Наталья Озерская.

Преферанс по пятницам



скачать книгу бесплатно

– Ты снова смеешься надо мной? – она изумленно распахнула глаза.

– Конечно, нет! – улыбаясь, пытался оправдаться перед ней Готовский.

– Не думай, я с тобой во многом согласна! Отношения родители – дети и наоборот, забота друг о друге – это святое.

– Ты сама себе противоречишь. Пойдем, машина подъехала. – Он обнял ее за талию и повел за собой. – Только попробуй быть неверной со мной. Я это сразу почувствую, – сказал он ей ледяным голосом.

– Господи, мне это даже в голову не приходило, – с отчаянием в голосе произнесла Виктория.

– Вот и хорошо, – уже спокойно ответил он.

Они приехали домой, чувствуя себя уставшими. Весь вечер они занимались тем, что разруливали само ДТП, а потом пытались ликвидировать его последствия. Вадим выглядел слегка уставшим. Вика обняла его, прижимаясь щекой к его щеке:

– Вадим, если хочешь, иди в ванную, а пока ты будешь мыться и бриться, я быстро приготовлю ужин.

– Может, перекусим чего-нибудь на скорую руку? Не думай, я уже так привык, – предложил он.

– Не беспокойся, я все успею. Рыба под сыром и картошка тебя устроит? – улыбнувшись, спросила она.

– Да это просто царский ужин! Конечно, устроит.

Семга под сыром, щедро приправленная прованскими травами, была приготовлена в микроволновке за пятнадцать минут и лежала на блюде, источая дивный аромат. Картошка, порезанная дольками, дошла в микроволновой печи еще быстрее. К тому времени, когда Вадим вошел в кухню, стол был уже накрыт. Осталось порезать хлеб и посыпать картошку зеленью.

– Ничего себе! Вкуснотища! И очень красиво, как в ресторане, – похвалил он Вику.

– Я старалась, чтобы тебе понравилось, а хвалить будешь, когда попробуешь.

– Я чувствую по аромату. М-м, – он зажмурил от удовольствия глаза. – Попробовал, очень вкусно. Ты просто молодец! Кто тебя учил кулинарному мастерству? – поинтересовался Вадим, увлеченно работая ножом и вилкой.

– Все понемногу: мама, бабушки, подруги и, само собой, книги по кулинарии. Обычное дело. Готовить умеют все без исключения. У нас в семье был культ мужчины. Правило «мужчина всегда должен быть вкусно накормлен» выполнялось неукоснительно. Сейчас модно всем сидеть на диетах. А я думаю, что в доме должно пахнуть вкусной едой и обязательно пирогами, тогда муж и дети будут приходить в дом с удовольствием.

– Жаль, что готовят сейчас не все, а самое большое сожаление состоит в том, что сейчас так почти никто не думает. Ты и пироги, может быть, печь умеешь?

– Умею. Ты любишь пирожки? – она улыбнулась.

– Очень. Люблю домашние пирожки и жареные, и печеные. Моя мама всегда печет пироги, когда я приезжаю.

– Хорошо, я тебе сделаю завтра пирожки. Это недолго.

– Я любую начинку люблю, – он заулыбался, складывая на тарелку приборы. – Так, подведем итоги сегодняшнего вечера. Ужин великолепный. С машинами разобрались. Главное, свою машину в ремонт сдали. Считаю, вечер удался. Время десять вечера, а мы столько дел с тобой прокрутили.

Уметь надо. – Они дружно рассмеялись.

Оба находились пока в том возрасте, когда еще не нужны особые поводы для веселья.

Они отправились в душ, теперь уже вместе, а затем переместились в спальню. Разлука длиною в день показалась обоим бесконечно долгой. Принятый душ и пережитый обоими стресс от ДТП только обострил их чувственность. Они смотрели друг на друга глаза в глаза и оба с замираньем сердца отдавались во власть непреодолимого желания. Огонь этого желания заставлял их сердца биться в унисон, сбивал с привычного ритма дыхание и с ураганной силой разносил по жилам кровь. Его ласки были просто восхитительны, и ее тело с готовностью откликалось на все их проявления. Она испытывала блаженство, чувствуя на своем теле тепло его рук, а от прикосновения его губ ее кожа начинала гореть. И как в первый раз она снова таяла от нежности к нему, наслаждаясь полнотою близости с ним. Он тоже ощущал ее каждым своим нервом, каждой клеткой своей кожи. Вадим испытывал огромное удовольствие, каждый раз «улетая» с женщиной, которая ему была до одури желанна. Опустошительный мощный оргазм явился ярким завершением столь желанной близости. Вадим долго не выходил из нее, заключив ее в свои крепкие объятия, желая продлить этот миг как можно дольше и бормоча ей тихо на ухо что-то трогательное и нежное.

– Боже, мне кажется, что я всякий раз распадаюсь на сотни, нет, скорее на тысячи осколков. Не представляешь, какое огромное блаженство я испытываю от близости с тобой, – задыхаясь, прошептала ему Виктория, поглаживая его широкие плечи.

Ей приятно было касаться его, гладить, обнимать, испытывая при этом огромное удовольствие.

– А я-то как счастлив от того, что могу доставить тебе такое блаженство и от этого испытать еще большее удовольствие самому.

– Ты умеешь быть очень нежным, – тихим голосом проговорила она.

– Ты тоже очень ласковая, и мне это безумно, безумно нравится, – так же тихо произносит он.

Взаимные ласки и обоюдные признания в своих чувствах сближали их, делая их отношения более доверительными и трепетными. Кроме стойкого сексуального влечения друг к другу между ними возникла еще и такая душевная привязанность, когда хотелось постоянно быть вместе. Им никогда не было скучно в обществе друг друга. У них было много общего, и поэтому они отлично понимали друг друга. Это про такие отношения, как у них, когда-то давно сказал Поль Жеральди: «Нужно иметь что-то общее, чтобы понимать друг друга, и чем-то отличаться, чтобы любить друг друга». Проговорив почти полночи, они уснули, чтобы проснуться вместе с новым днем, и вновь расстаться утром, чтобы опять грезить друг о друге целый день, мучительно ожидая момента долгожданной встречи. Они старались созваниваться в течение дня по нескольку раз. Оба пребывали в состоянии легкой эйфории, когда мысли обоих постоянно крутились вокруг объекта вожделения и все помыслы были направлены лишь на то, чтобы удовлетворить свое неистребимое желание поскорее увидеть и обнять его. И если Вика не скрывала своих чувств по отношению к Вадиму и открыто говорила о них, то Готовский, чувствуя все то же самое, что и она, и испытывая не менее яркие эмоции, чем она, внешне все же старался проявлять большую сдержанность. Но то приподнятое настроение, с каким он приходил теперь на работу, его желание улыбаться и шутить со своими коллегами скрыть от посторонних глаз было невозможно. Благодаря женской наблюдательности это все тут же было подмечено и оценено по достоинству прекрасной половиной коллектива главного управления «Северавтодора». Сотрудники экономического отдела, куда заходил главный инженер сегодня, моментально заметили в нем эту перемену:

– Девчонки, заметили, что Готовский последнее время очень изменился? – спросила своих коллег самая молодая сотрудница отдела Марина. – Раньше все время всех распекал, был очень серьезным, я бы даже сказала, сердитым, а теперь стал таким понимающим и постоянно пребывает в хорошем расположении духа. Он даже стал улыбаться чаще! С чего бы это, а?

– Перестаньте ерунду молоть. Вам лишь бы кости мыть начальству, – вступилась за него Надежда Сергеевна. – Он хоть и молодой, но, как и все, уставал очень. Сезон-то у нас какой тяжелый был в этом году! А теперь – лето, и работы меньше, и план мы выполнили, теперь не только ему, а и всем можно расслабиться и перевести дух, – заметила Ершова.

– Ой, Надежда Сергеевна! Вы с высоты своего возраста так рассуждаете, – не унималась Марина, – а ларчик-то просто открывается! Он жену с детьми в отпуск проводил, вот и радуется теперь! Лично я считаю, что он завел себе любовницу, вот поэтому теперь ходит всем довольный и улыбается, как известный Чеширский Кот.

– Да, Надежда Сергеевна! Кажется, Маринка права. Таким сытым и довольным мы нашего главного инженера давно не видели. Точно, у Готовского снова кто-то появился. Так его жене и надо. Спеси у нее хоть отбавляй, – добавила Оксана Харисова.

– Девочки, вы справку об экономических показателях подготовили для управляющего? – строго спросила их заместитель управляющего по экономике. – А то я смотрю, вам личная жизнь Готовского не только покоя не дает, но еще и работать мешает.

– Конечно, Людмила Аркадьевна! Наши некоторые сотрудники сами не прочь были завести с ним роман, а тут получается, что кто-то левый увел у них такого красивого мужика.

– Да больно надо, – возразила Марина. – Во-первых, он для меня старый, а во-вторых, если бы я захотела, то все бы было. – Она обиженно надула свои и без того пухлые губки.

Все самые невероятные и фантастические предположения сотрудниц, обсуждающих подробности личной жизни Готовского, были прекращены звонком управляющего своему заместителю. Людмила Аркадьевна объявила всем сотрудникам о том, что запланированная работа должна быть выполнена немедленно, и каждый вынужден был приняться за свое конкретное дело, оставив все нерабочие вопросы на потом.

Готовский даже представить себе не мог, что невольно стал объектом такого пристального внимания женской части своего коллектива. Он с нетерпением ждал конца рабочего дня, занимаясь своими повседневными делами. Выполняя свою работу не менее качественно, чем раньше, он перестал искать поводы для того, чтобы задержаться на работе самому и задерживать при этом других, спешащих после работы к своим семьям и неотложным делам. Из стопроцентного трудоголика он в силу личных обстоятельств превратился в обыкновенного заботливого руководителя, радеющего за своих подчиненных. Все эти метаморфозы с ним произошли благодаря стараниям Виктории. Ее рабочий день заканчивался раньше, поэтому до его прихода она успевала что-то сделать полезное для них обоих, а остальное время они проводили вместе, наслаждаясь обществом друг друга. Они прожили вместе уже десять дней. Он отдавал себе отчет в том, что совместное проживание с Викой ничем хорошим для них двоих закончиться не может. Вадим с каждым днем ощущал, что прикипает к ней сердцем и душой, а заодно и всеми своими потрохами все больше и больше. Старался, как мог, успокаивать себя тем, что им просто хорошо живется вместе, что он постоянно держит ситуацию под контролем и вполне способен в любой момент разорвать эти отношения. Он радовался тому, что они совершенно не раздражались друг на друга, считая такое комфортное существование естественным при отсутствии поводов для взаимных претензий. Между ними сложились особые нежные и трепетные отношения, которыми оба очень дорожили. Виктория чувствовала малейшую смену его настроения, постоянно проявляя при этом трогательную заботу о нем. Она боялась обидеть его, не желая причинять ему ненужную боль. Он понимал это и очень ценил. И, конечно, остроту их чувствам постоянно добавляло ощущение скорой разлуки. Оба это не просто чувствовали, но и реально предвидели. Он не думал о разводе, боясь оставить двух сыновей, а она не хотела быть просто любовницей, потому что теперь хотела получить всю сказку, а не часть ее. Это были их мысли и чувства, а сегодня вечером они еле дождались конца рабочего дня. Вадим заехал за ней в травмцентр, благо ему было это по пути.

– Вика! Выходи, машина стоит на площадке перед центральным входом.

– Вадим, как хорошо, что ты уже приехал. Я все уже закончила. Бегу, – радостно сообщила Вика.

Он открыл ей заднюю дверь автомобиля и сел рядом с ней, создавая этим интимную обстановку.

– Привет! Я соскучился, – беря ее за руку, сказал он.

– Привет! Я тоже! – повторила она, слегка прижимаясь к нему.

– Как ты, милый? – шепотом спросила она. – Как прошел твой день?

– Думал, никогда не кончится, а как твой?

– У меня тоже был на удивление длинный день. У нас сегодня был очень сложный пациент со стройки. Множество травм. Спасать его пришлось целой бригадой. Жить будет, правда, ему предстоит долгий путь восстановления и не менее длительный по времени процесс реабилитации.

– Что там случилось?

– Наверное, как всегда в таких случаях, не соблюдаются нормы и правила техники безопасности. Но это уже дело полиции. Мы свою часть работы выполнили.

– У вас постоянно какой-нибудь форс-мажор.

– Не только. Есть еще плановые операции. А знаешь, почему у нас бывает так называемый форс-мажор? Потому что у нас люди такие.

– А люди-то здесь при чем? – удивился Вадим.

– Как это при чем?

– О каких конкретно людях ты говоришь?

– Обо всех! Ведь понаблюдав, что вытворяет наше население, в голове подтверждаются известные статистические расчеты: сорок пять процентов всех полученных травм – последствия сосудистой энцефалопатии, потому что дебилами этих нарушителей называть невежливо в их понимании, – пояснила Виктория и продолжила перечислять остальные категории. – Следующие сорок пять процентов травм – последствия алкогольной энцефалопатии. Дальше у нас по списку идут шесть процентов – это злостные нарушители правил техники безопасности, и, наконец, четыре процента – нормальные люди и зачастую дети, пострадавшие по вине первых трех категорий.

– Это что, анекдот такой? – ухмыляясь, поинтересовался Готовский.

– Почему анекдот? Это жизнь! Давай не будем больше говорить о медицине. Не хочу об этом даже думать. День был трудным, и сейчас хочу думать только о приятном, – она улыбнулась, прижимаясь лбом к его плечу.

Присутствие водителя сдерживало обоих от проявления нежных чувств, поэтому им хотелось поскорее добраться до дома, но стабильные пробки по улице Островского не дали возможности этому желанию исполнится так быстро, как обоим того хотелось. Только добравшись с трудом до пересечения улицы Островского с проспектом Ленина, они получили возможность ехать быстрее, так как к этому времени пробки в этом районе благополучно рассосались, и уже через пятнадцать минут они подъехали к дому.

– Наконец-то мы с тобой одни, – войдя в дом и обнимая его за шею, радостно произнесла Виктория.

– В следующий раз мы поедем по другому маршруту, а то ты вся извелась, пока мы ехали, – рассмеялся он, целуя ее. – Как же я по тебе соскучился. – Он с нежностью смотрел на нее и от избытка чувств, которые переполняли его, потерся носом о ее носик.

– Нет, это я по тебе соскучилась, – заявила Виктория и еще крепче прижалась к нему.

Зазвонил сотовый телефон Вадима и он, посмотрев на высветившийся на дисплее номер, нехотя ответил:

– Алло!

– Привет! Вадим, мы взяли с Максом билеты, через неделю будем дома.

– Привет! А Алексей что, остается в Белгороде?

– Он уже в Москве. У него занятия уже начались. Он немного опоздал.

– Нормально! Досиделся до последнего. Почему вовремя на занятия не уехал?

– Надо было его тебе самому контролировать, а не пускать все на самотек!

– Послушай, ты находишься там, вместе с ними, а я должен контролировать его из Сургута?

– Тебе это трудно, как я погляжу?

– А меня кто-то вообще ставит в известность о своих планах? – вопросом на вопрос ответил Готовский, возмущаясь несправедливым обвинением.

– Карту еще мою пополни, не забудь!

– Если бы не карта, то и не позвонила бы, ведь так?

– Да и ты вряд ли скучаешь там. Догадываюсь, чем ты там занимаешься.

– Совсем не скучаю, – равнодушно сказал он и выключил телефон.

– Сколько у нас осталось времени? – спросила Виктория.

– До приезда жены осталась неделя, но для нас с тобой это ничего не меняет, – с трудом переключаясь после общения с женой на прежний романтический настрой, проговорил Вадим. – Я покупаю для нас с тобой квартиру недалеко от травмцентра. До работы тебе будет недалеко, да и мне не придется долго выбираться из центра города.

Виктория ничего не ответила на это. Она видела, как он переживал из-за разговора с супругой, и не хотела его еще больше расстраивать.

– Вика! Ты почему молчишь? Тебе эта идея не нравится? Я прав? – он заглянул в ее глаза. – Вика?!

– Не знаю. Поживем – увидим, – тихо ответила она.

– Понимаю. Такая идея тебе совсем не нравится, – расстроенно заметил он.

– Вадим, я же не сказала «нет», – она отвернулась, избегая смотреть ему в глаза.

– Я только прошу тебя: подумай обо всем спокойно. И еще! Пожалуйста, не будь такой категоричной.

– Ты это о чем сейчас? – спокойно спросила Вика.

– Думаешь, я не понимаю, что роль любовницы не для тебя? Но я не могу тебе предложить другого варианта, во всяком случае, сейчас, – тихо ответил он. – Мир не состоит только из белого и черного цветов…

– Да уж, в нем полно других грязных оттенков…

– Вика! – он слегка повысил голос.

Она только сейчас вдруг остро поняла, как трудно будет ей с ним расставаться. Ей хотелось вцепиться в него и отчаянно закричать, что она согласна быть с ним в любом качестве, лишь бы быть рядом с ним. Он тоже не хотел потерять ее, более того, его страшила даже мысль об этом. Они смотрели друг на друга и долго молчали, а потом вместе отправились в душ.

После душа, который их обоих не только не успокоил, а наоборот, только разжег желание близости, он овладел ею безо всяких прелюдий: жадно и напористо. Но Виктории это не было неприятно. Она чувствовала его страстное желание и сама не менее страстно желала его. Оба чувствовали, как их тела сливаются, и от этого все становится общим: дыхание, биение сердца, ритм движения. Оба испытывали фантастическое удовольствие от обладания друг другом. С каждым своим движением он ощущал, как она снова и снова пронзительно сжимается вокруг него. Мышечные спазмы подтолкнули ее к заключительному аккорду близости. Она, выкрикнув его имя, взрывается ярким оргазмом. Он с силой сжимает ее бедра и «улетает» вслед за ней, вновь ощутив неземное блаженство. Они лежали с закрытыми глазами, тяжело дыша и тесно прижимаясь друг к другу, боясь разомкнуть хоть на секунду свои объятия.

– Хорошая моя, ты даже не представляешь, какое наслаждение я испытываю от близости с тобой, – он нежно погладил ее по лицу, по волосам и коснулся ее губ своими губами.

– Я тоже всякий раз испытываю невыразимое блаженство с тобой, – она нежно гладила и целовала его лицо и плечи. – Должна тебе сказать, что я бессовестно счастлива в данный момент, – она легла на спину и широко раскинула руки.

– Почему же бессовестно? – рассмеялся Вадим.

– Потому что ты чужой муж, – беспечно проговорила Вика. – Но совесть меня почему-то не мучает.

– Правильно делает. Не переживай. Я вот думаю, как я раньше жил без тебя? Я думал, что не бывает так, чтобы душа, сердце и тело хотели одного и того же, а теперь знаю – бывает. Ты удивительная женщина, – прошептал он, глядя ей в глаза таким проникновенным нежным взглядом, который, кажется, проникал до самых глубин ее души.

– Просто я люблю тебя. Мне так хорошо с тобой, что даже страшно становится, я словно пребываю в состоянии сна и боюсь, что однажды проснусь, а тебя не будет рядом.

– Ну что ты, девочка моя, хорошая моя, ну, куда я от тебя теперь денусь? – улыбнулся он, и его губы прижались к ее губам.

Она вновь ощутила на своих губах знакомый и такой восхитительный вкус его губ. Его язык, властно раздвинувший ее зубы, ворвался в ее рот, продолжая ласкать его внутри. В голове все закружилось, завертелось в каком-то вихревом потоке, и Виктории показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Открыв глаза, она увидела, что Вадим смотрел на нее, чуть отстранившись, и его родной голос неуверенно спрашивал ее:

– Викуль, ты как? Все в порядке? – в его глазах плясали веселые искорки.

– Да, – с трудом произнесла она, чувствуя, как силы постепенно возвращаются к ней. – Вадим! Я очень боюсь тебя потерять, – Вика сказала это откровенно, от полноты чувств, переполнивших все ее существо.

– Вика, Вика, не надо… Мы с тобой обо всем уже договорились, так?

– Договорились, конечно, договорились, – пожала она плечами. – Как давно это было…


Глава 3

Незаметно пролетели еще три дня. Жалко, что приходилось то драгоценное время, которое им было отпущено для встреч, расходовать на сон и работу. Ну, работа, это дело святое, не обсуждается, а вот от сна часть времени они все-таки прихватывали. Все свое свободное время они проводили вместе, боясь оторваться друг от друга даже на короткий миг. Они почти не звонили друзьям, тем более что новых, общих друзей у них еще не было, а со своими старыми они не успели познакомить друг друга. Сумасшедшие ласки, которыми они одаривали друг друга, несли в себе такую концентрацию трепетной нежности и любви, что в них явственно проступал привкус горечи, и оба это прекрасно чувствовали. Так любят либо перед долгой разлукой, либо когда прощаются навсегда. Каждый день они проживали так, как последний, считая каждый день чудом, дарованным им свыше. А, по сути, ведь это так и есть, если принять во внимание, каким огромным и насыщенным может стать любое мгновение нашего хрупкого существования. Он понимал, что Вика не останется с ним, потому что слишком его любит. А удержать ее возле себя ему очень хотелось. Чем угодно. Главное – удержать!

В субботу утром Вадим проснулся как всегда рано, но вставать не торопился, привычно отмечая, как торопливо будильник отсчитывал летящие, падающие в прошлое секунды и более растянутые по сравнению с ними минуты. Готовскому совсем не хотелось вставать, мысли его плавно текли вместе со временем: «Всю жизнь мы все живем в плену у времени, поэтому иногда нам кажется, что жизнь проходит мимо, а чаще бывает по-другому: все происходит в режиме спешки, все время куда-то нужно торопиться, нужно бежать, чтобы успеть, постоянно на что-то не хватает времени. Как часто он говорит сыновьям, что ему некогда, чтобы занимались своими делами. Почему так? Зачем?»

– Вадим, доброе утро, милый! – Вика сладко потянулась и вновь прильнула к нему.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении