Инга Риис.

Голоса Океана



скачать книгу бесплатно


Но пробежавшие столетия скрыли не только имена отважных космических скитальцев, но и цели их прибытия на эту планету. И даже имя той планеты, откуда они были родом. Орден Крылатых Братьев провозглашал себя хранителем древних знаний и традиций, но самое важное оказалось утерянным. Хотя, находясь в этом древнем месте, все люди невольно ощущали себя причастными к великому прошлому своего народа.


Обряд погребения умерших обычно заключался в том, что члена Ордена заворачивали в его мантию, а затем сжигали в Огненной Печи, расположенной в одной из нижних пещер, которая подогревала воду, служившую для отопления помещений Цитадели. Так называли отверстие, ведущее в жерло древнего вулкана. Так было всегда, так поступили и в этот раз с телами тех Воинов и Мастеров, что погибли в междоусобной схватке.

Но Кондор столько раз говорил, что он стал неотъемлемой частью Цитадели, что Кошке захотелось, чтобы ее друг, и в самом деле, остался здесь навсегда. Такое решение было серьезным нарушением древнего Кодекса, особо оговаривавшего обряд погребения. Но Магистра поддержали все, без исключения. И все пришли проводить в последний путь самого любимого Наставника.


Двое молодых воинов опустили на сырой каменный пол носилки с тяжелым свертком. Кошка выбрала наиболее сохранившийся из саркофагов и попросила Учеников собрать валявшиеся вокруг осколки. Тело Кондора положили на каменный постамент, вокруг него выложили из осколков стены, а сверху водрузили почти целую плиту.

Магистр оглядела небольшую группу Учеников и Воинов, которым их ранения позволили преодолеть нелегкий путь по подземным коридорам. Все они в печальном молчании смотрели на нее.

– Мастер-Наставник прожил славную жизнь! – срывающимся голосом начала Кошка. – Он был талантливым учителем, а также очень добрым и благородным человеком!

Из рядов Учеников послышались всхлипывания, девушки Воины украдкой вытирали слезы. Даже Морской Змей закусил губу и отвернулся. Магистр тяжело вздохнула и продолжила:

– Кондор учил всех нас летать и жить в соответствии с Кодексом Чести! Мастер-Наставник хотел сделать Орден гораздо лучше и чище, чем внешний мир! Мы должны помнить это и всегда поступать так, чтобы он мог нами гордиться! И это будет для него самым лучшим памятником!


Женщина вновь оглядела собравшихся и увидела, как распрямляются плечи и поднимаются головы.

– Сегодня ночью вы уже показали себя достойными учениками Кондора! – сказала Магистр. – Только истинно смелым и благородным оказалось по силам победить противников, превосходящих умением и силой! Орден не пропадет, пока есть такие братья, как вы! Мы проводили нашего друга, а теперь у нас много работы впереди. И мне нужны новые помощники! Властью Мастера и Магистра я могу зачесть сегодняшнюю ночь многим из вас, как квалификационное испытание. Из старого Совета Мастеров остались лишь мы с Морским Змеем и Барс. Нас слишком мало, чтобы успешно работать, поэтому я произвожу в звание Мастера Стрижа.

Он показал себя отважным воином и умелым командиром. Несмотря на то, что присоединение симбионта у нее еще впереди, Райя тоже достойна войти в Совет, за свои познания в оружейной технике и архивных документах. Морж будет Мастером – Смотрителем доков. Пегас, когда поправится, займет место Смотрителя Цитадели и заведующего узлом связи. Стрелка поднимется на уровень Воина и займет место Воспитателя младшей группы Учеников. Все Ученики, старше десяти лет, участвовавшие в боевых действиях, наденут белые браслеты. Мы выиграли битву, теперь надо сделать так, чтобы не проиграть в основной войне! Мы просто обязаны сделать Орден лучше и чище, как хотел наш друг и учитель! И защитить его от любых посягательств из внешнего мира!

Кошка в последний раз коснулась надгробной плиты. А потом резко развернулась и пошла к выходу.

Глава 12. Неожиданная помощь.

– Я перепробовала все, что мне известно, но улучшения не наступает, – упавшим голосом сообщила Ханна.– Более того, после того, как мы сняли обруч облегана, жизненные показатели неуклонно снижаются!

Кошка бросила взгляд на монитор, на котором пульсировал слабый сигнал:

– Но ты говорила, что это – самая лучшая аппаратура!

– Лучшая, которую можно найти во внешнем мире! – согласилась ее подруга.– Но последние пару дней мозг Барса постоянно выдает сигнал на остановку сердца. Не знаю, как долго еще я сумею с этим справляться.

– Давайте, сделаем еще одно переливание крови! – дрожащим голосом предложила Райя.

– Я больше не могу забирать кровь у тебя! – решительно отрезала Ханна.– Ты, и так, еле держишься на ногах! А никакая другая ему не подходит.


Кошка пошатнулась, чувствуя, как с этими словами ее покидает последняя надежда. Весь последний месяц она жила только надеждой на то, что крепкий молодой организм Барса сумеет переломить действие яда. Ханне удалось откачать практически всех, раненых и пострадавших от газа, которых принесли в госпиталь еще живыми. Но яд на стрелах был гораздо более сильным. Женщина протянула руку, но так и не решилась коснуться восково – бледного лица мужа, за время болезни от тела сильного воина осталась лишь тень.

– Мы сделали все, что могли, мама! – рука старшего сына сжала ее плечо. – Вряд ли, еще кто-нибудь, в целом мире, мог бы сделать для него больше!


– Я могу! – все находившиеся в комнате вздрогнули, услышав голос, раздавшийся из дверей комнаты, в которой они собрались.

Растерянность длилась менее одного удара сердца, и в следующее мгновение на стоящего в дверях Хранителя оказались направлены два ручных арбалета и пистолет Морского Змея.

– Не стоит сразу убивать того, кто предлагает помощь! – голос Хранителя звучал спокойно, даже слегка язвительно, лицо, по обыкновению, тоже было бесстрастным.

– Неужели ты ждешь, чтобы тебе поверили, после того, что произошло в Цитадели? – прошипела Кошка.

– У вас не остается другого выхода! – парировал старый Мастер. – Вы, только что, сами сказали, что исчерпали свои возможности. Вы можете довериться мне и получить еще один шанс, или убить меня, тогда Барс, точно, умрет. Кстати, как давно вы сняли его обруч?

– Три дня назад, – нехотя сообщила Ханна.

– Тогда его время, действительно, истекает! – покачал головой Хранитель. – Именно симбионт помогал Барсу бороться с ядом.

– Но он истощал его кровь! – возмутилась Целительница.

– Надо было продолжать поить самого симбионта свежей кровью! – нахмурился Хранитель. – Ты же знаешь условия поддержания жизни мантии!

– Тогда давайте наденем его вновь! – с воодушевлением воскликнула Райя, хватая с прикроватной тумбочки металлический обруч.

– Боюсь, что уже поздно! – тяжело вздохнул старый Мастер, протягивая руку.

Взяв обруч, он развернул его, и оттуда посыпалась сухая пыль.

– Симбионт тоже истощил свои силы и умер, не имея контакта с носителем, – печально сказал Хранитель.

– Но можно взять новый, у нас же есть запас в хранилище! – воскликнула Ханна.

Хранитель с сомнением покачал головой:

– Ты же помнишь, что на то, чтобы войти в контакт и начать взаимодействие, носителю и симбионту необходимы силы и время, а их у Барса нет! И чтобы приспособиться, даже здоровому молодому организму требуется несколько дней преодолевать лихорадку, а молодому человеку, скорее всего, не хватит сил, чтобы дожить до утра!


– Но ты говорил, что существует еще один шанс! – в отчаянии вскричала Кошка.

– Да, он есть. Но я хочу, чтобы ты выслушала мое предложение наедине, – решительно заявил Мастер – Хранитель.

– Ни в коем случае! – возмутился Морской Змей. – Он хочет довершить начатое Мастерами и убить тебя!

– Я мог бы сделать это не раз, в течение последнего месяца, пройдя теми же тайными коридорами, что и сейчас, – криво усмехнулся Хранитель.– А вместо этого, сдался в ваши руки, подвергая свою жизнь опасности!

Кошка внимательно посмотрела на него, она не доверяла Хранителю, но также понимала, что в его предложении кроется последняя надежда на спасение ее любимого мужчины. Жизнь после смерти Барса была бы скорбным ожиданием собственного конца, так что теряла она немногое, а приобрести могла жизнь и счастье.

– У меня нет тайн от моих друзей, – все же, сказала Кошка, внутренне уже приняв другое решение. – Почему ты настаиваешь на приватном разговоре?

– Потому что я требую себе покровительства Магистра! – ответил Хранитель, твердо взглянув ей в лицо.


Кошка невольно вздрогнула, эта старинная форма обращения взывала еще к более старому обычаю, в соответствии с которым член Ордена, совершивший, по мнению остальных братьев, нечто предосудительное, но прямо не подпадающее под действие конкретного пункта Кодекса, взывал к Магистру, полагаясь на его справедливость в разрешении возникшей коллизии. Решение оставалось на совести главы Ордена, Магистр мог принять решение, убить провинившегося, тогда тот не должен был бы сопротивляться, или же принять решение защищать просителя от всего остального братства. На памяти женщины к этому пункту Кодекса никто не обращался, и это означало нечто крайне серьезное.

– Моя мантия распростерта над тобой! – произнесла она ритуальный ответ. – Просящий правосудия получит его!


Затем Кошка повернулась к сыну и сказала:

– Для меня жизнь без Барса не имеет смысла, так что я готова рискнуть. Вы же сможете убить Хранителя при выходе из комнаты, хотя, я думаю, что этого не понадобится. Он не совершает опрометчивых поступков. Хранитель давно мог бы сбежать отсюда, но не стал этого делать. Значит, хочет продолжать жить в лоне Ордена. А если он причинит нам вред, то на него ополчатся все остальные братья. Вы можете оставить нас ненадолго!

Морской Змей нахмурился, но склонил голову, подчиняясь решению Магистра. Затем он положил руку на плечо Райи и повел ее к выходу. Возле самой двери девочка обернулась и, взглянув на старого Мастера заплаканными глазами, выкрикнула:

– Я верю тебе, Хранитель!

– И правильно делаешь, Ласточка!– ответил тот, тепло улыбнувшись своей помощнице.


Хранитель дождался, пока за ними закроется тяжелая железная дверь, и только после этого повернулся к Кошке, смотревшей, как на мониторе слабо пульсирует сигнал, отражая угасающую жизнь ее любимого.

– Ты когда-нибудь видела меня без облегана? – спросил он женщину.

Та удивленно вскинула голову, явно, не ожидая такого вопроса:

– Пожалуй, что нет! А почему ты спрашиваешь?

Не отвечая ей, Хранитель подошел к столику, на котором стояли медикаменты и медицинские инструменты, смочил салфетку в дезинфицирующем растворе и провел ею по участку лба под волосами. Она стала розовой, а на лице проступило серое пятно. Кошка недоуменно нахмурилась:

– Что это значит?

Мужчина опять не ответил, криво усмехнулся и взял в руку скальпель.

– Смотри внимательно! – предложил он и полоснул им по руке.

Кошка вздрогнула и еле удержалась от крика: кровь на руке не выступила, несмотря на то, что рана разошлась на несколько сантиметров. Шагнув ближе, женщина увидела внутри раны плоть того же серого цвета, как и облеган, который она носила. Внутри раны медленно образовывалась жидкость, чем-то похожая на ртуть.

– Прикоснись ко мне, не бойся! – предложил Хранитель.

Кошка нерешительно притронулась к его руке, она была прохладной, как все, что покрывал облеган, но в ней, определенно, чувствовалась жизнь.

– Облеган стал моей кожей, а плоть моя едина с плотью мантии! – невесело усмехнувшись, сказал мужчина. – Кровь же моя похожа на то, что находится внутри твоего обруча. Но, тем не менее, я – человек! Хотя, многие с этим не согласятся.


Кошка кивнула, внимательно вглядываясь в лицо Хранителя. Этот мужчина, в отличие от остальных членов Ордена, носил короткую бороду, которая покрывала большую часть лица и шеи. Волосы в ней и на голове были странного серебристо-белого цвета, более яркого, чем обычная седина, а в центре светло-серых глаз зрачки переливались ртутным блеском. Магистр, действительно, никогда не видела его без облегана, что не казалось странным, так как Хранитель, на ее памяти, никогда не покидал Цитадели, а также не выходил на яркий, солнечный, свет. И никто не помнил времени появления этого человека в Цитадели, казалось, он был здесь всегда.

– Сколько тебе лет, Хранитель?– прошептала Кошка.

– А сколько лет тебе? – ответил он вопросом на вопрос.

– Пятьдесят три, – недоуменно пробормотала женщина.

– А во внешнем мире тебе не дали бы больше двадцати пяти! – заметил Хранитель. – Тебя это никогда не удивляло?

– Ну, всем известно, что летуны живут дольше, чем люди внешнего мира! – ответила женщина. – Всем Ученикам объясняют это действием тех препаратов, что мы применяем для присоединения симбионта.

– Не совсем так! – снисходительно усмехнулся Мастер. – Эти препараты помогают мантии сосуществовать с нами, а жизнь нам продляет именно симбионт.


– Но члены Ордена тоже стареют и умирают, – возразила Магистр. – Вот Кондор, например.

– Кондору, между прочим, уже более сотни лет, хотя, по нему и не скажешь, – сообщил Хранитель. – И ты точно уверена, что он мертв?

– Я сама завернула его в мантию и положила в саркофаг! – гневно воскликнула женщина. – И он был холодным и бездыханным!

– И больше ты туда не ходила? – язвительно поинтересовался мужчина.– Я абсолютно уверен, что если ты заглянешь в саркофаг сейчас, то обнаружишь, что дыхание у Кондора восстановилось, он просто спит. Вот только, кожа у него такая же серая, как у меня!

– Откуда ты знаешь? – ошеломленно пробормотала Кошка.

– Проверил, не далее как сегодня утром! – насмешливо хмыкнув, сообщил Хранитель. – Вы очень правильно сделали, что отказались, в его случае, от постулата Огненного Погребения, у симбионта было время восстановить жизненные функции. И место было выбрано, самое что ни на есть, подходящее.

– Так значит, с Барсом, не сними мы его обруч, произошло бы то же самое? – воскликнула женщина. – Но ему последнее время становилось только хуже!

– Скорее всего, его симбионт сумел бы справиться, пройди он через точку покоя, – задумчиво сказал Хранитель. – Хотя, на ваш взгляд, это выглядело бы как смерть. Правда, Барс не очень много времени провел в симбиозе, поэтому его партнеру так тяжело было справляться с ядом.


– Но что мы можем сделать теперь? – простонала Кошка. – Ты сам сказал, что присоединения нового симбионта ему не пережить!

– Обычного симбионта – да! – подтвердил Хранитель. – Нужен родственный и максимально активный симбионт. В данном случае – мой!

Магистр, молча, смотрела на Хранителя, усиленно пытаясь переварить новые сведения.

– А в чем подвох? – спросила она через минуту.

– Могла бы и сама догадаться! – съязвил тот. – Сначала, твой муж впадет в кому, очень похожую на смерть, а затем, станет таким же, как и я. И тебе предстоит решить, хочешь ли ты принять такие изменения и объясняться со всем Орденом. Или предпочтешь, чтобы Барс умер обычным человеком?

– А что еще в нем изменится, кроме цвета кожи? – еле слышно спросила Кошка.

– Многое, – с сочувствием взглянув на нее, ответил Хранитель. – Мне, например, вреден прямой солнечный свет и сухой воздух равнин внешнего мира. С другой стороны, есть неоспоримые плюсы: большая скорость нервных реакций и мышечных сокращений, быстрая регенерация тканей, расширенный диапазон зрения и еще много чего полезного.

Он протянул ей свою руку, рана на ней практически затянулась.

– Я не о том!– покачала головой Кошка. – Сохранится ли в нем человеческая личность?

– А как, по-твоему, я – человек? – спросил ее Хранитель.

– Не уверена, – с сомнением ответила Магистр.

– Раньше-то у тебя таких сомнений не возникало! – насмешливо фыркнул мужчина. – Могу тебя заверить, что я так же, как и ты, могу испытывать чувство голода и страх смерти, наслаждаться музыкой и видом красивой женщины, если ты именно об этом. Барс будет, по-прежнему, любить тебя, я обещаю! Но хочешь ли ты такой любви?

– А у меня есть выбор? – грустно усмехнулась Кошка.– Согласившись на этот вариант, я приобретаю непонятное будущее, а отказавшись, обрекаю мужа на немедленную смерть! Я не могу пойти на такое предательство!


– Тогда не будем терять времени! – решительно сказал Хранитель. – Дорога каждая минута!

– Могу я чем-нибудь помочь? – спросила Магистр, желая держать процесс под контролем.

– Подержи обруч, пока я буду его наполнять! – посоветовал старый Мастер вновь беря в руку скальпель.

На этот раз он аккуратно вскрыл вену на запястье и начал выдавливать в полый обруч перламутровую жидкость.

– Симбионт – это твоя кровь? – заинтересованно спросила женщина.

– Основа его, – подтвердил мужчина. – Но нужен еще активный носитель и кровь присоединяемого.

Хранитель склонился со шприцем к руке Барса, а затем смешал два вида крови.

– Это – все? – недоуменно спросила Кошка.

– Не совсем, – сказал он. – Теперь держи обруч пониже.

Кошка едва не выронила обруч, увидев, что он собирается делать.

– Держи себя в руках! – сердито сказал мужчина, бережно сжимая содержимое ладони. – В семенной жидкости содержатся самые активные клетки!

Женщина покраснела и кивнула головой. Хранитель тем временем закрыл обруч, несколько раз энергично встряхнул его и подошел к постели больного.

– Поверни его так, чтобы у меня был доступ к позвоночнику, – потребовал он.

Кошка обняла Барса и держала его, пока Хранитель вводил полый шип между шейными позвонками. Слушая редкие и слабые толчки сердца мужа, женщина спрашивала себя, правильным ли был ее выбор?


– Если Барс умрет, твоя смерть будет самой мучительной, какую я смогу придумать! – тихо пообещала она, глядя на Хранителя.

– Не сомневаюсь! – буркнул тот, закрепляя зажим. – Только тебе придется запастись терпением, мгновенного эффекта ждать не приходится. Симбионт должен преобразовать сначала себя, а затем – тело партнера. Но Барс не умрет, ни сегодня, ни завтра.

Вдвоем они аккуратно опустили больного на постель.

– Что будем делать теперь? – спросила Кошка Хранителя.

– Ты Магистр, твое решение! – пожал плечами мужчина.– Надо сказать Ханне, чтобы она поставила в капельницу питательный раствор, притушить свет, а дальше придется просто ждать и поддерживать дыхание Барса, так как организм очень ослаблен. Аппаратура с этим вполне справится.

– Тогда позовем всех сюда, настроим аппаратуру, а затем пойдем, проведаем саркофаг Кондора, – заявила Магистр. – Там ты расскажешь нам свою историю.

– Неплохое решение! – одобрил Хранитель. – Если ты решила поделиться со всеми своими друзьями, то незачем тянуть. Хотя, сам, я бы на такое не решился.

Войдя в палату, Ханна сразу кинулась к постели больного. Рекомендации Хранителя она выслушала с недоверием, но подчинилась приказу Магистра. Предложение же, пойти проверить саркофаг Кондора, вызвало недоумение у всех присутствующих.

Глава 13. Возрожденный Кондор.

Чем ниже они спускались в коридоры Цитадели, тем более сырым становился воздух. На стенах появились пятна светящейся розовой плесени. Кошка вспоминала, как бродила тут, будучи Ученицей, рассматривая остатки старинных барельефов и полустертых надписей. Она не раз гадала, почему именно эти коридоры, некогда не только обитаемые, но и почитаемые, судя по количеству настенных украшений, в настоящее время оказались совершенно заброшенными. И кому принадлежали разбитые саркофаги.

Женщина невольно вернулась в день битвы, развернувшейся в стенах Цитадели. Что именно заставило ее тогда изменить ритуал погребения? Возможно, ей не хотелось, чтобы старый друг сгинул в пламени печи вместе с погибшими врагами? Или какое-то предчувствие заставило Кошку сохранить тело Кондора? И что именно она увидит сейчас в саркофаге?


Молчаливая процессия вошла в широкий и низкий подземный зал, находившийся едва ли не ниже уровня моря. Стены его некогда были богато изукрашены резьбой, но носили следы хаотичного разрушения. Посредине стояли остатки десяти саркофагов, вырубленных прямо в толще скалы. Кто-то с невероятной яростью раскалывал эти каменные постаменты, оставив лишь основания. В тот скорбный день Магистр приказала сложить остатки наиболее сохранившегося саркофага, скрепить их вязкой грязью, покрывавшей пол помещения. Внутрь положили тело Кондора, обернутое в его мантию. Сверху кое-как приспособили остатки разбитой плиты, решив позднее изготовить более приличный памятник. Да, так и не собрались, закрутившись в череде неотложных дел.


Теперь же, подойдя к саркофагу, Кошка остановилась и нерешительно посмотрела на Хранителя, потом на остальных. Внутренне содрогнувшись, Магистр представила, что надлежало сделать. Что, если Хранитель обманул ее, и они увидят полуразложившийся труп? Тогда Кошке останется только забраться в соседний саркофаг и умереть!

Однако старый Мастер выглядел очень уверенным, он попросил Морского Змея помочь ему снять плиту, которая, явно, стояла не на своем месте. Настороженно принюхавшись, Кошка поняла, что не ощущает запаха разложения. Осторожная надежда прокралась в ее измученное сердце.

Меж тем, Хранитель забрался вовнутрь и легко поднял на руки завернутое в мантию, массивное тело Кондора, чем вызвал недоуменный возглас у всех присутствующих. Сложно было предположить такое от сухощавого, немолодого, книжного червя, каким он всегда представлялся посторонним.

– Не стойте столбами, помогите мне вытащить его наружу! – сердито воскликнул Хранитель, протягивая тело Наставника Морскому Змею.


Когда, с помощью Ханны, они уложили сверток возле саркофага, то оказалось, что мантия превратилась в плотный кокон, который был недавно вскрыт со стороны лица. Магистр задержала дыхание, когда Хранитель отогнул кусок мантии, словно лепесток распустившегося цветка, открыв присутствующим лицо Кондора. Кошка вместе со всеми подалась вперед, а потом опустилась на колени рядом с телом друга. Лицо Кондора было спокойным и умиротворенным, на нём совсем не видно было следов разложения, вот только цветом оно напоминало облеган. И волосы были серебристо-белыми. Пытаясь справиться с бешено стучащим сердцем, Кошка сделала глубокий вдох, а затем коснулась сонной артерии Кондора и почувствовала редкое, но уверенное, биение пульса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

сообщить о нарушении