Инга Риис.

Голоса Океана



скачать книгу бесплатно


– Так или иначе, но Амели знает о мантии, хотя, вряд ли, представляет себе истинную суть симбионта, – сказал Хранитель. – И Морской Змей определенно подозревает об этом. Поэтому, если он не обнаружит в сейфе контейнера мантии, то поверит во все, что ты ему расскажешь о его жене. И это – уже твоя задача, чтобы он потом нашел контейнер там же, где и свою жену с любовником.

– Похоже, Кошка хотела сделать именно это! – догадался Барс.

– А вы должны ее опередить! – заявил Хранитель. – Сама она, в данный момент спешит к штаб-квартире Конторы, где проходит основная часть операции. Они с Пегасом, под прикрытием нескольких молодых Воинов, собираются уничтожить электронный управляющий центр нашего врага. Операция разработана достаточно тщательно, там сбоев быть не должно. А потом, в конце недели, Магистр собиралась подкараулить Амели и ее любовника. Вот, эту часть вы с Кондором, опередив Кошку, и возьмете на себя.


– А как быть с сыном моего брата? – нерешительно спросил Барс, понимая, что излишне усложняет и так непростую операцию.

– Мальчика необходимо доставить в Орден, даже если сам Морской Змей и не заговорит об этом! – категорично заявил Кондор.

– Совершенно верно! – согласился Хранитель. – Нельзя оставлять во внешнем мире такой удачный объект для последующего шантажа Морского Змея. А тут он будет рядом с отцом и под хорошим присмотром.

Сказав это, старый Мастер поднялся с кресла, как бы показывая, что время разговоров прошло.


Кондор тоже поднялся и привычными движениями начал натягивать облеган.

– А ты уже придумал, каким образом нам побыстрее добраться до жилища Морского Змея? – поинтересовался Мастер-Наставник, не прерывая своего занятия.

– У нас есть еще одна, резервная, субмарина с полным вооружением, – напомнил ему Хранитель. – И если именно ты, Кондор, решишь ею воспользоваться, то никто не будет расспрашивать или чинить тебе препятствий! В данной ситуации самое главное – быстрота и секретность.

– Ты здорово все продумал! – пробурчал Кондор, шагая по келье и собирая необходимое снаряжение.

– Так это – моя работа, как Хранителя архива Ордена, искать выходы из затруднительных ситуаций. А ваша – осуществлять самые невероятные и опасные планы. И лучше бы вам поторопиться! – заметил старый Мастер, направляясь к выходу. – Тогда существует возможность, что этот юноша не лишится ни брата, ни любимой женщины.

– Встретимся в доке! – бросил им Барс, вспрыгивая на карниз и расправляя крылья.

Глава 6. Сумерки внешнего мира.

Несколько дней спустя, он бесшумно приземлился на балкон, обрамляющий второй этаж виллы, долгие годы принадлежавшей семье его отца. Этот дом, впрочем, как и обширный парк, мужчина знал, как свои пять пальцев. И именно на этот балкон он в юности совершил свой первый большой прыжок.


Осторожно заглянув в окно кабинета, Барс увидел своего брата, который, несмотря на глубокую ночь, с мрачным видом сидел за письменным столом.

Стол, как обычно, был завален деловыми бумагами, но в настоящий момент Морской Змей не обращал на них никакого внимания. Взгляд его рассеянно блуждал по комнате, постоянно останавливаясь на массивном антикварном телефонном аппарате, занимающем угол стола. Мужчина покусывал костяшки пальцев, ерошил длинные темные волосы, тяжелыми волнами сбегающие с плеч на шелковую рубашку. Он, явно, ждал звонка. И Барс точно знал от кого.


– Амели давно должна была бы позвонить? – не скрывая своего сарказма, промолвил Барс, приоткрывая балконную дверь.

Морской Змей вздрогнул, но не обернулся, чтобы поприветствовать своего брата. Прошло уже более тринадцати лет с того дня, как они обменялись местами. Морской Змей занял место своего брата в качестве наследника огромной финансово – промышленной империи, принадлежавшей их общему, безвременно почившему, отцу, а Барс стал воином Ордена. Честно говоря, молодого Мастера радовала такая перемена в его судьбе. Молодой человек никогда не любил финансовую деятельность, как, впрочем, и своего отца. Зато он любил приключения и женщину, которая была членом Ордена. Барс с легкостью отбросил прежнюю жизнь ради любимой женщины и счастья полета.


Морского Змея же, наоборот, гораздо больше привлекали финансовые и политические баталии, игру ума он предпочитал игре мускулов. Однако, несмотря на такое различие в жизненных установках, братья продолжали, по мере возможности, общаться, испытывая друг к другу самые теплые чувства. И у них практически не было секретов друг от друга. Барс не имел возможности открыто появляться в доме, но был в курсе всех семейных дел брата и хорошо знал членов его семьи, скрытно и подолгу наблюдая за ними.

– Не думаю, что ты пришел сюда, чтобы обсуждать мою семейную жизнь, Кейн! – раздраженно ответил Морской Змей брату, делая вид, что собирает деловые бумаги.

– Не стоит вслух произносить имя давно ушедшего! – с тихой угрозой посоветовал Барс, проскальзывая в комнату и опуская на окна жалюзи. – А с равным можно обсуждать любой вопрос.

– Тебя можно поздравить со званием Мастера? – в голосе Морского Змея проскользнуло легкое удивление. – Впрочем, ты-то этого достоин гораздо больше, чем я!


Мужчина вышел из-за стола и обнял своего единокровного младшего брата, так же горячо, как и в тот день, когда они впервые встретились. Годы изменили их, обоих. Барс из юноши превратился во вполне сложившегося мужчину, но различий стало больше, чем сходства. Став выше ростом, он не потерял былой легкости фигуры, выдававшей прирожденного летуна. Старший брат стал еще шире в плечах, массивную мускулатуру не могла скрыть даже просторная шелковая рубашка, сказывалось то, что физическую форму ему приходилось поддерживать не в полетах над гладью океана, а в спортивных залах мегаполисов. Даже темные курчавые волосы у братьев были принципиально разной длины. Морской Змей носил длинные локоны по последней моде, делавшей мужчин континента слабо отличимыми от женщин. Короткая щетка волос на голове Барса была тем, что позволяло носить мантию и облеган.


– У каждого брата в Ордене своя задача, – отозвался Барс, присаживаясь на угол стола и откидывая с головы капюшон. – Ты свою исполнял так, что в Ордене тебе не было равных!

– С какой стати ты говоришь обо мне в прошедшем времени? – нахмурился его брат, сразу уловив то, что Барс не хотел говорить прямо.

– А это, как раз, связано с тем вопросом, с которым я вошел к тебе! – тихо сказал Барс, заглянув ему в глаза. – Где сейчас твоя жена, Амели? Я спрашиваю не из праздного любопытства, а как равный тебе член Ордена!

– Она поехала, чтобы отвезти нашего сына на выходные, к своей матери! – с вызовом в голосе ответил Морской Змей, уязвленный тем, что брат перешел на формальный язык общения братства, требующий немедленного и правдивого ответа. – И какое это имеет отношение к моей работе?

– Самое прямое! – со вздохом ответил Барс. – Потому, что если ты сейчас решишься-таки позвонить своей теще, то окажется масса предлогов, почему ты не сможешь услышать в трубке голос своей жены. Зато ты сможешь услышать ее отсюда! И голос еще одного типа, работающего на Контору.

С этими словами он вынул из уха небольшую капсулу и протянул ее брату. Тот сразу узнал один из миниатюрных приемо-передатчиков, которые сам и изготавливал для Ордена.

– Кто дал тебе право так грубо вмешиваться в мою личную жизнь! – голос Морского Змея зазвенел от бешенства.

– Я мог бы сказать, что – Орден, и это было бы, отчасти, правдой, – его младший брат продолжал сохранять ледяное спокойствие. – Но я выполняю не приказ Магистра, а просьбу твоего Наставника. Это Кондор просил меня поговорить с тобой до того, как здесь появится твоя мать.

– А где она сейчас? – с тревогой спросил Змей, припоминая ее последнее посещение, когда тоже затрагивался вопрос о его жене.


Вообще-то, официально Магистр посетила сына, чтобы обсудить обстановку, сложившуюся вокруг его предприятий, производящих оружие и транспорт для Ордена. В Цитадели имелись собственные небольшие мастерские, но впервые за несколько столетий техническое перевооружение достигло такого масштаба. Морской Змей хорошо потрудился, налаживая этот процесс, почти десять лет все шло без сбоев. Но в последний год что-то разладилось. Кошка привела доказательства того, что многочисленные проверки и инспекции не являются случайными. Всюду чувствовалась рука Конторы. И то, что эту руку кто-то грамотно направлял. Кошка тогда посоветовала ему приостановить деятельность Ордена в этих предприятиях и получше присмотреться к своему окружению. В том числе и жене.


Морской Змей тогда с возмущением отверг подобные предположения, но за прошедший месяц прошерстил всех своих служащих, не входящих в Орден, и не нашел информатора. Послав такой нерадостный доклад Магистру, в ответ Змей получил приказ, полностью сворачивать деятельность по заказам Ордена, а его подручных начали отзывать в Цитадель. Орден, словно спрут, сокращал щупальца, пряча их в свою скорлупу. И готовился к ответной атаке, о направлении которой его не оповестили.


– Кошка сейчас, вместе с Пегасом и группой поддержки, в Эостауне, – сухо ответил Барс. – И она делает там твою работу! Твоя мать взяла на себя не только войну с Конторой, но и защиту семейной чести. Она затребовала на Совете исключительного права мести, чтобы не заставлять тебя, самого, устранять жену.

– Контора могла выйти на след Ордена и по другим каналам! – слабо возмутился его брат, изрядно смущенный тем, что его не оповестили о столь важной операции, что могло означать утрату доверия. – А Амели могла попасть в ее сети случайно!


Барс встал и выпрямился, оказавшись с ним лицом к лицу:

– Я тоже знаю, что такое – потребность любить и быть любимым! И моя личная жизнь тоже никогда не была простой! Но сейчас поставлено под угрозу слишком много жизней! И самое главное, стоил ли этот человек того, как ты любил его и пытался защитить?

– Не тебе судить! – взорвался Змей и попытался выйти из комнаты.

– Постой! – Барс скользящим движением оказался у двери и преградил ему дорогу. – Покажи мне свою мантию, и я уйду отсюда навсегда! И даже извинюсь перед тобой!

– Что ты хочешь этим сказать? – оторопел его старший брат.


Члены Ордена, выполнявшие миссии во внешнем мире не имели возможности носить на себе большой обруч мантии, чтобы не привлекать ненужного внимания. Но и расстаться с ней тоже не могли, так как необходимым компонентом питательной смеси, поддерживающей ее жизнь, была свежая кровь носителя. Поэтому, каждый резидент хранил мантию в специальном контейнере, который прятал в недоступном для окружающих месте, время от времени наполняя контейнер кровью и питательной смесью.


– Просто, покажи мне контейнер с твоей мантией! – намеренно четко выговаривая слова, повторил Барс.

Его брат пожал плечами, развернулся, подошел к одной из резных деревянных панелей, покрывавших стены кабинета, и отодвинул ее. Затем быстро набрал код на передней панели большого сейфа. Барс, молча, смотрел, как тот передвигает стопки денег и облигаций, в поисках того, чего там явно не было.

– А ты откуда узнал, что ее здесь нет? – подозрительно спросил Морской Змей, все еще не поворачивая головы.

– Вот отсюда! – ответил Барс, вновь протягивая ему капсулу. – Мы с Кондором установили аппаратуру на вилле «Белая скала» два дня назад и много чего услышали за это время. Но как только я понял, что на этот раз привезла с собой твоя жена, то оставил там твоего Наставника и помчался сюда. Голословно можно утверждать все, что угодно, в Конторе нет доверчивых простачков. Но если бы в руки наших врагов попал живой симбионт, это стало бы катастрофой для Ордена! Получили бы подтверждение все легенды и слухи! А затем, биологи Конторы вполне могли бы создать средства для его уничтожения, и каждый член братства оказался бы на грани гибели. Следуя правилам, мы должны были бы, сразу забрать контейнер и уничтожить всех, кто его видел, но Кондор требует, чтобы сначала ты, сам, во всем убедился.

– Амели забрала и футляр с оружием! – глухо сказал его брат, отворачиваясь от сейфа.

– У тебя остался, хотя бы, облеган! – с сочувствием усмехнулся младший, посмотрев на свои запястья, украшенные когтями и маленьким пружинным арбалетом с отравленными стрелами. – Я прихватил запасной комплект, а еще ты неплохо владеешь оружием бескрылых. Я полагаю, что у тебя есть некоторое время, чтобы натянуть облеган и собрать здесь то, что ты не хотел бы оставлять после своего ухода. После того, что произойдет на вилле и в Эостауне для тебя во внешнем мире не будет места.


Морской Змей побледнел так, что его кожа, из бронзовой, стала почти серой, рушился весь его мир, все, чем он жил последние тринадцать лет, стремительно летело в пропасть.

– Я не могу бросить моего сына! – еле слышно прошептал он. – Он все, что у меня осталось!

– Никто и не предлагает тебе такое! – мягко улыбнулся его брат. – Я, сам, много лет полагал, что мой ребенок умер при рождении, и не надеялся обрести другого, поэтому хорошо понимаю твои чувства! Мы заберем Ариэля в Цитадель, и у Райи появится младший братик! А у тебя останется еще и море!


Не более чем через четверть часа Морской Змей, свистя колесами внедорожника, вылетел из ворот своей родовой виллы. Этого времени хватило, чтобы собрать основные финансовые документы, акции предприятий и диски с научной информацией. Мужчину удивило, насколько чужим он почувствовал себя в этом доме, где прожил четырнадцать лет. Но разговор с братом перевернул ему душу, слишком многое стало видеться по-другому, потеряли смысл памятные фотографии и милые безделушки. Морской Змей сложил в небольшой чемодан только то, что могло представлять ценность для Ордена. Затем он отдал его Барсу, который спустился по стене до гаража и поставил его внутрь автомобиля, после чего взобрался на высокое дерево, растущее возле стены, выходящей к морскому берегу, и упорхнул в ночь. Сам же Морской Змей разбудил привратника и сообщил, что едет в соседний город, в ночной клуб, и вернется лишь к утру. Стук захлопнувшихся за ним ворот был подобен стуку крышки гроба, отсекающей этот период его жизни.


Машина со скрежетом вошла в очередной поворот и едва не улетела в кювет, когда перед ней, на асфальт, приземлилась серая крылатая фигура.

– Ты так торопишься, что я чуть было не решил, что ты хочешь уехать без меня! – с иронией заметил Барс, вспрыгивая на подножку автомобиля.

Морской Змей пропустил замечание мимо ушей и просто открыл дверь. Ну, не признаваться же было в том, что такая мысль действительно мелькнула в его голове, когда он выезжал за ворота! Правда, он сразу вспомнил о том, что на вилле, где сейчас развлекалась его жена, остался его Наставник. Хотя, Кондор и пошел на значительное нарушение Кодекса, позволив Барсу слетать за братом, надеяться на то, что старый Мастер решит пощадить его жену, не стоило. Любое вмешательство Змея закончилось бы Смертельным Поединком с Наставником. Этого Морской Змей допустить не мог. Поэтому скорость мужчина прибавлял, надеясь, что дождь и скользкая дорога решит для него проблему выбора. Но – не судьба, его брат предвидел и такой поворот дела.


– Притормози на пару минут, чтобы я сумел убрать крылья и нацепить здешнюю одежду! – попросил Барс.

Машина и так уже стояла на обочине, поэтому Морской Змей заглушил мотор, открыл свою дверь, вышел наружу и подставил лицо холодным струям дождя. Его брат, тем временем, расцепил двойные кольца браслетов, позволив мантии освободиться. Надрезав мочку уха, Барс брызнул кровью на плечи, и мантия с легким шорохом начала сворачиваться по направлению к плечам. Тонкий слух Змея уловил знакомый звук, и он посмотрел на брата.

– За последние годы, с тех пор, как обзавелся семьей, я почти отвык пользоваться мантией! – со вздохом пожаловался он. – Не знаю, сумел бы я сейчас удержаться на крыльях?

– Такое умение не уходит в никуда! – небрежно пожал плечами Барс. – У тебя было гораздо больше времени, проведенного с мантией, чем у меня! Присоединишь мантию, расправишь крылья – и сразу все вспомнишь!

– Страшно подумать, что с ней случится, если эти люди решат неправильно вскрыть контейнер! – поежился Морской Змей.

– Да, уж! – вздохнул Барс. – Уничтожить мантию легко, а вырастить – непросто! Правда, у тебя еще осталась часть симбионта в малом обруче, походишь пару месяцев бескрылым, а потом отрастут новые! Зато, поплаваешь в компании Ханны, она тебя постоянно вспоминает.

Произнося эти слова, мужчина с удивлением заметил, как по лицу его брата проскользнула болезненная гримаса. Барс знал от Кошки, что эти, двое, провели свое детство вместе, но потом, по какой-то причине, их отношения разладились. Упоминая Целительницу Ордена, он хотел вызвать у брата приятные воспоминания, а получилось наоборот.


– А мне всегда хотелось проехаться за рулем такой мощной машины!– произнес Барс, решив сменить тему.

Змей, молча, бросил ему ключи и забрался на пассажирское сидение. После эмоциональной встряски на него начали накатывать волны апатии. Он откинулся на подголовник и закрыл глаза.

– А как случилось, что Амели узнала о мантии? – донесся до него негромкий голос брата.

Открыв глаза, мужчина увидел, что машина уже выбралась из кювета и осторожно катится по извилистой мокрой дороге. Барс не торопил брата, лишь временами поглядывал в его сторону.

– Все случилось около четырех лет назад, – опять прикрыв глаза, начал рассказ Морской Змей, и перед его внутренним взором снова предстала темная дождливая ночь, поразительно похожая на сегодняшнюю.

Как будто судьба решила сделать круг, закончив историю в тех же декорациях, что и начала.


– Уже несколько лет, как мы с Амели были любовниками, встречи происходили попеременно, то на ее, то на моей территории. В тот вечер мы поздно вернулись ко мне на виллу, а легкая ссора быстро переросла в скандал. Она выбежала от меня, хлопнув дверью, прыгнула в свой кабриолет и помчалась вниз по серпантину, – продолжил он свой рассказ, медленно роняя слова, словно срывая с раны присохшие бинты, и боль в душе была примерно такой же. – Я услышал, как завизжали колеса, и кинулся к сейфу с мантией, потому что понимал, чем может обернуться быстрая поездка в такую погоду. Была уже глубокая ночь, поэтому я просто сбросил одежду и присоединил мантию. Но и так времени едва хватило, чтобы вылететь к дороге и увидеть, как кабриолет летит с обрыва в море.


Мужчина помолчал, собираясь с силами, Барс же терпеливо ждал продолжения.

– Мы с Ханной, глядя на поморников, долгие годы отрабатывали приемы ныряния в воду вместе с крыльями, – тихо продолжил Змей. – Но только счастливый случай помог мне отыскать автомобиль в темной воде. По счастью, машина ушла под воду в глубоком месте и не разбилась, а просто затонула, и Амели не успела отстегнуть ремни безопасности, иначе бы ее унесло течением. Когда мы выбрались на берег, она была без сознания. Я нарушил Кодекс, когда принялся за реанимационные действия, не убрав мантии. Но я был в шоке от чувства вины, женщина едва не погибла из-за нашей ссоры. Добившись восстановления дыхания, я убрал мантию в обруч и на руках понес ее обратно. В дом мы проникли через дальнюю калитку в саду, возле оранжереи. Мне тогда показалось, что очнулась Амели только в моей постели. Я думаю, что именно в ту ночь мой сын и пришел в этот мир!


Морской Змей опять замолчал. Барсу было жаль брата, но необходимость брала свое.

– Когда Амели начала задавать вопросы? – спросил он, продолжая смотреть на дорогу.

– Не сразу, – немного подумав, вспомнил Змей. – Мы не встречались пару месяцев, затем она приехала на виллу, чтобы сообщить о своей беременности. Ты не представляешь себе, как я был рад! И сразу предложил узаконить отношения. Вопросы начались после свадьбы. Амели попыталась выяснить, каким образом я так быстро догнал ее на дороге. Без машины. Оказывается, она расспросила всех на вилле, и выяснила, что машину я в ту ночь не брал. Я отговорился тем, что знаю короткие пути в скалах. Затем она стала расспрашивать об обруче.

Морской Змей замолчал и погладил малый обруч, вместилище облегана. Устройство было покрыто замысловатой резьбой, на нем висела фигурка крылатой женщины.

– Амели постоянно пыталась потрогать его, спрашивала, почему я его не снимаю. Я объяснил, что это – талисман удачи, который завещала мне умершая мать.


Барс нахмурился, сосредоточенно размышляя:

– Обруч, конечно, необычный, но люди носят и более странные украшения. И историю спасения твоей жены тривиальной не назовешь. Но почему Амели связала тебя с крылатым племенем? Ведь, ты же не рассказывал ей правды о себе и об Ордене?

– Конечно, нет! О своем прошлом я рассказал, что мать сбежала со мной от отца, и детство я провел на отдаленном острове, а юность – в закрытом пансионе, – от возмущения Морской Змей даже открыл глаза и выпрямился на сидении, но потом задумался. – Хотя, я рассказывал сыну сказки о крылатых тенях ночи. Но их рассказывают по всему побережью. Да, еще и в нашем поместье прислуга много говорила на эту тему. Ты же помнишь, что моя мать пугала твою, являясь ей по ночам, в образе крылатого призрака. Кошка хотела довести Элизу до нервного срыва, чтобы женщину посчитали невменяемой, и после смерти мужа она не смогла бы распоряжаться наследством. Но Элиза умерла раньше него, а перед этим ухитрилась всем уши прожужжать историями про крылатые тени в ночи. Смерть Марка не получила внятного объяснения. Твоя предполагаемая кончина тоже была, мягко говоря, странной. Вот, у людей и появился повод чесать языками. Мне бы стоило сменить весь персонал, но я не захотел лишать людей работы, мне их болтовня не мешала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

сообщить о нарушении