Нидейла Нэльте.

Моя воля



скачать книгу бесплатно

– Самое обидное, ему и делать ничего не нужно было, девки сами на шею вешались, он просто не отказывался. Весь из себя такой правильный, не обижать же даму, тем более, что и напрягаться, ухаживать не надо. И не упрекнёшь, будто соблазнил и бросил.

– Да он и сейчас не отказывается, – откликнулась Сафира.

В словах Китильи слышалась давняя обида, и они отдавались в сердце предводительницы глухой неутихающей болью.

– Кто знает, – пожала плечами Китилья. – Для моего дара слишком далеко. Вот приедет – спросим, тогда, может, узнаю, обманывает ли. Хотя с ним это тоже не всегда видно, не могу я его читать.

Сафира задумчиво взглянула на собеседницу, размышляя – сказать, не сказать? В конце концов, отвечать её никто не заставит, если у самой желания не возникнет. А выяснить так хотелось… Вдруг это всего лишь глупые сны, проекции страхов?

– У вас там есть такая… Тайса, – решилась. – Знаешь?

– Да есть одна дура навязчивая. Он что, рассказывал о ней? – Китилья выглядела удивлённой и расстроенной.

– Рассказывал, как же! – хмыкнула предводительница. – Он мне ничего не рассказывал, выжмешь из него! Только если приказать через фитарель.

– И что Тайса?

«Вот Тайса сегодня и была «моей девочкой», – чуть не бросила Сафира. Интересно, а Китилью он тоже так называл? Почему-то говорить об этом не хотелось, словно о чём-то глубоко личном и невероятно хрупком.

– Приснилось, – буркнула предводительница. – Что он её домой вёл. Вот и решила проверить, есть ли такая, или просто сон.

– И что дальше? – Китилья казалась заинтригованной.

– Не знаю, проснулась, – Сафира машинально потёрла место шрама.

– Исчез? – присмотрелась Китилья.

Сафира покосилась на неё, будто не видно. Кивнула:

– Думаю, Лунар каким-то образом забрал обратно фитарель, вот связь и разорвалась.

– Уверена, что разорвалась?

– Не знаю, проверить возможности нет.

– Вернётся – проверим. Забрать фитарель он мог только при одном условии: если бы полностью вернулся в… стал бы таким, каким был до того, как изменился.

– А каким он был?

– Во всяком случае, никаких искрящихся волос.

Сафира задумчиво промолчала. Слишком хорошо помнился золотой сверкающий водопад до пояса, но говорить об этом Китилье не хотелось. Если не сон, если предводительница действительно видела Лунара, значит, фитарель он не забрал? Значит…

Сафира снова пощупала место шрама, поборола желание позвать, постаралась выбросить из головы мысли о синеглазом воине:

– Ладно, хватит о Лунаре. Гнаранам нужно летать, иначе утратят свои способности. Хоть понемногу разминаться.

– Со стражей я договорилась, задерживать не станут, но летать над городом не разрешили. А за город тебе лучше не соваться.

– То есть пока Лунар не появится, я должна сидеть у тебя под конвоем?

– Думаешь, мне это доставляет удовольствие? Я считаю, что ты взрослый человек, нравится встревать в неприятности – встревай, твоё дело.

Но Лунар попросил за тобой присмотреть, и я не собираюсь ссориться с ним из-за тебя. Если хочешь… завтра король со всей свитой собирается на прогулку за город, этакий большой пикник. Будет толпа народу, куча охраны. Можно рискнуть, надеюсь, на тебя при таком количестве стражи никто напасть не решит. Хотя гарантии, как ты наверняка догадываешься, нет. Я в любом случае поеду, обещала; ты – решай. Можно взять гнаранов, но если они умеют ехать шагом. Летать над королём – сама понимаешь, вопреки этикету.

Сафира нахмурилась, не совсем понимая, что тут такого, но промолчала.

– В общем, у тебя время до завтрашнего утра.

– Люди там такие… мне с ними неприятно.

