Инга Риис.

Голоса Океана



скачать книгу бесплатно


Барс возмущенно потряс головой:

– Да, пусть бы, весь мир говорил на эту тему! Но почему Амели понадобилось копать под человека, который спас ей жизнь и дал прекрасное положение в обществе?

Морской Змей тяжело вздохнул, глядя на потоки воды, сбегающие по стеклу:

– Наверное, я не понял эту женщину и принимал желаемое за действительное! Я полагал, что она будет счастлива, иметь прекрасный дом, любящего мужа, ребенка и положение в обществе. Но ей надо было нечто большее. Признание ее собственных заслуг, внимание толпы. Глядя в прошлое, я понимаю, что Амели надоело быть просто моей женой еще в то время, когда она носила нашего сына. Тогда я списывал ее плохое настроение на беременность, которая протекала очень непросто. Но и после рождения ребенка лучше не стало.

Тогда я предложил жене нанять кормилицу и выйти на прежнюю работу. Или заняться благотворительностью. Амели металась от одного дела к другому, постоянно стеная, что ее недооценивают. Говорила, что я посадил ее в золотую клетку. Я даже обрадовался, когда полгода назад она вдруг проявила интерес к моим поездкам по предприятиям.

– А Амели просто присматривалась к твоей деятельности, по приказу Конторы! – догадался его брат.

– Вполне возможно! – опять вздохнул Змей. – Но я никак не ждал подвоха с этой стороны. Вероятно, я недооценил Амели, так же, как мой отец – мою мать!

– Не смей их сравнивать! – вспылил Барс. – Хочу напомнить, что наш отец поиграл в любовь, а затем выгнал твою мать из дому, отобрав у нее ребенка. Ты же дал Амели все, что мог, и гораздо больше, чем многие другие в этом мире. А еще спас ее жизнь! И у кого из них было право на месть?


Некоторое время они ехали молча, а затем Барс вынул из уха капсулу и протянул брату:

– Настоятельно рекомендую послушать! Сладкая парочка временно прекратила кувыркаться и завела весьма интересный разговор! Так ты лучше поймешь, что двигало твоей женой!

Глава 7. Вилла «Белая скала».

Обнажённая Амели лежала на смятой постели, в спальне, расположенной на втором этаже виллы «Белая скала», теребя свои роскошные белокурые локоны. С любопытством и некоторой досадой женщина наблюдала за своим любовником, который рассматривал дисковидный металлический контейнер. Именно его она похитила из сейфа своего мужа и привезла сюда. А сейчас уже почти жалела об этом потому, что казалось, будто мужчина проявляет к контейнеру гораздо больший интерес, чем к ней, самой. Конечно, сначала была радостная встреча и бурное выражение благодарности. Но довольно быстро внимание ее сердечного друга переключилось на те предметы, которые Амели привезла с собой. А на ее призывы, продолжить любовную игру, он отвечал весьма прохладно. Амели начинала понимать, что на самом деле было истинной целью мужчины, появившегося в ее жизни еще до замужества.


Светловолосый красавец бурно восхищался не только ее внешностью, но постоянно подчеркивал ум и настойчивый характер Амели. И туманно намекал на свою причастность к спецслужбам.

Именно к нему журналистка решила обратиться, когда ее выставили из редакции за неудовлетворительные успехи в расследовании загадочной цепи смертей на вилле «Утес». Пауль предложил свою протекцию, если женщина попытается поближе подобраться к новому владельцу финансовой империи.


Амели поморщилась, вспоминая, какие большие надежды она возлагала на это предприятие. Однако молодой магнат Джоэль, хотя и восхищался красотой молодой журналистки и не отказывался приятно проводить с ней время, но о своей частной жизни распространялся неохотно. Амели же просто нюхом чуяла, что тут кроется какая-то тайна. Она, при каждом удобном случае, расспрашивала обитателей виллы, возвращаясь к гибели семьи предыдущего владельца. Тут-то и выплыли истории о крылатых призраках, появлявшихся на вилле в то странное время. Журналистка вспомнила, что во время своего посещения психбольницы, в которой во время пожара погиб единокровный брат Джоэля – Кейн, она тоже слышала о каких-то крылатых созданиях, увиденных среди огня и дыма. Тогда Амели списала все на специфику пациентов, а сейчас серьезно задумалась. Конечно, сказки о крылатых феях ночи существовали у народов континента от начала истории заселения планеты, но в этом случае как-то очень удачно связывало воедино все странные события.


