка садится обратно в кресло.

– Шри может иметь доступ к архивам судейской гильдии, – произношу.

– И что?

– Там могли остаться протоколы суда.

– Твоего отца судили? – удивляется. Представляю, какое у нее мнение о наших законах и порядках. – Судья ездил с вами?

– Квестор всегда сопровождает отряд. Занимается юридическими вопросами. Насколько я знаю, он вел процесс, поддерживая через ментальщиков связь с главой судейской гильдии, на тот момент это был судья Гаран.

– Ты его знаешь? Разговаривал с ним? – снова странное возбуждение, быстро пресекаемое изнутри.

– Пытался добиться аудиенции… когда попал в столицу. Но меня и близко не подпустили.

– Что с ним случилось?

– Стар был. Сердце, – жму плечами. Вроде бы. Вслух не добавляю, но от Лии снова исходят волны недоверия. Ну, доказательств одинаково нет.

– А квестор, который ездил?

– Не знаю, что с ним случилось. Запретили выяснять.

– И ты не пытался?

– Когда тебя каждый день прочесывает ментальщик, не попытаешься, – отвечаю мрачно. Аура Ноэлии вспыхивает удивлением. Ты же не думала, что меня разок проверили, и все?

– Что еще знаешь? – спрашивает.

– Ничего. Мне пришлось выбирать между прошлым и будущим. Я выбрал служение императору.

Всё равно другого выхода не было.

Ноэлия

Последние слова остужают, заставляют вздрогнуть. Почему постоянно хочется забыть, что передо мной человек, которого с детства программировали быть преданным императору? Вопреки семье, вопреки всему!

– Ты отрекся от них? – вырывается быстрее, чем успеваю сдержаться. Дарсаль вспыхивает на миг, как-то целиком, словно омаа отовсюду вырывается. Потом горящими остаются лишь глаза:

– От меня этого не требовали. Только не копаться в прошлом. Верить, что так было нужно. Что решение императора Андрилиара справедливо.

Боюсь спросить, верит ли. Боюсь услышать очередное подтверждение его безоговорочной верности императору. Всем императорам.

А еще вспоминаю незнакомку с запиской. Там речь шла о приезде предыдущего повелителя Айо, и я решила, конечно, что имеется в виду свадьба. Ведь императоры редко когда приезжают второй раз – в случае каких-нибудь непредвиденностей. Вроде необходимости повторной женитьбы. Или вот прилета инопланетного корабля. Только не помню никакой пышной процессии. Хотя, может, просто маленькой была, не отложилось. Мадам Джанс говорила, много женщин понесло.

Но Дарсалю решаю об этом не напоминать. Слишком уж ярко вспоминается, как он отобрал листок бумаги.

Дарсаль

Аура Ноэлии вмиг меняется, становится холодной, даже отчужденной. Один из тех редких случаев, когда сложно соотнести, почему. Зря я, наверное, всё рассказал. Долго молчит, успеваю представить, как возвращаюсь в свою комнату, как выхожу на общий сбор. И, по-моему, принимаю решение. Я здесь не останусь. Куда угодно, хоть на границы, лишь бы не очередное разочарование и унижение.

– А если была бы возможность? – спрашивает внезапно, пытаюсь сообразить, о чем. – Ты не стал бы ничего выяснять?

Да какое ей дело?

– Что вы хотите узнать, моя госпожа?

– Просто хочу понять. Я бы всё на свете отдала, чтобы выяснить, где моя семья. Но у меня вообще никаких зацепок! А у тебя есть. И ты готов от них отказаться? От предложений Шарассы, от…

– Шарассе нельзя верить! – отвечаю резко.

Ноэлия странно вздрагивает, замолкает, даже будто вжимается в кресло. Омаа срывается с глаз и губ, вибрирует в голосе:

– Сделки с ней не принесут добра. А в одиночку мне не справиться. «Всё на свете», Ноэлия, слишком громкие слова. За возможность узнать я отдал бы многое. Всё, что есть у меня моего. Но не жизнь единственного друга. Не… мою императрицу.

Поднимаюсь, отхожу к окну, заставляя омаа уняться. Над Хадрамом разгорается день. Верховные и император по-прежнему в подвалах. На всякий случай окидываю взглядом пространство. Стражи начинают настораживаться, ощущаю легкие прикосновения их энергий, пока вопросительные. Отвечаю привычным знаком «порядок». Пора заканчивать разговор.

От Ноэлии четкие порывы подняться, приблизиться. Но аура остается на месте.

Возвращаю себя в норму, заглядываю в свою старую комнату среди комнат прочих Стражей. Недолго мне тут оставаться, наверное.

Ноэлия все-таки поднимается, подходит. Прикасается к руке, вызывая еще один горячий всплеск. Но на этот раз держу эмоции в узде. И так слишком много открыл.

– Спасибо за доверие, Дарсаль, – произносит тихо, едва слышно. Желаю обернуться, но удерживаюсь на месте. Порывается что-то добавить, мысли ощутимо клубятся, сплетаются с невысказанными эмоциями, но так и не принимают окончательной формы.

Не знаю, что хочу услышать. Что она никому не расскажет? Что справимся без Шарассы? Все это неправильно и, по большому счету, невозможно.

– Пора заканчивать разговор, моя госпожа. Стражи начинают проявлять интерес.

Ноэлия

– Им же нас не видно?

– Не видно. Но особо яркие отголоски могут долетать.

– Когда я… в твоей спальне… – смущаюсь, так тяжело вспоминать этот приступ рыданий. Отпускаю руку Дарсаля, которую по-прежнему сжимаю.

– Спальня закрыта сильнее. Там вас вижу только я… благодаря настройке.

