Ирина Филиппова.

Грибы-целители. Чага, трутовик, кап, ведьмина метла, груздь, волнушка, веселка, дождевик, молочный гриб, рисовый гриб…



скачать книгу бесплатно

Глава 2
Березовые древесные грибы: чага

Ни в одной стране мира нет такого огромного количества берез, как и такого изобилия гриба чаги, нарастающего именно на березовых стволах. О целебных свойствах чаги известно всему миру, и везде этот гриб, чагу, именуют русским грибом. Чага – бесценное сокровище России. Но умеем ли мы ценить ее? Практика показывает, что, к сожалению, в большинстве своем – нет. То, что мы получили, просто родившись в этой стране, разбазаривается по недомыслию и невежеству. Не задумываемся мы о последствиях такого бездумного, разорительского отношения к родной природе. Только за последние 20 лет было вывезено больше миллиона тонн сырья чаги, распродано за копейки многочисленным западным фирмам, которые на дешевом сырье делают дорогостоящие БАДы и лекарства, а потом реализуют их у нас же – в России.

На зарубежных сайтах пестрят объявления: продается русская чага, цены высокие. Японская фирма по недосмотру (а может, и специально) отправила предложение нашей российской производственной фирме «Биолюкс», занимающейся производством БАДов и косметики из целебных грибов, покупать у них высококачественное сырье чаги. Япония – России! Чагу, да еще по баснословным ценам!..

Псковский егерь однажды сказал мне с большой горечью: «Раньше – в советское время – заготовка чаги велась разумно: только с берез, предназначенных для вырубки. Сейчас же дикие заготовители-браконьеры абсолютно безнаказанно рубят чагу в любой роще, заповеднике, заказнике. Чага исчезает. И если в 70-х с гектара березовых угодий можно было получить килограммов 50—100 чаги, то сейчас со ста гектар не наберется и 50 килограммов. Ведь плодовое тело чаги нарастает 20–30 лет…»

Обидно, больно, страшно… Как можно своими собственными руками уничтожать родную природу? Ту, что при бережном обращении сможет кормить свой народ еще долгие столетия?.. Государству безразлично, оно не замечает творящегося: нет ни лицензий на добычу чаги, ни программы сохранения ее в природе, ни элементарной помощи тем, кто пытается спасти гриб своими силами. Фирмой «Центр фунготерапии» был создан грибной заказник в Псковской области, недалеко от Пушкиногорского заповедника, где отрабатывается технология «заражения грибным мицелием гриба чаги березовых стволов с целью восстановления популяции чаги». Этот заказник и подобные ему опыты – единственная надежда на сохранение чаги, на то, что в будущем мы сможем ее выращивать и культивировать в естественных условиях. Но эта инициатива так и остается инициативой, не поддержанной ни деньгами, ни другой помощью государства…

Чага – русское чудо

Обладающий выдающимися лечебными свойствами гриб чага (Inonotus obliquus) известен достаточно широкому кругу людей, но его тем не менее все равно постоянно путают то с березовым грибом, то с обычным трутовиком-копытнем.

В России чага известна как черный березовый гриб, березовый гриб. Сибиряки называют ее шульта. Во всем остальном мире ее обычно называют русским грибом, знания о нем там весьма скудны.

Немцы именуют почему-то «кривым шиллеровским грибом» или просто «пильц». Самое заковыристое название русской чаги встречается у японцев – ко-фукисаруно-коши-таке.

Относится чага к семейству полипоровых базидиальных грибов. Она встречается не только на стволах берез, но может паразитировать и на некоторых других деревьях (бук, вяз, клен, ольха, рябина), правда, лечебными считаются только наросты на живых березах.

Научное описание чаги таково: «Чага представляет собой твердые крупные, до 40–50 см в диаметре, толщиной 10–15 см, тяжелые наросты массой от 2 до 5 кг, овальной или круглой формы с глубоко растрескавшейся черной поверхностью. При благоприятных условиях чага может расти 10–20 лет. Внутренняя ткань этих наростов темно-коричневая, очень твердая, но по направлению к древесине эта ткань немного светлее, не настолько твердая и часто пронизана мелкими желтоватыми прожилками. Трубочки на наростах чаги не развиваются, поэтому и споры на них никогда не образуются.

Наросты чаги, как правило, развиваются в местах механических повреждений коры дерева (обломанные сучья, морозобойные трещины, солнечные ожоги и др.). Чага поражает только стволы живых деревьев, причем преимущественно старых берез, так как с возрастом у дерева понижается способность образовывать раневое кольцо, препятствующее проникновению спор в глубь древесины. Базидиоспоры гриба, рассеянные в воздухе, попадают в поврежденные участки коры, где прорастают, образуя мицелий. Нити мицелия (гифы) постепенно разрушают древесину и вызывают внутреннюю (сердцевинную) бледно-окрашенную гниль. На том месте, где произошло первичное заражение этим грибом, со временем (приблизительно через 3–4 года) появляются его наросты.

Наросты чаги являются бесплодным мицелием гриба, а плодовое тело, которое дает базидиоспоры, находится под корой и снаружи ствола незаметно. Оно появляется около нароста чаги, когда дерево под влиянием сильного развития гриба начинает погибать. Сначала под корой по длине ствола появляются буровато-коричневые лепешковидные плодовые тела длиной до 1–2 м и больше, толщиной 3–4 см и шириной до 20–30 см. Причем по их краю образуются так называемые упорные пластинки, представляющие собой гребневидные выросты с плоской верхней частью. Когда заканчивается созревание плодового тела и начинается процесс споруляции, кора дерева под натиском упорных пластинок растрескивается и отпадает, обнажая гименофор. В свежем состоянии эти плодовые тела кожисто-мясистые, в сухом – твердые и ломкие. Они почти целиком состоят из трубочек. При освобождении из-под коры они бледно-древесного цвета, а в старости – красновато-бурого. Освободившись из-под коры, гриб начинает плодоносить, т. е. выделять споры в большом количестве. Позже плодовые тела ссыхаются, растрескиваются, отмирают и отпадают»[2]2
  По материалам аналитического обзора Саакян К.Р., Ващенко К.Ф., Дармограй Р.E. Чага (черный березовый гриб). Fungus Betulinus.


[Закрыть]
.

Говоря более доступным языком: та часть гриба, которую обычно срезают, – это нарост чаги, тело гриба, но без спор, потому что основной производитель спор чаги – небольшие тоже лепешкообразные древесные образования, которые находятся под корой березы, в толще древесины. Созревая, этот плодоносный слой окаймляет нарост чаги. И разбрасывает споры, которые разносит ветер. Они где-то закрепляются в трещинке коры дерева, потом наращивают тело, а затем в тиши древесины под защитой чагового нароста начинается созревание спор. Ох, непростой этот гриб чага. Целебность его, к примеру, зависит от способа приготовления, а еще от того, какую именно часть гриба использовали для лечения. При лечении онкологических заболеваний критично использовать томленную на водяной бане плодоносящую, то есть невидную обычно, часть чаги, производящую споры!

Самые мощные противораковые свойства чаги находятся именно в этом споропроизводящем гименофоре, что подтверждено исследованиями нашего Центра фунготерапии и Ветеринарной академии Санкт-Петербурга и уже доказано на опытных партиях животных. Именно поэтому заготовка чаги идет не просто, она обязательно должна предваряться осмотром миколога, который обнаруживает эту самую эффективную часть древесного гриба и аккуратно все извлекает. ООО «Биолюкс» производит чагу специально для онкологических больных, включая в состав экстрактов чаги 40 % этого плодоносящего гименофора. На коробочке с порошком чаги стоит значок «О+», что означает: препарат разработан специально для профилактики и лечения онкологии.

Наилучшими хозяевами для повышения лечебных свойств гриба являются Betula pendula и B. pubescens. На других породах чага отмечена только в районах произрастания березы в смешанных лесах, где деревья различных пород находятся в непосредственной близости друг от друга.

Химический состав

«Чага содержит широкий спектр различных биологически активных веществ: водорастворимые пигменты в большом количестве (20 %), которые образуют хромогенный полифенолкарбоновый комплекс. Птерины (производные птеридина), наличием которых обусловливается цитостатическое действие чаги; полисахариды (6–8 %); агарициновая и гуминоподобная чаговые кислоты (до 60 %); органические кислоты (щавелевая, уксусная, муравьиная, ванилиновая, сиреневая, инонотовая и обликвиновая); липиды (ди– и триглицериды); стероидные вещества (стерины – эргостерол, а также тетрациклические тритерпены – ланостерол и инотодиол, проявляющий антибластическую активность); лигнин; свободные фенолы; флавоноиды; кумарин пеуцеданин; целлюлоза; смолы; следы алкалоидов невыясненной структуры. Другие микроэлементы в виде оксидов: медь, барий, цинк, железо, кремний, алюминий, кальций, магний, калий, натрий, причем калия в 5–6 раз больше, чем натрия»[3]3
  По материалам аналитического обзора Саакян К.Р., Ващенко К.Ф., Дармограй Р.Е. Чага (черный березовый гриб). Fungus Betulinus.


[Закрыть]
.

В плодоносящем гименофоре чаги нашли полисахаридные соединения, выполняющие роль адсорбентов раковых токсинов, и меланины, угнетающие механизм деления и развития раковых клеток.

Фармакологические свойства

Березовый гриб чага обладает общеукрепляющим, спазмолитическим, мочегонным, болеутоляющим, противомикробным, репаративным, общетонизирующим, слабительным действием. Нормализует деятельность желудочно-кишечного тракта, уменьшает потоотделение (влияние агарициновой кислоты), регулирует метаболические процессы.

Улучшает обмен веществ, в том числе активизирует обмен веществ в мозговой ткани. Усиливает цитостатическую активность противоопухолевых препаратов, задерживает рост опухолей, вызывает их постепенную регрессию и замедляет развитие метастазов. При этом значительно улучшается самочувствие больных, восстанавливается их работоспособность и повышается общий тонус. Чага восстанавливает сопротивляемость организма и его защитные механизмы, направленные на борьбу со злокачественным ростом.

Чага нормализует деятельность желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и кишечную микрофлору, способствует рубцеванию язв желудка и двенадцатиперстной кишки. Настой гриба понижает артериальное и венозное давление, уменьшает частоту пульса. Максимальное снижение уровня глюкозы в сыворотке крови наблюдается через 1,5–3 ч после приема настоя внутрь. Уровень сахара при этом понижается на 15,8—29,9 %. При наружном использовании чага проявляет противовоспалительное, заживляющее и обезболивающее действие, защищает кожу от грибковых и вирусных инфекций, снимает отеки и способствует восстановлению здорового состояния кожи.

Глава 3
История чаголечения

Чаголечение – это абсолютно самостоятельное направление, существовавшее в народной медицине славян. Они были убеждены в том, что чагой можно вылечить всё без применения каких-либо дополнительных методов траволечения.

Причем последующие исследования доказали, что чага эффективна при значительном количестве заболеваний; применяя разную концентрацию настоя и разные части гриба, можно успешно лечить и излечивать самые различные заболевания вплоть до последних стадий рака и СПИДа.

Удивительно то, что доктору Масленникову, о котором еще пойдет речь далее, чагу удалось открыть заново, не имея доступа к перспективным разработкам, фактически в информационном вакууме. Ведь он абсолютно никак не мог получить информацию о научных исследованиях польских врачей XIX века или наших петербургских подвижников, живя в крошечном советском городке, где было в лучшем случае пара библиотек. А в научные архивы столичных библиотек пускали только по выписанным пропускам. Он шел той же дорогой, что врачи до него. Сам – экспериментальным путем – отрабатывал рецепт, проверял его эффективность на пациентах.

Мне, автору этой книги, работать значительно легче, ведь я имею возможность сравнить информацию из нескольких источников и уверенно сказать, где, что и как может быть излечено чагой.

История применения

Где-то упоминается, что чагу начали применять в XII веке, но я могу с уверенностью заявить, что это утверждение ложно. Даже несколько обидно, когда ученые всерьез утверждают, что история славян начинается с IX–X веков. А до этого они что – с обезьянами бегали? Подлинные даты начала применения чаги неизвестны.

Славяне из всех народов были наиболее связаны с природой, и они – одни из немногих народов в мире – никогда не боялись грибов, не было у них и религиозного культа грибов. Остальные народы мира – майя, ацтеки, другие индейцы, народности Африки, индусы, скандинавы и западноевропейцы – поклонялись Грибной Матери, оставив огромное количество свидетельств этого поклонения, и поэтому для них грибы – не еда, как прежде всего у славян, а культовые атрибуты и лекарство. Славяне же с грибами накоротке – каждый гриб они знали и на вкус, и на целебность.

Трутовики по причине своей всесезонности для древних славян были самым первым лекарством. В любое время года на стволах деревьев можно было найти и чагу, и бетулину (березовый трутовик), и траметес, и ложный трут. И использовать их как горючий материал для костра, как перевязочное средство, как горячую еду (молодой березовый лепех) и как лекарство.

Все авторы взахлеб пишут о традициях шаманства и о мухоморах, но совершенно забывают упомянуть об умении северных народов России использовать грибы как лекарства: шульту (чагу) – чтобы лечить опухоли и болезни желудка, паргу (олений трюфель) – как природный стимулятор, восстанавливающий силы и энергию, своеобразный «северный афродизиак», березовый лепех – как средство от кожных раков, заболеваний крови и лимфы. Именно трутовики всегда помогали северным народам в долгую зиму микроэлементами, витаминами, целебными веществами, восстанавливали им силы, излечивали от болезней.

Небезынтересны наблюдения немецкого лекаря XVIII века, оставившего следующую запись о своем путешествии в Западную Сибирь: «В западной Сибири ханты традиционно готовят чагу и используют отвар для лечения туберкулеза, при боли в желудке, при заболеваниях желудка и как внутренний чистящий агент. В форме «супа» женщины применяют этот фанг для мытья наружных половых органов после или во время менструаций, для мытья новорожденных, для «ритуальных омовений» и для мытья рук, ног и всего тела. Для приготовления такого «супа» чагу обжигают до красного цвета, потом кладут в горячую воду и размешивают, пока он не разломается, а вода не станет черной» (Саар, 1782).

А в средней полосе России крестьяне с глубокой древности пили и медвяные, и березовые квасы, сделанные из березовых грибов, а не из березового сока, как ошибочно полагали некоторые исследователи. «Березовый квасень по колеру схож с хлебными, из ржаных лепешек кои настаивают. Но заместа лепешек духа приятнаго квасят губы трутовые, кои имеют способность питаться березовым древесном. Сии квасы почитаются зело целебны от напастей и хвороб разных, особливо от уродств и болестей опухельных и язв незаживающа…» – это из записки служивого человека, который пытался в одном из поселений приучить местное чиновничество к «питью заморских диковинок – чаю да кофию», а его самого приучили пить квасы и различать их по вкусу и приготовлению.

Если уж речь зашла о квасах, перебродивший «чажный квас» на Руси пили при запорах и геморроидальных коликах. Чагу использовали и как лекарство при большой крепости, и как купание (в чаге купали золотушных детей), настоем чаги промывали глаза, гнойные язвы.

Чага обладает не только лечебным, но и значительным профилактическим эффектом. Земский врач Сергей Никитич Масленников из старинного русского города Александрова неоднократно отмечал: у местных крестьян практически не бывает заболеваний раком, и именно потому, что они с детства приучены пить вместо любого питья напиток из чаги. Это он писал перед Великой Отечественной войной, но подобные наблюдения и лекарей, и земских врачей фиксировали и раньше – в XVIII–XIX веках – этот же факт.

К примеру, в Олонце, на северо-западе России, в XVII–XIX веках существовали искусные знахари, которые лечили любые формы рака и славились своим «врачевательным» делом. Специальным указом Петра I была им оказана помощь в производстве «…знатных снадобий, коими пользовашися не токмо местный люд, но и инородцы и иноверцы». А следующим указом Петр позаботился и о создании первого курорта в тех же северных широтах – на шунгитовых месторождениях. Именно в то время чагу и шунгит отправляли через Архангельск в Европу тысячами пудов. Американский фунготерапевт Кеннет Джонс утверждает, что чага тогда пользовалась огромным уважением среди западных лекарей всех мастей, ею пользовали от всех болезней. Но даже в наши времена готового препарата из чаги нет нигде, кроме России. Вероятно, потому, что и чаги в таком количестве нет нигде, кроме нашей страны.

Исследования земских врачей

Из медицинской литературы известно несколько относящихся к XIX веку попыток клиницистов и практических врачей выяснить терапевтическое действие черного березового гриба на больных раком. Так, в 1857–1858 годах Ф.И. Иноземцев испытывал это народное средство на больных, находившихся в клинике Московского медицинского института. Он отмечал улучшение общего состояния, но так и не получил желаемого результата: чага не снимала болевые синдромы при последних стадиях.

В 1862 году в Санкт-Петербурге врач А. Фурхт описал случай излечения больного раком нижней губы, причем в раковый процесс уже была вовлечена подчелюстная железа. При этом густой отвар гриба применяли внутрь и в виде компресса 3 раза в день в течение нескольких месяцев. Лечение закончилось полным исчезновением раковой опухоли и раковой язвы. Вероятно, этот запротоколированный медицинским ведомством случай был толчком к пристальному изучению чаги, но он же сослужил и печальную службу. А именно – разгромный вывод медицинского светила Драгендорфа.

В 1864 году профессор Юрьевского университета Г. Драгендорф, занимавшийся составлением сводки по лекарственным растениям всех стран и народов разных времен, основательно запутал всех и «совершенно незаслуженно подпортил репутации чаги». Он не нашел в грибе ни алкалоидов, ни гликозидов и сделал заключение, что в чаге весьма трудно допустить какие-либо терапевтические свойства. Авторитет Драгендорфа был очень велик, и о чаге стали постепенно забывать, тем более что многочисленные попытки врачей лечить отварами чаги рак серьезных успехов не имели. Опять же, эти «вынужденные» исследования скорее ставили целью показать, что Драгендорф прав и чагу использовать смысла не имеет. Дескать, народная медицина – это невежество в чистом виде. Такое «исследование» было проведено в 1889 году в акушерско-гинекологической клинике Военно-медицинской академии И.И. Лапиным. Лечение злокачественных опухолей отваром из березового гриба проводилось у двух (!) больных женщин. С этой целью отвар применяли внутрь и в виде спринцевания. Но после кратковременных испытаний был сделан вывод, что «лечение настоем трутовика не может быть применено при раковом процессе». Однако причина неудачи состоит, во-первых, в том, что исследователи применяли не стерильную форму гриба Inonotus obliquus, которая, собственно, и является чагой, а плодовые спороносные формы трутовых грибов; во-вторых, эффективная медицинская помощь больным была по тяжести их заболевания уже невозможна; и в-третьих, слишком короткий срок испытаний (8 и 18 недель) не может считаться достаточным для выводов о терапевтической ценности лекарственного средства.

В 1896 году врач из Пятигорска С.А. Смирнов отослал свою статью о наблюдениях чаголечения при онкологии в столичный журнал, где был опубликован материал И.И. Лапина о несостоятельности «чаголечения» в онкологии. Провинциальный врач позволил себе не согласиться с выводами столичных светил и отметил болеутоляющее действие отвара из чаги на больных с неоперабельными формами рака. Вместе с тем автор констатировал способность отвара регулировать отправления кишечника у больного, указал на желательность применения чаги в лечении онкологии, но вместе с тем и отметил, что у врачей нет точных данных: какой отвар использовать, сколько кипятить этот отвар и надо ли его кипятить вообще. Так как в разных источниках указывался всегда разный рецепт применения, то и говорить о результатах преждевременно – сделал такой вывод Смирнов. Но авторитет светил сделал свое дело. Упоминаний о чаге в медицинской литературе не было вплоть до революции.

Только спустя почти сто лет в Ботаническом институте имени В.А. Комарова АН СССР, ведущем свою родословную от созданного Петром I «Аптекарского огорода», и в Ленинградском медицинском институте имени И.П. Павлова началось комплексное исследование чаги под руководством профессоров П.Я. Якимова и П.К. Булатова.

Толчком к этим исследованиям, вероятно, послужил тот факт, что, как бы ученые ни открещивались от народных методов лечения рака, как бы они ни заявляли об «успехах медицины в онкологии», раковые пациенты неизменно пользовались старинными проверенными методами. И результаты, которые так просто не спишешь, фиксировались многими врачами: не только улучшения после приема целебных грибов (чаги, мухомора, веселки, березового лепеха и т. д.), но и успешные излечения. К тому же многие врачи-подвижники посвятили много лет наблюдениям и лечению таких больных.

Одним из них является врач Масленников из маленького русского городка Александрова. Он действительно много лет отдал работе по изучению свойств чаги и клинической ее апробации. Причем делал это абсолютно подпольно, так как медицинское начальство при сталинском режиме за такую инициативу вряд ли могло его похвалить. И все-таки лечил. И наблюдал, и писал письма, и отрабатывал приемлемые дозы. Оставил после себя много записей с историей болезней, среди которых есть достаточно много с великолепными результатами – полным исцелением. Он остался бы абсолютно неизвестным и забытым поборником «гриболечения», если бы не удачный случай: в пациенты к нему попросился будущий известный писатель, а в то время – онкобольной А.И. Солженицын, который, отправляясь на операцию в Ташкентский онкодиспансер, писал, что отправляется умирать. Но Масленников взял его под наблюдение и стал высылать рекомендации и чагу. Писатель излечился полностью (имев рак желудка) за два года и описал эту историю в своем произведении «Раковый корпус».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7