Амели попыталась изложить свои изыскания в виде цикла статей, но напечатать их согласилась только одна бульварная газетенка, да и то, после разгромных статей в более серьезных изданиях, не довела дело до конца. И не заплатила гонорар, потребовав серьезных подтверждений ее измышлениям. Журналистка попыталась снова наладить отношения с Джоэлем, но ее попытка расспросить его о прошлом привела к серьезной ссоре. Расстроенная очередной неудачей, Амели прыгнула в автомобиль и помчалась обратно в город, несмотря на ночь и грозу. И сорвалась с обрыва.


Первое, что она увидела, придя в себя – крылатый силуэт с горящими глазами, выделяющийся в свете молнии на темном штормовом небе. С испугу, женщина снова зажмурилась. Она открыла глаза, только вновь оказавшись на вилле, в спальне Джоэля. Потрясение было так велико, что в ту ночь Амели не решилась расспрашивать.


Утром же, внимательно рассмотрев мужчину, спавшего рядом с ней в постели, женщина не обнаружила и следа крыльев. Но она их, точно, видела! И именно этот мужчина, на руках, принес ее в этот дом. Амели дала себе слово, что пойдет на все, что угодно, чтобы разгадать эту тайну, получить необходимые вещественные доказательства. И уж тогда-то лучшие издания сами будут предлагать ей работу!


Незапланированная беременность пришлась как нельзя более кстати. Джоэль устроил пышную свадьбу, да и потом, буквально, носил жену на руках. Но продвинуться к разгадке тайны журналистке все не удавалось. Все шло так, как и положено в большинстве семей богатых промышленников континента. Муж отдавался работе, изредка выводя жену в свет. Рождение сына стало для Амели очередной обузой, она мечтала совсем о другом. О славе и поклонниках.

Вот, в этот сложный период на ее горизонте вновь появился Пауль. Он клялся Амели в вечной любви и внимательно выслушивал все ее сетования на жизнь. Однажды после особенно бурной ночи, проведенной на маленькой вилле, Амели рассказала любовнику историю своего загадочного спасения. Пауль, вопреки ожиданиям, не рассмеялся, а начал расспрашивать, не заметила ли она чего-то странного в поведении мужа. Журналистка пожаловалась, что за прошедшее время все было как у обычных людей, и даже слишком.


Джоэль большую часть своего времени проводит в поездках по предприятиям, часто плавает и ныряет в море. Жители округи считают его непревзойдённым пловцом, но Джоэль объясняет это тем, что вырос среди ловцов жемчужниц. В его поведении была только одна странность: Джоэль никогда не снимал выпуклый металлический обруч, украшенный резьбой и фигуркой крылатой женщины, плотно сидящий у основания шеи. Амели вспоминала, что на плечах крылатого мужчины тоже был металлический обруч, только большего размера.


Пауль посоветовал своей подруге разузнать об обруче побольше, а также подумать, где в доме может храниться другой. И попробовать вникнуть в систему поездок своего мужа. Расспросы об обруче ни к чему не привели, а поездки с мужем по предприятиям сначала показались ей скучными. Однако, со временем Амели заметила, что часть деловых партнеров ее мужа никогда не появляются в обществе. А у некоторых есть подобные обручи на шее. Пауль рекомендовал ей быть предельно осторожной и обещал всевозможные блага и общественное признание, если она подберется к главному сейфу мужа.


Теперь же, он почти не обращал на нее внимания, пытаясь вскрыть проклятый металлический диск. На нем не было никакого явного запора, только небольшое кольцеобразное углубление показывало место разъема. Решив в очередной раз привлечь к себе внимание, Амели подобралась поближе к любовнику, оперлась на его спину грудью и посмотрела ему через плечо.

– Возможно, контейнер реагирует только на отпечатки пальцев своего владельца! – предположила она, вспомнив некоторые последние разработки концерна своего мужа.


Мужчина злобно выругался, бросил контейнер на кровать и кинулся к своей одежде. Из кармана куртки он достал небольшой предмет, в котором Амели опознала миниатюрный лазерный резак, его тоже производило одно из семейных предприятий.

– Против лома – нет приема! – криво усмехнувшись, заявил он и полоснул по шву контейнера.

Тот действительно распался на две половины, а внутри оказался обруч, похожий на тот, что носил ее муж, только большего размера. На нем также не было видно разъемов, существовали лишь небольшое отверстие с одной стороны и полый шип – с другой.

– Не понимаю, как эта штука может быть связана с крыльями! – сердито пробурчал Пауль. – Но, ничего! Специалисты Конторы быстро развяжут ему язык!

– Ты собираешься арестовать моего мужа? – поинтересовалась Амели.

– Вряд ли, он согласится добровольно сотрудничать с нами! – криво усмехнувшись, ответил мужчина.

– А что будет со мной?– забеспокоилась женщина.

– Ну, с тобой свяжутся, если возникнет необходимость! – отрывисто бросил ее любовник, продолжая рассматривать обруч. – Хотя, на мой взгляд, ты уже выложила все, что знала. И твой муж скорее расколется, если мы будем воздействовать на него с помощью ребенка. Тебе-то он, после того, как обнаружит пропажу, уже вряд ли поверит!


Амели почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног, женщина поняла, что ею воспользовались и выкидывают, как отработавший свое механизм.

– А как же твое обещание, помочь мне с публикациями моих статей? – попыталась напомнить журналистка. – Как я узнаю, что в этих устройствах и откуда берутся крылья?

– А вот, с этим придется обождать! – саркастически усмехнулся ее партнер. – Такие важные сведения являются государственной тайной!


Амели поняла, что полностью проиграла. У нее отнимали мужа, ребенка, возможно, что и состояние. А взамен, она не получала даже разгадки тайны! В отчаянии женщина схватила резак, который Пауль положил возле себя на кровать, и полоснула лучом по верхней части обруча. Металл покраснел и съежился от высокой температуры, а затем обруч раскрылся и оттуда показалась влажная серая масса, отливающая серебристым блеском. Правда, она тут же начала тускнеть и съеживаться под действием нагрева и яркого света.

– Что же это, черт возьми, такое? – удивленно воскликнул Пауль.


– Моя мантия! И вы убили ее! – раздался из дверей знакомый голос.

Амели обернулась к двери и, действительно, увидела там своего мужа. Вернее, его голову на теле серой статуи, отливающей ртутным блеском, похожим на тот, который был у вещества в контейнере. Пауль попытался вскочить, но рухнул на кровать, сраженный дротиком, попавшим в плечо, и больше не шевелился.

Джоэль подошел к кровати и поднял с пола раскрытый контейнер. Мантия, находящаяся в обруче, стремительно чернела.

– Это и были мои крылья! Без них я не сумел бы спасти тебя в ту ночь! – с печальной улыбкой промолвил Джоэль, поднимая с пола обруч.

Затем он повернулся и посмотрел на свою жену, которая потихоньку отползала в сторону от него.

– Скажи мне – почему? Что я тебе такого, плохого, сделал? – произнес Джоэль, и гримаса боли исказила его красивое лицо. – Чем я так обидел тебя, что ты была согласна отдать меня и нашего сына в руки этих изуверов?


Амели мелко затрясла головой и продолжала пятиться в сторону окна, где лежала одежда Пауля. Добравшись до нее, она выхватила оттуда пистолет и направила его на мужа.

– Не подходи или я убью тебя! – завизжала женщина, взводя курок.

– Ты, и так, почти уже сделала это! – промолвил Джоэль, и лицо его в этот момент было похоже на гипсовую посмертную маску. – Ты отняла у меня любовь и веру в людей! И возможность летать.

Он протянул ей обруч, из которого посыпалась черная пыль.

– Ты – не человек, а демон ночи! И я убью тебя! – взвизгнула женщина.

– А кто же тогда наш сын? – в голосе ее мужа не было злобы, только печаль.

– Выродок, как и ты! – Амели словно выплюнула эти слова. – Вам незачем жить среди людей!

Волна бешенства ударила в голову Морского Змея, и он прыгнул в сторону женщины. Прозвучал выстрел, пуля обожгла его ребра, но Джоэль успел схватить жену за горло.

– Ты можешь ненавидеть меня, но не смей вредить нашему сыну!– воскликнул он.

Мужчина еще успел заглянуть в ее горящие от злобы глаза, как Амели вдруг обмякла в его руках. А затем и он, сам, потерял сознание.


– Хорошо, что ты не поленился натянуть облеган! – услышал Джоэль голос своего брата, боль возвращалась к нему вместе с сознанием. – Он, похоже, спружинил, и пуля поменяла направление, в результате, у тебя скользящее ранение, а иначе пуля пробила бы тебе печень!

Морской Змей открыл глаза и увидел Барса, который бинтовал его живот обрывками простыни.

– Зря мы послушались и отпустили тебя одного! Эта стерва едва не забрала тебя с собой, на тот свет! – низкий голос Кондора прозвучал откуда-то сбоку.

С трудом повернув голову, Змей увидел своего Наставника, который заворачивал в покрывало тело Амели.

