Кристина Воронова.

Источник неприятностей – 3



скачать книгу бесплатно

Он пришёл в дикий восторг, мгновенно забыв про своих красавиц-любовниц. Лукреция была очень богатой и тоже единственной дочерью в семье. На её деньги они купили себе небольшой мирок, где своими силами выстроили замок. Тогда они впервые нарушили один из немногочисленных законов магического мира – привлекли к строительству людей, которых и поселили в своём мирке. Они тщательно искали неудачников и непонятых романтиков по всему немагическому миру. Больше всего таких заблудших душ они обнаружили в Киеве и Львове. По большей части это были непризнанные поэты, художники и писатели. А также толкинисты, готы и другие «породы» неформалов.

Так что странная семейная пара получила в своё полное распоряжение бесплатных слуг, строителей и поклонников. Для людей даже их низшая степень была недосягаемой. Они буквально молились на своих хозяев, униженно пресмыкаясь перед ними.

Первый раз они решили испытать заклятье Лукреции на какой-нибудь девушке из Киева.

Лукреция ощутила дикий восторг, когда материалом для её заклятья послужили те самые красотки, которые так надолго лишили её любви и общества обожаемого мужа. К тому же – это знала только она – одна из его многочисленных любовниц была беременна. Её Лукреция зверски убила собственными руками. А также красавицу Тирру, которую ненавидела уже за то, что та совершенно не замечала её в магическом кафе, когда, восхищённая подобным совершенством, Лукреция пялилась на красавицу эльфийского происхождения, ощущая ужаснейший приступ комплекса неполноценности.

После создания Елены Прекрасной Лукреция выпалила Гарольду прямо в лицо о беременности одной из жертв их колдовства. Она вырезала из живота мёртвой волшебницы недоразвитый зародыш и швырнула ему прямо в лицо:

– Вот, получай своего наследничка! Правда, он слегка мёртв!

С этого момента их отношения превратились в ненависть с обеих сторон. Но только вдвоём, объединив свои жалкие силы, плюс помощь древних артефактов, они могли двигаться дальше по выбранному пути.

Даже став любовником Елены Прекрасной, Гарольд не смог прогнать ненавистную супругу, которая теперь внушала ему только отвращение.

Впрочем, в глубине души Лукреция уже готова была его простить… Инетерпеливо ожидала СВОЕГО часа, когда наконец-то станет самой красивой на свете!

Ещё девушка верила, что благодаря магическим талантам когда-нибудь сможет родить ребёнка своему ненаглядному. И он её просит. За всё.

Она глубоко ненавидела свою соперницу, созданную собственными руками, но терпела, не посмев её уничтожить. Она не хотела, чтобы Гарольд ушёл от неё навсегда. Или убил её. Ведь он был сильнее. А она осознавала, чувствовала всем своим маленьким чёрным сердечком, что никогда не сможет поднять на него руку. Что он – смысл всей её жизни.

Ведь она хотела стать красавицей только ради него!

***

А дел у неё было аж два. И оба важных. Сверх важных. Супер-пупер важных. Достаточно того, что оба этих дела были связаны (так или иначе) с её непосредственными шефами – Леопольдами.

Никапопыталась представить, какое из этих дел полегче, поприятней другого.

И – не смогла. Оба дела казались ей отвратными.

Во-первых, ей нужно было сходить в штаб Меченных – всего-навсего. И ещё – убить кое-кого.

«И почему я всегда вытягиваю короткую спичку?» – с тоской подумала девушка, вынимая из кармана зачарованный мобильный и открывая в нёмволшебную карту и тыкая в нужное место кончиком пальца.

Она очутилась перед штабом Меченных. Это было громадное, производящее угрюмое и отталкивающее впечатление здание, чем-то напомнившее девушке их волшебный Дом.

Правда, этот дом, хотя и был волшебным, давил на психику, и, казалось, ненавидел всех и вся. Он был грязным, высоким, облупившимся и казался полуразвалившимся. Чёрные провалы окон со злобой щерились на неё.

«Представляю, как чувствуют себя их клиенты! – невольно подумалось ей. – У нас-то сервис на более высоком уровне».

Осторожно прокравшись к огромным ржавым воротам, посреди которых впечатляли три громадные буквы широко известного русского ругательства, она постучалась.

– Кого надо? – угрюмо и злобно отозвался неживой голос. Ей показалось, что заговорили сами ворота.

– Директор у себя? – она постаралась говорить будничным тоном. Будто каждый день сюда вваливаласьи требовала шефа. То есть, главу Киевских Меченных. Демона. Отца её директора, Леопольда.

– У себя. Как вас обозвать?

– Скажите, Никапришла – он поймёт, – отчеканила женщинаслегка дрожащим голосом. Она очень боялась, что её выйдет встречать Эталинэль – чтобы благополучно провести к кабинету директора через все ловушки и препятствия, специально сконструированные для незваных гостей. Она продолжала его ненавидеть и презирать. Однако понадеялась, что эта сволочь не нападёт на неё без прямого указания Верховного демона. И ещё больше понадеялась, что такого указания не поступит.

– Входите. – Двери распахнулись. Ведьмаосторожно вошла. Перед дверьми, на холодном сентябрьском воздухе, мёрзла очень красивая, высокая, черноволосая девушка с диким взглядомжёлтых глаз.

«Неудивительно, что ей холодно. Она ведь почти в нижнем белье!» – хмыкнула про себя Ника.

Девушка окинула её неприязненным взглядом:

– Следуйза мной!

Ступая за красоткой, Никазадумалась над тем, что девушка сильно напоминает ей их Афину.

– Красивые ножки, – выдала она искренний комплимент. – Свои или наколдовала?

– Немного и того, и того, – усмехнулась явно польщённая красотка. – Понимаешь, я ведь личный секретарь САМОГО! – с гордостью добавила она. – Поэтому я и должна выглядеть, как высший класс!

– Тебе это удалось.

– А ты как, по делу, или на работу устраиваться? – поинтересовалась секретарша. – Кстати, меня Викой зовут. Чёрный маг четвёртой степени.

«Ну, точно Афина! Они случайно не сестры?» – мелькнуло в голове Ники.

– А у тебя какая степень? – как бы невзначай спросила она, оглядываясь и впиваясь в гостью безумным взором.

– Вторая, – честно ответила та.

– Вау! Так ты к нам на работу? – моментально сменила она тон на весьма дружелюбный, даже паточный.

– А что, у вас проблемы с личным составом? – обаятельно улыбнувшись, поинтересовалась ведьма в ответ. – Мор случился?

Нету у нас никаких неприятностей, – быстро добавила девушка, вспомнив, что невысокая блондинка с пронзительными зелёными глазами всё-таки не является их сотрудником. – Но вы сами знаете, сколько магов гибнет буквально каждый год… Если не месяц, во время сложных заданий.

Так можно ж воскресить, – заметила её собеседница с недоумением.

Красотка закивала:

– Да, такое возможно. Но воскрешение имеет смысл, когда сотрудник того стоит. А если дешевле нанять нового…

Хорошо же вы рекламируете вашу фирму, – не удержалась от ядовитого тона Ника. – Не удивительно, что к вам просто валом валят новые работники! Прямо уже вижу целую толпу.

Да, если честно, мы не слишком уж популярны, – погрустнела девушка. – Но эти студенты… Поступая в магический университет, или просто являясь отпрысками наделённых магией родителей… Считают, что всё должно быть легко. Просто и весело, как прогулка по лужайке с добродушными феями, осыпающими пыльцой.

Безусловно, – перебила её ведьма, искренне улыбаясь. – Но это не мешает работе. Даже тяжелой. Даже сложным заданиям. Просто ваше руководство не одержимо идеей создания для сотрудников комфортных условий работы. Поэтому и работают у вас в основном… Всякие Меченные.

Девушка дёрнулась, словно её ударили хлыстом по лицу. Но не от ненависти, а от страха.

– Вот почему я люблю свою должность, – медленно заявила Вика. – Секретаршей быть – вполне непыльная работёнка. И остаётся шанс пожить подольше.

Показалось ли Нике, или девушка сама не верила своим словам, убеждая себя насильно?

Дверь, ведущая в кабинет демона, была чёрной, как будто обугленной. Хрупкая девушка с длинными золотисто-русыми волосами чуть вздрогнула – она порадовалась, что стоит за спиной секретарши, и та не видит её страха. Да, но может быть, чувствует?

Черноволосая красотка с чеканным профилем и потрясающе длинными ногами осторожно постучалась, услышав начальственный рык: «Введите!», посторонилась и пропустила вперёд Нику, закрыв за ней дверь.

***

Никасмотрела на него, стараясь делать вид, что ейсовсем, совсем не страшно. Странно, но в личной обстановке отец Леопольдане казался таким уж страшилищем. Всего лишь немного постаревшая копия Алека Болдуина. То есть, он выглядел на настоящий возраст знаменитого актёра. Сходство отца и сына – точнее, теперь уже сыновей, было потрясающим.

Онаещё раз напомнила себе, что внешностью их сходство почти и заканчивается. У обоих еёдиректоров характер был куда лучше. Да, Леопольдобладал нешуточной силой, многими истинно демоническими качествами, – когда он сражался, то мог превратиться в ТАКОЕ… Лучше на трезвую голову не видеть, на пьяную – не вспоминать. К тому же, Леопольдыобладали громадным упорством и силой воли, всегда выделяющие незаурядное существо даже из толпы магов и прочих магических созданий.

Но…

Её директора не были чудовищами. А он – был. Хотя вовсе не был виноват в этом, конечно. Просто его таким создали. Родили, или ещё как там он появился на свет божий… То есть, дьявольский.

Его пристальный, упорный, сверлящий до дна души взгляд мучил несказанно. В душе словно оживали все страхи, все комплексы: обиды, злость, ревность. В общем, он обладал даром будить в любом существе неприятную и тщательно скрываемую Тёмную половину.

Как говорится, спасибо за бесценный опыт в самокопании на галактическом уровне.

Здравствуйте, – вежливо произнесла Ника, не решаясь подойти к массивному, чёрному, почему-то казавшемуся обжигающе-горячем столу. Она была уверена, что на поверхности стола, как в глади чёрного озера, отражается его лицо. Его настоящее лицо. Отнюдь не имеющее человеческие черты. Может, у него и глаз было больше, чем два экземпляра, кто знает?Ника этого не знала, и узнать не стремилась. Меньше знаешь – крепче спишь.– Я принесла вам приглашение на день рождения Леопольдов, – произнесла она, и для наглядности помахала большой разноцветной открыткой с красиво впечатанным названием их фирмы золотыми буквами с алмазной крошкой – «ОФУИС». И с неразборчивой подписью Леопольда, – какого из них, она не знала, но догадывалась. Естественно, второго. Ибо он много времени провёл с демоном, и даже едва не попытался уничтожить горячо любимый оригинал по наущению демонического папочки, посчитавшего, что его сынуля слишком размяк и подобрел.

Глава 3

Иногда Ника особенно ясно осознавала, что второй Леопольд– Тёмная половина первого. И ейстановилось немного страшно. Хотя онаи была уверена, что оригинал, в случае чего, способен справиться со своей копией. К тому же они действительно подружились – как братья-близнецы. Редко какой человек способен настолько примирить две стороны своего существа, как это сделали Леопольды.

Никапо праву могла ими гордиться… Ими двумя. И очень хотела посоветовать сделать то же самое их отцу. Но не посмела, конечно.

«Но если он сейчас читает мои мысли – то так ему и надо!» – мстительно подумала ведьма.

Спасибо, – наконец-то разродился он речью. Вполне человеческой, и даже на привычном русском, хотя и со странным, немного режущим ухо акцентом. Неприятным, словно вдруг заговорил волк или другой опасный хищник. – Подойди и положи приглашение на стол, – велел он, сардонически улыбаясь. Ему нравилось замечать её дрожащие коленки и руки. Ну, ничего не могла с собой поделать!

Как твой сынуля? Ему нравится у эльфов? – небрежно поинтересовался он, специально касаясь руки, когда забирал открытку у гостьи. – Если что, приводи его ко мне – и я научу его наслаждаться своей НАСТОЯЩЕЙ сущностью.

Его настоящая сущность вполне безобидная. И я не понимаю, почему все так упорно называют его демоном?! – взорвалась Ника.Она бесилась потому, что когда-то искренне считала, что отец Леопольда имеет виды на её сына. Но её малыш был существом настолько могущественным, что принудить его не мог никто. Уничтожить – может быть, такие силачи и найдутся. Но не заставить! И заколдовать тоже вряд ли получится.

Демон в чёрной шёлковой рубашке под чёрным же пиджаком, под которымибугрились неправдоподобные мускулы – словно стыренные у Шварценеггера – переплёл свои дочерна загорелые длинные и сильные пальцы, не спуская с неёвнимательного взгляда:

– Ты же понимаешь, что он не совсем… Настоящий.

Конечно. Поэтому он просто обязан быть дико кровожадным – по-вашему мнению. Во-первых, у моего сына два биологических отца, что даже у магов встречается весьма редко. Во-вторых, один из его отцов – полностью волшебное существо, которое по идее вообще не должно было размножаться. Признайтесь честно – как на духу, – только между нами: это ваших рук дело? Помню, вы что-то такое упоминали, когда мы Леопольда добывали из его кабинета.

В ответ на его явно непристойную ухмылку – или ейпоказалось, или язык в его рту был гораздо длинней и уже, чем у обычного человека? – Никапокраснела.

– Я имела в виду, – сбившись, пояснила она, также переплетя пальцы, но судорожно, почти как в агонии, – что вы каким-то образом поспособствовали этому?

Даже если это было и так – поверь, я бы не стал откровенничать с тобой по этому поводу, – он развалился в шикарном и ужасно огромном кресле – такое очень понравилось бы Зорро – с вполне благодушной ухмылкой, – оскалом сытого хищника. – Но на твоём месте я бы всё-таки расспросил своего драгоценного и горячо любимого директора. Кто знает, – продолжал он ещё язвительнее, – возможно, наш драгоценный Леопольд решил создать идеальное оружие? На всякий случай? Или своего будущего приёмника? Ведь сам Леопольд не может иметь детей. Ты знала об этом?

Никапокачнулась – не вполне понимая, почему эта новость произвела на неётакое сильноевпечатление. Обычно когда она слышалаподобные фразы в длинных сериалах по телевизору, еёэто так сильно не впечатляло.

– Что?!! Этого не может быть! А даже если бы и было – как вы об этом узнали? Вряд ли Леопольдстал бы рассказывать вам настолько значимыеподробности своей интимной жизни. Или… Надеюсь, вы его не кастрировали?!

А ты чего так разволновалась? – хмыкнул он. – Насколько я в курсе – это твоя подруга Алла спит с моим сыном… С обеими копиями. Или ты на её место захотела? Ведь, насколько я знаю, твоя подруга ушла из вашей фирмы. Кстати, ты скучаешь по ней? Вижу, можешь не отвечать. Ты очень по ней скучаешь, – он изобразил издевательское сочувствие. – А вот она по тебе – нет. Это я знаю точно – и ручаюсь за источник информации. Теперь она придворный маг в одном крутом магическом мирке. И иногда выполняет личные задания для министерства Серой магии.

Никапошатнулась второй раз – ещё сильнее, чем в первый. Еёшвырнуло на громадный письменный стол, перед глазами поплыли разноцветные шарики.

Онавпечаталась лицом в гладкую поверхность прямо перед мило улыбающейся физиономией демона, нависшего над ней, как громадная гора. Его глаза светились алым светом преисподней. Он с деланным сочувствием помог ейподняться, отлепив от своего стола, даже усадил на кресло и протянул наколдованную рюмку с алым вином.

Никавыпила – даже если бы это была кровь, онабы всё равно выпила её, настолько сильно была ошарашена.

Самое страшное, что она чувствовала – всеми фибрами души, всем существом, – что он не врёт. Да, издевается, да, наслаждается страданиям, да, получает неземное наслаждением от невольно вылившихсяна свет божий слёз, – но не врёт! Не мистифицирует. А просто говорит правду.

Так вот, насчёт того, что мой сын не может иметь детей, я узнал давным-давно, – демон сморщился, как от горькой микстуры. Его алые глаза постепенно стали обычными чёрными. Впрочем, цвет радужки, как и весь свой облик, он мог менять хоть каждые пять минут. Правда, на работу он, скорее всего, ходил в одном и том же облике, чтобы не объяснять каждое утром охранникам и подчинённым, что он – это он, а не какой-нибудь воришка. – И всё снова упирается в то, что я неудачно выбрал мать для своего сына. А может быть, что-то с ритуалом напортачил, не знаю… Или жертв мало принёс. Впрочем, теперь уже поздно сокрушаться по этому поводу, хотя иногда и очень хочется. В любом случае, мой сын – неудачный проект. Но что выросло – то выросло. И я его люблю.

Никас таким недоверием взглянула на него, что он даже рассмеялся.

– Нет, я не вру. Зачем? Леопольдне может иметь детей – это правда. И, быть может, он постарался обеспечить себе наследника другими путями? Магическими? Ника, ты никогда не думала, что твои любовники – Асмодейи этот, как его, Эркюль, не просто так запали на тебя? Или ты считаешь себя неотразимой, красавица? – сардонически заметил он. – Да ведь даже ваша ничтожная Афинав сто раз красивее тебя… И твоей Аллы. Ума не приложу, что мой сын нашёл в ней! Но… Хорошо, что проблема уже не актуальна.

Он сказал это с таким убеждением, так спокойно, что Никазалилась слезами, – ведь это означало, что Аллабольше не вернётся.

Ведьма залпом допила рюмку этого действительно очень неплохого красного вина, так похожего на кровь – ейбыло всё равно, пусть травит, если хочет. Хотя вряд ли он захотел бы так уж сильно испортить свои отношения с сыном.

Всё-таки, он любил его. Никачувствовала, что это тоже правда. Когда-то Алларассказывала ей, что в домашней обстановке демон – просто душка. Классно играет на гитаре, поёт чуть хрипловатым голосом в стиле Высоцкого, да ещё и замечательно готовит. Когда-то они с Леопольдомнавещали демона в его доме. Леопольдпредставлял ему Аллу, как будущую жену.

Демон погладил Никупо волосам:

– Не ной. Просто живи дальше. Прошлого не вернуть – ты должна это понимать. Все меняются с возрастом – иногда не в лучшую сторону. А тридцатьлет – самый страшный возраст. Именно эта круглая дата способна полностью перекроить личность человека. И часто не в лучшую сторону. Зато после этой своеобразной реинкарнации человек становится настоящим. Только мы, демоны, эльфы и некоторые другие магические существа не проходим этой ломки. Потому что мы уже рождаемся такими, какими будем всю жизнь. Мы можем измениться, но это уже другое. Совсем другое. Это как цветок, который постепенно распускается. Тебе этого не понять, потому что перемены в тебе уже давно произошли – и ты забыла об этом. Кстати, насчёт тебя могу сказать, что ты стала сильнее. И даже сохранила свою вторую, столь хрупкую светлую половину.

Никаслушала демона, как зачарованная. В этот момент она почему-то вспомнила старую легенду, вычитанную в какой-то книге из архива Зорро: что демоны чем-то сродни ангелам. Падшим конечно, но…

Впрочем, ничего абсолютно злого практически не существует.

Кроме людей, конечно.

Ведь люди – это шедевр Создателя.

Ладно, ты принесла мне приглашение – можешь идти, – оборвал он сам себя, снова усаживаясь за стол.Ника молча кивнула, поставила пустую рюмку на круглый столик возле кресла, в которое её усадили, и направилась к выходу.

До свидания, – сказала она. Он не ответил, сделав вид, что углубился в какие-то бумаги.

Прекрасная секретарша уже поджидала в коридоре, рассевшись на шикарном чёрном кресле. Она читала какой-то женский журнал магической моды. С первого взгляда онадаже подумала, что это «Космополитен» или «Натали». Но, присмотревшись, догадалась, что владельцы журнала «Магическая мода для ведьм», слямзили идею у обычных, не магических журналов, решив, что не стоит ломать голову над тем, что уже изобрели другие. Пусть даже и не маги.

Отложив журнал, она улыбнулась ей:

– Как приятно видеть вас живой и здоровой. Так вы идёте к нам работать?

Нет, я уже работаю, – улыбнулась Ника в ответ. – Теперь проведи меня к выходу – я очень спешу и не планирую сегодня где-нибудь пострадать.

Да, я бы на вашем месте тоже не задерживалась, – ухмыльнулась она. – Так, на всякий случай.

Задерживаться Ника и не собиралась. И вовсе не потому, что боялась кого-то из магов демона. Падших магов. Меченных. Или тех, кого не брали в другом месте, либо из-за плохого, неуживчивого характера, либо из-за излишней жестокости.

Вряд ли Меченные на самом деле считали «ОФУИС» своим конкурентом. К ним просто обращались другие клиенты. Для грубой – очень грубой работы – или чего-то противозаконного, – выбирали Меченных. Для других, более тонких – и более сложных дел – выбирали «ОФУИС». Или Мерлина – если хотели заплатить меньше. Правда, на Мерлина работало всего двое: Мордред и Мирэль, бывшая Меченная. Та, которую Никакогда-то убила, а потом оживила. Правда, характер её особо не улучшился, зато девица раз и навсегда покинула Меченных – и своего неприятного, преступного братца Эталинэля.

«Когда-то он своё получит! – подумала Ника, последний раз окидывая взглядом обшарпанный, угрюмый дом, выглядевший, как идеальное место преступления в каком-нибудь американском фильме. Дом из квартала для бедных, для чёрных или для мексиканцев. В общем, для отребья.

Само место, окружавшее этот дом, напоминало заброшенную улицу старой Англии во время эпидемии чумы.

Много хлама, много крыс, диких хомячков, наглых ворон, размером с упитанную кошку, и диких же кошек. Собак не было. Зато имелись гиены.

По дороге к этому жуткому месту ейнесколько раз пришлось поохотиться… Чтобы не поохотились на неё. И дорога назад была усеяна трупами – жертвами ведьминыхмагических шаров.

Мёртвых животных торопливо доедали их же сородичи, яростно сражаясь за каждый кусочек хорошо поджаренного мяса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении