Морган Райс.

Марш королей



скачать книгу бесплатно

Авторское право 2012 Морган Райс


Все права защищены. Кроме случаев, разрешенных в соответствии с Законом США об авторском праве от 1976 года. Никакая часть данного издания не может быть скопирована, воспроизведена или передана в любой форме и любыми средствами, или сохранена в системе базы данных или поиска информации без предварительного разрешения автора.


Эта электронная книга лицензирована только для вашего личного пользования. Эта книга не может быть повторно продана или отдана другим лицам. Если вы хотите поделиться этой книгой с другим лицом, вам необходимо приобрести дополнительную копию для каждого получателя. Если вы читаете эту книгу, не купив ее, или она не была куплена только для вашего личного пользования, вы должны вернуть ее или приобрести свой собственный экземпляр. Спасибо за уважение к тяжелой работы этого автора.


Это художественное произведение. Имена, персонажи, предприятия, организации, места, события и происшествия являются плодом воображения автора. Любое совпадение с реальными людьми, живыми или мертвыми, является абсолютно случайным. Jacket image Copyright RazoomGame, используется по лицензии от Shutterstock.com.

* * *
 
«Что в воздухе я вижу пред собою?
Кинжал! Схвачу его за рукоять. –
А, ты не дался! Но тебя я вижу!»
 
Уильям Шекспир «Макбет»


Глава первая

Король МакГил споткнулся в своих покоях, выпив слишком много. Комната вращалась перед глазами, его голова раскалывалась после ночных празднований. Женщина, имени которой он не знал, прижалась к его боку, одна ее рука обвилась вокруг его талии. Ее рубашка наполовину сползла, а смех женщины указывал ему направление кровати. Двое слуг незаметно исчезли, закрыв за собой дверь.

Он не знал, где находилась его королева, но сегодняшней ночью это его не волновало. Теперь они редко делили ложе – она часто удалялась в свои покои, особенно в ночи празднеств, когда пир продолжался слишком долго. Королева знала о похождениях своего мужа, но, казалась, ее это не беспокоит. В конце концов, он был королем, а короли МакГилы всегда правили с привилегиями.

Но когда МакГил направлялся к кровати, комната перед его глазами вращалась слишком быстро, поэтому он вдруг захотел избавиться от ожидающей его женщины. Он утратил настроение к развлечениям.

«Оставь меня!» – приказал он, отталкивая ее.

Женщина – пораженная и оскорбленная – поднялась. Когда открылась дверь и вернулись слуги, они подхватили ее под руки и вывели из комнаты. Она сопротивлялась, но когда дверь за ней закрылась, ее крики были приглушены.

МакГил сел на край кровати и прикрыл голову руками, пытаясь остановить головную боль. Для него было несвойственно испытывать головную боль так рано – до того, как выпивка успела выветриться – но этим вечером все было по-другому.

Все изменилось так быстро. Праздник был в самом разгаре, и ничто не нарушало веселье. Он позаботился о прекрасном выборе мяса и крепком вине. И тут появился тот мальчик, Тор, который испортил все.

Сначала он вторгся со своим глупым сном, потом он имел наглость выбить кубок из рук короля. После появилась та собака и, выпив вино, замертво упала на глаза у всех. В тот самый момент МакГил был потрясен. Осознание произошедшего било его словно молоток – кто-то пытался его отравить. Убить его. Он с трудом верил этому. Кто-то пробрался мимо его охраны, мимо его дегустаторов вина и еды. Король находился в шаге от смерти, и его до сих пор трясло при мысли об этом.

Он вспомнил, что Тора увели в подземелье, и спросил себя – правильный ли это был приказ. С одной стороны, разумеется, парень просто не мог знать о том, что вино в его кубке было отравлено, если он сам его не отправил или каким-то образом не был замешан в преступлении. С другой стороны, он знал, что Тор обладал глубокими таинственными силами – слишком таинственными – и, возможно, он говорил правду. Может быть, он на самом деле видел это в своем сне. Возможно, Тор действительно спас его жизнь и, может быть, МакГил отправил в подземелье поистине верного человека.

Голова МакГила раскалывалась от мыслей, пока он сидел, потирая свой сморщенный лоб, пытаясь осознать все случившееся. Но этой ночью король выпил слишком много, его разум был чересчур затуманен, мысли его кружились, поэтому он не мог добраться до самой сути. В комнате было слишком жарко – знойная летняя ночь давала о себе знать. Его тело перегрелось после часов поглощения еды и питья. Он чувствовал, что потеет.

МакГил протянул руку и скинул сначала свою мантию, затем верхнюю рубашку. Он снял все, кроме нижней рубашки.

Король вытер пот сначала со лба, потом со своей бороды. Он наклонился и стянул свои огромные тяжелые сапоги – по одному за раз – и сжал свои пальцы, когда они почувствовали воздух. МакГил сидел, тяжело дыша, пытаясь вернуть себе равновесие. Его живот сегодня отяжелел, а это было обременительно. МакГил поднял ноги вверх и лег на спину, положив подушку на голову. Он вздохнул и посмотрел вверх, на потолок, желая, чтобы комната прекратила вращаться.

«Кто хотел убить меня?» – снова и снова задавал он себе вопрос. Он любил Тора как сына – часть его чувствовала, что он не мог быть убийцей. МакГил спрашивал себя, кто хотел его смерти, какие мотивы могли быть у этого человека – и, что самое важное, попытается ли он снова. Был ли король в безопасности? Неужели заявления Аргона верны?

МакГил почувствовал, что его веки отяжелели, когда он ощутил, что ответ находится за пределами его понимания. Если бы он мог мыслить немного яснее, возможно, он бы все понял. Но ему придется подождать утра, чтобы вызвать своих советников и начать расследование. Вопрос был не в том, кто хотел его смерти, а в том, кто не хотел ее. Его двор был полон людей, жаждущих его трона: амбициозные генералы, маневрирующие члены совета, жаждущие власти дворяне, шпионы, старые соперники, убийцы из клана МакКлаудов и, может быть, даже из Уайльдса. Возможно, убийца находился к нему еще ближе.

Глаза МакГила дрогнули, когда он начал засыпать, но что-то привлекло его внимание. Он заметил какое-то движение и, присмотревшись, король увидел, что его слуг в комнате не было. Он моргнул, сбитый с толку. Слуги никогда не оставляли МакГила одного. На самом деле, он даже не мог вспомнить, когда в последний раз он оставался один в своих покоях. Король не помнил, чтобы приказывал им выйти. И, что самое странное – его дверь была распахнута.

В эту самую минуту МакГил услышал шум из дальнего конца комнаты и обернулся, всматриваясь. Там, пробираясь вдоль стены, из тени на свет факела вышел высокий худой человек, одетый в черный плащ, натянув капюшон на лицо. МакГил моргнул несколько раз, задаваясь вопросом, а не мерещится ли ему это все. Сначала он был уверен, что это всего лишь тени – мерцание факела сыграло с ним шутку.

Но через минуту фигура сделала несколько шагов вперед, быстро приближаясь к его кровати. МакГил попытался сконцентрироваться в тусклом свете, увидеть, кто это. Он инстинктивно начал подниматься и, будучи опытным воином, потянулся к своему поясу за мечом или, по крайней мере, за кинжалом. Но король был раздет, поэтому на нем не было никакого оружия. Безоружный МакГил сел на своей кровати.

Теперь фигура двигалась быстро – словно змея ночью – быстро приближаясь. Сев, МакГил увидел лицо этого человека. Комната все еще вращалась перед его глазами. Опьянение мешало ему четко видеть, но на какое-то мгновение король мог бы поклясться, что перед ним было лицо его сына.

Гарет?

Сердце МакГила наполнилось внезапной паникой, когда он спрашивал себя, что его сын мог здесь делать так поздно ночью, появившись без предупреждения.

«Мой сын?» – выкрикнул он.

МакГил увидел смертоносное намерение. Это все, что ему необходимо было увидеть – король начал выбираться из своей кровати.

Но фигура двигалась слишком быстро. Человек приступил к действию и, прежде чем МакГил поднял руку для защиты, в свете факела блеснул металл и быстро, слишком быстро, лезвие ножа, разрезав воздух, вонзилось в сердце короля.

МакГил пронзительно закричал – глубокий мрачный крик страдания удивил даже его самого. Это был боевой крик – крик, который он слышал много раз. Это был крик смертельно раненого воина.

МакГил почувствовал, как холодный металл прошел через его ребра, прорываясь через мышцы, смешиваясь с кровью, постепенно проходя все глубже и глубже. Боль была сильнее, чем он мог себе представить – казалось, что кинжал никогда не прекратит вонзаться. Жадно хватая ртом воздух, МакГил ощутил во рту горячую соленую кровь, почувствовал, что ему тяжело стало дышать. Король заставил себя поднять глаза и посмотреть на лицо за капюшоном. Он удивился, осознав, что ошибся. Это было лицо не его сына, а какого-то другого человека – человека, которого он узнал. Он не мог вспомнить, кто это, но кто-то из его близкого окружения. Кто-то, кто выглядел, как его сын.

Его мозг был охвачен смятением, когда он пытался вспомнить имя этого человека.

Когда фигура встала над ним, держа нож, МакГилу каким-то образом удалось поднять руку и толкнуть ее в плечо человека, пытаясь его остановить. Король почувствовал, как в нем поднимается прилив сил закаленного воина, он ощутил силу своих предков, почувствовал, что та глубокая часть, которая сделала его королем, не сдастся. Одним большим толчком МакГилу удалось оттолкнуть убийцу со всей силой, что у него была.

Человек оказался более худым и хрупким, чем показалось МакГилу сначала. Он отлетел назад с криком. Королю удалось встать и, приложив огромное усилие, он нагнулся и извлек нож из своей груди. Он бросил его через всю комнату и тот, с лязгом ударившись о каменный пол, вонзился в дальнюю стену. Человек, чей капюшон упал на плечи, поднялся на ноги и в ужасе уставился на короля, который начал на него наступать, широко открытыми глазами. Развернувшись, убийца побежал через комнату, остановившись только для того, чтобы извлечь кинжал, прежде чем исчез окончательно.

МакГил попытался последовать за ним, но человек бежал слишком быстро. Внезапно возникла боль, пронзающая его грудь. МакГил почувствовал, что слабеет.

Король стоял один в своей комнате, глядя вниз на кровь, льющуюся из его груди на открытые ладони. Он опустился на колени.

МакГил почувствовал, как холодеет его тело и, откинувшись назад, попытался закричать.

«Охрана», – ему удалось только издать этот слабый крик.

Он сделал глубокий вдох и, находясь в агонии, закричал своим глубоким голосом – голосом короля: «ОХРАНА!»

Он услышал шаги в дальнем коридоре, которые медленно приближались к нему. Король услышал, как вдалеке открылась дверь, почувствовал, как к нему приближаются люди. Но комната продолжала вращаться перед его глазами – на этот раз не из-за выпивки.

Последним, что увидел МакГил, был холодный каменный пол, который поднялся, чтобы встретиться с его лицом.

Глава вторая

Тор схватил железный молоток огромной деревянной двери перед собой и потянул его изо всех сил. Дверь, скрипнув, медленно открылась, представив его взору покои короля. Он сделал шаг внутрь, чувствуя, как затрепетали волоски на его руках, когда он перешагнул порог. Здесь царила кромешная тьма, задержавшаяся в воздухе подобно туману.

Тор сделал несколько шагов в комнате, услышав потрескивание огня факела на стенах. Он приблизился к телу, лежащему на полу. Он уже почувствовал, что перед ним король, что он был убит, что Тор опоздал. Тор не мог не удивиться тому, куда запропастились все охранники, почему ни один из них не был здесь, чтобы спасти короля.

У Тора затряслись колени, когда он ближе подошел к телу – молодой человек опустился коленями на камень, схватил уже холодное плечо и развернул короля. Это был МакГил, его бывший король – он лежал здесь с широко открытыми глазами, мертвый.

Тор поднял глаза и внезапно увидел, что над ним стоит слуга короля. Он держал большой украшенный драгоценными камнями кубок – тот самый, который Тор видел на пиру, сделанный из прочного золота, покрытый рядами рубинов и сапфиров. Глядя на Тора, слуга медленно вылил вино на грудь короля. Брызги вина попали Тору в лицо.

Молодой человек услышал визг и, обернувшись, увидел своего сокола Эстофелеса, который уселся на плечо МакГила. Сокол слизнул вино с щеки Тора.

Услышав шум, Тор обернулся и увидел Аргона, который стоял над ним, строго глядя на мальчика. В одной руке он держал сверкающую корону, в другой – свой посох.

Аргон подошел ближе и надел корону Тору на голову. Тор чувствовал ее, то, как вес короны давил на него. Корона идеально подходила ему по размеру, ее металл обрамлял его виски. Тор удивленно посмотрел на друида.

«Теперь ты – король», – заявил тот.

Молодой человек моргнул, а когда открыл глаза, увидел перед собой всех членов Легиона, Серебра, сотни мужчин и мальчиков, который толпились в покоях, глядя на него. Все, как один, они преклонили колени, после чего поклонились ему, устремив свои взоры в пол.

«Наш Король», – раздался хор голосов.

В ту же секунду Тор проснулся. Он сел прямо, тяжело дыша, осматриваясь по сторонам. В помещении было темно и сыро. Тор понял, что сидит на каменном полу спиной к стене. Молодой человек прищурился в темноте и увидел вдалеке железные решетки и мерцающий факел. И тут он вспомнил, что находится в подземелье. Его притащили сюда после пира.

Тор вспомнил, как охранник ударил его по лицу, и подумал, что, должно быть, он потерял сознание – он не знал, надолго ли. Тор сел, тяжело дыша, пытаясь прогнать ужасное сновидение. Оно казалось таким реальным. Тор молился об обратном, о том, чтобы король был жив. Образ мертвого МакГила врезался в его разум. Неужели Тор действительно что-то видел? Или его воображение просто сыграло с ним шутку?

Тор почувствовал, как кто-то пнул его по ноге и, подняв глаза, увидел стоящую над ним фигуру какого-то человека.

«Как раз время просыпаться», – прозвучал голос. – «Я жду уже несколько часов».

В тусклом свете Тор разглядел лицо подростка – его ровесника. Он был худым, невысоким, со впалыми щеками и рябой кожей. Тем не менее, в его зеленых глазах читались доброта и ум.

«Меня зовут Мерек», – произнес парень. – «Твой сокамерник. За что ты здесь?»

Тор выпрямился, пытаясь собраться с мыслями. Он прислонился к стене и провел руками по волосам, пытаясь вспомнить, собрать обрывки воспоминаний воедино.

«Говорят, что ты пытался убить короля», – продолжал Мерек.

«Он и правда пытался убить короля, и мы разорвем его на куски, если он когда-либо выберется за решетку», – сердито проворчал чей-то голос.

Раздался хор лязганья, когда кто-то застучал оловянными чашками о металлические решетки. Тор увидел, что весь коридор наполнен камерами. Гротескного вида узники высунули свои головы из решеток в мерцающем свете факелов, насмехаясь над ним. Большинство из них были небритыми и беззубыми, казалось, что некоторые из них находились здесь не один год. Зрелище было ужасающим и Тор заставил себя отвести взгляд. Неужели он на самом деле находится в подземелье? Застрянет ли он здесь со всеми этими людьми навсегда?

«Не волнуйся о них», – сказал Мерек. – «В этой камере только мы с тобой. Они не могут войти сюда. И меня не волнует, если ты отравил короля. Хотел бы я сам его отравить».

«Я не отравил Короля», – возмущенно произнес Тор. – «Я никого не травил. Я пытался его спасти. Все, что я сделал, так это опрокинул его кубок».

«А откуда ты знал, что вино отравлено?» – выкрикнул голос из камеры вниз по проходу, подслушав их разговор. – «Полагаю, это магия?»

Изо всех камер коридора раздался хор их циничных смешков.

«Он – экстрасенс!» – насмешливо выкрикнул один из узников.

Другие рассмеялись.

«Нет, думаю, это всего лишь удача», – прогремел голос другого узника к радости сотоварищей.

Тор сердито посмотрел на них, обижаясь на эти обвинения, желая всех их переубедить. Но молодой человек знал, что это будет пустая трата времени. Кроме того, он не обязан оправдываться перед этими преступниками.

Мерек рассматривал Тора – его взгляд был не таким скептическим, как взгляды других. Казалось, что он колеблется.

«Я тебе верю», – тихо сказал он.

«Правда?» – спросил Тор.

Мерек пожал плечами.

«В конце концов, если бы ты хотел отравить Короля, разве стал бы ты сообщать ему об этом?»

Развернувшись, Мерек отошел на несколько шагов на свою сторону камеры и присел, прислонившись к стене. Он посмотрел на Тора.

Теперь в Торе проснулось любопытство.

«А за что ты здесь?» – спросил он.

«Я – вор», – ответил Мерек несколько гордо.

Тор опешил – прежде ему никогда не приходилось находиться в присутствии вора, настоящего вора. Сам он никогда не думал о воровстве, потому всегда поражался, понимая, что другие люди думали об этом.

«Почему ты это делаешь?» – спросил Тор.

Его сокамерник пожал плечами.

«Моей семье нечего есть. А они должны питаться. Я никогда ничему не обучался, кроме того, у меня нет никаких навыков. Воровство – это единственное, что я умею. Я не краду ничего крупного – в основном, еду. Мне это сходило с рук в течение нескольких лет, а потом меня поймали. Вообще-то это мой третий арест. Третий раз – самый худший».

«Почему?» – спросил Тор.