– Это я виноват, что ждал так долго, надо было сразу разбить стекло! – с раскаянием промолвил Барс, заканчивая перевязку. – Зато, теперь мы можем утверждать, что Морской Змей сам защитил честь своей семьи!

– Истинно так! – согласился Кондор, переворачивая тело женщины. – Предательница мертва, а ее подельник доживет до того, чтобы рассказать в Цитадели все, что он знает о планах Конторы. Лучшего исхода для операции не стоило и ожидать.

– Мне нужно еще забрать своего сына! – промолвил Джоэль, пытаясь приподняться.

– И сделать так, чтобы люди решили, что вы, все, мертвы! – добавил Барс, затягивая последний узел на бинтах.

– Хоть для этого, доброго, дела сгодится эта злобная тварь! – прогудел Кондор, вскидывая на плечо сверток с Амели.

Густые, белокурые волосы женщины откинулись в сторону, и на ее шее проступило маленькое красное пятнышко.


– Нам, пожалуй, стоит изменить первоначальный план! – предложил Барс, помогая брату подняться на ноги. – Я, сам, заберу мальчика из спальни, в доме его бабушки, и передам тебе, Джоэль. Кондор подгонит машину, мы погрузим туда Амели и остальные тела, а затем сбросим в кювет и подожжем. А потом ты отвезешь сына в Цитадель.

– И огонь, в очередной раз, уничтожит все следы! – грустно усмехнулся Джоэль. – Такое ощущение, что судьба водит нас по кругу!

– Я предпочитаю думать, что по спирали! – возразил Барс, выводя его на крыльцо.


В то же мгновение перед ними приземлилась маленькая крылатая фигурка.

– Ты ранен, Джоэль? Что тут у вас стряслось? – вскричала Кошка, кидаясь к сыну.

– Ты была права, когда хотела, чтобы я навел порядок в своей семье! – с трудом промолвил Морской Змей. – Я восстановил честь нашей семьи, Магистр! Теперь у меня остался только сын.

– Больше всего на свете я хотела, чтобы тебе не пришлось ничего из этого пережить! – прошептала Кошка, заглядывая ему в глаза, полные безграничной печали.

Глава 8. Вместе навсегда.

Кошка лежала в своей келье, свернувшись в клубок на узком и жестком ложе, уставившись на шершавую серую стену. Она бы и глаза закрыла, но тогда перед ней сразу снова появится опустошенно-печальное лицо сына, каким оно было на последнем Совете Мастеров. Словно, вся жизнь ушла из него после смерти жены. И хотя, Барс после Совета, втихаря, сообщил ей, самой, а заодно и Морскому Змею, что это именно его стрела, а не смертельное объятие Джоэля, убила Амели, а промолчал он для того, чтобы брат с большей достоверностью доложил Совету об исполнении своего долга перед Кодексом Чести, легче от этого Морскому Змею не стало. Он потерял любимую женщину, и не имело значения, что та сначала предала его, а потом попыталась убить.


А она, Кошка, предала своего сына. Предала, когда, забирая его с собой, из внешнего мира, обещала, что найдет для него лучшую судьбу. И когда обещала, что сумеет защитить его от всего зла этого мира. А значит, в том числе, и от Ордена. И не сумела. Словно какой-то злой рок преследовал ее семью. И теперь женщине казалось, что та же, злая, тень подбирается к ее дочери, хотя, все вокруг твердили об обратном.


Райя была страшно обрадована, хотя и несколько обескуражена тем, что красавец Барс, которому она так симпатизировала, оказался ее отцом, а Кошка – матерью. Девочка с рождения воспитывалась у Целительницы Ханны, занимавшейся всеми приемышами Ордена, которые были еще слишком малы, чтобы стать Учениками. Райя предполагала, что кто-то из ее родителей был членом Ордена, иначе она не оказалась бы здесь, сразу после рождения. Но то, что ее матерью оказалась одна из самых уважаемых Мастеров, явилось для нее изрядным потрясением.

Имя Магистра было скрыто от нее, но девочка видела, что мать не менее влиятельна, чем Мастер-Наставник Кондор или Хранитель архива Ордена. И она, конечно же, немедленно заявила о своем желании вступить в братство. При большом количестве свидетелей. И Барс горячо поддержал ее. А сама Кошка, в сердцах, приказала ему быть Наставником дочери. Тоже при свидетелях. О чем сейчас ужасно сожалела. Женщина вновь отняла у отца возможность, просто любить и баловать дочь, с этого мгновения их жизнь была втиснута в жесткие рамки Кодекса, отношения ограничены постулатами об Ученике и Наставнике. А Кошка, и так уже, отняла у них более тринадцати лет общения.


Еще до того, как она привела Кейна в Орден, Кошка осознала, насколько несовместимо ее решение, стать Наставником своего молодого друга, и предстоящее рождение их общего ребенка. Для Магистра рамки Кодекса были ещё жестче, чем для остальных братьев. Поэтому, опасаясь осуждения Совета Мастеров и негативных последствий для Кейна, Кошка взяла с него и с Морского Змея слово, что они не будут распространяться о ее беременности, пока она, сама, им не разрешит.


Дополнительные трудности создавала необходимость проведения срочного слияния Кейна с симбионтом, на котором настаивала Целительница Ордена. Все это привело к тому, что Кошке пришлось посвятить в свою тайну еще и Кондора, переложив на него большую часть первичной подготовки Кейна. Женщина не хотела демонстрировать свою изменившуюся фигуру, занимаясь с Кейном в Тренировочном Зале. Сама Кошка большую часть времени проводила в своей келье и узле связи с внешним миром, обосновывая это желанием поскорее ввести в действие заключительную часть плана построения новой финансово-промышленной сети во внешнем мире. Те же причины послужили оправданием для ее длительного отсутствия, когда женщина проводила последние месяцы перед родами на крохотном острове с маяком. Рядом с ней была только Ханна. Целительница же и приняла у нее малышку, а потом ухаживала за девочкой еще месяц, прежде чем, вслед за Магистром, вернуться в Цитадель.


Женщина застонала и попыталась еще туже сжаться в клубок, чтобы отгородиться от всего мира. Как ей хотелось распрощаться с ним навсегда! Но шелест крыльев, раздавшийся у ее окна, привлек внимание. А затем последовал мягкий толчок приземления. Кошка вздрогнула. Для того, чтобы приземлиться на подоконник кельи Магистра, необходимо было обладать высочайшим искусством пилотирования. Во всем Ордене такой маневр способны были совершить человека три-четыре. Кошка нехотя повернулась к окну, чтобы посмотреть на визитера. Неяркий свет Луны, проникавший снаружи, освещал стройную темноволосую фигуру.

– Конечно, Барс – вздохнула про себя Кошка.


Мужчина уже приходил сегодня к ее двери, но Магистр его не пустила, и даже засунула стул в ручку на двери, чтобы помешать ему войти.

– Уходи! – велела она, отворачиваясь опять к стене.

– Никуда я не уйду, пока ты не выслушаешь, зачем я пришел! – решительно ответил Барс, спрыгивая на пол.

– Тогда говори и уходи! – сухо посоветовала женщина, лежа спиной к нему.

– Я пришел сказать, что хочу, чтобы ты стала моей женой! – услышала она его напряженный голос. – Я знаю, что в Ордене не придерживаются тех обрядов, что приняты во внешнем мире, но меня устроят и взаимные клятвы, произнесенные наедине!

– А больше ты ничего не хочешь? – язвительно поинтересовалась Кошка, стремительным движением оказавшись на ногах. – Заодно, и мое звание Магистра, например!

– Не хочу! – сердито ответил Барс. – Потому, что для этого я должен убить тебя! Но если ты вызовешь меня на Поединок сейчас, то я сумею победить тебя, не убивая. Это мне вполне по силам. И ты это знаешь. А потом сделаю все, от меня зависящее, чтобы ты снова забеременела. Даже если для этого понадобится месяц продержать тебя в состоянии нирваны!


Женщина ошеломленно молчала, лишь рука скользнула к горлу, будто облеган душил ее. Барс текучим движением оказался рядом с Кошкой.

– Но я не хочу, чтобы все произошло именно так! И не могу смотреть, как ты мучаешься! – прошептал он, опускаясь перед ней на колени. – Я очень хочу помочь тебе выбраться из проклятой депрессии, помочь обрести новый смысл в жизни!

Мужчина взял ее свободную руку и поднес к своим губам ладонь:

– Ты можешь убить меня сейчас, и мне будет легче, чем смотреть, как ты медленно убиваешь себя сама! И ждать, что кто-то другой бросит Вызов ослабевшему Магистру, и я не смогу защитить тебя, а только отомстить! Моя жизнь пуста без тебя!


Глаза Кошки наполнились слезами, она отпустила свое горло и запустила пальцы в его густые вьющиеся волосы:

– Почему ты хочешь дать жизнь еще одному ребенку? Ведь, жизнь нашей семьи, и так, очень непроста!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

сообщить о нарушении