Ксения Левонесова.

Зов волков



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Место силы

«Марсель – город во Франции. Какой нормальный родитель назовет так ребенка, живущего в глубинке России? Вот за что я терпеть не могу свою жизнь. Все вокруг пытаются быть круче, чем есть на самом деле».

Марс откинулся на кресле и крепко прикусил кончик ручки. Он часто думал, почему родители назвали его именно так – Марсель. Как такое могло прийти в голову работнику заводу Василию Петровичу и скромной учительнице по имени Марфа? Они будто расплачивались за собственную простую жизнь, с самого рождения планируя для Марса что-то особенное. На прошлой неделе они озвучили жизненный план, который придумали вместо сына: он будет поступать на юридический. Почему туда? Наверное, потому что это почетно – быть адвокатом.

Марс фыркнул и кинул ручку на стол. Почетно это было лет пятнадцать назад, когда его только вынашивали. Наверное, тогда-то родители и продумали все хорошенько, записали план в тайную тетрадочку и теперь хранят ее где-нибудь на чердаке. Наверняка даже невесту подобрали и договорились. Какую-нибудь Маруську с третьего подъезда «гусеницы». Большеглазая, с косой до пояса, всего четырнадцать, а уже готовит и дом прибирает. Прям мечта, а не девчонка!

«Жаль, что тупая она».

Блокнот заполнялся ровным почерком. Марселю это посоветовал школьный психолог – вести дневник. Мол, так разберешься в мыслях, определишься с приоритетами… что-то еще наговорила, он всего и не запомнил. И за что такое мучение? Подумаешь, врезал соседу по парте. Ну и что? Сосед сказал, что надо показать силу, иначе не пацан. Мол, уже все парни на стрелках были, а ты еще нет – струсил чтоль? Еще заговорщически толкнул в бок: не боись, драться не в полную силу, а так, забавы ради. Марс оскорбился и врезал заговорщику в нос. Больше к нему с «пацанскими» вопросами не приставали, только психолога назначили. Благо, она девчонка нормальная, после универа сразу сюда, в село устроилась. Веселая, дала задание писать дневник и на этом отпустила.

«Да-да, Маруська тупая. Я спросил у нее: знаешь Карлоса Кастанеду?

А она руками развела. «Кто это, архитектор?» Я чуть и ей не врезал, честное слово.

Родители говорят, я слишком агрессивный. А я не виноват, что все вокруг заслуживают получить по морде. Я и так сдерживаюсь изо всех сил. Однажды я уеду с этой деревни в большой мир. Свалю куда-нибудь, где над моим именем не будут смеяться. Убегу в цивилизованное общество, где философов не путают с архитекторами. От всех деревенских дураков подальше и от родителей – тоже подальше. Все достали».

Блокнот захлопнулся с силой и чуть не упал со стола. Марс покрутился на компьютерном стуле, откинувшись на спинку и глядя в потолок. Через несколько минут затошнило, и он остановился, для равновесия прокрутившись несколько раз в обратную сторону. Дома не сиделось. Марсель вышел из дома, вытащил из гаража велосипед и отправился в сторону леса.

Поселок Березовский находился на границе с лесом, что мешало родителям жить со спокойной душой.

Вечно дети норовили убежать в чащу. Друг Марса, Глеб Воробьев, года три назад сломал ногу, спрыгнув с дерева. Потом Воробей рассказывал, как героически скакал на здоровой ноге, удирая от волков. Еще двое гениев терялись в лесу, и их находили только через двое суток. Искали тогда всем поселком, Марс тоже рвался помогать, но отец не пустил. Сказал: «искать пойдут только мужчины». Только родители умеют так обидно заботиться.

С тех пор Марсель специально уезжал в лес, зная, что его будут ругать. Ну и пусть. Разок поругают, другой. Десятый. А на стотысячный раз устанут ругать и смирятся, наконец, что он достаточно взрослый, чтобы гулять по лесу. К тому же Марс действительно успел его изучить как свои пять пальцев. Доезжал по дороге – по ней же до завода добираются, поэтому трасса ровная, удобная. Дальше заходил чуть вглубь и оставлял велик, чтобы со стороны дороги видно не было. Что стащат не боялся – только опасался, что отец увидит велосипед, возвращаясь домой.

В последнее время он строжился и категорически запрещал выходить за пределы поселка. Говорил, зимой отловили несколько оголодавших волков. Озлобились они, к людям выходить начали. Но теперь-то весна, волки сыты!

Марс оставил велосипед и прошел вглубь леса. Тут росли редкие деревья, свет солнца не заслоняли, поэтому Марсель шел вглубь. Там, где даже в полдень бывало темно, как в сумерках. Он успел найти и протоптать более-менее удобную тропинку к небольшой поляне. На поляне валялось трухлявое дерево, по которому вечно ползали короеды и очереди муравьишек. Марсель добрался туда быстро, легко ориентируясь среди одинаковых деревьев. Одинаковых – только на первый взгляд. Все вокруг превратилось в знаки, по которым он ориентировался, словно бывалый егерь: треснувший ствол, раздвоенное дерево. За ним, чуть левее, куча наваленных веток – их легко принять за берлогу. Только медведей тут не бывает, можно не бояться. Когда поселились люди, звери ушли дальше, вглубь леса.

Марс добрался до поляны и вдохнул воздух. Тут он был свежим, без примеси дыма из затопленных печек. Он тут же пожалел, что не захватил с собой блокнот – вот в таких местах нужно писать о себе. Там, где действительно находишься наедине с собой. Даже Карлос Кастанеда, бороздивший прерии с доном Хуаном, точно бы избрал эту поляну местом силы. Марс частенько приходил сюда, а на лето имел особые планы: на полянах часто цветет какая-нибудь ягода или хотя бы грибы. Когда закончится школа, он собирался устроить тут пикник. Может, даже Воробья позвал бы…

Марсель и сам не понял, чем занимался несколько часов. Просто бродил по поляне, слушая музыку с телефона, размышлял обо всем подряд. Когда ноги устали, попытался улечься на трухлявое дерево, но побоялся муравьев – заползут под одежду и в волосы. Вместо этого Марсель отыскал дерево с двумя стволами и забрался наверх, упираясь руками и ногами в стволы. Наверху даже удалось сесть, устроившись на толстой ветке – так высоко насекомые не добирались. Телефон сунул в застегивающийся карман рубашки и наслаждался музыкой. Хотя бы в лесу не запрещают включать ее на полную громкость.

Начало темнеть, и Марсель взглянул вниз. Слезать с деревьев всегда сложно, но с такого должно быть попроще. Нужно только упереться ногами в стволы дерева и потихоньку опускаться. Так он и сделал, только в конце сорвался.

– Черт!

Марсель приземлился и по инерции упал на колени. Телефон каким-то чудом вылетел из кармана и затерялся в прошлогодней загнившей листве. Марс взглянул на ладони. Корой сдернул кожу, и теперь щипало. Не больно, но неприятно.

Телефон нашел быстро и тут же чуть не швырнул его от злости: экран разбит!

«Родители меня убьют. И за лес, и за телефон!»

Марсель заторопился в сторону дороги, чувствуя, что темнеет слишком быстро. Отец в это время уже возвращается домой, как и мама.

Сбоку послышался шум. Марсель мельком обернулся – собака. Серая, облезлая, со скомканной шерстью, наверняка блохастая. Возможно, из Березовского сбежала.

Марс поспешил дальше. Сзади раздалось рычание. Пришлось обернуться.

«Волк!»

Сердце упало. Марсель шагнул назад, понимая, что даже самый быстрый бег не спасет его от волчьего голода. Огляделся – нет подходящего дерева, чтобы забраться. Волк побежал.

Марсель молча рванул от него прочь. В ушах застучало – бам! Бам! Добраться бы до велика… Обернулся – волк прыгнул.

Его сбило с ног. Марс смог перевернуться в полете и подставил руку – зубы тут же впились в мясо. Слюна, перемешанная с кровью, падала на лицо, и Марс зажмурился. Боль пришла через несколько секунд. Пронзила руку, будто по ней ударили молотом и раздробили кости.

– А ну пошел! – рядом спасительный крик. Выстрел – в воздух? Волк отпрыгнул и завыл. Марс открыл глаза – волчара ковылял в лес, поджав лапу и скуля. Марсель и сам выл от боли. Рука еле шевелилась. Взглянул – все в крови.

Подбежал мужик, перекинувший ружье на спину. Марс узнал его – егерь.

– Ты чего, пацан? Чего в лесу делаешь? Ох…

Мужик расстегнул сумку на поясе и достал какую-то тряпку. Руку перевязывал крепко, умело. Марс прикусил язык, пытаясь заглушить боль в руке, но не мог не стонать от боли.

«Надо держаться, я же мужчина!» – он пытался себя уговорить, но слезы невольно сыпались из глаз. Целой рукой протер лицо, но только размазал кровь.

– Кто твои родители? – спросил егерь.

– Марфа, учительница в школе… И Василий, начальник…

Сознание начало отключаться. Мужик поднял Марса на руки и побежал к поселку.

– Мой велик у дороги – украдут, – он попытался вырваться, но егерь держал крепко.

– Молчи, дурак. О руке думай, лишь бы не оттяпали!

Марс впал в беспамятство, спасаясь от боли. Ему показалось, что он свернулся на руках егеря калачиком, как маленький волчонок у теплого бока волчицы.

Глава 2. Волчья слюна

Одного дня хватило, чтобы Марсель стал кумиром всей школы и главным разочарованием родителей.

– А правда, что тебя волк укусил? Покажи руку! – с восторгом крутилась вокруг него малышня в школе.

– Ты обещал, что никогда не пойдешь в лес один. И какой ты мужчина, если не выполняешь обещаний? На меня весь завод с сочувствием смотрит, какого дурачка-сына воспитал! – сердился отец.

– Сколько-сколько швов наложили? Ух ты! Ну ты смелый! – хихикали девчонки, и скромная Маруська вместе с ними.

– Я поседела за одну ночь! Пока отец возил тебя в город, чуть не умерла от страха! Ты хочешь, чтобы твоя мать умерла? Почти получилось, сыночек!

Марсель и сам был не рад, что поперся тогда в лес. Рука болела не переставая. Это сводило с ума, не помогали даже обезболивающие. Все, от локтя до кисти, перевязали. Каждые несколько минут Марс шевелил пальцами, чтобы убедиться: мышцы работают, волк не разорвал их. Только мизинец едва сгибается, будто до него не доходят сигналы от мозга.

У всей ситуации был только один плюс: на уроках теперь не заставляли писать. Учителя разом позабыли, что Марсель левша, либо же сжалились над ним и дали послабление. Марс просто сидел и читал учебник, пока учителя занимались другими учениками. Как и в любой малокомплектной школе, тут классы объединялись. Все трое восьмиклассников сидели вместе с еще десятком других учеников, помладше. Иногда их объединяли с единственным учеником девятого класса, и тогда в кабинете одновременно находилось всего пять человек вместе с учителем. Марс сидел один, подальше от Воробья. Друг надоедал расспросами и все время пытался вставить собственную историю:

– А я на одной ноге от волка удирал. Наверное, от того же!

– Ты же про медведя рассказывал?

– Ну да, перепутал, – замешкался Воробей.

«И вообще это был не волк, а волчица», – хотел добавить Марс, но молчал. Поддерживать скучный разговор не хотелось. Воробей обиженно косился на друга, но не подсаживался.

О раненой волчице Марсель думал все время. Егерь так сказал – волчица. Возможно, мать волчат. С простреленной лапой едва ли проживет долго, тем более что после случая с Марсом в лес запретили ходить всем женщинам и детям, мужчины же расставили по периметру леса капканы, защищая поселок. Если в такой попадется волчонок – его тело разрубит пополам. Это тоже сказал егерь, хотя, может, соврал.

В затылок прилетела скомканная бумажка. Марс недовольно обернулся. Кто ее кинул, он так и не понял.

«Волк, видал свою новую соседку?»

Марсель поморщился от странного обращения. Его вывели на бумаге тщательно, обрисовали каждую букву, выделяя поярче. Волк. Можно подумать, странного имени ему не хватало – теперь и  прозвище прибавилось. И все же записка не об этом. Марсель выглянул в окно.

Окна класса выходили как раз на его дом. Родители получили его, когда только переехали сюда, десять лет назад. Марс тогда был совсем маленьким и не понимал, почему городские улицы исчезли, а они вдруг переехали в лес. Впрочем, это никогда его не расстраивало – здесь маленький Марсель всегда знал, чем заняться. С остальными детьми сдружился быстро, все свободное время уходило на игры, рыбалку, поход с родителями за грибами и прочие радости. Только в последнее время Марсель устал от одинаковых будней. И вот сейчас все изменилось.

У дома напротив стояла небольшая газелька. Соседи таскали мебель и огромные сумки.

– Марсель, на что отвлекся? – спокойно поинтересовалась учительница. Марс взглянул на нее: на уроках выглядит, как строгая дама. Каждые выходные приходит в гости к маме, они выпивают домашнее вино и поют песни – после такого сложно воспринимать учителя серьезно.

– Смотрю на соседский дом. Полгода никого не было, а тут, вроде, въезжают.

Учительница выглянула в окно, а за ней и остальные ученики. Кто-то даже повскакивал с мест, чтобы лучше рассмотреть.

– Я слышала, что кто-то приезжает, – призналась математичка. – Новая семья.

– Почему в эту глухомань вообще хоть кто-то приезжает? – возмутился Марс.

– Ты зря так говоришь. Хоть тут и, как ты выразился, глухомань, это ненадолго. Наш завод градообразующий. Через каких-нибудь десять лет тут будет большой поселок, а через пятьдесят – настоящий город.

– А пока тут глухомань, – буркнул Марсель. Возле газельки с мебелью он разглядел тонкую фигурку.

Прозвенел звонок, и класс зашевелился.

– Эй, Волк, похоже, у тебя новая соседка! – поддразнил пятиклассник. Марс обернулся. Низкий паренек смотрел на него без страха. Была бы это городская школа – наверняка его считали бы местным задирой. Только в поселке задирать некого – можно и получить.

– С чего ты меня так называешь?

– Про оборотней не слышал? Если тебя укусил волк – ты сам станешь волком.

– Значит, тебя покусал какой-то придурок.

Парень пробурчал что-то про неудачную шутку и отошел. Марс понял, что ответил мелкому достойно, после такого прозвище не приживется.

Марсель вновь повернулся к окну. Он знал, что уже вечером познакомится с новыми соседями – мама испечет пирог и пойдет знакомиться, как в тупых американских комедиях. В городе так наверняка не делают. Живут годами, не зная даже имени соседа по лестничной клетке. Так проще: спрятаться в квартирку, не нагружая себя ненужными связями.

Девчонка взглянула в сторону школы. Марс поежился: показалось, что она смотрит прямо в его окно.

Звонок на урок.


***

Мама Марселя действительно в тот же вечер отправилась знакомиться с соседями, а десять минут спустя вернулась домой. Марсель и его отец в это время ужинали на кухне и молчали. Так и не помирились. Отец все еще гневался, что сын убежал в лес, а Марс, прекрасно осознавая глупость своего поступка, все равно не хотел извиняться первым. Он чуть не лишился руки – разве этого не достаточно?

Обстановку разрядила мама.

– Наши соседи – чудесные люди! Вася, у нас с тобой появились новые коллеги.

– С ними вроде девчонка приехала? – уточнил Марс, ковыряясь в тарелке. Хоть он и был левшой, но есть предпочитал правой рукой. Теперь, когда она перемотана, он чувствовал себя неуклюжим.

– Ну… – мама ответила неуверенно, и Марсель немедленно поднял голову. Странная реакция!

– Что с ней? Косая? Стремная?

– Марс! – возмутился отец.

– Нет, в этом плане с ней все хорошо, – ответила мама и тоже присела за стол. – Просто она немного странная. Ее родители оговорились, что переехали из-за нее. Вроде какие-то проблемы начались в школе, да и вообще…

– Интересно, почему вы уехали из города? – спросил Марс. – Тоже из-за проблем?

Родители вздохнули в унисон. Этот вопрос сын задавал слишком часто.

– Мы ведь уже объясняли, и не раз. Здесь у отца есть работа…

– Он и в городе нашел бы, чем заняться.

– Дело в деньгах, – ответила мама. – В городе столько не заработать. Не в нашей профессии. Да и на пенсию мы с отцом выйдем раньше. Все ведь ради будущего: так мы накопим тебе на хорошее образование, на квартиру. Во взрослую жизнь вступишь с полным набором!

– Зато все юношество торчу среди тундры. Из друзей – дурак Воробей и толпа малышни, – Марс прикрыл глаза и вздохнул. Нет, нельзя злиться. – Прости. Просто смотрю в интернете, как остальные живут, и завидно.

Опять заныла рана. Марс сунул здоровую руку в карман и вытащил пачку обезболивающего.

– Ты какую уже пьешь за сегодня? – строго спросил отец.

– Вторую, – соврал Марсель. – Мне врач разрешила.

На самом деле это была уже шестая таблетка. Как только появлялись признаки боли, он глотал обезболивающее. Пережить хотя бы сотую часть страданий того дня не хотелось. Тогда казалось, что волк оторвет кусок мяса, обглодает кость руки, как голодная псина… врач сказала, что повезло – зверь только слегка прикусил, задев несколько мышц, но они должны срастись.

Марс вышел из-за стола и отправился на улицу. В это время он обычно делал домашнюю работу, но учителя великодушно освободили его от этой обязанности. Многие взрослые теперь смотрели на него с жалостью, от чего Марсель чувствовал себя не в своей тарелке.

– Эй, подожди! – раздался голос сзади, когда он уже шел вдоль заборов.

Он обернулся и сразу узнал девчонку: новая соседка!

После маминого рассказа Марселю действительно показалось, что она выглядит странно: белоснежные, словно седые, волосы, заплетенные в косичку; цветная одежда, будто девчонка опрокинула на себя банку с радугой. За спиной миниатюрный рюкзачок – что туда вообще может влезть? Да и зачем таскать рюкзак, если ты не в школе?

– Чего? – не очень вежливо поздоровался Марсель.

– Мама сказала с тобой познакомиться. Мы теперь соседи.

«А моя намекнула, что с тобой лучше не иметь дел», – хотел ответить, но промолчал. Нельзя так начинать знакомство.

– Марс, – он протянул здоровую руку.

– Венера, – девчонка легонько пожала ладонь.

– Правда? – не поверил Марсель и тут же почувствовал незримую связь с этой девчонкой. Она, как и он, наверняка всю жизнь мучается с именем, живет, уже бросив считать количество насмешек…

– Ха! Повелся? Катя меня зовут. Ну какой адекватный родитель назовет ребенка Венерой?

Марсель насупился. Так его еще не задевали!

– Ладно, не обижайся. Куда ты идешь?

– Не твое дело, – буркнул Марс.

– Давай играть. Я задаю вопрос тебе, а ты – мне. Куда идешь?

Катя шла рядом и не думала отставать. Марсель решил, что с ней хотя бы не будет так скучно, поэтому не особо противился.

– Я сам не знаю, куда иду. Просто люблю гулять. Может, прогуляюсь до реки и обратно домой.

– Спасибо, что ответил! Теперь спрашивай ты.

«Она действительно странная. Хотя, в принципе, ничего так. Симпатичная. Уж точно красивее Маруськи. Но умнее ли?»

– Кто такой Кастанеда? – спросил Марс.

– Мужик, который выдумал самую классную биографию, которую я читала, – с сожалением сказала Катя.

– Выдумал?

– Ну да. Он сам говорил, что все его книги – выдумка.

Марсель нахмурился. Ему никогда не приходило в голову читать что-то об авторе. Зачем узнавать что-то, что может разочаровать? Новость, что все его книги выдумка, а не автобиография, Марса обидела. Он мгновенно понял, что никогда не сможет читать Кастанеду с таким упоением. Теперь это не лучше любой другой фэнтези-книги. Не магия, а обычная выдумка.

– Моя очередь. Что у тебя с рукой?

– Волк укусил.

– Так не пойдет, отвечай подробней! – возмутилась Катя.

– Ну ладно… Я убежал в лес, хотел показать, какой я весь из себя взрослый. Там на меня напал волк. Точнее, волчица… так егерь сказал – он меня спас, а волчицу подстрелил.

Они добрались до реки. Тут пока что было холодно, земля и вода не прогрелись, из-за чего вокруг бродил холодный ветерок. Ребята устроились на пустой скамейке – ее поставили тут несколько лет назад, чтобы не приходилось сидеть на земле. На этом благоустройство закончилось – песочный пляж из сельской речушки никто делать не собирался.

– Сильно укусила? До кости? – спросила Катя. Марс хотел возмутиться, что его очередь задавать вопрос, но не стал. Вид у девчонки был загадочный, будто она хотела еще что-то спросить, но не решалась.

– Не до кости. Только мышцы прокусила, но не сильно. Врач сказала, что егерь спас мне руку. Крепко бинтами замотал, разорванные ткани сразу схватились. Оставалось только швы наложить и все.

– Я слышала, что волчья слюна проникает и смешивается с кровью. Чуть-чуть попало – и ты уже на одну миллионную часть волк.

– Что за антинаучная фигня, – возмутился Марс.

– Это не наука, это поверье. Но они ведь не берутся на пустом месте, верно?

– Моя очередь спрашивать, – прервал Марсель. – Почему вы переехали?

Тема с волками начинала надоедать. То в школе подкалывают, то соседка новая. Хоть он уже знал ответ на вопрос, хотелось ее задеть побольнее, чтобы она больше не задавала неудобных вопросов.

Но Катя улыбнулась, будто этот вопрос ее позабавил.

– В моей школе меня считали сумасшедшей.

– Это не полный ответ.

– Ну да… В общем, я вижу кое-что, чего не видят другие. И за это они называют меня сумасшедшей. Надо мной не издевались, ничего такого – просто держались подальше, будто меня не существует. Даже учителя на уроках старались меня не спрашивать. Им не нравилось, что я в них видела.

– А что ты видишь? – спросил Марс. Сидеть ему надоело, и он поднялся, чтобы покидать блинчики по воде. Левой рукой получалось не очень удобно.

Марсель делал это с детства, как только стали отпускать к реке. Раньше ему казалось, что на берегу однажды закончатся плоские камни, но каждый раз удавалось находить новые. Это казалось маленьким природным чудом.

– Я вижу души людей.

От неожиданности рука дрогнула, и идеально ровный камушек скрылся под водой после первого «плюха». Марсель обернулся на соседку.

– Чего?

– Ну да, души вижу. Твоя мама заботливая. У нее в груди клубочком свернулась черная кошка с пузиком – кормящая. У нас в классе был мальчишка, у него сердце пожирал червяк, такие в яблоках живут.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2