Ох, как-то мне не хочется это обсуждать. Дарсаль вдруг добавляет:

– И мы уже долго беседуем.

– Я что, не имею права поговорить со своим Стражем? – возмущаюсь.

– Это ваше полное право, моя госпожа. Но длительные скрытые разговоры не могут не настораживать. Если заинтересуется император, вам придется рассказывать ему.

Да уж, а соврать мне не дадут.

– Хорошо, – вздыхаю, возвращаюсь обратно в кресло. – У меня еще один вопрос. Расскажи про туманы. Ты говорил, когда я стану императрицей… смогу узнать больше.

– Туманы – энергетическая граница. Они обеспечивают разделение Айо и Йована. Я не уверен, что именно могу рассказывать, моя госпожа. Мне кажется, с таким вопросом лучше обратиться… наверное, к эру Мирию.

– Хорошо, – соглашаюсь. Столько эмоций от разговора! И каким-то образом нужно все их спрятать, хотя я даже разобраться в них не могу. – Что там с эрами Базиром и Юраем?

– Эры с удовольствием составят вам компанию и ответят на вопросы, моя госпожа.

Глава четвёртая

Ноэлия

Пока Дарсаль вызывает сопровождающих, ухожу привести себя в порядок. А заодно и с мыслями собраться. Как же хочется его понять! По-моему, намного больше, чем собственного мужа.

Пени с Беллой заходят ко мне, Базир встречает у двери.

– Эр Юрай присоединится к нам в архивах, – передает. Киваю.

Во дворце странное затишье, и, по-моему, Слепых больше обычного. Нас сопровождают аж четверо. Бросаю взгляд на Дарсаля, тот чуть склоняет голову – мол, все в порядке. Ну, может, после вчерашнего происшествия охрану усилили.

Под архивы выделена почти половина одного из крыльев. Пока добираемся, встречаем совсем мало придворных. Как-то напряженно вокруг.

Квестор действительно догоняет нас у массивной арочной двери. В сапогах, плаще – похоже, только приехал. Я его откуда-то выдернула? Иногда мне все-таки нравится быть императрицей.

– Спасибо, что пришли, – улыбаюсь.

Юрай, может быть, немного старше Дарсаля. Высокий – хоть, как и все, до моего Стража не дотягивает, – темноволосый. Черты лица мелкие и подвижные, словно отражают внутреннюю суть и своеобразную пронырливость.

– В любое время к вашим услугам, эрлара, – кланяется, приложив руку к сердцу. Вот и славно. – Что вы хотели узнать?

Слуги отворяют тяжелые створки, проходим внутрь. Огромная анфилада залов, теряющихся где-то вдали, все уставлено стеллажами с книгами и темными трубочками – похоже, внутри них хранятся свитки. Надо же, какие раритеты.

– Всё, – отвечаю. – Как можно больше. Хочу знать законы своего государства.

– Ну… – Юрай как-то теряется, кашляет, берет себя в руки. – Это долгий процесс, госпожа. Может быть, вам лучше задавать вопросы?

– Давайте начнем с прав и обязанностей императрицы и ее приближенных.

– Мне казалось, вас этому обучали, моя госпожа?

– Валтия преподавала вольный пересказ, – отвечаю сухо. – А мне хотелось бы понимать, на чем я могу основываться.

– Основываться в чем?

– Во всем.

– Вы считаете, кто-нибудь способен поступить с вами не по закону? – спрашивает, в который раз напоминая, что нужно тщательно следить за языком. И за эмоциями. Хочется посмотреть на Беллу или Дарсаля, едва заставляю себя взглянуть прямо в глаза квестору:

– Я собираюсь помогать мужу после рождения ребенка. И получила на это его одобрение. Но отбирать время у императора на вопросы, которые в состоянии прояснить его подданные, мне кажется неправильным. Вы поможете, или я позову кого-нибудь другого?

– Конечно, – Юрай снова кланяется, улыбается. – Просто пытаюсь понять, что вам рассказывать в первую очередь, эрлара.

– Расскажите о моей охране и референте. И желательно покажите, где и что об этом написано.

Юрай уходит в один из залов, мы рассаживаемся вокруг массивного дубового стола. Сжимаю руки, а то кажется, они сейчас начнут дрожать. Пытаюсь настроиться. Все-таки чаще мне ужасно не нравится быть императрицей.

Дарсаль встает позади меня, остальные Слепые остались за дверью. Слуги приносят несколько масляных ламп и удаляются.

– Здесь нет каких-нибудь библиотекарей… архивариусов? – интересуюсь.

– Есть, эрлара, – отвечает эр Базир, – позвать?

– Пока не надо, – качаю головой.

Тихо, сквозь оконные витражи проникают разноцветные солнечные лучи, и в их свете видны летающие пылинки.

Гулкие шаги прерывают наше молчание. Эр Юрай появляется из галереи, приближается, кладет на стол несколько толстых томов.

– Вот, моя госпожа. Последнее переиздание.

Придвигает мне один из них, в красивом синем переплете, кажется, из кожи. Открываю, присматриваюсь. Непривычный, вычурный шрифт, немного затрудняющий чтение. И некоторые буквы в написании Айо и Йована отличаются, но не слишком существенно, думаю, со временем приспособлюсь.

Дарсаль

Эры Юрай и Базир приступают к курсу введения императрицы в законодательство. Прислушиваюсь в надежде узнать и для себя что-то полезное. Начинают традиционно: Император – верховная власть Айо, и его решение – закон. По-моему, императрице не очень нравится такое положение вещей, но аура, как обычно, быстро выравнивается – сложно разглядеть детали. Хочет спросить, вопросы клубятся красно-бурой массой, и, наконец, изливаются, сопровождаемые огоньками страха:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9