– Люди как люди, – пожала Китилья плечами. – Как и везде, со своими проблемами и устоями. Иногда нужно уметь отбрасывать предыдущий опыт и пытаться встать на точку зрения тех, с кем приходится иметь дело. По сути все люди одинаковы. Это тебе не дривы. Но я тебя не заставляю, имей в виду. Пускай гнаранов выгуливает Кадим, а ты сиди здесь, читай книги.

– У меня не очень получается. Я только-только с языком начала справляться.

– Вот и поучишься.

– А что здесь есть?

– Посмотри в библиотеке, в основном история этого мира глазами местных. Более важная информация у меня на носителях, но их не дам, извини.

– Ты говорила, что изучала фитарели… – Сафира глянула вопросительно, Китилья кивнула.

– Насколько это возможно, не имея фитарели под рукой. Да и ничего не имея, только древние записи.

– И что… выяснила?

– А у вас что говорят?

– У нас считают, что в фитарели заключена суть человека.

– В какой-то мере это так. Изначально фитарели нужны были для того, чтобы у Хранителей оставался контроль. Но, похоже, они всё-таки не справились. Только лучше тебе расспросить Лунара, он больше знает.

– А тебя отправили на задание без информации, – саркастически хмыкнула Сафира.

Даже высылая в простой патрульный рейд, и то рассказывают обо всех последних изменениях, а уж судя по тому, каким важным Лунар считает то, над чем они с подругой работали…

– Ладно, – пожала плечами Китилья. – Я не в курсе, что именно тебе можно рассказывать, и не уполномочена решать. Так понятнее? Пускай Лунар рассказывает.

Сафира попыталась не вздохнуть. Зря она ничего не расспросила: то некогда было, то не хотелось отношения портить, то надеялась, что сам расскажет… А теперь уже, похоже, и приказ не подействует.

Тут мелькнула ещё одна болезненная мысль: а потом что? Ведь он наверняка пожелает вернуть всё, как было… Насколько он изменится, слившись обратно со своей фитарелью? Насколько изменится его отношение?

Предводительница поднялась:

– Пойду гнаранов проведаю.

– Кстати, если решишь ехать, то на гнаранах будем мы с тобой, а Кадим пускай учится на лошади.

Кивнув, Сафира вышла. Тугой ком эмоций перекатывался в душе. И отчаянно хотелось, чтобы из-за ближайшего поворота показалась знакомая широкоплечая фигура, чтобы губы тронула улыбка, и они снова шептали все те слова, от воспоминаний о которых сладко замирало сердце. Ощущать спиной твёрдую грудь, испытывать это изумительное чувство защищённости.

Сафира сама не заметила, как оказалась во дворе. В конюшнях неожиданно обнаружила Кадима. Странно, она не приказывала, неужели заботится?

Предводительница предпочла ничего не говорить, покормила энергией животных, ласково ткнувшихся в руки.

– Ну что, сбежал? – хмыкнул Кадим. – Не умеешь ты с мужиками управляться.

Сафира окинула его взглядом:

– Он ушёл только потому, что я разрешила. И скоро вернётся. Остальное тебя не касается.

– Всё-таки втюхалась?

– А ты надеялся, что меня до конца жизни будет воротить от всех мужчин? Нет, дорогой, только от тебя.

Кадим криво усмехнулся. Сафира мгновение смотрела на него, после вдруг решилась – то ли виноват был предыдущий разговор, то ли выпитое вино.

– Отвечай честно и по существу. В Кобальтовом Роге у Лунара было много… женщин?

– Ревнуешь?

– Хочу проверить слова Китильи. Вопросов тебе задавать не разрешала. Только отвечай.

– Откуда мне знать, я за ним не следил. Вокруг Тельры носился, но с ними и твой дружок часто бывал, может, втроём развлекались.

– Меня твои предположения не интересуют. Отвечай конкретно и то, что знаешь!