Какое-то время Мерек молчал, а затем медленно покачал головой. Тор заметил, что его глаза наполнились слезами.

«Закон короля строг. Без исключений. За третье правонарушение они отрубают руку».

Тор был в ужасе. Он бросил взгляд на руки Мерека – обе были на месте.

«Они еще не приходили за мной», – сообщил Мерек. – «Но они придут».

Тор почувствовал себя ужасно. Мерек отвел взгляд в сторону, словно ему стало стыдно. Тор последовал его примеру, не желая думать об этом.

Молодой человек положил голову на руки. Его голова раскалывалась, когда он пытался собрать свои мысли воедино.

Последние несколько дней промелькнули вихрем – столь многое случилось так быстро. С одной стороны, он познал успех, защиту. Он увидел будущее, предсказал отравление короля МакГила и спас его от этой участи. Пожалуй, в конце концов, судьбу можно изменить – возможно, судьбу можно сломить. Тор ощутил прилив гордости – он спас своего короля.

С другой стороны, он был здесь, в подземелье, не в состоянии очистить свое имя. Все его надежды и мечты были разбиты. Теперь у него не было никакого шанса присоединиться к Легиону. Теперь он будет везунчиком, если ему не придется провести здесь остаток своей жизни. Ему было больно думать о том, что МакГил, которого Тор считал отцом – единственным настоящим отцом, который у него был – поверил в то, что Тор пытался его убить. Мысль о том, что Рис, его лучший друг, мог поверить в то, что он пытался убить его отца, тоже причиняла Тору боль. Или, что еще хуже, в это могла поверить Гвендолин. Он подумал об их последней встрече – она считала его завсегдатаем борделей – и почувствовал, словно у него отобрали все то хорошее, что было в его жизни. Тор спрашивал себя – почему все это происходит с ним. В конце концов, он хотел сделать, как лучше.

Тор не знал, что с ним будет – ему было все равно. Сейчас ему хотелось только очистить свое имя, чтобы люди знали, что он не пытался причинить вред королю, что он на самом деле обладает силами, что он и правда видел будущее. Он не знал, что с ним будет, но наверняка знал одно – ему нужно отсюда выбираться. Во что бы то ни стало.

Не успел Тор ничего придумать, как услышал шаги – тяжелые сапоги гремели при ходьбе по каменным коридорам. Затем раздался грохот ключей и через минуту он увидел дородного надсмотрщика – человека, который притащил сюда Тора, ударив его по лицу. При виде охранника Тор ощутил возникшую в щеке боль, чувствуя отвращение.

«Ну, не тот ли это малый, который пытался убить Короля?», – нахмурился надзиратель, поворачивая железный ключ в замке. Через несколько реверберирующих кликов он протянул руку и открыл дверь камеры. В одной руке он нес кандалы, в то время как на его поясе висел небольшой топор.

«Ты свое получишь», – пообещал надсмотрщик Тору, усмехнувшись, после чего повернулся к Мереку. – «Но сейчас твоя очередь, воришка. Третий раз», – произнес он с ехидной улыбкой на губах. – «Без исключений».

Он нагнулся за Мереком и, грубо схватив его, поставил одну его руку за спину и застегнул кандалы, после чего пристегнул другую руку мальчика к крюку на стене. Мерек закричал, отчаянно дергая кандалы, пытаясь высвободиться, но это было бесполезно. Надзиратель встал за ним и, схватив его, держал в медвежьих объятиях, взяв его свободную руку, поставил ее на каменный выступ.

«Это научит тебя не красть», – пробурчал надзиратель.

Он снял с пояса топор и занес его высоко над головой, широко открыв рот, обнажая свои уродливые зубы.

«НЕТ!» – закричал Мерек.

Тор сидел в ужасе. Он замер, когда надзиратель начал опускать свое оружие на запястье Мерека. Тор понял, что через несколько секунд рука бедного мальчика будет отсечена навсегда – всего-навсего за мелкое воровство, за то, что Мерек стремился накормить свою семью. Несправедливость жгла Тора изнутри. Он знал, что не может позволить этому случиться. Это же просто несправедливо.

Тор почувствовал, как все его тело налилось теплом, после чего ощутил жар внутри, который поднимался от его ног и прошел через ладони. Молодой человек почувствовал, как время замедлило свой ход, почувствовал, что он движется быстрее надсмотрщика, ощущал каждое мгновение, когда топор надсмотрщика повис в воздухе. Тор ощутил в своей ладони горящий энергетический шар и швырнул его в своего тюремщика.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15