Ирина Чеснова.

Взрослые игры. Секреты удовольствия и счастья в совместной жизни



скачать книгу бесплатно

Кого мы выбираем себе в любимые?

Из всех людей, которые встречаются нам по жизни, кто-то оставляет нас равнодушными, а в кого-то мы влюбляемся без памяти. Мы спокойно проходим мимо одних и не можем отвести взгляд от других. Почему?

Сначала возникает симпатия. Потом – притяжение. Иногда бывает сложно сказать, почему симпатичен и интересен именно этот человек, почему нас к нему тянет. Ведь в нашем выборе очень много безотчетного, бессознательного. В каждом из нас, где-то глубоко внутри, хранятся образы людей, принимавших участие в нашем взрослении. Это образы родителей и других близких, оставивших след в нашей судьбе. В них часто смешивается реальность и детские фантазии, но именно эти образы ассоциируются у нас с любовью – такой, какой мы ее понимали и какую получали (или не получали) в детстве. И если повстречавшийся человек неуловимо «попадает» в этот образ, пробуждая дремлющие воспоминания о первых значимых отношениях, мы уже не можем пройти мимо и остаться безучастными. Мы заинтригованы, взбудоражены и очень скоро – влюблены.

Я очень хорошо помню, как влюбилась в своего мужа: мы были знакомы около трех недель и заехали в гости к его сестре, в тот момент ждавшей ребенка. И я увидела, как нежно он к ней относится, как трогательно опекает. Не демонстративно, не для того, чтобы произвести на меня впечатление, а искренне, по зову сердца. И в тот момент во мне что-то шевельнулось, пришла какая-то смутная догадка, что и ко мне, наверное, он будет относиться так же. Мы были молоды, азартны, было ощущение, что все по плечу, что впереди много подвигов и свернутых гор. И, собственно, все так и вышло…

В психологии есть мнение, что выбранный нами партнер – это «усовершенствованный родитель». То есть он в чем-то, какими-то своими качествами и чертами, на наших родителей очень похож (и поэтому мы знаем, как с ним взаимодействовать), а в чем-то совсем неблизкий и другой, он даже лучше их.

Из всех людей на планете себе в любимые мы выбираем тех, кто не просто нам подходит. А тех, кто будет удовлетворять нас – в самом широком смысле этого слова. Удовлетворять наши ожидания и психологические потребности, наши желания, надежды и фантазии. Эти ожидания и потребности, к слову, не всегда бывают конструктивными и «правильными», оттого так много вокруг примеров напряженных, запутанных, мучительных отношений, когда и вместе плохо, и порознь – никак.

Если в детстве, в отношениях с мамой и папой нам чего-то сильно не хватало, этот дефицит мы будем стремиться (все так же неосознанно) восполнить в союзе с любимым. А потому в спутники жизни мы чаще всего выбираем того, кто, как нам кажется, поможет исцелиться и залечить раны детства, удовлетворить самые глубокие, самые сильные желания, реализовать надежды и мечты и обрести все то, чего мы были когда-то лишены – любовь, защиту, признание, восхищение, а может, даже независимость, собственную значимость и безупречность.

Упражнение на самопознание.

Чтобы не было голословно, давайте сделаем мини-упражнение, предложенное врачом-психотерапевтом Харвиллом Хендриксом в его книге «Как добиться желанной любви».

В упражнении два задания.

1. Отвлекитесь от всего.

Сядьте поудобнее, расслабьтесь. Закройте глаза.

Вспомните самое счастливое событие из вашего детства. Вспомните какую-то ситуацию, в которой вам было хорошо-хорошо. Вспомните свои эмоции. Что вы чувствовали тогда? Рассмотрите картинку в деталях, побудьте в ней, побудьте в том чудесном состоянии, попытайтесь понять, что именно приносило вам тогда такие яркие, живые, приятные ощущения…

2. Теперь вынырнете из сладких воспоминаний и подумайте о другом: о том, чего вам сильно не хватало в вашем детстве (речь, конечно, не о новом велосипеде, а об отношениях с близкими), чего вы были лишены, в чем очень-очень нуждались, но… Так этого и не получили. Вспомнили? Запишите это на бумаге и не читайте дальше, пока не закончите.


Разъяснение: в своих отношениях с партнером мы ищем именно то, чего мы не получили в детстве. Зачем?

Чтобы чувствовать и ощущать себя так же, как в тех сладостных детских воспоминаниях.

И важное! Не обязательно в отношениях мы ищем то, чего нам недодали. Наоборот, мы можем искать то, что наполняло нас счастьем. То есть мы ищем и находим такого партнера, с кем можно воссоздать атмосферу, окружавшую нас в детстве.

Это очень интересно: мы чувствуем в своем избраннике родную, во многом похожую на нас душу и одновременно он как бы дополняет, «достраивает» нас, поскольку обладает качествами, которые в нас самих не развиты или подавлены. А мы в свою очередь «достраиваем» его, воссоздаем его целостность: он стойкий и решительный, а нам не хватает твердости, он рассудительный, а мы более импульсивны, он сдержан, а в нас много экспрессии и спонтанности, он жесткий, а мы проявляем гибкость. Не помню, где прочитала почти гениальное: «люди стыкуются как паззлы – там, где у одного выпуклость, у другого – впуклость».

Это похоже на театральную пьесу: мы останавливаем свой выбор на тех, кто сможет сыграть в нашем спектакле, с кем мы чувствуем резонанс, кто знает текст своей роли, дополняющий наш. Но, как и в театре, не всегда этот жизненный спектакль – лиричная комедия со счастливым концом. Иногда это мелодрама, а иногда и трагедия. Все зависит от сценария, который мы со своим партнером также пишем вместе.

Очень часто на роль партнера выбирается тот, с кем можно ощутить те же чувства и пережить те же испытания, которые переживались нами в пору взросления. Даже если эти чувства и переживания были не из приятных, все равно они привычны, они известны нам лучше всех остальных, поэтому парадоксальным образом кажутся более безопасными. И чем сильнее перенесенная в детстве боль, тем более мощное желание воскресить и победить ее испытывает человек, став взрослым. Люди воссоздают условия своего детства, чтобы изменить их в лучшую сторону, вновь проигрывают сценарии несчастливых отношений, потому что хотят сделать их управляемыми, подчинить себе, одержать над ними верх.

Отношения двух людей – живой организм, который развивается и иногда болеет. Может выздороветь, а может преждевременно умереть. На заре отношений, находясь в безумстве чувств, мы не видим в партнере изъянов. Мы идеализируем его. Для нас он прекрасен. А какие-то «шероховатости», проявляющиеся в поведении, кажутся несущественными. Мы не обращаем на них внимания. Или втайне надеемся, что «любовь все исправит», «со мной он станет другим». По сути, мы влюбляемся в того, кого совсем не знаем (но кажется, что знаем его «всю жизнь»). Мы и сами хотим казаться для избранника идеальными, во всяком случае, лучше, чем мы есть. Мы показываем себя и видим другого в самом выгодном свете. И это ослепляющее сияние помогает нам двигаться дальше и хотеть создавать отношения.

Когда же пелена спадает, перед нами оказывается живой человек, не слишком на нас похожий, со своими, не всегда совпадающими с нашими желаниями и устремлениями, со своим ограничениями и своими особенностями, в том числе трудными. Оказывается, он чего-то не может, не хочет или не умеет. Этот первый кризис в отношениях называется просто: «встреча с различиями». Дистанция увеличивается, яркость чувств бледнеет, на смену легкости, спонтанности, ощущению полета, желанию всегда быть вместе и чувству единства приходят непонимание, напряжение, разобщенность: еще недавно все было так волшебно, почему все изменилось, я что, выбрал/а «не того человека»?

И здесь есть три пути:

– разойтись в разочаровании и отправиться на поиски нового идеала – «своего» человека;

– начать бороться с различиями, которые воспринимаются как угроза для общего настоящего и будущего, «исправлять» другого и одновременно «неприглядную», «неудобную», не принимаемую партнером часть себя прятать, не показывать, не выражать, стараться соприкасаться только «светлыми» сторонами;

– или учиться договариваться, уважать вашу непохожесть, принимать несовершенства друг друга и признавать право каждого на неидеальность. Очень важно при этом не переделывать своего избранника, не упускать из виду его сильные стороны, на которые мы можем опереться в течение жизни и которые нас когда-то в нем привлекли. Нет ничего ценнее, чем видеть хорошие качества партнера, которых мы сами лишены. На этой основе можно строить союз, в котором люди поддерживают друг друга. И собирают в копилку совместной жизни не обиды и претензии, а способы справляться с проблемами, теплые воспоминания, моменты близости, радости и любви.

Упражнение на самопознание.

Подумайте и напишите, какие качества вашего партнера когда-то вас привлекли.

И на какие его сильные стороны вы как пара можете опереться.

Далее, чтобы мы с вами понимали друг друга и говорили на одном языке, я расскажу о пяти базовых моментах, которые занимают важнейшее место не только в системе взаимоотношений, но и вообще в жизни и деятельности каждого человека. Их непременно нужно иметь в виду, когда мы говорим о взаимодействии с людьми.

Эти пять базовых моментов: потребности, мотивы, ценности, дистанция, границы.

Потребности и пространство любви

Это одна из самых важных глав в книге, потому что к разговору о потребностях мы будем возвращаться снова и снова. Здесь нам нужно усвоить следующее: потребность – это необходимость в чем-то очень хорошем для себя. Необходимость во внешнем благе. Потребности лежат в основе любого человеческого поведения. Потребность в пище побуждает младенчика кричать и звать маму, потребность в безопасности заставляет нас искать укрытие во время сильной грозы, потребность в знаниях движет нами, когда мы читаем и изучаем то, что нам интересно…



Всем известна классификация американского психолога Абрахама Маслоу – «пирамида Маслоу»: в ее основе лежат самые простые, базовые потребности – это потребности в пище, сне, телесной близости с другим человеком и безопасности (в том, чтобы чувствовать себя защищенным, не бояться).

Затем следует потребность в принадлежности и любви – каждому из нас важно быть принятым значимыми людьми, любить и быть любимым, чувствовать себя нужным, ценным, хорошим.

Далее – потребность в уважении и признании, в том, чтобы быть компетентным и на многое способным, в том, чтобы уважать себя самого.

Познавательные потребности – знать, уметь, понимать, исследовать – еще один уровень.

И на вершине этой пирамиды – потребности эстетические (в красоте, гармонии, порядке) и потребности в самосовершенствовании, самовыражении, самореализации.

По мере удовлетворения одних – простых – потребностей возникают другие, все более и более высокие. Предложив свою классификацию, А. Маслоу считал, что у человека не могут возникать высшие потребности (познавательные, эстетические и потребность в самоактуализации), если он не удовлетворил потребности базовые: когда ты чертовски голоден, вряд ли ты будешь изучать особенности почвы, ты будешь искать просто еду. А спрятавшись от хищника в пещере и пережидая, пока он уйдет, последнее, о чем ты будешь заботиться, – насколько красиво в этой пещере нанесены наскальные рисунки.

Однако актуальными все же могут быть одновременно несколько потребностей. Кроме того, их расположение в иерархии конкретного человека может варьироваться: для кто-то самое важное – быть любимым, принятым. Кто-то без красоты и гармонии вокруг жить не может. А кто-то не успокоится, пока не станет влиятельной политической фигурой. Все относительно. В общем, теорию Маслоу надо воспринимать с известной долей условности. Но от чего-то же надо отталкиваться, правда?


Еще один существенный момент: потребности и желания. Они не равны друг другу. Потребность – это то, что «упаковано» внутри желания, скрыто под ним. Например, под желанием съесть что-нибудь вкусное может лежать элементарная потребность в пище. А может – потребность в безопасности и успокоении, когда одиноко и грустно. Ведь в нашем младенчестве самым сладким было время, когда мы были прижаты к материнской груди. С тех пор еда помимо простого насыщения ассоциируется у нас с возможностью снять стресс и найти утешение.

Когда мы звоним подруге поболтать – это потребность в общении и эмоциональном обмене. Желанием посмотреть интересный сериал движет потребность в отдыхе или впечатлениях. Когда мы сделали что-то очень классное и хотим, чтобы все это увидели и восхитились – это потребность в признании.

Видеть в любом поведении лежащую в его основе потребность – очень полезный жизненный навык!

Желания могут быть хорошими и не очень, полезными или вредными, а потребности – давайте запомним это – всегда хороши и естественны. Нет ничего стыдного в том, чтобы нуждаться, например, в поддержке. Или в признании. И в том, чтобы ощущать себя хорошим и нужным. И в том, чтобы побыть в тишине и одиночестве. Потребности нельзя оценивать критически, нельзя считать, что у какого-то человека (или у вас) они «неправильные» или глупые. Они правильны всегда! Поэтому я призываю вас относиться к любым потребностям – своим и чужим – с уважением, вниманием и бережностью. Потому что из реализованных потребностей и складывается общая удовлетворенность жизнью и ощущение счастья.


В близких отношениях мы тоже хотим реализовать множество своих потребностей. И здесь, прежде чем мы продолжим, предлагаю совершить маленькое путешествие в детство.

Когда малыш рождается, его потребности просты и понятны. Ему нужны еда по требованию, сон и комфорт. Ему нужно ощущение надежности, стабильности своего положения, предсказуемости и упорядоченности своей жизни (потребность в безопасности!). Он ждет тепла, ласки, прикосновений, общения, утешения и отклика на свой зов. Еще он ждет, что его мама (или тот человек, кто о нем заботится), которая пока вмещает в себя весь мир, будет понятной, отзывчивой, надежной и близкой, накормит, погладит и успокоит. Без любящего, неравнодушного, включенного взрослого, который внимателен к нуждам крохотного человечка, младенчику просто не выжить.

Если потребности малыша удовлетворяются, это самым благоприятным образом сказывается на его дальнейшем развитии (и психологи тогда говорят о благополучном опыте ранних отношений с мамой): ребенок приобретает самое первое, самое важное ощущение, которое затем становится основой его взросления. Американский психолог Э. Эриксон назвал его чувством «базового доверия к миру».

Базовое доверие – это интуитивная уверенность в том, что жить – хорошо (а если вдруг станет плохо, тебе помогут, тебя поддержат, от тебя не отвернутся, тебя не бросят), что от внешнего мира не надо защищаться, что ему можно доверять. Человек, наделенный этим «базовым доверием», верит в себя, в свои силы, открыт, оптимистичен, дружелюбен и способен на длительные, глубокие и теплые отношения с другими людьми.

Если же ребенок не получает должного ухода, не встречает любовной заботы, к нему относятся непоследовательно (то прижимают, то отталкивают, то подходят, то игнорируют), его нужды не учитываются и не удовлетворяются, в нем вырабатывается недоверие – боязливость и подозрительность, чувство тревоги и беспомощности в потенциально враждебном мире. И тогда мы имеем в анамнезе неблагополучный опыт ранних отношений с мамой, который накладывает существенный отпечаток и на характер взрослеющего человека, и на его самоощущение, и на его отношения с миром.

К сожалению, потребности большинства людей, когда они росли, не учитывались – не только в пору младенчества, но и вообще в период детства. В психологии есть такое направление – схема-терапия. Ее создатель Джеффри Янг и последователи говорят о том, что ключевых потребностей у ребенка пять. Ниже я перечислю не только их, но и примеры родительского отношения и посланий, из-за которых эти потребности не удовлетворяются.

Потребности – Родительское отношение, «благодаря» которому эти потребности не удовлетворяются.

В безопасной привязанности, в том, чтобы чувствовать себя любимым, хорошим, принятым, защищенным, ощущать, что с ним, с ребенком, все в порядке – «Я тебя то люблю, то ненавижу», «Уйди, я с тобой не разговариваю!», «Ты ужасен, я не хочу иметь с тобой дело», «Будешь плохо себя вести, милиционер придет и заберет», «Какой же ты не такой!»

В признании личной автономии и компетентности, в том, что ребенок умеет, способен, достоин – «Ты маленький, ничего не умеешь и не справишься – дай я!»

В разумных, реалистичных ограничениях и границах – «Ты особенный, и тебе все можно»

В выражении своих нужд – «У тебя нет прав, одни обязанности», «Другие важнее, чем ты»! «Хочется – перехочется»

В спонтанности, игре, возможности наслаждаться жизнью – «Не смейся, потом плакать будешь!», «Я хочу тобой гордиться, ты должен!»

Что получается? Близкие взрослые, как правило, не учитывали наши особенности, игнорировали чувства, стыдили, требовали невозможного, лишали любви в «воспитательных» целях. Это повлекло за собой то, что теперь мы носим персональные «очки», которые так или иначе искажают наш образ себя и окружающую действительность.

Более того, если ребенок растет в слишком неблагополучной, травмирующей среде, где его детские нужды систематически не удовлетворяются, потребности такого взрослеющего человека становятся бездонными, ненасыщаемыми – невротическими. То есть сколько ни дай (любви, заботы, внимания, власти, признания, восхищения, независимости) – все мало. Жить с подобным ощущением очень тяжело. И счастье превращается в несбыточное, ведь того, чего так хочется, стабильно недостает.


В общем, со всем этим мы приходим во взрослую жизнь, вступаем в близкие отношения с любимым человеком и очень-очень хотим быть счастливыми.

Мы ожидаем,

– что мы будем любить и в свою очередь будем любимыми и принятыми такими, какие есть,

– что мы будем дарить и получать заботу,

– что рядом с любимым человеком мы будем чувствовать себя комфортно, расслабленно и защищено (потребность в безопасности!),

– что нас будут уважать, признавать наши заслуги и достижения,

– что нас будут поддерживать, когда плохо, больно и страшно,

– что нам будет тепло (в самом широком смысле этого слова),

– что будут удовлетворяться наши сексуально-эротические потребности,

– что мы будем ощущать ценность и уникальность своего Я,

– что мы будем чувствовать – «меня понимают»,

– что мы будем развиваться личностно и духовно.


По сути, почти все вышесказанное можно объединить одним емким словом. Образуя пару, семью, мы хотим (надеемся, мечтаем) удовлетворить нашу важнейшую потребность – потребность в привязанности. Потребность в теплых и ответных чувствах, в эмоциональной близости со значимым другим. В том, чтобы ощущать рядом с собой человека близкого, надежного, эмоционально доступного, на которого, в случае чего, можно положиться. Нуждаться в другом человеке, чтобы чувствовать себя любимым, значимым, принятым – это абсолютно нормально.

И так же – я обращу ваше внимание на еще одну принципиальную вещь – у человека существует другая, на первый взгляд, противоположная потребность – потребность в автономии (автономия не означает изоляцию и обостренную независимость!). В том, чтобы чувствовать себя отдельным индивидуумом, со своими желаниями, взглядами, вкусами, опытом и картиной мира.

Вроде бы кажется, что потребность в привязанности и потребность в автономии противоречат друг другу, вступают в конфликт. Но нет. То, что мы чувствуем себя отдельными, уважаем и ценим себя сами, никак не отменяет того, что мы стремимся быть любимыми и ценными и для кого-то другого. Потребность в привязанности и потребность в автономии – РАВНОЗНАЧНЫЕ. Поэтому удачными становятся такие отношения, такой союз, в котором, с одной стороны, у людей реализуются потребности в близости и привязанности, а с другой – у каждого есть свое личное пространство (не только физическое, но и эмоциональное), и партнеры не «душат» друг друга, пытаясь переделать, и не соревнуются, кто тут главный.


Что еще нам нужно знать про потребности, чтобы двигаться в повествовании дальше? Нам нужно знать, что одна и та же человеческая потребность может совершенно разными способами выражаться в поведении. Например, потребность в безопасности может выражаться в том, что человек неуютно чувствует себя в обществе других и потому держится от них на приличном расстоянии (одному – спокойнее). Или в том, что человек, наоборот, приближается вплотную, вмешивается в дела близких, контролирует их. Потому что, только контролируя, он «держит руку на пульсе», только так снижается его жизненная тревога. Две совершенно разных формы поведения, а потребность одна и, как мы помним, хорошая – в безопасности.

Еще пример. Человеку не хватает внимания, он идет и просит о нем словами – «давай расскажем друг другу, как прошел день?».

Или: ему не хватает внимания, он обижается, отстраняется, молчит.

Или: ему не хватает внимания, он устраивает грандиозный скандал, как кажется, на пустом месте.

И наоборот: одно и то же поведение может скрывать под собой совершенно разные потребности: человек хочет увеличить дистанцию, поэтому отстраняется, становится менее включенным или вообще невключенным.

Или: человек хочет увеличить дистанцию и поэтому устраивает грандиозный скандал, как кажется, на пустом месте.

Так что мало видеть за любым поведением неудовлетворенные потребности, надо еще понимать, какая конкретно из них сейчас актуальна. Чего человек на самом деле хочет. А тут, как мы видим, можно совсем не угадать. И здесь я забегу немного вперед и сразу скажу, что угадывать и не нужно. Нужно спрашивать! «Я вижу, что ты отстраняешься, молчишь, это очень грустная для меня ситуация, я бы хотел/а понять, что происходит, и либо оставить тебя в покое, если тебе это нужно, либо предпринять какие-то шаги, чтобы ты чувствовал/а себя лучше».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6