– Послушай, оставь уже свои бабские придури, делом займись! Он же мужик, думаешь, сидел о тебе мечтал? Да он вообще не знал о твоём существовании.

– Догадывался, – хмыкнула Сафира. – Значит, точно ничего не можешь сказать?

– Девки крутились вокруг, пару раз я ему свиданки срывал, – самодовольно ухмыльнулся мараг. – Точно могу сказать, что невольниц не таскал, а за других не поручусь.

– Не смеешь никому говорить, о чём я спрашивала.

– Стесняешься?

– Тебя не касается.

– Гнаранам нужно полетать.

– Завтра полетаем. Над городом нельзя, за городом могут поджидать. А сегодня потренируйся ездить на лошади.

– Зачем это? – подозрительно поинтересовался Кадим. Сафира не ответила.

Глава 2

Лунар задумчиво перебирал струны незнакомого Сафире инструмента, извлекая из них такой напев…

Предводительница заслушалась, боясь спугнуть видение. Если бы она не была влюблена, то непременно влюбилась бы сейчас – в этот звук, исходящий из глубины души, в эти подвижные пальцы, мелодию, которая рождалась и умирала, ведомая настроением воина, какой-то глубокой грустью.

Сделал несколько тихих ударов, после вдруг придержал струны, поднял голову.

Зашёл мужчина в длинном тёмном плаще, по которому серебрились огоньки узоров.

Глаза человека, прожившего и испытавшего слишком много. Тонкие плотно сомкнутые губы. Широкий лоб пересекает задумчивая морщинка. Длинные тёмные волосы собраны сзади.

Лунар отложил инструмент, поднялся. Мужчина всматривался в его лицо, словно ожидал что-то увидеть.

– Ты нашёл её?

– Нет, – вздохнул воин.

Сафира вздрогнула, нахмурилась. Как это нет, он же нашёл Китилью. Обманывает? Зачем? Или речь не о ней? О ком тогда? Он ищет ещё кого-то? Или что-то?

Предводительница попыталась разглядеть обстановку, но было темно, и очертания словно терялись там, куда не мог достать её мысленный взгляд. Поняла только, что помещение просторное, то ли большая гостиная, то ли зал.

– Ничего? – переспросил мужчина.

Лунар качнул головой.

– Тогда зачем пришёл? – раздался от двери ещё один мужской голос.

Лунар бросил туда взгляд, однако не удостоил молодого парня, сложившего руки на груди и подпирающего косяк, ответом. Первый мужчина нахмурился – парень моментально опустил руки, словно готовясь исполнять приказ.

– Арас, выйди.

Молодой скривил губы, но послушно развернулся и покинул зал.

Предводительница ощутила рубиновые блики на веках, осознавая, что проваливается из видения. Отчаянно хотелось удержать, дослушать. Однако просторная комната отдалялась, унося с собой мрачный взгляд синих глаз и редкие золотые искры в каскаде густых волос.


***

Предводительница очнулась в спальне, выделенной ей Китильей. Зачем-то бросилась к зеркалу, в надежде увидеть ещё хоть что-то.

Сны казались слишком реалистичными, чтобы сомневаться. Но тёмное стекло отражало лишь тонкое девичье тело в подаренной за исцеление ночнушке.

Сафира подошла к окну. Ночная тишина скрадывала звуки, деревья снаружи покачивались на ветру. Попыталась вспомнить – кажется, у Лунара, тоже ночь. Нужно будет спросить у Китильи, как там бежит время.

Немного постояв и осознав, что заснуть не получится, девушка накинула тёплый пеньюар, взяла подсвечник и отправилась наверх, в комнату, где училась танцевать.

Музыкальный проигрыватель стоял на месте. Сафира опустилась возле него на пол, включила.

Как запускать здешние танцы, ей показали, а вот где найти музыку Лунарова мира, она не знала. Что-то понажимала, запуталась, попробовала зарядить прибор скользнувшей в руку волосиной. Извлекла из динамиков несколько громких ударов, испугалась, выключила.

Поднялась, вздохнув. В такие моменты слишком остро всплывало осознание, насколько велика пропасть между ней и Лунаром.

Сафира так и не придумала, что делать, хотела уже возвращаться к себе, когда дверь отворилась. На пороге стояла Китилья, встревоженно вглядывалась в полумрак примерочной. В домашнем платье – похоже, ещё и не ложилась.

– Всё в порядке?

– Извини, пыталась найти музыку… – Сафира замолчала, рассказывать, какую именно, не хотелось.

Но Китилья, вероятно, и так поняла, или «прочитала», как говорил воин.

– Скучаешь? – вздохнула, проходя.

Предводительница не ответила. Поколебалась немного, поинтересовалась:

– А время там такое же? Я имею в виду… не может быть так, что у нас тут пройдёт день, а там… год?

– Боишься? – хмыкнула Китилья, Сафира повела плечами. – Нет, время очень приближено. Ваш мир был синхронизирован, а этот самый близкий к нему, если и есть различия, то незначительные, может, пара минут за пару десятилетий набежит. Но всё равно зря ты это, лучше забудь про него.

– Я советов не спрашивала.

– Он не полюбит тебя, понимаешь? Не останется с тобой. Не заберёт с собой, даже если решишь всё бросить.

– Почему? – вырвалось у Сафиры.

Нет, конечно, она не планировала бросать Рубиновый Рог, она вообще не задумывалась о такой возможности, но слова Китильи звучали как-то… обидно.

Та отвела глаза:

– Тебе правду сказать, или успокоить?

– Правду.

– Уверена? Мне не хотелось бы тебя разочаровывать, и к тому же, если сама подумаешь, обязательно поймёшь.

– Ты же предложила. Так скажи. Мне в ваших умозаключениях разбираться сложно.

– Вот именно.

– Что?

– Сафира. Ты умница, красавица и вообще молодец. Но ты… понимаешь, ты из отстал…

– Мы «варвары», я знаю.

Китилья снова вздохнула:

– Это он так сказал? – Сафира кивнула. – Значит, ты понимаешь, что он не может привести с собой девушку-варвара, которая машет мечом, пытает пленников и вообще… не умеет включать проигрыватель.

– Я никого не пытаю! Чем плох меч? Ты сама не брезгуешь им махать! А всему остальному можно научиться. Нет, я не собираюсь никуда идти, не оставлю Рубиновый Рог, просто желаю разобраться, что ты хочешь сказать!

– О Эквило! Сафира, я хочу сказать, что Лунар элементарно постеснялся бы вести тебя домой, знакомить с друзьями, представлять родным. А если учесть, что ты ему ещё и приказываешь! Ну или приказывала раньше, все эти связи, зависимость. А вдруг она не исчезла, а вдруг это заметят? Такой мужчина не простит, что ты видела его слабость, могла им распоряжаться, заставляла сходить с ума, терять голову – даже если ты этого не хотела! Понимаешь? То, что было на задании, останется на задании, никто не знает и не узнает, а дома он крутой, уважаемый и вообще, возможно, когда-нибудь войдёт в круги правления. И его спутница, молчу уже о жене, но даже спутница – должна быть такой же, понимаешь? Иначе он просто станет посмешищем. Даже если бы он к тебе испытывал какие-то чувства, после вентиляции общественным мнением, сомневаюсь, что от них что-то осталось бы.

– Считаешь, я сделаю его посмешищем? – Сафира повернулась к зеркалу, машинально провела рукой по правой щеке.

– Ты просила правду, я сказала правду. Не строй иллюзий. Поверь, тебе так будет лучше!

– Или тебе?

– Как хочешь, – Китилья подошла к полке, взяла с неё тонкий кристалл, вставила в проигрыватель. – Эта? – поинтересовалась сухо.

Полилась музыка, очень похожая на ту, под которую они с Лунаром танцевали. Те же инструменты, тот же голос. Наверное, исполняют те же люди. Сафира кивнула:

– Спасибо.

Китилья вышла. Предводительница ощутила, как дрожат губы, приблизилась к зеркалу, прижалась лбом.

Разум считал, что Китилья права, но нечто глубоко в душе протестовало. Если бы Лунар был здесь, наверное, она предпочла бы услышать всё это от него. Но постояв немного, пришла к выводу, что не нужно. Она же не планирует ничего менять в своей жизни. Так зачем лишний раз слушать вспарывающие сердце слова? Ведь он никогда не скрывал ни своего отношения, ни приоритетов.

Сафира немного отступила назад. Если бы установить связь с Арифас…

А дальше? Узнать, находится ли всё ещё там его фитарель? А потом? Отдать? Проверить, что-нибудь приказав?

Предводительница всмотрелась в тёмную даль, где отражались потрескивающие свечи и рубиновые искры волос.

Установить связь. Если бы можно было как-то пройти через Зеркальное Хранилище! Вернуться домой! Хотя бы попытаться, даже если не хватит силы – сбежать отсюда. Умереть, действуя, а не сидя в заточении у жителей «верхнего» мира, считающих её «посмешищем». Подать знак наставникам.

По щекам покатились слёзы, Сафира всхлипнула, закусила губу. Заклинание складывалось в голове, но сконцентрироваться не удавалось.

Что там Лунар говорил о внушённых с детства стереотипах? В душе она не верила, что в Хранилище можно проникнуть так просто, даже в родном Роге через другие зеркала никогда не было никакой связи. И она не представляла, что потом. Как попасть в тёмную глубину коридора?

Воспоминание о выходящих из зеркал Предвестниках заставило вздрогнуть, отстраниться. Ведь они все в Хранилище, пройти мимо них? Там же нет безопасного места, а формула прощания вряд ли сработает – им некуда оттуда уходить.

И судя по тому, что она узнала, они там были не всегда. Их туда заточили.

Сафира обессиленно опустила руки. Музыка сбивала, но выключать не хотелось. Прозвучало уже несколько песен, началась та, которую она, наверное, узнала бы из всех.

Сами собой, вопреки желанию приходили воспоминания о горячих губах, нежных словах и прикосновениях.

– Сафира?

Девушка вздрогнула, подняла голову. Этот бархатистый тембр…

Вместо привычного отражения в зеркале стоял Лунар. Совсем рядом, пристально всматривался. Волосы горели в темноте.

В той же одежде, в какой был недавно, в последнем видении, только место другое. Сафира попыталась понять, смог ли бы он так быстро переместиться, да и вообще, окончить разговор с тем властным мужчиной?

Губы воина шевелились, но она больше не слышала его.

Прикоснулась к зеркалу, вытирая другой рукой глаза.

Решительно развернулась.

Китилья права в одном – ей лучше перестать о нём думать. И ещё перестать на него полагаться. А для этого нужно начать что-то делать, а не сидеть взаперти, ожидая, пока он придёт и снова спасёт.

Значит, завтра она поедет на «пикник» и попытается узнать как можно больше полезной информации.

Сафира последний раз оглянулась. Снова вытерла непрошенные слёзы.

Лунар смотрел на неё, дотрагиваясь до поверхности ребром сжатой в кулак ладони. Потом вдруг размахнулся, костяшки снова опалило болью удара, посыпались осколки.

На миг предводительнице показалось, что вдребезги разлетелось её зеркало, но оно оставалось на месте. Какое-то мгновение девушка видела встряхивающего рукой Лунара, после в стекле отразилась примерочная Китильи.


***

***

– Я готова.

– Всё-таки решила? – Китилья внимательно оглядела наряд предводительницы. – Здесь в таком не ходят.

– «Я ведьма, мне всё можно», – хмыкнула Сафира, повторяя давешние слова.

– Как знаешь, – пожала плечами Китилья. – Если тебе мало внимания…

– Не в платье же ехать! Ты тоже в брюках.

– У меня специальный верховой костюм. Впрочем, пошить всё равно не успеем, вчера нужно было думать. Разве только готовый поискать.

Сафира качнула головой, Китилья не стала настаивать:

– Ты мне лучше скажи, что собираешься делать с Тобом.

– С Тобом? – нахмурилась предводительница. – Не понимаю…

– Действительно? – хмыкнула Китилья, после вздохнула. – Ты с ним сбежала, чуть не на второй день знакомства целовалась, его следующая цель очевидна. Поведение предсказать не берусь: либо попытается ухаживать и сопровождать тебя весь вечер, ожидая уединения, либо наоборот, подбавит холода, чтобы задеть и подготовить почву для следующего раунда. Ты бы как-то обозначила свои позиции, подумай над этим. Он так просто не сдастся, имей в виду, тут дело чести, по его мнению. А заодно не забудь и о братце Вале, который наверняка тоже строит на тебя планы.

– Зачем я им понадобилась… – пробормотала Сафира. В Роге никто не проявлял к ней такого внимания.

– У них других забот нет, – фыркнула Китилья. – А ты сразу выступила в определённой роли.

– Как это нет? – не поняла Сафира.

Дома каждый занимался каким-то делом, всем хватало работы.

– Их папаша был трудоголиком, сколотил приличное по здешним меркам состояние, деткам теперь только поддерживать, за угодьями следить да управляющих трясти. Так что основная их забота – оставаться в милости у короля.

– А этот, страшный… Хэл?

– Сафира, я тебя обо всех предупреждала, думать надо было. Скорее всего, будет ещё присматриваться, но может и пойти на штурм.

– Не хочешь, чтобы я ехала? – предводительнице показалось, собеседница сгущает краски.

– Не хочу, конечно. Мне же отвечать. Но и дома оставлять не гарантия.

– Меч можно брать? – буркнула Сафира.

– На природу можно, но к королю близко не подпустят.

– Переживу.

Возможность взять меч обрадовала и придала уверенности. Сафира повернулась к двери – хотелось осмотреть Лунарова гнарана перед выходом.

– Только доспехи не бери! – крикнула вслед Китилья.

Предводительница недоумённо приостановилась: с мечом и без доспехов?

– Это же светский выезд, у тебя есть Кадим, я ещё двух стражей возьму. Больше не положено этикетом…

– Ладно, – Сафира пожала плечами, выходя.

В очередной раз задумалась, имеет ли смысл туда идти и сможет ли узнать хоть что-то полезное. Но сидеть в бездействии казалось просто невыносимым.

Забежала за оружием – меч привычно лёг в руку, успокаивая, даруя ощущение надёжности.

У рукояти скользнули огоньки, Сафира присмотрелась, вспоминая кузнеца. Надела перевязь, так ничего и не придумав. Интересно, узнал ли что-нибудь Лунар, там, у себя?

Почти непроизвольно взгляд скользнул к зеркалу, в котором так хотелось увидеть знакомую фигуру. Широкие плечи, узкие бёдра… предводительница качнула головой, заставляя себя не смотреть, не думать, не ждать.

– Прощай, – решительно произнесла, вкладывая меч в ножны.

И не оглядываясь поспешила в конюшни.

Гнараны встретили почти с радостью, ткнулись в руки, прося лакомства.

Сафира всмотрелась в глаза Лунарову, проверяя пульсирующую горошинку жизни. Животное поднесло морду к её лицу, словно выпрашивая ещё вкусненького, Сафира засмеялась, рубиновая волосина сама собой скользнула в руку.

Подоспел конюх с седлом, уже наученный всё верно закреплять. Девушка предоставила ему исполнить работу, выглянула наружу, где ожидали двое стражей Китильи.

По меркам местного мира они были неплохи – видно, Китилья отбирала со знанием дела. Правда, предводительница с гордостью подумала, что любой из воинов Рубинового Рога значительно превосходит их и в физической форме, и в мастерстве. Лунар говорил, сказываются века, прошедшие в оттачивании этого самого мастерства…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

сообщить о нарушении