Настя Любимка.

Я – твоя королева!



скачать книгу бесплатно

Открыв крышку зеркальца, мысленно позвала маму. Знала, что услышит и немедленно ответит. Она специально носила похожее зеркало, разве что с меньшим количеством камней.

– Мама… – губы невольно расплылись в улыбке. Моя нежная, самая красивая мамочка, которая вскоре должна подарить мне братика. Несколько недель – и он появится на свет.

– Айрис, – выдохнула матушка и на миг прикрыла фиалковые глаза, пытаясь скрыть тревогу.

– Прости, пожалуйста, вчера было еще одно испытание. Но все хорошо, я прошла его достойно. – Во всяком случае, хотелось верить, что достойно. – Как ты себя чувствуешь?

– Не пытайся юлить, Айрис, мое самочувствие – не то, что сейчас меня волнует. Ты видела его высочество?

– Еще нет, – вздохнула я. – Мы пока отдыхаем.

– Отец получил еще семь предложений. Ты уверена, что не хочешь вернуться?

Этот разговор велся не впервые. После того как принц Дерек объявил о конкурсе невест, опомнились соседние государства и стали предлагать равный союз с единственной дочерью короля Эррила, то есть со мной.

– Нет. Не хочу.

– Я так и думала. – Мама лукаво подмигнула. – Будь готова к поддержке со стороны Лиерска и ничему не удивляйся.

– Поддержке? – Это казалось невероятным, учитывая, как подданные восприняли мое участие в отборе.

– Да, тебе уже выслали новый гардероб, насколько я знаю, сейчас его проверяют маги на скрытые заклинания. – Ее величество нахмурилась и строго посмотрела на меня. – Я хочу, чтобы ты затмила всех, Айрис. Ты – невероятное сокровище, моя драгоценная доченька!

– Леди Айрис, к вам идет служанка, – предупредила нянюшка и без лишних слов втянулась в драгоценный камень, скрывающий ее нахождение в этом мире и, в частности, у меня.

– Я люблю тебя, мама.

– И я тебя.

Стук в дверь раздался, когда я уже спрятала артефакт и отсчитывала три капли лекарства, падающие в хрустальный бокал с чистой водой.

Наказал же лекарь выпить, значит, нужно исполнять.

– Леди Айрис, прошу прощения. – Мирта выглядела так, словно долго бежала и не могла отдышаться. – Через час состоится общий сбор в Мандариновой гостиной. Вам подадут обед и объявят о следующем испытании.

– Через час? Мирта, готовь ванну, но сначала достань персиковое платье!


Я успела вовремя и даже подобающе выглядела. Неброско и невычурно, в дневное время не полагалось носить темные или слишком яркие цвета, они предназначены для вечера. То же касалось драгоценностей. Если к завтраку подойдет набор из маленьких серег, аккуратно обнимающих мочку уха, кулона и перстня, то на обед можно надеть тонкую нить жемчуга или золотую цепочку, но желательно без ярких каменьев, бриллиантов или рубинов. И меня приятно поразило, что ни одна из девушек не пренебрегла этими правилами.

Леди Каталина, зорко следящая за поведением и внешним видом девушек, ни за что не подпустила бы к принцу неряху или грубиянку. А уж если у леди вкус не развит, то совершенно точно ей не стоило сюда приходить. Посмешище вряд ли будет пользоваться популярностью.

Но они все – мои соперницы, и ни с кем из них заводить дружбу я не намерена.

Долго ждать в коридоре не пришлось, однако и занять места за столом нам тоже не дали.

– Я рада видеть вас отдохнувшими и, смею надеяться, полными сил, чтобы продолжить борьбу за нашего принца. – Леди Каталина всматривалась в лица девушек, с ее губ не сходила приторная улыбочка. – Наверное, вы уже успели заметить, что число гостий сократилось до двадцати. Пять девушек выбыли за скверное поведение.

Тишина в Мандариновой гостиной стала звенящей. Формулировка королевской свахи давала простор для воображения. Неподобающим поведением может быть все что угодно, а нам хотелось конкретики.

– Будущая королева должна достойно переносить любые выпавшие на ее долю тяготы. В том числе несоответствующие статусу апартаменты. Вы должны понимать, что ситуации, в которых может оказаться королевская семья, бывают непредсказуемы. Ежегодный выезд королевской четы сопровождается самыми разными сюрпризами, и не всегда они приятные. Так, в прошлом году их величествам пришлось заночевать на сеновале, а также в доме старосты, где были старые матрасы с клопами.

– Ах, как можно! – воскликнула одна из девушек.

– Это же неприемлемо! – подхватила вторая кандидатка в жены Дерека. – Как они посмели предложить подобное своим королю и королеве!

Я, как и большинство девушек, хранила молчание. Ох, не зря сваха завела разговор о ежегодной поездке королевской четы по стране.

Эта традиция существует двадцать лет, а предшествовала ей смута на границе с королевством Гайчин. Наместник северных земель взимал с подданных тройной налог, две трети которого уходили в его карман. По большому счету он создал государство в государстве. Казнил, миловал именем короля, творил бесчинства, передавая его величеству заведомо ложную информацию. Это длилось почти пять лет, пока юный принц северных соседей не решил посетить Анлесское королевство инкогнито. Мало того, он угодил на публичную порку прехорошенькой леди, аристократки по крови. Как выяснилось позже, леди не желала идти замуж за старого управляющего, а ее семья давно томилась в тюрьме за несговорчивость и нежелание повлиять на дочь.

Ужасающая правда всколыхнула все королевство. Лорд, назначенный на должность наместника, был отцом той самой публично выпоротой леди. А его место обманом и хитростью занял управляющий, где угрозами, где шантажом выманивший доверенную печать, и везде действовал от лица лорда Манр. Так, благодаря действиям влюбленного принца, вскрылся подлог. И с тех пор королевская чета объезжает свои владения, проверяя, выполняется ли их воля, доволен ли народ. В каждой из девяти провинций устраивают не менее пяти слушаний, где принимают каждого страждущего и желающего воззвать к королевской милости.

– Леди Таина, леди Киас, достаточно. Благодарим вас за участие, можете быть свободны, – произнесла сваха все с той же доброжелательной улыбкой крокодила.

У меня мороз по коже пошел от ее вида.

Девушки замерли, видимо, не до конца осознав, что их выгоняют. Леди Таина открыла рот, но сказать ничего не успела. Четверо стражников вывели девушек из гостиной.

– Что ж, мои дорогие, теперь вас осталось восемнадцать. Прошу к столу. – И уже слугам приказала: – Уберите два прибора.

Возле тарелок стояли карточки с именами кандидаток, я оказалась в самом конце стола. Кресло во главе осталось пустым.

Леди Каталина заняла место по правую сторону от него, по левую так никто и не сел.

Трапеза проходила в тишине. Девушки, угнетенные произошедшим, не торопились вступать в диалог, королевская сваха кроме пожелания приятного аппетита не проронила ни слова. Ровно до того момента, пока я все-таки не отправила ложку в рот.

– Леди Айрис, расскажите нам о своей стране, – попросила она, мило улыбаясь. – Правда, что подданные Лиерска не пришли в восторг от затеи принца?

А это уже была прямая провокация! Чувствовала, от моего ответа зависит очень многое. Я молчала, собираясь с духом и подбирая слова, однако хорошо понимала, что затягивать не стоит.

– Я не могу отвечать за всех подданных, леди Каталина, – начала осторожно, а сваха нахмурилась. – Конечно, игнорировать глас народа не следует, но мы должны понять их чувства и искреннюю заботу о своей принцессе. Для любого государства члены королевской семьи святы. Люди считают их самыми лучшими, поцелованными Богами.

– Значит ли это, что вы не одобряете поступок королевского дома? – Леди Каталина прищурилась и добавила: – Я говорю о расторжении помолвки с ее высочеством Айрис Тайон.

У меня перехватило дыхание. Будь здесь мой отец, сваха жестоко заплатила бы за свои слова. Никто не смеет обсуждать и уж тем более осуждать королевскую семью любого государства. А уж то, что леди задала этот вопрос в присутствии подданных других королевств, вопиющий случай!

В отборе участвовали девушки всех стран. И сейчас среди восемнадцати оставшихся невест как минимум семь – подданные соседних государств.

– Если бы я так считала, то не находилась бы здесь. – Мило улыбнулась свахе, подмечая заинтересованные и гадкие лица девушек. С каким энтузиазмом они прислушиваются! Видимо, полагают, что своими словами я обеспечила себе отъезд из дворца. – Как и все подданные, считаю, что его высочество Дерек – лучший мужчина, и он должен жениться на самой лучшей девушке.

– Благодарю. – Сваха лукаво посмотрела на мою соседку. – Леди Инесс, слышала, что в Озерене, узнав о конкурсе невест для принца, устроили праздник, это правда?

– Да, – соседка побледнела. – Наши девушки обрадовались возможности показать себя и доказать, что леди Озерена ничем не хуже леди из любого другого государства.

Я молча опустила взгляд. Ничто не выдаст ни моего гнева, ни злости. Не дождутся. Обрадовались они! Знаю, чему они обрадовались. Все эти годы король Озерена лелеял надежду на союз с Лиерском и Анлесском. И если в моем случае он пытался просватать меня за своего старшего сына, то Дереку настойчиво подсовывал племянниц, так как дочерей не имел.

Ох, как же я плакала в первый раз, когда призрак, отправленный мной присматривать за Дереком, рассказал, как хороши сестры из Озерена! Леди Милана, младше меня на три года, и леди Виена, старше на пару лет. Обе пытались скомпрометировать Дерека, но ничего не вышло. Отчасти потому, что я заставила призраков пугать этих несносных девиц, отчасти потому, что и принц не горел желанием заводить подобные связи.

В итоге обе девушки отбыли вместе с посольством обратно в Озерен, и их дальнейшая судьба мне неизвестна. Если честно, думала, что одну из них точно увижу во время отбора, но ошиблась. Здесь была леди Инесс, средняя дочь графа Каварски, министра экономики Озерена.

– И это очень приятно. – Сваха опять улыбнулась и задала очередной вопрос, но я его уже не слушала.

И так понятно, что она собрала слухи обо всех королевствах и каждую девушку пыталась поставить в неловкое положение.

Мысленно вернулась в тот день, когда влюбилась в Дерека. Мы приехали в Анлесское королевство на празднование десятилетия наследника. Мне тогда едва исполнилось пять. Статус невесты был для меня чем-то эфемерным, малозначимым. Девочка-непоседа – такой я была. Непослушная принцесса, разговаривающая с мертвыми.

Перед балом мне удалось сбежать от няни. Конечно, не самостоятельно. Уже и не вспомню, чей призрак мне помог, его лицо, к сожалению, не сохранилось в памяти, но уверена, что это был один из почивших королей.

Мы вышли в парк с высокими деревьями и густой зеленью. По аллее гарцевал вороной конь. Пожалуй, именно в него сначала и влюбилось мое детское сердечко.

Жеребца пытались поймать конюхи, но он сбрасывал веревки, топтал слуг и не желал возвращаться в стойло.

Кудрявый черноволосый паренек появился будто из ниоткуда. Я пропустила этот момент, потому что мне было жаль «лошадку». Выскочив из кустов, я мчалась к ней, чтобы защитить от палок. Распаленный конюхами вороной бесился все сильнее, и, если бы не Дерек, я бы не просто получила копытом, а была бы безжалостно растоптана конем.

Страху я натерпелась, словами не передать. И уже не животное, себя стало жалко! Мое светлое платьице было порвано и изгваздано в грязи, лицо заревано и в соплях.

Дерек же, даром что десятилетний, не только угомонил коня, ухватив того за ноздри и опустив его голову к земле, но и протянул мне платок, заставляя высморкаться и утереть слезы. Потом снял рубашку и накинул на меня, прикрыв мое лицо от набежавших людей. Кроме наших семей так никто и не узнал, что за глупая малявка кинулась под ноги вороному.

А я влюбилась. И нянюшке рассказывала, как принц меня спас, как вел во дворец, еще и приговаривал, что я самая красивая девочка. Лгала, конечно, – отчитывал он меня, непутевую! Леди Гортензия все понимала, и ложь мою видела, и чувство, зарождающееся в сердце, разглядела.

А как я на бал бежала! Внимание принца привлекала, да только неинтересной малявкой для него была! Он общался со старшими, поглядывал на других девочек и улыбался не мне. А я плакала в подушку, криком кричала, что кругом все разлучники.

Вот тогда-то и получила самый первый совет от нянюшки: не показываться на глаза принцу лет пять, а то и больше. Запомнил он меня ревущей девчонкой, принцессой-крестьянкой, которая не умеет ни вести себя подобающе статусу, ни разговор поддержать. Зачем ему неумеха рядом, пусть и невеста? И пусть он муж будущий, а только станет искать утешения у фрейлин и фавориток, тех, кто заинтересует, привлечет внимание, обогреет красотой сердца и души, сумеет дать разумный совет.

Слушала я нянюшку, и с каждым словом пелена красная перед глазами появлялась. Звон в ушах раздавался, от злости сжимались кулачки. А она все говорила и говорила, но хорошо я запомнила последние слова. До сих пор помню: «Раз он самый лучший мальчик на всем свете, то и получить должен самую лучшую девочку».

Как разгневалась я, раскричалась, а потом, успокоившись, заявила, что стану для него самой лучшей девочкой. Именно тогда и началась совсем новая жизнь у принцессы.

– Леди Айрис, вы меня не слушаете? – сваха сладко щерилась, обращаясь ко мне.

– Вы только что говорили о представлении для их величеств, которое будет через три дня.

– Верно. – Леди Каталина недовольно поджала губы. – Но прежде чем состоится бал, вас ждет еще одно испытание. И его условия вы узнаете сегодня вечером.

Глава 3

Обед закончился мирно, больше не было язвительных и обманчиво добрых замечаний от свахи, а девушки следили за речью, чаще витая в своих мыслях, нежели желая поддержать беседу. Никому не нравилось ни поведение распорядительницы, ни ее постоянные недомолвки. Разве только Аделина выглядела слишком уверенной и спокойной на фоне остальных участниц.

Попрощавшись с леди Каталиной, мы отправились по комнатам. Девушки демонстративно не обращали на меня внимания, сами же между собой шушукались и даже зазывали друг друга в свои покои. Меня это пренебрежение только слегка кольнуло. Не сильно-то и хотелось! Плохо другое. Они сплачиваются, поддерживают друг друга, понятно, что до поры до времени, но выстоять одной против всех будет тяжелее, чем с поддержкой. С такими мыслями я вернулась к себе.

А в комнатах меня ждала Мирта с отличной новостью: доставили мой гардероб.

Я рассмотрела платья, что прислала матушка, и уже не удивлялась ни драгоценностям, ни косметическим средствам. Королевская семья решила в отрытую поддержать «опальную» кандидатку.

Когда Мирта наконец ушла, призвала нянюшку и несколько призраков, помогавших мне до этого приглядывать за Дереком. Не думали же они, что я перестану за ним следить? Понятно, что в кабинете у принца такая защита, что ни один призрак не просочится, но ведь не всегда важные разговоры обсуждаются только в личных покоях? Впрочем, даже крупица информации – уже огромная роскошь.

– Леди Айрис, прежде чем вы начнете их опрашивать, – кивок в сторону призрачных фигур, – я требую полного рассказа о том, что происходит и во что вы ввязались. И советую не юлить. – Леди Гортензия Тирна была непреклонна, глядела, сурово сдвинув брови.

Мне оставалось только поделиться своими горестями и печалью. Да, я приехала на отбор, чтобы доказать, что лучше меня Дереку не найти. К тому же мне необходимо знать, почему он так поступил, почему Дерека поддержал его величество.

Мы находились в спальне, и потому я не переживала, что нас могут подслушать. Расслабилась, выговорилась… Маму я любила, но с няней меня всегда связывала незримая нить, делающая нас необходимыми друг другу. Она могла меня отчитать, пожурить, наказать, но я всегда знала, что она меня любит как родную дочь. Любит всепоглощающе, до безумия, иначе не осталась бы ее душа подле меня, ушла бы за Грань для перерождения.

Я смотрела на молчаливую призрачную женщину, ожидая то ли приговора, то ли одобрения. Да только ответ последовал совсем не от того призрака.

– Вот, значит, как, – леди Файрина медленно выплыла из стены. – Ты слышал? Каковы нынче принцессы… а мы ей помогали, скрыли настоящую суть.

– Еще слово, и ты трижды пожалеешь, что не ушла за Грань.

Я впервые слышала, чтобы леди Гортензия кому-то угрожала. И опомниться не успела, как моя нянюшка оказалась возле Файрины и старичка, молча взиравшего на меня. А я не знала, что делать: то ли призвать свой дар и упокоить призраков, чтобы не выдали мой секрет, то ли довериться интуиции, что они не сулят неприятностей.

– Твои интриги, старый дракон? – Няня сурово смотрела на призрачного старика. – Айрис, это он увел тебя из дворца пятнадцать лет назад?

– Я не помню, нянюшка.

– По какому праву ты так обращаешься к…

– Файрина, замолчи! – потребовал призрак. – В смерти все едины.

Сложно поспорить, так и есть, хотя аристократы не меняют своих привычек и после оной. Вон как высокомерно держится Файрина. Хотя моя нянюшка при жизни тоже имела высокий статус. Но почему она говорит, что мужчина – старый дракон?!

– И все равно ваша зазноба вылетит сегодня же! – заявила Файрина. – Ритуал не скроет истину! Можете собирать чемоданы, принцесса! – И, гордо вздернув подбородок, отвернулась к стене.

– О каком ритуале речь? – отмерла я.

– Следующее испытание, – ехидно протянула призрачная леди. – Ты не скроешь свою суть!

Липкий холод пошел по спине. Речь точно не о зелье правды, развязывающем язык любому молчуну и шпиону.

– Ты заварил эту кашу, значит, и помогать тебе! – строго произнесла нянюшка.

– И помогу! Файрина, проследи за магами. Леди Айрис, никуда не уходите. Если придет служанка, отошлите ее прочь.

Старик дождался, пока напарница, высказав свое возмущение, исчезнет с наших глаз.

– А вы, моя прекрасная леди, пойдете со мной.

– Айрис, отзови соглядатаев, – потребовала нянюшка, кивнув в сторону безучастных призраков, которых я отправляла следить за Дереком.

И только после того, как я исполнила ее просьбу, она вложила призрачную ладонь в руку старика. Они испарились, оставив меня гадать, что же задумал этот интриган и что за испытание приготовила нам королевская семья.

Не находя себе места, шагала по комнате, пытаясь выстроить в цепочку все события. Что у нас получается?

Первое – отмена помолвки и объявление конкурса невест. Это самое главное и самое противоречивое действие венценосной семьи. Почему? Да просто, если бы им не подходила именно моя кандидатура, принц вполне мог объявить своей избранницей любую из девушек, одобренную родителями, а вместо этого пожелал провести отбор и устроил фарс для всех королевств. Словно мало девушек одного государства, а нужно найти одну-единственную на весь мир.

Второе – помимо странностей Дерека на первый план выступает сговор обитателей дворца. Иначе почему меня отправили в какую-то кладовку, не оговоренную заранее с устроителями испытания? Значит, есть девушка, которую советники или приближенные короля, а может, и принца, желают видеть будущей королевой. И это плохо. Потому как бороться с одним враждебным элементом еще можно, а когда таких «доброжелателей» набирается много, да со всех сторон, мне необходима не просто поддержка Лиерска и их величеств, а тяжелая артиллерия.

Увы, призраки, которыми я располагала, – не то средство. Вот если бы подчинить или склонить к сотрудничеству мертвых «жителей» дворца, мне было бы намного легче бороться с кознями.

Третье – старик, которого няня назвала драконом. Не понимаю его мотивов. Когда я была девочкой, он вывел меня в парк, где я увидела Дерека во всей красе. Мне, конечно, не хочется думать, что он поспособствовал моей влюбленности, однако не факт, что я не загорелась бы этим чувством во время бала. Призрак помогает мне, но как бы его помощь не стала для меня роковой ошибкой.

И самое главное: если нянюшка права, то старый лорд при жизни оборачивался в дракона! Я не могла в это поверить. Древняя легенда существует, но это же миф! К тому же мой отец дружен с его величеством еще с юности, думаю, уж он бы точно знал, что король Анлесска превращается в дракона!

В то же время и слова леди Гортензии игнорировать я не могу. Мертвые знают больше, видят самую суть, чувствуют и распознают ложь. Для них нет границ между столетиями, они берут информацию «из воздуха», картины прошлого для них как на ладони, и они могут поделиться сведениями о событиях, если посчитают нужным.

Мигрень настигла неожиданно. Вот он, итог волнений и тяжелых дум!

Обрадовавшись приходу Мирты, отправила ее к лекарю за каким-нибудь средством от головной боли. Та умчалась, пообещав быстро вернуться. И обещание сдержала, да только пришла с невеселыми новостями: до прохождения испытания девушкам запрещено что-либо принимать или есть.

– Но если вам очень плохо, постараюсь достать капли, – живо предложила она. – Я знаю, как они выглядят, могу отвлечь лекаря и выкрасть.

Во время монолога щеки горничной заливались густой краской. Я сделала вывод, что ей стыдно за то, что она говорит, и, возможно, за то, что предстоит сделать. По ее мнению, конечно.

– Мирта, ответь честно, ты ведь никогда раньше не занималась воровством, так почему сейчас решилась?

– Чтобы помочь вам, леди Айрис.

– Я всего лишь одна из претенденток. Не боишься, что из-за моего поручения останешься без работы во дворце?

– Я и так ее потеряю, – промямлила она.

– Объясни, пожалуйста.

– Таких, как я, наняли временно, – тихо произнесла Мирта, – если, конечно, вы не выиграете конкурс. В этом случае нас оставят во дворце и повысят до фрейлин.

– А сейчас ты не моя личная горничная?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении