Инга Риис.

Голоса Океана



скачать книгу бесплатно

– Я хочу видеть, как растет твой живот, чувствовать, как шевелится там наш малыш. Хочу услышать его первый крик. Увидеть твою улыбку, когда ты впервые поднесешь его к груди. Пережить все, что пропустил у Райи. Вместе с тобой! Не скрываясь ни от кого. Я верю, что мы с тобой достаточно сильны, чтобы защитить наших детей! И изменить жизнь в Ордене к лучшему! – голос Барса неожиданно прервался, он обхватил Кошку руками и прижался головой к ее груди.

Дрожащими руками женщина обняла мужчину, сдаваясь под напором его чувств.

Глава. 9 Сын Грифона.

Этой ночью у Кошки было мало времени для сна, но едва только робкие лучи рассветного солнца проскользнули в ее окно, как женщина открыла глаза. Ее взгляд скользнул по лицу мужчины, в чьих объятиях Кошка заснула совсем недавно. Она разглядывала его расслабленные сном черты, вспоминая о том, как увидела его впервые. Тоже – спящим. Четырнадцать лет назад Магистр проникла в его спальню через окно с намерением убить этого мальчишку, чтобы отомстить его отцу за свою сломанную жизнь. И не смогла. Его лицо неожиданно вызвало у Кошки воспоминания о человеке, которого она совсем недавно лишила жизни. Которого женщина любила и не могла забыть. И Кошка не смогла убить его еще раз. А пока она колебалась, юноша открыл глаза. Как и сейчас.

Тут женщина вздрогнула всем телом, потому что на нее смотрели глаза Грифона, светло-серые с темным ободком. И смотрели они на нее с лица Грифона. Юноша возмужал, и смутное сходство переросло в прямое подобие. Сильные резкие линии скул, твердый подбородок, темные вьющиеся волосы – все было похожим. Особенно глаза.


Видимо, ужас, проступивший на ее лице, прогнал у Барса остатки сна.

– Что с тобой случилось? – обеспокоенно спросил он, сжимая подругу в объятиях.

– Ты так похож на Грифона, как будто ты его брат. Или сын! – в смятении прошептала Кошка.– Все эти годы я убеждала себя в том, что в тот, первый, раз мне просто показалось. Я, ведь, не убила тебя спящего потому, что мне почудилось, будто я вижу Грифона. Прошло совсем немного времени со дня смерти моего Наставника, я не могла смириться с тем, что его больше нет. Поэтому я не вонзила в тебя отравленный коготь, а занялась с тобой любовью.

– Так ты все эти годы искала во мне подобие Грифона? – голос парня дрогнул от обиды.

– Нет, что ты! Совсем наоборот! – воскликнула Кошка, прижимаясь к нему всем телом. – Я пыталась научить тебя быть совсем другим человеком, вопреки твоему сходству с Грифоном. Тот человек завлек меня в Орден, используя мою сложную жизненную ситуацию, а затем пытался сделать из меня послушное орудие, используя все подручные средства. И он убил бы меня в том Смертельном Поединке, если бы успел. Он, сам, сказал мне об этом, за несколько секунд до гибели. Но я оказалась быстрее. А ты рисковал жизнью, но не причинил мне вреда. Я люблю тебя, но ваше сходство меня пугает!

– Но ведь, раньше ты говорила, что я похож на нашего с братом отца! – ошеломленно пробормотал Барс. – Кстати, с Морским Змеем мы, и правда, похожи.

– Действительно, вы, оба, курчавые и темноволосые, как и мой первый муж, – согласилась женщина.– Но глаза у тебя не карие, как у брата, а серые, как у Грифона.

– Моя мать была светлоглазой блондинкой, – напомнил ей Барс.

– Да, это так, – подтвердила Кошка – И, может быть, все это – игра моего больного воображения.

Но лучше бы нам поговорить с Кондором. Он знал Грифона гораздо дольше меня.

– Мы поговорим с ним, но сначала ты немного успокоишься! – заявил парень, нежно целуя женщину в дрожащие губы, его руки скользнули вниз по ее спине, приглашая стать с ним еще ближе на их узком ложе.

Ощутив прикосновение упругой плоти внизу своего живота, Кошка закинула ногу ему на бедро, открывая путь в свое тело, от всей души желая найти в сплетении тел забвения от жизненных невзгод, чтобы жар нахлынувшей страсти отогнал дурные предчувствия.


Некоторое время спустя они, вместе, все же стояли у двери старого Наставника.

– Ранние пташки! – приветствовал их Кондор, протирая заспанные глаза. – Как вас угораздило, проснуться так рано? Я думал, у вас есть гораздо более интересные занятия, нежели будить меня ни свет, ни заря!

Кошка смущенно зарделась, но Барс сжал ее руку, и она, встряхнув головой, прогнала колебания и решительно сказала:

– Нам нужен твой совет, Кондор!

– Ну, не в том же, где проводить свои ночи!– добродушно усмехнулся он. – Но раз пришли – выкладывайте!

– У меня, последнее время, появилась навязчивая идея: мне кажется, что Барс становится похож на Грифона, как его близкий родственник, – неуверенно начала женщина, ожидая, что старый друг обвинит ее в мнительности.

– А это кажется не только тебе! – неожиданно заявил Кондор. – Многие из Мастеров, что застали в живых Грифона, последнее время приходили ко мне с такими же словами.

– А мне никто ничего не говорил! – возмутилась Кошка.

– Все уверены, что ты знаешь больше других, потому и взяла Барса в Ученики, – объяснил Кондор.

– Да, нет же!– воскликнула женщина. – Я и к тебе–то пришла узнать, не было ли у Грифона младшего брата во внешнем мире. Или племянника.


Кондор задумчиво покачал головой:

– Никто в Ордене ничего не знал о семье Грифона. Он появился пятнадцатилетним подростком из ниоткуда, вопреки обыкновению, без сопровождающего и рекомендаций. Как он узнал об Ордене, тоже никто не понял. Но Грифон пришел в Цитадель и заявил, что умеет летать. Он спрыгнул с самой высокой внешней скалы Цитадели в море, с помощью обычного плаща, и остался жив. Сам старый Магистр сделал его своим Учеником. А потом погиб от его же руки!

Старый Наставник помолчал, а затем внезапно охрипшим голосом продолжил:

– Он был и моим Наставником! К тому моменту Сфинкс был очень стар, а я совсем недавно получил звание Мастера и не очень хорошо разбирался в подковерных интригах. А Грифон, ставший самым молодым из Совета Мастеров, рвался к власти, заявляя, что необходимо сменить политику Ордена во внешнем мире на более активную. Возможно, он был прав. Орден в те годы существовал очень замкнуто, почти не воздействуя на внешний мир и не ощущая притока свежей крови. Но убивать ради этого своего старого Наставника было бесчестно!

Все это я узнал гораздо позднее. Я был, с миссией, далеко от Цитадели в то время, когда в ней разворачивались эти печальные события, а когда вернулся, то понял, что у нас сменился не только Магистр, но и почти весь Совет Мастеров. В Совете теперь оказались сплошные союзники Грифона. Я хотел бросить ему Вызов, но Хранитель отговорил меня, сказав, что этим я ничего не добьюсь. В тот момент Грифон был, и в самом деле, лучшим воином Ордена. Очень быстрым, жестоким и беспощадным. Он без колебаний бросал Вызов и убивал любого несогласного. Хранитель отметил, что даже, если мне и повезет, кто-нибудь из его сторонников прикончит меня, сразу следом за нашим Поединком. Сфинкса, все равно, уже не вернуть, а я могу принести много пользы, обучая молодежь.


Кондор отошел к окну и отвернулся, глядя на занимающийся рассвет:

– Наверное, это – трусость, но Хранитель назвал это благоразумием. Я стал Наставником, пытался вырастить смену, верящую в добро и благородство. Обновить Орден. Я изучал Грифона, его методы, стиль Поединка и передавал его своим Ученикам. И ждал подходящего случая. Грифон же часто бывал во внешнем мире. И однажды он вернулся оттуда с тобой. Ты уже знаешь, что твой отец был членом Ордена, тем, кто искал для нас пополнение. Был самым удачным из вербовщиков. Когда он неожиданно перестал выходить на связь, Грифон сам взялся расследовать его смерть. Так он нашел тебя, Кошка.

– Значит, он выслеживал меня довольно долгое время, раз, сумел поймать именно в тот момент, когда я решила прыгнуть с утеса, рядом с нашей виллой на берегу! – догадалась Кошка. – И он, запросто, мог посещать мать Барса, Элизу, еще до свадьбы, дом ее семьи совсем недалеко оттуда. И даже после.

Кондор задумчиво кивнул:

– У Грифона всегда была слабость к блондинкам.

– Поэтому-то он и оставил в живых моего мужа, чтобы обеспечить будущее своего возможного ребенка!– Кошка словно бы выплюнула эти слова. – И запрещал мне мстить его семье!


Перед ее внутренним взором всплыла картина той жуткой ночи, когда женщина, поскальзываясь, карабкалась по мокрым скалам на берегу моря. Буря, бушевавшая на море и доносившая до нее соленые брызги и пену, была сродни той, что бушевала в ее душе. Ветер, разбивавший могучие водные валы о скалы, походил силой на рок, в единый момент разметавший в клочья всю ее жизнь. Еще каких-нибудь пару часов назад, Кошка была любящей женой и матерью, уверенной в себе и довольной своей судьбой. У молодой женщины был муж, которому она доверяла свою судьбу и судьбу своего сына. Этот человек вырвал ее из привычного мира странствующего цирка, обещая безопасность и благополучие, до скончания века. Он подарил ей сына, и, казалось, любил их, обоих. Целых пять лет. А разрушил все за одно мгновение, сообщив, что женится на другой женщине. Хороший подарок в новогоднюю ночь!


Ее первым, неосознанным, желанием стала потребность, оказаться как можно дальше от этого человека, поэтому Кошка выпрыгнула из окна и убежала в ночь. Ноги сами принесли ее на этот мыс, глубоко выдававшийся в океан. За годы жизни на берегу моря, женщина не единожды приходила сюда, чтобы почувствовать свежее дыхание ветра, вспомнить блаженное чувство полета.

Для воздушной гимнастки, летавшей, как птица, под куполом цирка, роскошная вилла мужа стала золотой клеткой, и только здесь она вновь становилась собой. Сюда женщина приводила маленького сына, пока муж не увез его в какой-то пансионат. Боль утраты снова скрутила ее внутренности, когда бедняжка вспомнила его слова о том, что сына ей не вернуть. Кошка застонала, проклиная тот день, когда поверила этому богатому лощеному красавцу, так кстати, появившемуся в ее жизни незадолго до неожиданной смерти отца. Девушка была слишком юной и наивной, ей было так одиноко! А Марк сулил любовь и счастье. И он так радовался рождению их сына.


Кошка выбралась на самый верх утеса и подставила ветру разгоряченное лицо. Женщину терзала не только обида, но и необходимость принять сложное решение. Муж сообщил ей, что более не нуждается в ней, самой, но обеспечит будущее их ребенка. Должна ли она поверить тому, кто однажды уже нарушил обещание? Или необходимо взять судьбу своего сына в собственные руки? И хватит ли у нее сил, обеспечить мальчику счастливую жизнь, или лучше смириться и оставить его отцу? И не будет ли она жалеть о принятом решении всю оставшуюся жизнь?


Налетевший порыв ветра рванул ее платье, растрепал волосы и толкнул в сторону обрыва. Кошка взглянула в сторону моря. Она уже прыгала в воду с этого мыса, но несколько ниже по склону и не в такую бурную погоду. Даже в тихий, ясный день полёт с такой высоты был сродни лотереи, а сейчас благополучный исход был в руках богов. Женщина тряхнула головой и шагнула к обрыву. Пусть боги и решат, хватит ли у нее сил, чтобы выстоять против судьбы! Кошка сбросила туфли и разорванное длинное вечернее платье, придавила их камнем. Если у нее хватит сил и умения спрыгнуть вниз и вынырнуть из моря, то она за ними вернется.


Кошка раскинула руки, тихонько качнулась вперед. Ветер некоторое время удерживал ее на обрыве, затем женщина толкнулась и прыгнула вперед. Чувство свободного полета, как обычно, наполнило душу неизъяснимым восторгом. А затем вода приняла ее в свои объятия. Кошка верно рассчитала траекторию и вошла на глубину, миновав прибрежные скалы. Но не учла штормового волнения, бросившего ее обратно к берегу. Волны крутили и переворачивали пловчиху, выжимая воздух из легких, но женщина продолжала бороться, пока ее не стукнуло головой о камень.

– Не судьба! – промелькнуло у нее в мозгу, прежде чем Кошка погрузилась в темноту.


– Ты, определенно, баловень судьбы, раз, выжила после такого прыжка! – услышала она мужской голос рядом с ухом, затем почувствовала толчок в грудь и закашлялась, выплевывая воду из легких.

– Кто ты и зачем вытащил меня? – прошептала Кошка, вглядываясь в светлые, фосфоресцирующие, глаза и бледное пятно лица, с трудом различимые в неверном свете луны, проглянувшей в разрыв между туч.

– Рука судьбы! – усмехнулся мужчина, приподнимая ее с земли. – И раз, ты так любишь прыгать с высоты, то я могу научить тебя летать!


Кошка скривилась от боли, вызванной непрошенными воспоминаниями. В очередной раз, тогда все оказалось не тем, чем предполагалось вначале.

– А я–то твоего официального отца считала законченным мерзавцем! – воскликнула она, обернувшись к Барсу.

И осеклась, потому что увидела, как побледнело его лицо. Женщина бросилась назад и обняла своего любимого:

– Вот только, к тебе это не имеет никакого отношения! Ты, с самого начала, не был похож ни на одного из них! И я рада, что узнала тебя и привела в Орден! Среди всех этих интриганов появилась еще одна, чистая и благородная, душа!

Кондор тоже подошел к ним и сжал плечо молодого мужчины:

– Я тоже так считаю, Барс! Не зря же, в Кодексе записано, что человек, вступающий в Орден, оставляет позади себя все свое прошлое, включая имя! Не важно, чья в тебе течет кровь, важно, какой ты человек. А, на мой взгляд, ты – один из лучших братьев Ордена и достойная пара для нашего Магистра.

Он крепко обнял их обоих, но затем нахмурился и сказал:

– Однако многие члены Совета видят в тебе, в первую очередь, кровь Грифона и боятся, что ты пойдешь по стопам своего отца, займешься реформами и будешь представлять для них опасность. Так что, держите ухо востро!

К такому заявлению стоило бы прислушаться. Всем, троим.

Глава. 10. Заговор.

– Он толкается! – в голосе Барса послышалось восторженное изумление.

Мужчина отвел взгляд от своей руки, лежавшей на животе у Кошки, и заглянул ей в глаза. Та мягко улыбнулась в ответ и пошутила:

– Наверное, хочет отвоевать побольше места для себя!

Барс озабоченно нахмурился, взглянул на ее фигуру, которая уже начала изменяться под влиянием беременности и предложил:

– Завтра же придумаю, как расширить твою кровать! Мне, и самому, надоело ютиться вдвоем на этой узкой каменной скамейке.

Все ночи, после их совместного посещения Кондора, и заявления в Совете Мастеров, что они считают себя мужем и женой, Кошка и Барс проводили в ее келье. А кровать, и в правду, была узкая. И если их мантиям вполне хватало места в одной чаше, то спать, вдвоем, на каменной скамье было неудобно.

Кошка лукаво усмехнулась и пальцем попыталась разгладить упрямую складку между его бровей:

– А наши кельи и не были предназначены для семейного проживания! Кодекс не запрещает интимных отношений между мужчиной и женщиной, внутри Ордена, но семейных взаимоотношений не предусматривалось. Член братства всегда рассматривался, как отдельная боевая единица, которому положено небольшое помещение для восстановления сил. Не более того. Младенцами всегда занимались специально назначенные Воспитатели, чтобы Воины не отвлекались от основных задач. У каждого члена Ордена своя роль в общем деле, от которой не должны отвлекать такие мелочи, как семья и дети!

Но мужчина не принял ее шутливого настроя и спросил совершенно серьезно:

– Поэтому-то ты и воспитывала Райю отдельно от нас?

Кошка тоже посерьезнела:

– Не только поэтому. Ты попал в Орден слишком взрослым, и чтобы полностью принять его образ жизни, тебе было необходимо отрешиться от всех атрибутов внешней жизни. Только так ты мог стать настоящим членом братства. А если бы ты знал, что Райя – наша с тобой дочь, то нам сложно было бы придерживаться взаимоотношений Наставника и Ученика!

Барс осторожно коснулся ее нахмуренного лба и задумчиво спросил:

– А почему же ты сейчас решила все изменить? Не думай, что я поверил в то, что ты, той ночью, испугалась моих угроз!

Женщина снова тепло улыбнулась ему:

– Теперь ты стал Мастером, членом Совета равных, и мне нечему больше тебя учить! И если мы действительно хотим сделать жизнь в Ордене более похожей на общечеловеческую, то начинать нам надо с себя. Я полностью поддерживаю твою позицию по изменению отношения к Ученикам и Воспитанникам, несмотря на то, что она во многом идет в разрез с тем, что записано в Кодексе. А если уж там что-то менять, то сразу многое, хоть будем биться в Совете не по мелочам! Ордену нужны перемены, они пойдут ему на пользу!


Кошка говорила так, будучи полностью уверенной в своей правоте. Казалось, что ее решение, принять предложение Барса, стать полноценной семьей и завести еще одного ребенка, принесло положительные перемены и в остальные сферы ее личной жизни.

Их дочь приняла вынужденную строгость своего отца, как должное, но при этом, переселившись из нижних коридоров Госпиталя на уровень Учеников, стала чаще забегать в келью к матери, и не только, чтобы похвастаться успехами в прыжках, но и просто поговорить. Процедура слияния у Райи была еще впереди, поэтому занятия в Тренировочном Зале проходили у нее с использованием искусственных крыльев и облегана, что не мешало девочке показывать очень хорошие результаты. Многие говорили о голосе крови, но Магистр не уставала напоминать дочери о том, что трудолюбие важнее таланта. И девочка тренировалась до седьмого пота. А в перерывах ухитрялась принимать самое деятельное участие в расширении ремонтных мастерских, которым занимались Морской Змей, Пегас и Барс.


Оказалось, что Джоэль в течение нескольких лет потихоньку привозил в Цитадель различное оборудование со своих предприятий, а после того, как полностью переселился в Цитадель и привез с собой необходимую документацию, решил наладить не только ремонт, но и производство. Пегас был еще одним молодым Воином, получившим образование во внешнем мире, его страстью была электроника. Парень сумел собрать из привезенного оборудования полностью автоматические линии и считал, что скоро Орден перестанет зависеть от внешнего мира в плане оружия. А еще, он надеялся запустить старинные машины, столетиями бездействовавшие в подземных коридорах Цитадели. Барса всегда интересовало все новое, поэтому он с головой окунулся в эту работу, впитывая нужную информацию, как губка. Райя ни в чем старалась не отставать от отца и старшего брата, и очень скоро начала разбираться в оружии внешнего мира не хуже мужчин.


Промеж всех этих забот, девочка находила время, чтобы каждый день навещать своего маленького племянника, находившегося на попечении у Ханны. Малыш Ариэль, с раннего детства кочевавший от одной кормилицы к другой, быстро привык к заботливым рукам Целительницы. И теперь целыми днями путешествовал на крепких плечах Ханны, постоянно подпрыгивая или зарываясь в ее светлые локоны своей темной, курчавой головенкой и заливаясь звонким смехом. Начальница госпиталя, очень привязавшаяся к новому Воспитаннику, утверждала, что малыш, определенно, крылатый.


Его отец тоже начинал потихоньку оттаивать. Кошка с содроганием вспоминала тот миг, когда Морской Змей появился в Цитадели с крохотным сынишкой на руках. Несмотря на горячие объятия Райи и участливое сострадание Ханны, лицо его оставалось таким же бледным и неподвижным, как у надгробной статуи. Казалось, вся жизнь ушла из него. Кошка вынуждена была воспользоваться властью Магистра, чтобы заставить сына заниматься прибывавшим оборудованием. Джоэль подчинился, но работал без прежнего огонька. Барс, как и Райя, изо всех сил, пытался поддержать названного брата.


Ханна тоже постоянно находилась поблизости, и в ее глазах Кошка видела не только жалость, но и любовь. А однажды, решив зайти утром к сыну в келью, несколько раньше обычного, женщина увидела его спящим в обнимку со своей подругой детства. И облегана на нем не было. Кошка тихонько выбралась в коридор и попросила всех известных ей богов присмотреть за счастьем этой пары. С того дня на лице Морского Змея снова начала появляться улыбка.


Для Райи такая перемена в настроении брата не прошла незамеченной, и она быстро выяснила причину этого. И посчитала, что в ее жизни тоже чего-то не хватает! Узнав, что Барс приходится ей отцом, девочка перестала донимать того своим кокетством. Зато, с гораздо большей благосклонностью, начала принимать ухаживания Стрижа. Юноша был года на полтора ее старше, но уже принял симбионта, носил облеган и мантию. Его крылья были настоящими, а в летном мастерстве Стриж уже был не хуже любого Воина, и не существовало скалы, на которую он не смог бы забраться, чем снискал огромное уважение среди Учеников и молодых Воинов. И парнишке очень нравилась хорошенькая и жизнерадостная Райя. А та с удовольствием кружила ему голову.


Кошка относилась к ее играм снисходительно, пока однажды не вошла, на правах Наставника, без стука, в келью Стрижа. Магистр отобрала-таки мальчишку у Тигра после того, как увидела, в каком состоянии тот попал в госпиталь, после тренировочного Поединка с Наставником. Стриж был в восторге от такой замены, Кошка – тоже не против, ей нравился упорный и независимый пацан. Но застав его с дочерью, в весьма интимной обстановке, женщина была изрядно раздосадована.

Райя мигом вылетела из кельи, увидев гневно нахмуренные брови матери. Магистр последовала за ней.


Конечно, отношения в Ордене, между молодыми Воинами обоего пола, были весьма свободными, что отчасти объяснялось опасностью, подстерегавшей их в каждой миссии, за пределами Цитадели. А еще тем, что вероятность забеременеть, для принявших симбионт женщин, была очень невелика. И у каждой из них, на всякий случай, была горькая капсула, встроенная в полый зуб. Ее предписывалось раздавить, если возможная беременность могла помешать выполнению очередной миссии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

сообщить о нарушении