Наталья Озерская.

Преферанс по пятницам



скачать книгу бесплатно

– Привет, солнце мое! – он улыбнулся, целуя ее в носик.

– О чем думаешь?

– О времени, о том, что его никогда не хватает, – вздохнул Вадим и грустно улыбнулся. – Ты вот можешь мне сказать, что такое время, а?

– Время? – задумалась Вика, приподнимаясь на подушке повыше. – А тебя оно интересует как количественная или как качественная категория?

Готовский ухмыльнулся и, облокотившись на согнутую в локте руку, заявил:

– Меня интересует все!

– Ну, тогда первое, что приходит в голову, что время – это движущийся поток, внутри которого мы все находимся (течение времени), и пространство, которое мы преодолеваем или собираемся преодолеть, например, позади у нас отпуск, а впереди нас ждет зима и новогодние праздники с Рождеством.

– Да? Занятно!

– А вообще время – это субстанция, которая может меняться. Она может растягиваться и сжиматься. Время является ценным ресурсом, который можно потратить. Вот представь, что тебе нужно ехать в командировку, и ты ждешь, когда наступит день отъезда.

– Я не хочу в командировку, – решительно пресек ее фантазии Вадим и скептически сморщился.

– Тогда события по мере приближения дня отъезда начнут двигаться мимо тебя из будущего в прошлое. Или мы сами идем вдоль оси времени из прошлого в будущее, как например: «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу, утратив правый путь во тьме долины…»

– Откуда эти строки? – осторожно поинтересовался Вадим.

– «Божественная комедия» Данте, итальянский поэт, один из основоположников итальянского литературного языка.

– О, Боже! – воскликнул он смеясь и рухнул на подушку.

– Интересно, отчего это тебе так весело стало?

– Мне не весело. Совсем не весело.

– Почему не встаешь? Опоздаешь на работу.

– Не встаю, потому что никуда не хочу идти. – Он посмотрел на нее, и его серые глаза постепенно оттаивали и теплели. – Пускай выгоняют с работы. Черт с ним со всем: с карьерой, с деньгами и со всем остальным барахлом. Хочу только одного, не вылезать из постели с тобой. – Вадим схватил ее и с силой прижал к себе.

– Правильно, дорогой! Если работа мешает сексу, нужно бросить работу. Я буду приносить тебе чего-нибудь выпить по вечерам, буду тебе еду подавать в постель.

– А выпивка-то здесь при чем? – изумленно спросил Вадим.

– А как же? Все, кто не работают и ничем не занимаются, начинают спиваться, находя дополнительную мотивацию в спиртном.

– Вот это да! – он расхохотался, глядя на нее влюбленными глазами.

– Что? – она сделала удивленные глаза.

– Вика! Ты такая забавная. Ладно, уговорила. Ты умеешь так доходчиво объяснять все, да еще с картинками, что просто жуть берет, – он рассмеялся, и она вместе с ним.

– Вот видишь, как я тебя быстро на рабочий лад настроила! Вадим, давай вечером сходим в «Вершину», там на третьем этаже есть кафе-мороженое. Хочу мороженого, и я тебя приглашаю.

– Меня еще ни разу девушки не приглашали в кафе, – он даже растерялся. – Обычно это делаю я сам.

– Так ты пойдешь? – она с такой надеждой смотрела на него, что он поспешил согласиться.

– Конечно! Разве я могу отказаться от приглашения такой замечательной, такой красивой девушки? – Он прижал ее к себе, целуя в висок, провел рукой по длинным пушистым волосам и осторожно вздохнул.

– Возвращайся скорее, я буду тебя ждать.

– Викуль, я постараюсь.

Ты пока отдыхай. – Он нежно поцеловал ее. – Все время думаю, почему у тебя губы такие сладкие? – И он опять припал к ее губам.

Он приехал, как и обещал, через пару часов. После обеда они сидели у телевизора. Шла программа новостей по НТВ. Вика погладила его по плечам, прижалась к нему, отвлекая его от просмотра. Он погладил ее по спине и, нажав кнопку на пульте, выключил телевизор.

– Все равно ты не смотришь, а я не могу сосредоточиться, мысли скачут друг за другом в каком-то хаотическом беспорядке, ни на одной сконцентрироваться невозможно, – пожаловался он.

– А ты сейчас ни о чем не думай, закрой глаза и просто расслабься, – посоветовала Вика. – Я тебе сделаю массаж. Я умею.

– Массаж – это хорошо. – Он задумчиво смотрел на нее. – Ты ко мне привыкла, – сказал он, продолжая гладить ее по спине. – Ты была права, нам не следовало начинать жить вместе.

– А ты? Ты тоже ко мне привык? – спросила его Вика, с замиранием сердца ожидая его ответа.

– А я что, каменный? – удивился Вадим. – Я тоже к тебе привык. И с каждым днем привыкаю все больше и больше, наивно полагая в самом начале, что держу ситуацию под контролем, а на самом деле все оказалось совсем не так. Наивный глупец! Все оттого, – он коснулся пальцем ее носика, – что раньше у меня такого не было.

– Да ладно? Не было таких красивых девушек? – переспросила, улыбаясь, Виктория, отлично понимая, что он имеет в виду.

– Ты очень красивая, но дело совсем не в красоте. Ты же не полагаешь всерьез, что одна внешняя красота вызывает чувство любви?

– Не только, хотя и это тоже.

– Правильно. Только когда человек любит, он способен видеть красоту. До того, как я встретил тебя, у меня не было желания жить с кем-то вместе. Всегда после близости хотелось быстрее расстаться и поскорее забыть обо всем. С тобой все иначе: все по-другому. Ну, просто ты – это ты. Ты меня понимаешь, ты меня любишь, ты всегда делаешь так, чтобы мне было хорошо. – Он смотрел на нее, гладя ее по щеке, и в его глазах было столько нежности, что у нее останавливалось дыхание и начинало учащенно биться сердце. Вика не выдержала и поцеловала его.

– А что чувствуешь ты сам? – Вика пытливо смотрела на него, ожидая ответа.

– Я сам? Ну что? Мне с тобой комфортно. – Вика стала, шутя, загибать ему пальцы по мере продолжения перечислений. – Ты мне всегда до одури желанна, я до сих пор не могу насытиться тобой. Я хочу быть с тобой всегда. И сейчас я хочу тебя, хочу тебя немедленно. И не надо шутить со мной. – Он убрал ее руку, потом крепко сжал ее в объятиях, и поцелуи его стали из нежных совсем другими: страстными и требовательными.

Все ее тело уже давно изнывало от сумасшедшего желания и просило, чтобы все случилось немедленно, чтобы он воспользовался ею, как только пожелает. И каждое его прикосновение к ней вновь приводило ее в трепет. Как прекрасно было дарить ему обладание собой, ничего не требуя при этом взамен… Понемногу Вселенная возвращалась для них на круги своя, они приходили постепенно в себя и начинали осознавать реальность.

– Какая же ты у меня сладкая, – нежно коснувшись губами ее виска, прошептал он.

– Что с нами такое происходит? Мы как с цепи срываемся каждый раз.

– Тихо, тихо! – шептал он ей, продолжая целовать ее всю. – Наверное, так будет всегда. Эту жажду никогда не утолить. Милая, родная моя, твое приглашение еще в силе?

– Какое приглашение? – она провела языком по пересохшим губам.

– Ты меня пригласила в кафе, забыла? – нежно целуя ее, напомнил он.

– Прости, я совсем забыла, – смутилась Вика. – Конечно, в силе! Значит, сначала в душ, а потом одеваться. Вадим, а вдруг мы встретим там своих знакомых? Может, тогда не стоит идти? – засомневалась Вика.

– Я тебя умоляю! Встретим, значит встретим! Мне совершенно все равно. Вика, что там за место? – поднимаясь с дивана, спросил он.

– Вполне демократичное. Джинсы, я думаю, подойдут, – Лениво протянула Вика.

Она пребывала сейчас в удивительном состоянии покоя и умиротворения. Все ее мышцы находились в таком расслабленном состоянии, что совершенно не хотелось двигаться, тем более куда-то идти. Вика спокойно наблюдала за Вадимом.

– Вот и славно, что не нужен костюм и галстук. Хочется отдохнуть от надоевшего этикета.

– Ну что, пора вставать? – она посмотрела на него с надеждой во взгляде, ожидая, что он передумает ехать в кафе.

– Встаем! – он быстро поднял ее с постели и поставил на ноги. – Как ты сказала, в душ и одеваться.

Виктория от неожиданности ахнула и, глядя на него изумленным взглядом, рассмеялась.

Они вышли не спеша из дома, сели в машину и поехали в развлекательный комплекс «Вершина». В стеклянной кабине лифта, похожей на аквариум, они поднялись на третий этаж. Кафе было в самой середине зала, а по краю его располагались просторные торговые павильоны. Столики стояли так, что видно было только тех, кто сидит перед тобой. Взяв мороженое и десерт, они спокойно уселись напротив друг друга. Было приятно находиться здесь вдвоем. Им никто не мешал. Они сидели и спокойно разговаривали, держась за руки.

– Хорошо, что мы с тобой сюда выбрались. Может, в кино сходим? Вон реклама «Бой с тенью – 3». Ну что? Как раз сеанс начинается через пятнадцать минут, успеем взять билеты.

– Пойдем! – Вика решительно направилась в сторону кинозала, крепко держа его за руку. Она вела его за собой, не оглядываясь на него.

– Эй! Девушка! Не тащи меня так! Я никуда от тебя не сбегу, – смеясь во весь голос, заверил ее Готовский.

– Я тебе не верю, – попробовала пошутить Вика.

– Ты должна мне верить, Вика. Без этого нельзя, – остановившись, серьезно заявил Вадим.

Он поднял пальцами ее лицо за подбородок, чтобы увидеть ее глаза. Их обходили спешащие в кинозал зрители, иногда толкали их, но они этого не замечали.

– Я неудачно пошутила. Прости! На самом деле это не так. Я верю тебе. Это правда. – Они взялись за руки и пошли вслед за другими, такими же опаздывающими на сеанс, как они.

После киносеанса они вышли, так же держась за руки, и не спеша двинулись к лифту, возле которого собрался народ, желающий уехать отсюда как можно быстрее.

– Мы ведь с тобой не торопимся? – спросил он улыбаясь.

– Да нет, конечно!

Вместе с ними не торопилась уехать и сотрудница экономического отдела треста «Северавтодор» Марина, которая давно заприметила своего шефа и хотела во что бы то ни стало разглядеть его спутницу, чтобы утром было что рассказать об этой встрече своим коллегам, причем во всех подробностях.

– Вика, ты чего крутишься? – с улыбкой спросил Вадим. – Стой спокойно.

Виктория тоже заметила, как их разглядывала незнакомая девушка, и, ничего не говоря Вадиму, повела его к эскалатору. Вика не знала, кто она, эта незнакомка, стоявшая неподалеку от них и так пристально разглядывавшая ее и Готовского, а вдруг она подруга жены Вадима? На всякий случай она решила, что не будет его расстраивать своими предположениями, и поэтому ничего ему не рассказала. Спустившись на эскалаторе, они оказались внизу на пару минут раньше Марины, которая решила дождаться лифта. Они успели дойти до стоянки, сесть в машину и уехать.

Дома после душа они блаженно растянулись на постели и одновременно рассмеялись, просто так, от полноты бытия.

– Какое блаженство валяться в постели, зная, что завтра выходной, – заявила Виктория.

– Просто кайф! – согласился с ней Вадим, прижимая ее к себе. – Давай спать.

– Спокойной ночи, – она поцеловала его в губы, едва коснувшись их своими губами.

– Еще один поцелуй, и спокойной ночи я уже тебе не гарантирую, – улыбаясь, сказал он. – Завтра утром я повезу тебя в загородный стрелковый клуб, который находится на Белом Яре.

– Мы что, там стрелять будем? – сонно спросила Вика, устраиваясь у него на груди.

– Только если захочешь! А теперь спи. Клуб работает в воскресенье с одиннадцати часов утра. – Он нежно чмокнул ее в висок.

Сон сморил обоих сразу. Вика всю ночь видела тревожные сны. В них кто-то постоянно преследовал ее, догонял, а она пыталась прятаться, убегать, но все было как в замедленном кино, преследователь бежал гораздо быстрее, чем она, и постоянно настигал ее. Она беспокойно металась по подушке, пытаясь вырваться из липкого, кошмарного сна, и громко застонала.

– Вика, Вика, ну что ты! Успокойся, – он гладил ее по волосам, по спине.

– Сон снится всю ночь один и тот же. Просыпаюсь, засыпаю и вновь вижу его продолжение с того самого момента, на котором проснулась. Это какое-то наваждение, – беспокойно шептала она.

– Давай я тебя обниму покрепче, и он больше тебе не приснится, – бархатным голосом уговаривал ее Вадим. Она прижалась к нему, чувствуя себя с ним в полной безопасности.

– Вадим, не отпускай меня, пожалуйста, – засыпая, бормотала она.

– Спи. Ничего не бойся. Я с тобой.

Утро выходного дня порадовало их хорошей погодой. Воздух был пронзительно вкусным и прохладным, а небо было абсолютно безоблачным, и, значит, солнышко сургутянам будет гарантировано на весь день.

– Просыпайся, моя хорошая, мы с тобой почти проспали. Давай одеваться и поехали. Завтракать будем с тобой в клубе, там есть небольшой ресторанчик.

– Вадик, я так плохо спала всю ночь, только под утро заснула, и вставать сейчас совсем не хочется. – Она блаженно потянулась на постели и уткнулась лицом в подушку.

– Знаю, как ты спала, ты и мне спать всю ночь не давала. Но это не повод, чтобы не ехать. Тебе там понравится, вот увидишь. Вся территория клуба – огромный, роскошный парк, который состоит из натурального, облагороженного лесного массива с дорожками, посыпанными гравием. Красота вокруг неописуемая, погода замечательная. Погуляем, посидим в ресторанчике, потом вернемся домой.

– Ты так заманчиво рассказываешь обо всем, ладно, сейчас оденусь. Джинсы, куртка подойдут?

– Стопроцентно подойдут, одежда должна быть удобной, чтобы не стесняла твоих движений, – говорил он из ванной комнаты, где в этот момент брился.

Виктория быстро заправила кровать покрывалом, оделась, сварила для Вадима кофе, без которого он не мог обходиться по утрам. На макияж почти не оставалось времени, так что пришлось все делать очень быстро, а точнее, наспех.

– Вика, возьми на дорогу фрукты, мне яблоки, а себе что хочешь.

– Тебе же не нравится, когда в машине едят, – напомнила она.

– Речь идет о фруктах, а не о другой еде. И еще, тебе можно делать в машине все. На тебя правила не распространяются. – Он поцеловал ее и вышел из дома.

Дорога до Белого Яра не заняла много времени, к тому же народу в клубе еще было немного.

– Видишь, еще почти никого нет, а ты говорил, что опаздываем, – заметила Вика.

– Просто люди здесь приезжают к своему времени, это мы с тобой приехали просто так. Народ здесь в основной массе серьезный, постоянно занимаются, хотя и таких как мы с тобой много. Сейчас мы пройдем на ресепшен и запишемся. Потом нам определят тренера и дадут ружье и патроны. Попробуешь? – спросил Вадим.

– Да, только можно я буду вместе с тобой? – попросила его Вика.

– Конечно, со мной!

За стойкой на ресепшен сидела молоденькая симпатичная блондинка, которая обворожительно улыбнулась Готовскому, подавая ему журнал регистрации посетителей.

– Можете вписать и свою девушку, а она только распишется, – почти пропела блондинка, кокетливо строя Готовскому глазки.

«До чего противная девица! Прямо глаз с Готовского не сводит, так и ест его глазами», – думала Вика, недовольно посматривая на девушку за стойкой.

– Тебе что-то не нравится? – спросил Вадим, внимательно и заботливо глядя на Вику.

– Эта девушка ведет себя не совсем корректно с посетителями!

– Да? – удивился он. – И в чем же это выражается? – продолжал удивляться Вадим, старательно пряча улыбку.

– Да она со всех мужчин глаз не сводит, и с тебя, между прочим, тоже, – сердито прошептала Вика.

– Перестань меня ревновать, – сказал ей Вадим на ушко, прижимая к себе. – А вот и наш тренер, кажется, – сообщил он девушке.

Тренер, который к ним вышел, был крепко сбитым мужчиной, невысокого роста, с простоватым лицом, но внимательным и добродушным к своим подопечным.

– Здравствуйте, я ваш тренер, Коломиец Иван Алексеевич, – представился подошедший к ним незнакомец. – Пойдемте со мной! – решительно пригласил он.

Он выбрал для них ружья, взял по паре пачек патронов и наушники для себя и стрелка. В кассе Вадим оплатил все расходы своей пластиковой картой. Затем все вместе они прошли на учебную площадку для стрельбы по мишеням.

– Ну что, начнем, благословясь? – спросил он своих спутников. – Девушка еще у нас не стреляла?

– В школе я ходила в тир, где занималась стрельбой из пневматической винтовки, но уже все забыла, – виновато призналась тренеру Виктория. Она очень раскаивалась в том, что ничего не помнит из того, чему ее учили.

– Забыт прежний опыт, это хорошо, не нужно будет переучивать, – одобрительно пробасил тренер, не разделяя ее сожалений.

Иван Алексеевич поставил Викторию на позицию и объяснил ей, как она должна действовать. Сначала нужно посмотреть на мишень, затем постараться определить и понять ее траекторию, и как заключительный этап – выстрел. Тренер поддерживал ее ружье за цевье. Вика старалась изо всех сил, она добросовестно следила за летящей мишенью. Девушка волновалась при этом, а когда случалось, что мишень разлеталась, подпрыгивала и кричала с таким поистине детским восторгом, глядя при этом на Вадима и ожидая от него либо молчаливого одобрения, либо похвалы вслух. Тот стоял рядом и регулярно после каждого второго выстрела перезаряжал ей ружье, а потом ему это надоело, и он, показав пару раз Вике, как это делается, просто стоял рядом и смотрел. Потом настала очередь Вадима. Он стрелял хорошо, и почти все мишени оказались разбитыми. Особый восторг у Виктории вызвали его выстрелы по мишени «бату» – одной из самых трудных. Тарелка летит быстро и всегда ребром к стрелку, поэтому ее почти не видно, и только в последние пару секунд она разворачивается к стрелку всей плоскостью. Только в эти короткие мгновения ее можно отчетливо увидеть и поразить.

– Вадим, какой же ты молодец! Как у тебя все здорово получается. Мне эту мишень даже разглядеть не всегда удается, а ты их все поразил. Ты все умеешь делать талантливо, – восхищенно произнесла Виктория, глядя на него с обожанием и восторгом.

– Ты меня захваливаешь. Я пропустил одну мишень, – перезаряжая ружье, ответил с улыбкой Вадим. – Года три назад я часто сюда ездил, потом как-то забросил.

– Вадим, а у тебя есть свое ружье? – спросила Виктория, которая пребывала в возбужденном состоянии после стрельбы.

– Есть, итальянское.

– Да? А где оно? У тебя и разрешение есть, или ружье «левое»? – засыпала она его вопросами.

– Девушка, ну что за жаргон! «Левое»! – передразнил он Вику. – Мое ружье в сейфе. И разрешение имеется. – Он рассмеялся. – Приедем, покажу тебе ружье. В следующий раз, если поедем, то со своим ружьем. Я просто не думал, что тебе так понравится стрелять. – Он был спокоен и, улыбаясь ей, сказал: – Ты очень азартная, Вика, тебе надо успокоиться. – Он обнял ее за плечи, слегка прижимая к себе.

Отстрелявшись, они не спеша прошлись немного по дорожкам парка, потом зашли в ресторан, вход в который был со стороны самого парка, а не из здания стрелкового клуба. Готовский выбрал столик у окна, они сели на мягкие стулья с высокими спинками, которые оказались очень удобными. К ним подошла молодая девушка, одетая в ресторанную униформу, и протянула меню в кожаных папках. Заказ ждали недолго, за это время успели оглядеться и обменяться впечатлениями о стрельбе. Омлеты по фантазии повара оказались столь оригинальными, что трудно было догадаться, какие ингредиенты туда входят кроме яиц. Зато блинчики с абрикосовым джемом были обычными на вид, но при этом отменно вкусными.

– Хочешь еще блинчиков? – улыбаясь, спросил Готовский.

– Хочу! Но не буду! – лаконично ответила Виктория. – Чтобы не было как в анекдоте, девушка говорит подруге о себе: «Я стала так кушать, как будто на мне уже женились».

– Ах, вот в чем секрет девичьих прелестей! Ладно, тебя всегда нужно заставлять поесть. Кушай блинчики. Вкусно ведь!

– Потом сам любить меня не будешь, после блинчиков.

– Буду! – заверил он. – Можешь съесть еще порцию. Вика, я тебя буду любить всегда, даже если ты станешь на несколько размеров больше, – рассмеялся Готовский, но неожиданно замолчал. – Ты меня спровоцировала, – он развел руками.

Пожалуй, это было первое его признание в любви. Он так долго молчал об этом, что сейчас после такого незапланированного признания он чувствовал себя не в своей тарелке, поэтому Виктория решила прийти ему на помощь.

– Шутишь? Это ты сейчас так говоришь. Но я не буду искушать судьбу.

В ресторане появилась группа молодежи, и взгляды всех посетителей теперь были прикованы к ним. Все они были модно одеты, вели себя вызывающе шумно и требовали к себе со стороны обслуживающего персонала ресторана повышенного внимания.

– Чьи-то детки! Мажоры! – заметил Вадим. – Если бы мой старший был таким же, убил бы, наверно.

– Как-то уж чересчур кардинально, – попробовала урезонить его Вика. – Они все еще очень молоды. Посмотри на них! Лет восемнадцать-двадцать, не больше.

– Вот именно! А судя по тому, какими ключами в руках играют, все на иномарках, которых еще не заработали. Живут на деньги родителей. Многие из них не только не работают, но и не учатся нигде. Человек должен с детства точно понимать свое место в социальной иерархии и принципы ее построения, потому как неточное или неправильное понимание этого впоследствии помешает его адекватной адаптации в социуме.

– Вадим, скажи, как часто занимаются психологи с руководителями высшего звена? Ну, раз в год, например, или раз в полгода?

– Я что-то сказал не так? – Он рассмеялся. – Слишком заумно? Зато точно!

– Пойдем, погуляем? – предложила Виктория.

Вадим заметил, как к их столу стал протискиваться его знакомый. Они с ним не часто, но пересекались по работе. Но сегодня он выглядел так, что следы бурно проведенной ночи у него были что называется на лице.

– Доброе утро, Вадим Юрьевич! Я смотрю, вы или не вы?

– Здравствуйте, Геннадий Романович! Какими судьбами?

– Да вот, с приятелями сюда попал. Вадим Юрьевич, ваша спутница восхитительно красива. Нет, она, право, сплошное очарование! Геннадий Романович, – протянул он руку к девушке для знакомства.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении