Катрин Корр.

Снежные холмы



скачать книгу бесплатно

– Моя подружка уезжает в Лапландию на полгода, нужно как следует ее провести! И пожелать кучу всего хорошего.

Я смеюсь и протираю ладонью запотевшее круглое зеркало. Вика говорит, что будет у меня через пятнадцать минут. Закончив короткий разговор, внимательно смотрю на свое отражение и не могу не заметить исчезновение темных кругов под глазами и впалых щек. В последнее время чувствую, как у меня изменился аппетит, и Лара сказала бы, что в лучшую сторону. Пеку себе блинчики, жарю любимые сырники и с удовольствием поглощаю огромные куски пиццы на дрожжевом тесте собственного приготовления. Кажется, я стала набирать потерявшие за несколько месяцев килограммы, и меня радует, что теперь не буду похожа на ходячую мумию.

– Сюрпра-а-а-а-йз! – кричит Вика на весь подъезд, когда я открываю перед ней входную дверь. Отлично, наверняка ее ор все бабульки услышали. Она держит в руках бутылку шампанского и большой картонный пакет с изображением Деда Мороза. – Как в старые и добрые времена!

Мы обнимаемся. Вешаю Викину лисью жилетку на чуть покосившуюся вешалку, пока она снимает высоченную обувь.

– Ты бы предупредила меня, что останешься на ночь, я бы приготовила что-нибудь особенное.

– Особенное? – довольно улыбается подруга и затягивает длинные рыжие волосы в высокий неряшливый хвост. – Знала, что именно так и будет, поэтому ничего не говорила тебе. А на ужин я купила роллы.

– Я их сто лет не ела!

Вика берет свой большущий пакет и проходит в мою спальню. Пока я ставлю шампанское в морозилку и достаю бокалы из шкафа, она переодевается в домашние серые штаны и розовую майку на тонких бретельках. Включаю маленький плоский телевизор на кухне и ищу музыкальный канал.

– Сейчас обожремся! – восклицает подруга и ставит на стол черный пакет с нашим ужином. – Я так устала! Сегодня снимали фотопроект для мехового салона в декабрьский номер, и вообще какая-то жесть была. Сначала на площадку привезли не те шубы и куртки, которые хотел прорекламировать заказчик, пока мы их ждали одна модель из агентства попала в ДТП и пришлось срочно искать другую девочку! Если бы она не опоздала на съемку, то ничего бы с ней не случилось. Мгновенная кара! – рассказывает Вика, выкладывая на стол картонные коробки с роллами. – А чем занималась ты? А! У тебя был день шопинга, да?

– Точно, и прошел он великолепно. Чувствую приятную усталость.

Вика сворачивает пакет и смотрит на меня с едва уловимой улыбкой. Я машинально ставлю руки в боки и приподнимаю бровь:

– Что?

– Ничего, просто давно не видела тебя такой хорошенькой.

– Даже не хочешь узнать, что я прикупила себе?

– Конечно хочу, но сначала мы поедим, а потом пойдем в спальню с шампанским и конфетами, которые остались в моем волшебном пакете, и после того, как ты покажешь мне свои обновки, я покажу кое-что тебе.

С подозрением смотрю на нее и достаю стаканы для сока.

– Если бы сейчас нас кто-то слышал, то подумал, что мы с тобой любовницы, – говорю я, вскрывая пачку апельсинового напитка.

Вика отмахивается и садится на стул, подгибая под себя одну ногу.

– А твой волшебный пакет, это тот, с Дедом Морозом? Где ты его взяла, в магазинах еще нет новогодней атрибутики!

– Это с прошлого года остался, кто-то, наверное, подарил в нем что-то папе.

Нашла в гардеробной. Ну, приятного аппетита!

– Приятного аппетита, – отвечаю я, и мы обе вскрываем упаковки с деревянными палочками.

Телевизор показывает давнишний клип Джастина Тимберлейка. Есть такие песни, которые не стареют со временем и What Goes Around одна из них. Мы обе смотрим в экран, жуя роллы с креветками, и тихонько качаемся в такт медленной музыке.

– Ты очень похожа на Скарлетт Йоханссон, – говорит Вика с набитым ртом. Эту фразу я слышу от нее уже в тысячный раз.

Поднимаю глаза на экран как раз в тот момент, когда красавица-актриса смотрит в камеру и кусает нижнюю губу. Не могу сказать, что мне не приятно слышать в свой адрес подобное, но я действительно не нахожу ничего общего между собой и голливудской актрисой, которая обладает удивительной красотой и шармом, чего у меня, к сожалению, нет.

– У тебя еще губы такие же пухленькие и эта овальная складочка над подбородком, просто копия! – не унимается подруга, глядя то на меня, то в телевизор. – Кстати, ты молодец, что избавилась от сухих кончиков, волосы стали гуще и здоровее.

– Все да ты замечаешь!

Вика довольно кивает и берет палочками очередной ролл. Через двадцать минут, когда с ужином покончено, я достаю шампанское из морозилки, Вика берет бокалы, и мы переходим в спальню. Усаживаемся на пушистом махровом ковре перед телевизором.

– Может включим любимый фильм миллионов женщин? – предлагает она, вскрывая коробку с конфетами. – Хочу полюбоваться красавчиком Эдвардом! Боже, ну неужели такие мужчины только в кино и живут?

Я смеюсь и киваю, зная, что речь идет о всемирно известной «Красотке» с Джулией Робертс и Ричардом Гиром. Это наш с Викой любимый фильм.

Через пару минут по телевизору начинаются заглавные титры киноленты и звучит знакомая музыка. Я боюсь открывать бутылки с шампанским, потому что Лара постоянно рассказывала о своем коллеге с работы, которому пробка выбила глаз, поэтому это дело доверяю Вике. И не потому что не боюсь за ее здоровье, просто она действительно умеет это делать тихо и безопасно.

– Дорогая моя, сейчас я буду говорить долго, много и возможно, что ты устанешь слушать меня, но прошу, впитывай каждое мое слово, хорошо? – Вика наливает в бокалы игристый напиток, отставляет бутылку в сторону и берет свой фужер. – Уверена, что Лара, которая сейчас смотрит на нас, очень рада, что мы с тобой, наконец-то как в старые и добрые времена, вновь сидим на этом ковре и смотрим «Красотку». И я точно знаю, что она очень гордится тобой. Этот год был слишком тяжелым для тебя, но ты смогла взять себя в руки и сделать все, о чем мечтала она, – говорит Вика, метнув указательным пальцем вверх. – Ты закончила университет, получила диплом, несмотря на то горе, что свалилось на тебя. Ань, ты очень сильная девушка и я безмерно тебя люблю.

Чувствую, как глаза становятся влажными, и изо всех сил стараюсь не разреветься.

– Время лечит. Я уже вижу как ты преобразилась. Очень надеюсь, что новая работа поможет тебе начать все сначала. Начать свою жизнь сначала. Помнишь, ты говорила мне, как мечтаешь открыть свою маленькую уютную гостиницу на берегу моря?

Я киваю, глядя сквозь слезы на пузырьки в моем бокале. Это была глупая розовая мечта.

– Ты хотела кормить своих постояльцев домашней выпечкой и дарить им магниты с изображением твоей гостиницы на память.

– А когда летний сезон заканчивался, закрывала бы все двери и жила на первом этаже. Читала бы книги в кресле-качалке и смотрела на бушующее море, – заканчиваю я, вытирая слезу с щеки. Боже, а ведь я действительно мечтала об этом и всегда говорила Ларе и Вике, как сильно хочу жить у моря, вдыхать морской воздух и любоваться закатами и рассветами из широких окон спальни. Выходить по утрам на пляж и чувствовать прохладный песок под ногами, обдуваемый летним ветерком. – Ты это помнишь.

– Конечно я помню это, Анют. И не хочу, чтобы ты забывала свою мечту.

Всхлипываю и улыбаюсь одновременно, а Вика гладит меня по плечу.

– Надеюсь, что новая работа принесет тебе не только финансовую стабильность, но и изменит твою жизнь, – подытоживает она, поднимая бокал. – Ну, за тебя, моя хорошая!

Мы чокаемся бокалами, и выпиваем залпом золотистый напиток. Закусываю конфетой с орешком, чувствуя как шампанское приятно разливается по телу, заставляя ощущать еще большую слабость.

– А теперь, показывай мне все, что купила сегодня!

Следующие двадцать минут я примеряю обновки, кривляясь перед зеркалом – шампанское здорово ударило в голову, а Вика восхищенно хлопает в ладоши всякий раз, когда я начинаю дефилировать. К тому моменту как героиня Джулии Робертс принимает утреннюю ванну, напевая песню Принца, мы с Викой уже лежим на ковре с раскиданными подушками. Шампанского в бокалах осталось на два-три глотка, а конфет в коробке всего две.

– Я тут на днях видела Пашу, – говорит Вика сонным голосом. Она смотрит в экран телевизора, и ее глаза уже не так живо реагируют на действия героев. Должно быть, действительно устала, а алкоголь и вовсе отнял последние силы, как и у меня. – Спрашивал о тебе.

– Надеюсь, ты сказала, что у меня все замечательно?

– Точь-в-точь.

– Мо-ло-дец, – с расстановкой говорю я, крепче обнимая мягкую подушку.

– Козел он, Ань. Настоящий козел. Просто козел всех козлов. Надеюсь, когда-нибудь получит по своей слащавой морде крепким кулаком.

Мне не хочется портить этот славный вечер воспоминаниями о человеке, который бросил меня в самую трудную минуту. Время, кажется, излечило мое сердце, и я уже не чувствую той боли и обиды, что были поначалу, но больше никогда не подпущу этого человека к себе.

Действительно, вот бы влепил ему кто-нибудь по самое число. Вот же и злюка я!

– Думаешь у меня получится? – спрашиваю, переворачиваясь на живот. – Я уезжала отсюда всего лишь один раз в десятом классе и то на две недели, а тут целых полгода! Там нет никого, кого бы я знала. Там вечный мороз и вьюги. Но, черт возьми, это место – высший пилотаж.

– А ты Скарлетт Йоханссон и перед тобой открыты все дороги, – сонно тянет Вика. – Почаще улыбайся. Твоя улыбка способна растопить лед.

– Божечки, какая ты забавная, – улыбаюсь я. – А что, если не понравлюсь им? Меня даже не видели, со мной не проводили собеседование, а уже взяли на работу. Как такое может быть?

– Ты просто Скарлетт Йоханссон и этим все сказано, – взмахнула рукой Вика.

– Да брось ты! – отмахиваюсь я и вновь переворачиваюсь на спину. Смотрю в белый потолок и люстра в моих пьяных глазах немного кружится.

– Руководство, а точнее тот, кто занимается подбором кадров видел тебя. Я отправляла фото. И не бойся, выбрала самое классное. Ты там на какой-то конференции, в белой рубашке и собранными в пучок волосами. Такая серьезная мадам.

– У-у-ужас! – тяну я, закрывая лицо руками.

– Ты будешь скучать по мне? – вдруг спрашивает Вика, сев на корточки передо мной. – Сильно-сильно?

Я бы тоже поднялась, но мое тело окутала пьяная лень, поэтому продолжаю лежать на ковре.

– Что за глупые вопросы, конечно же буду!

Она задумчиво кивает, как будто сомневается в моем ответе. Ее неряшливый хвост вовсе распустился, и длинные лохматые пряди раскинулись по спине и плечам.

– А как думаешь, тебе будет одиноко, когда ты заселишься в свой номер послезавтра?

Не выдерживаю и все-таки сажусь напротив подруги, решившей позадавать мне глупые вопросы, ответы на которые она прекрасно знает и без меня.

– Так, в чем дело?

– Отвечай на мой вопрос! – требует она.

Я недовольно вздыхаю:

– Конечно, мне будет одиноко, потому что я буду скучать по тебе и дому. Да я уже скучаю!

Вика вновь едва заметно кивает и с трудом встает на ноги. Берет большой пакет с Дедом Морозом, показавшимся мне каким-то безразмерным, и снова опускается на колени передо мной.

– Знаешь, не очень хочу, чтобы ты чувствовала себя одиноко. Мы с тобой будем созваниваться и все такое, но я знаю, что от переизбытка чувств ты можешь так разреветься, что на следующий день вместо глаз у тебя будут теннисные мячики! Ты, кстати, взяла подушечки для век на такой случай? А то черт его знает, есть ли в этой Лапландии магазины.

– Господи, что ты несешь? – смеюсь я, совершенно не понимая, о чем конкретно мы сейчас говорим. – Кажется, кто-то перепила, да?

Вика оставляет мой вопрос без ответа и вытягивает из пакета два свертка разных размеров в серебристой и золотой упаковочной бумаге.

– Пока я окончательно не вырубилась слушай меня внимательно, хорошо?

Согласно киваю.

– Эти подарки ты откроешь только когда заселишься в свой номер. Хочу, чтобы после долгой дороги, которая дай бог окажется не такой тяжелой, как рисует мое воображение, ты устало развалилась на своей новой кровати и разорвала эти бумажки. Уверена, у тебя тут же поднимется настроение.

Смотрю на пьяную подругу, которая готова вот-вот упасть на подушки и крепко заснуть, и вновь задаюсь вопросом, за что судьба подарила мне этого удивительного человека.

– Обещай, что откроешь их только когда заселишься! А не сегодня, когда я буду дрыхнуть где-нибудь здесь на полу, или завтра, когда будешь собирать чемодан, а меня рядом уже не будет, – требует она, все еще крепко сжимая два блестящих свертка.

– Обещаю!

– Отлично. А теперь положи-ка это куда-нибудь подальше, чтобы не мозолили твои глаза, а я пока сползаю в туалет.

Вика отдает мне блестящие свертки и, спотыкаясь, скрывается в коридоре. Свои подарки я кладу на комод. Достаю толстое одеяло из овечьей шерсти и сворачиваю в два раза, чтобы получилось некое подобие матраца. Стелю светло-розовое пастельное белье и кидаю все маленькие подушки на воображаемую одноместную кровать для Вики. Ей нравится спать именно здесь, понятия не имею почему.

Через пару минут она лежит на полу, укрытая мягким покрывалом, а я снимаю наручные часы и цепочку с крестиком. Кладу все на прикроватную тумбочку и выключаю основной свет. Героиня Джулии Робертс кричит на Эдварда, из-за его длинного языка. Ему не следовало поддаваться порыву ревности и разбалтывать своему другу, чем она зарабатывает на жизнь. Не люблю этот момент. Хотя ревность есть ничто иное как доказательство чувств, таящихся глубоко в сердце. Странно… И откуда это у меня такие познания в делах сердечных? Должно быть шампанское хорошенько треснуло по голове.

Убавляю звук на телевизоре и ложусь в кровать. Смотрю на то, как светится блестящая бумага на моих подарках и гадаю, что в них может находиться. Викины сюрпризы всегда слишком дорогие и порой мне становится очень неловко получать от нее какие-нибудь французские духи, а взамен дарить очередной книжный бестселлер. На самом деле я просто не знаю, что нужно человеку, у которого все уже есть. Я люблю читать и считаю, что книга никогда не потеряет своей актуальности и своеобразной изысканности, поэтому в качестве подарка – весьма достойный вариант.

Мои мысли о всем и ни о чем плавно сменяют друг друга, и я уже не так внимательно смотрю фильм и практически не замечаю слабого сопения Вики. Мое тело окутывает приятная слабость, и я поддаюсь ее чарам, проваливаясь в глубокий сон под приятную мелодию из любимого фильма.

Глава 2

– Такси! Девушка, такси! – выкрикивает кучка мужиков при выходе из здания аэропорта. Они одеты в теплые пуховики, дубленки и норковые шапки. Судя по их красным замерзшим лицам они уже давно здесь стоят, ожидая очередных пассажиров. – Нефтеюганск, Сургут! Куда вам надо?

Прохожу мимо них, стараясь не смотреть им в глаза. Слава богу, что я послушала Вику и упаковала чемодан в пленку, которая в некоторых местах уже разодрана. Не будь ее, мой чемодан был бы весь в дырках.

Отхожу в сторону, чтобы никто и ничто не мешало мне внимательно осмотреть большую парковку, где уже должно стоять мое такси.

На улице очень холодно. Когда мы подлетали к Ханты-Мансийску, пилот сообщил, что температура воздуха минус семнадцать градусов. Возможно для местных жителей это не собачий холод, но у меня уже коченеют пальцы на руках. Прячу нос в шарф, который намотала на шею еще в самолете, снимаю тонкие перчатки и натягиваю вязаные варежки. В них рукам должно быть намного теплее.

Оглядываю парковку, пробегая глазами по автомобилям с шашечками. Мое такси – золотая Дэу Нексия – прячется за белой иномаркой. Я сделала заказ еще вчера на сайте компании. Иду к машине, в надежде, что печка в ней работает как надо, и я смогу хорошенько согреть замерзшие руки. Очень надеюсь, что на новой работе мне не придется много времени проводить на холодной улице, ведь я без труда отморожу себе конечности.

– Здравствуйте, – вежливо здороваюсь с водителем такси. Мужчина поднимет голову в теплой норковой шапке-ушанке, смотрит на меня маленькими темными глазками и, кажется, здоровается. – Я к вам.

Он тут же подходит ко мне, берет чемодан и небрежно кидает его в багажник. Создается впечатление, что ему не терпится уехать отсюда. Он резко захлопывает крышку багажника, и едва я успеваю сесть на заднее сиденье, как машина рывком трогается с места.

– «Снежные холмы»? – резко спрашивает он прокуренным голосом.

– …Да.

– Пристегнитесь.

– Хорошо, – тихо отвечаю я и послушно выполняю приказ.

Мне очень хочется спросить его о расстоянии до курорта, и как долго мы будем ехать, но грозный взгляд маленьких глазок, которые я вижу в зеркале заднего вида, заставляют меня держать рот на замке. Не хватало еще, чтобы этот мужик наорал на меня и выкинул где-нибудь на обочине.

Спустя две минуты понимаю, почему он торопился и был таким недовольным. Все дело в парковке, где бесплатная стоянка разрешена только тридцать минут, а за последующее время приходится платить.

Водитель глубоко и облегченно вздыхает, когда перед нами открывается шлагбаум, и шустро выезжает на узкую дорогу, тщательно убранную от снега.

А его-то здесь уже очень много. Мне вообще кажется, что в этом месте все по-другому. Воздух колючий и плотный, и для меня вдохнуть полной грудью пока весьма затруднительно. Надеюсь мой организм привыкнет к этой среде. Время только начало четвертого, а тут уже начинает смеркаться, и остается только гадать, во сколько начнет темнеть зимой, которая наступит через три недели.

Мы проезжаем мимо небольшого промышленного здания с крутой красной крышей и останавливаемся на светофоре, за которым расстилается широкая дорога. Дворники громко шарпают лобовое стекло, и я замечаю, как мелкие снежинки срываются с облачного неба. Люблю зиму за волшебное настроение, которое дарят новогодние праздники. Снегопады и холод только распыляют во мне предновогоднюю суматоху, но, когда всеобщее веселье заканчивается – зима перестает быть для меня прекрасной. Тогда я погружаюсь в свои мечты, о которых давно не вспоминала. Там я сижу на шезлонге под теплым и ярким солнцем, наслаждаюсь морским бризом и слежу за счастливыми постояльцами моей небольшой гостиницы, которая расположена недалеко от моря. Все лето заселяю отдыхающих, которым безумно нравится мое уютное убежище с комфортабельными номерами, домашней едой и возможностью за пару минут оказаться на жарком пляже. Когда же сезон отпусков заканчивается, я закрываю центральные двери и уютно располагаюсь в мягком кресле-качалке на открытой веранде. Закутываюсь в клетчатый плед, беру какую-нибудь книгу и наслаждаюсь приятным и занимательным чтивом, изредка поглядывая вдаль на бушующее море. Когда-нибудь так и будет.

– Едете отдыхать? – прерывает мои воздушные мысли водитель.

Не могу оторвать глаз от затертой внутренней ручки двери – всегда засматриваюсь в одну точку, когда задумываюсь. Его голос теперь кажется мне намного бодрее, чем был вначале нашей встречи.

– Мм…нет…на работу.

Сумерки постепенно ложатся на высокие ели и сосны, и я вновь удивляюсь тому, как быстро темнеет в этом краю. Наверняка, когда мы доберемся до места, будет казаться, что уже глубокая ночь.

– А я-то думал, что сезон уже начался. Когда там открытие?

– Через пять дней.

Мне совсем не хочется говорить, но водитель явно желает поболтать.

– Совсем скоро, – протягивает он и кивает, – никогда там не был. Разве что на парковке, где высаживаю пассажиров. А вы откуда прилетели?

– Екатеринбург, – отвечаю я, печатая смс-ку Вике. Сообщаю, что долетела хорошо, еду в такси с очень разговорчивым водителем. Позвоню ей, как заселюсь в свой номер.

– Был там только проездом. Давно здесь работаете?

– Первый сезон.

– Так вы впервые сюда приехали?

– Угу.

– Надо же! Здешняя молодежь все рвется куда-нибудь южнее, а вы – наоборот, к снегам и собачьему холоду. Не поверю, что в вашем городе нет достойной работы. И как вас угораздило очутиться здесь?

Мужчина смеется и закашливается. Меня злит его ухмылка и оценивающий тон. Хочу сказать ему, чтобы он не лез не в свое дело и молчаливо выполнял свою работу, но боюсь, что он сочтет мои слова за грубость и от злости высадит меня где-нибудь здесь на дороге. На вид этому мужику лет пятьдесят, может меньше, может больше – борода скрывает половину лица. Но голос низкий с хрипотцой, которую можно заработать только многолетним курением.

– А вы, случаем, не из тех молодых особ, которым просто хочется развлечений и они отправляются в разные точки планеты за адреналином и прочей ерундой?

– Я просто еду работать. – А еще сменить обстановку и начать все сначала. Этого я, конечно же, не говорю вслух.

– А кем, если не секрет?

– Администратор в гостинице.

– А что конкретно вы будете делать?

Неужели ему и впрямь это интересно?

– Встречать гостей, – отвечаю я, стягивая шапку. Наконец, согрелась. – Заселять их в номера и частные домики. Помогать решить какие-либо проблемы.

– И вам нравится это?

– Очень.

Водитель вздыхает и качает головой, как будто не может поверить в услышанное. Смотрю в зеркало заднего вида, в котором отражаются его маленькие темные глазки, и мне кажется, будто в них бегают насмешливые огоньки. Мне не понравился этот человек уже тем, что своевольно зашвырнул мой чемодан в машину. Будь на моем месте Вика, то не задумываясь отчитала бы его по полной программе.

Не хочу больше говорить и утыкаюсь в телефон. Пишу Вике сообщение, но сеть не ловит, и я безнадежно блокирую экран. Подвигаюсь поближе к холодному окну, чтобы мое отражение не было видно в зеркале заднего вида и рисую на замерзшем стекле звезды и снежинки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное