Максим Милосердов.

Атлантикс



скачать книгу бесплатно

М. Милосердов


Атлантикс


Атлантикс, 2014


Максим Милосердов. Повесть. Фантастика, научная фантастика, социальная фантастика, софт-фантастика.




Аннотация

Научно-фантастическая повесть. Земля примерно 170-200 лет спустя. Человечество утратило часть когнитивных функций и интегрировано в стабильное общество благодаря обеспечивающим связь с глобальной информационной сетью нейрочипам. Чипы запрещают людям замечать представителей параллельно развивающейся цивилизации атлантов. Атланты обнаруживают, что некоторые из людей сумели обойти ограничения, накладываемые нейрочипами. Действие развивается на фоне соперничающих друг с другом молодых атлантов.

============


Содержание:

Глава 1. Лоботомия


Глава 2. Оборотень из Антарктиды


Глава 3. Память будущего


Глава 4. Человек лемурийский


Глава 5. Разделенное человечество



Глава 1. Лоботомия



(Роджер)

Искрящийся фейерверк и мириады звезд. Резкая боль, а за ней тишина. Затем чернота. И абсолютный мрак.

– Проснись! Милый, проснись! Я здесь.

Голос. Мелодичный, звенящий в темноте голос. Он казался знакомым. Он был приятным, и он исчез сразу же, как появился. И снова ночь, бесконечная и тяжелая.

Темень понемногу расступалась. Сквозь ватное серое марево я услышал отдаленные голоса. Они нарастали и приближались, проявляясь из блеклого рассвета посреди небытия. Теперь их было два. Мужской – бархатистый и задумчивый. Женский – чуть хрипловатый и слегка грустный.

– Возможно, придется применить хирургические методы…

– Удалить эти ужасные мозговые наросты, профессор Гарри?



– Удалить наросты… Боюсь, что да…

Я открыл глаза и тут же зажмурился – стало больно от резкого света. Где я и кто я – этого я не помнил. Все тело ныло, во рту пересохло. Я прислушался.

– Значит, электрошок не помог, профессор?

– Не то чтобы совсем не помог. Конечно, некоторое количество клеток разрушить удалось, но их все равно сейчас раза в четыре больше, чем должно быть по норме, так что, боюсь, только скальпель, – произнес мужчина.

Неожиданно разом включились болевые рецепторы, и я застонал.

– Он просыпается!

– Очнулся. Мария, дайте ему воды.

Чья-то мягкая рука коснулась моего лба.

– Бедолага!

Я снова открыл глаза и, щурясь, попытался осмотреться. Комната плыла передо мной по спирали, то приближаясь, то удаляясь. Совсем рядом кружилось чье-то размытое лицо. Я зажмурил один глаз, и оно замедлило движение. Так хотя бы удалось осмотреться. В полуметре от меня стояла женщина в белом халате. Широкие скулы. Близко посаженные глаза. Слегка вьющиеся жесткие черные волосы прикрывают узкий лоб.

– Как ты се-бя чув-ству-ешь! – отчетливо по слогам произнесла женщина.

Я попытался пошевелиться и понял, что руки и ноги притянуты к кровати ремнями.

– Где я? – собственный голос показался незнакомым.

Хриплым и пустым.

– Все в по-ряд-ке! Мы твои дру-зья. Выпей.

Мария приоткрыла мой рот, и я почувствовал мягкую пластмассовую трубочку между губ. Тонкая струйка теплой чуть сладковатой жидкости ударила в иссохшееся нёбо.

– А ведь успехи и в самом деле несомненны, доктор Гарри! Он уже может говорить!

Седовласый мужчина склонился надо мной. Низкий лоб и выдающиеся надбровные дуги придавали его лицу туповатое выражение, но глаза казались живыми и проницательными.

– Да. Универсальный язык наш маугли освоил. Надо дать ему время прийти в себя перед лоботомией.

При этих словах в моем мозгу вдруг вспыхнули яркие картинки: операционная, люди в масках и синих халатах. Пациенты в инвалидных креслах с перекошенными лицами и капающей слюной из уголков рта.

«Нужна лоботомия?» – словно услышал я чей-то голос в голове. – «Обращайтесь в клинику доктора Гарри. Уже пять тысяч успешных операций».

И тут же следом:

«Лоботомия? Это вчерашний день! Доктор Альберт знает, как заставить ваш мозг работать!»

– Кто я, кто такой Альберт, и зачем мне лоботомия? – спросил я.

Гарри и Мария переглянулись.

– Работает! – на их лицах обозначилось выражение искренней радости.

– Маугли! Ты идешь на поправку!

Дальше меня так и называли – Маугли. Сначала в мозгу вспыхнуло, что это персонаж из старинной сказки – ребенок, воспитанный волками, а также образ социального инвалида – дезадаптированного и неспособного к нормальной жизни существа. Потом звучащий в голове голос подсказал, что «Маугли» – это кафе неподалеку от больницы, где можно недорого пообедать.

Первые пару дней голоса и постоянно возникающие в голове картинки-образы пугали меня. Я не знал наверняка, но откуда-то, вероятно, из своей прошлой жизни, помнил, что такие голоса чаще всего являются симптомами психической патологии – неизлечимого умственного недуга. Быть может, из-за расщепления сознания я и оказался здесь?

Каждая новая вспышка в мозгу утомляла. Чужие мысли перемешивались с моими собственными, и очень скоро я терялся – не мог понять, где заканчиваюсь я, и начинаются голоса. Поэтому я много спал – большую часть суток, постепенно привыкая к подсказкам в своей голове. На третий день ремни, связывающие мои запястья и щиколотки, сняли, и я попробовал встать с кровати. Посмотреть на это собрался целый консилиум – доктор Гарри, Мария и еще несколько врачей. Пара крепких гориллообразных санитаров стояла наготове, то ли для того, чтобы помочь мне, то ли, чтобы защитить от меня медицинский персонал в случае, если я задумаю выкинуть какую-нибудь штуку.

Первый шаг дался нелегко. Во мне словно жили два человека. Один – тот, кем я был раньше до двадцати пяти лет – я вдруг вспомнил, что мне именно двадцать пять, второй – чуждый невидимка, командующий моим телом. Нельзя сказать, что их представления о том, как следует ходить, противоречили друг другу, но отличались они достаточно сильно. Если мне хотелось развернуть плечи и пойти легкой, пружинистой походкой, то безмолвное чужое я заставляло ссутулиться, подобрать локти и делать аккуратные крадущиеся шаги шкодливого подростка.

Я поднял ногу, покачнулся, схватился за хромированную спинку кровати. Доктора смотрели на меня с живым интересом, санитары с безразличием.

– Ну же, Маугли! Мы верим в тебя. Просто ни о чем не думай, – подбодрила Мария. – Следуй приказам тела.

«Легко сказать!» – подумал я. – «А если тело дает противоречивые команды?»

Лоб покрылся испариной. Чужой во мне был явно сильнее. Я попытался расслабиться и не сопротивляться его жесткой воле. Шаг… Ещё один… Так было намного легче. Неровной походкой я пересёк больничную палату – доковылял до умывальника у двери, облокотился о его кафельный край и посмотрел в висящее на стене зеркало.

Лицо в отражении показалось знакомым. Оно мне, пожалуй, даже понравилось. Красивые глаза стали ещё более пронзительными из-за худобы. Высокий лоб казался ещё более высоким потому, что меня обрили наголо.

Перед глазами замелькали мои фотографии и газетные заголовки: «Маугли из джунглей», «Человек без ID и с опухолью вместо мозга», «Излечение возможно: Маугли пойдёт под нож»!

Спустя миг я знал – не помнил, но именно знал, что я – поразительное существо, каприз природы, человек без паспорта, случайно обнаруженный где-то в Африке и спасённый то ли туристической группой, то ли этнографической экспедицией.

«Спасённый?» – ехидно спросило меня моё настоящее я. – «Стукнули по башке, привезли в дурку и вскрыли черепушку, Роджер».

Роджер – меня действительно зовут Роджер! Я провёл правой ладонью по бритой голове. Пальцы проползли по колючей щетине и вдруг в районе макушки заскользили по совершенно гладкой полоске кожи. Это был след хирургического шва!

«Вживление чипа прошло успешно», «Маугли научился говорить и откликается на голос», «От былой агрессивности не осталось и следа» – снова замелькали перед глазами заголовки.

«Сукины дети! Они что-то вставили тебе в мозг, Роджер, а сейчас хотят вырезать остальное», – осознание происходящего пришло моментально, я покрылся липким потом. – «Думай! Думай же! Вспоминай!»

Я повернулся к стоящим метрах в трёх врачам и скорчил идиотскую улыбочку.

Профессора, Мария – все кроме санитаров улыбнулись в ответ и разразились аплодисментами.

Я кивнул, оторвал руку от раковины и сделал шаг в направлении окна.

«Ты – псих и нуждаешься в новой порции электрошока, а лучше удалить излишние мозговые наросты», – зашептал голос чужого на универсальном языке.

«Все вокруг – банда дегенератов, надо выбраться отсюда и пробираться к своим», – совершенно отчетливо подумал я и понял, что знаю ещё один язык. Красивый и мелодичный, отличающийся от универсального богатым оттенком смыслов. Я понял, что это и есть мой родной язык!

На универсальном языке я приказал телу идти к окну, при этом полностью расслабился и попытался не мешать чужому управлять моим вестибулярным аппаратом. Каждый следующий шаг давался легче, хотя походка – дерганная походка неуверенного в себе идиота, резко размахивающего руками и покачивающего головой, раздражала.

Окно. Третий этаж. Забор метра три, а за ним большой город – бетонные джунгли высоток. Никаких шансов выбраться! Я оглянулся на врачей. Их лица стали серьёзнее.

– Мне кажется, коллеги, чип ещё недостаточно прижился, – протянул незнакомый мне доктор. – Надо ли торопиться с операцией?

– Без вариантов! – сухо заметил Гарри.

– Журналисты ждут! – вмешался долговязый доктор в очках в толстой чёрной оправе, придававших низколобому лицу обезьяне выражение. – Его надо продемонстрировать публике, иначе о Маугли забудут.

– Доктор Гарри! Может быть, покажем его в таком виде? – предложила Мария. – Он уже может ходить, отзывается на имя. Дадим людям возможность наблюдать за становлением Маугли – это только усилит интерес к вашей работе.

– А вдруг он опять начнет кусаться или испугается телекамер? – Гарри с сомнением покачал головой.

– Я не буду кусаться, – вдруг сказал я, сам того не ожидая от себя. – Я хороший.

Люди в белых халатах рассмеялась, а Гарри сделал шаг вперёд и потрепал меня по щеке.

– Если хочешь, кусайся! Топай ногами и даже иногда вопи тарабарщину. Полное превращение Маугли в дееспособного гражданина после лоботомии лишь подтвердит эффективность наших методов лечения!

Присутствующие удовлетворённо закивали.

***

Пресс-конференция была намечена на вечер. Для шоу в прямом эфире, которое обещало собрать миллионы зрителей, дали прайм-тайм на одном из популярных каналов. В обед ко мне в камеру загнали журналистов, призванных подготовить душещипательный анонс для разогрева аудитории. Толпа кривоногих, сутулых, низколобых существ заполнила палату. Я почувствовал отвращение к происходящему, но тут же перед глазами вспыхнула надпись: «Плеяда самых популярных журналистов Парижа! Ими восхищаются все!» Осознание причастности к великим людям привело к выработке эндорфинов, и в груди возникло какое-то тёплое чувство, сладкой волной растекающееся по телу. Это было удовольствие от лицезрения настоящих звёзд. И тут же противоположное ощущение, рождённое другой – настоящей частью моей личности, вызвало прилив негодования – гипофиз выбросил в кровь порцию норадреналина.

«Эти перепады настроения и противоречивый гормональный коктейль вряд ли пойдут на пользу моему организму», – отметил про себя я.

– Маугли, как вы себя чувствуете? У вас есть другое имя? Вы уже научились говорить? – вопросы сыпались один за другим.

Я не мог определиться, какую стратегию поведения избрать. Уж точно, я не Маугли. Судя по всему, я неплохо образован. Даже похудевший и с разрезанной головой я куда красивее окружающих людей. Из-за электрошока и, вероятно, вивисекции я впал в амнезию, но если не допускать эту банду к своей голове, возможно, мне удастся вспомнить, кто я такой на самом деле – мозг очень пластичная штука!

– Я… Ещё не совсем освоился… Господа… – взрыв аплодисментов.

– Ты что-нибудь помнишь о жизни в джунглях?

– Нет… Я сейчас ничего не помню…

– Твоя голова – она всегда была такой или наросты появились недавно?

– Пусть лучше доктор эээ Гарри или женщина, которая ему помогает, расскажут об этом.

– Господа! Пресс-конференция окончена! Маугли устал, – доктор Гарри с сияющей улыбкой выдворил толпу репортёров за двери, и я услышал, как его обступили с вопросами в коридоре.

В палате остались Мария и безразличный санитар. После того как меня отвязали, он не отходил ни на шаг.

– Мария, прошу вас! Я ничего не помню. Помогите разобраться, что у меня за болезнь?

Мария посмотрела на меня с сочувствием.

– Бедный Маугли, конечно, ты ничего не помнишь. Доктор Гарри удивлён, как ты вообще мог передвигаться и не забывал дышать. Ведь у тебя не было подключения к внешнему мозгу.

– Подключения? А разве собственного мозга недостаточно?

Мария засмеялась!

– Ты же не животное, Маугли, хотя и был воспитан каким-то диким и жестоким племенем. Но даже у дикарей сегодня есть биочипы.

«Мозг народа большой Земли атрофировался за ненадобностью. Они рожают трёхмесячных младенцев и выкармливают их в барокамерах. Вместо мозга довольствуются подключением к компьютерной сети, хранящей память, чувства и решающей, как следует поступить», – вдруг вспомнил я. Не увидел подсказку перед глазами, а именно вспомнил! Значит, я все-таки не сумасшедший. Я просто родился не здесь, а там, где в ходе эволюции мозг не уменьшился катастрофически и не требовал использования искусственного сетевого интерфейса для реализации базовых функций!

– Может быть, я с другой планеты?

Мария засмеялась.

– Маугли, все твои реакции совершенно земные. Ты просто мутант, подброшенный родителями африканскому племени. Избыточная мозговая ткань, быть может, и позволила тебе выжить, но ты – инвалид! В городе ты не проживешь и часа – заблудишься или попадешь под машину.

– А с биочипом не заблужусь?

– Конечно! Теперь ты зарегистрирован, и в компьютерной сети для тебя выделена ячейка памяти. Она хранит необходимые воспоминания и выдаёт подсказки. Ну, а если ты всё же потеряешься, мы всегда сможем подключиться к твоим глазам и понять, где ты есть!

– Биочип у меня в голове? – я снова ощупал гладки шрамы на затылке. – Это такой передатчик, да?

– Ты рассуждаешь уже почти здраво! Всё же доктор Гарри был прав: не нужно было бояться. Надо было сразу вырезать всю лишнюю мозговую ткань, глядишь, процесс излечения пошел бы быстрее. Но мы опасались навредить тебе и попытались умертвить лишние клетки с помощью электрошока. Без этого чип никак не приживался.

– Чёрт, и много вы от меня отрезали?

– Граммов триста мозговой ткани! Половину того, что есть у обычного человека. Но у тебя ещё осталось тысяча восемьсот кубических сантиметров мозговых наростов. Ты же мутант!

«Вот почему я ничего не помню. Меня превратили в идиота. А эти голоса во мне – рекламные подсказки, в то время, как моё мышление отдано на аутсорс компьютеру».

Я попытался улыбнуться, чтобы расположить к себе эту садистку-вивисектора, а заодно узнать что-нибудь о своем прошлом.

– Я, наверное, очень плохо себя вел, да?

Мария покачала головой.

– Выкрикивал ругательства на непонятном языке. Бросался на полицейских. Одним словом – настоящий дикарь. Лучше об этом не вспоминать, но ты должен быть благодарен прессе. Если бы не трогательные фотографии, как ты сидишь, обхватив голову руками, – ну точь-в-точь испуганная обезьянка в зоопарке, общественное мнение сложилось бы иначе, и тебя просто бы пристрелили.

От гримасы Марии, призванной означать улыбку, по коже побежали мурашки.

***

Перед шоу меня накачали успокоительным, в результате чип работал несколько хуже, но на моих собственных мыслительных способностях лекарства почти не сказались – врачи неправильно рассчитали дозу наркотика: они учитывали только массу тела, но совершенно не приняли во внимание того факта, что у меня куда больше клеток мозга, чем у других людей.

Не понимая, как следует себя вести, под смех и аплодисменты зала я мычал какую-то бессмысленную ерунду на универсальном языке. Полагаю, по большей части, это были ответы той части моей личности, что находилась во вне – существовала где-то на удаленных серверах и по беспроводным каналам связи посылала подсказки сживленному с мозгом биочипу. Интересно, что после того, как телестудия заполнилась людьми биочип, бойко подбрасывавший мне образы-ответы в больнице, стал работать хуже. То ли сигнал экранировался, то ли пропускная способность канала упала. «А ведь в огромной толпе местные жители и вовсе должны превращаться в идиотов, способных только на самые примитивные реакции», – подумал я.

***

– Ты держался молодцом! – одобрительно сказала Мария, помогая мне усесться в автомобиль, предоставленный телекомпанией после шоу. – Вот только этот старикан Альберт только все портил.

Старикан Альберт – это имя показалось знакомым. Конечно! Это же ученый, конкурирующий с доктором Гарри, и предлагающий какие-то иные методы лечения.

– Доктор Альберт был в зале?

– Ага. Среди экспертов. Ты, наверное, его просто не заметил. Но это давняя история. Он – страшнейший противник доктора Гарри, а телевизионщики почему-то пригласили и его. – Сколько он шпилек вставил в отношении лоботомии! Но есть и хорошие новости.

– Какие? Нас пригласили на новую передачу?

– А ты шутник! И это тоже. Но самое замечательное – операцию тебе сделают уже завтра! Ты рад?

Чтобы собраться с силами и улыбнуться, мне потребовались определенные усилия.

– Я просто счастлив. Но я всё ещё чувствую себя очень слабым.

– Понимаю, но придётся потерпеть. Мы должны доказать миру эффективность нашего метода, кроме того… – Мария недоговорила. – Всё будет в порядке, Маугли!

Ну, что мне оставалось делать после такого заявления? Впереди ожидала палата с зарешеченными окнами и крепкие парни-санитары. А здесь… Гарри остался на торжественный банкет. Рядом только девушка и всего лишь один шофер. Крепкий паренек, но всё же не санитар, а водитель, к тому же занятый тем, что крутит баранку.

– Я просто счастлив, – сказал я на универсальном языке, а на своём родном отдал короткий приказ телу.

Резкий удар кулаком в лоб – и Мария потеряла сознание. Рывок вперед – через спинку сиденья, с размаху удар в кадык водителя… Один удар, за ним сразу второй – удар, в который я вложил все свои силы. Крайне рискованный, почти неосуществимый прием, но другого шанса просто не было!

Вот и отлично! Вот и хорошо. Парень не дёрнулся и не нажал на газ, наоборот он как-то весь обмяк, откинулся на спинку сиденья и протяжно захрипел. Я переполз вперед. Поставил машину на стояночный тормоз. Все-таки польза от биочипа есть! Информацию об устройстве этого мира и о работе различных предметов в нём я получал почти мгновенно, стоило только сформулировать внятный вопрос на универсальном языке, а иной раз подсказка выскакивала сама, вероятно, предугадывая мои действия.

Я попытался перетащить водителя на соседнее сиденье. Нет! Это оказалось мне не под силу! Самое большее, что получится – выкинуть тело на дорогу, но это сразу привлечет ко мне внимание. Стонущий хрип задыхающегося гориллоида начал меня пугать. Может, надо было как-то иначе? Чёрт! Чёрт! Чёрт! На миг я почувствовал приступ паники. Удар в кадык может вызвать смерть от удушья, если не применить искусственную вентиляцию легких. Это я знал. Но я никогда не бил никого в кадык раньше – и теперь последствия произошедшего меня пугают, губы пересохли, руки почти трясутся.

«Первая помощь при ударе в кадык», – высветилось перед глазами!

Интересно, чип только следит за моими мыслями или сообщает о подозрительной активности в полицию? Все-таки надо оказать парню первую помощь! Но как? Неожиданно появилась идея. Я пристегнулся, крепко вжался в сиденье и через рычаги управления перевалил левую ногу на водительскую сторону. Нащупал педаль газа. Завел двигатель и, подруливая, начал разгоняться. Поворот руля – машина летит в столб. Удар, взрыв подушек безопасности.

Тело резко дёрнуло вперед. Неприятное ощущение! Похоже, опыта лобовых столкновений у меня до сих пор не было. Я услышал, как Мария тяжело рухнула с заднего сиденья на пол. Я отстегнул водителя и уложил его шеей на руль. Нащупал на полу кепку, надвинул на лоб. Обшарил карманы гориллоида – вытащил бумажник. Это надо было сделать раньше – как оказалось, крайне неудобно обворовывать человека, когда вокруг надулись подушки безопасности. Я с трудом выбрался из автомобиля – вокруг начали собираться зеваки.

– Помогите! Там человек! – закричал я, указывая на машину. Он ударился шеей! Вызовите скорую!

Толпа окружила место аварии – всё внимание было приковано к машине, так что я сумел незамеченным шмыгнуть на боковую улочку. Чип, конечно же, выследит меня и очень скоро! Надо срочно найти способ отключить передачу данных! Но как это сделать – на этот вопрос всезнающая сеть ответа не давала.

Я захромал по проулку – все-таки ударился коленом при столкновении. Парня и Марию было жаль. Женщина при всем ужасе того, что она намеревалась со мной сделать, действовала из самых благих побуждений.

«Надо быть жестоким! Нас никто не станет жалеть», – в памяти вдруг возник отголосок какого-то давнего спора из той жизни, когда я ещё не был инвалидом с мозговым протезом.

Сзади послышался рёв сирен. Скорая помощь? Похоже. Но скоро нагрянет и полиция. Как заглушить чип? Как? Надеть на голову кастрюлю? Но помешает ли металл передаче сигнала? Да что я вообще знаю о природе сигнала и о чипе? Одно известно наверняка: это биологическая структура – передатчик из нервных клеток, каким-то образом связывающий мозг с расширяющими его возможности компьютерными хранилищами памяти, а также с общедоступными библиотеками знаний и навыков. И раз чип биологический…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13