Инга Риис.

Голоса Океана



скачать книгу бесплатно


– Но больше ты не бываешь так беспечна, как в ту ночь, когда наша дочь пришла в этот мир! – посетовал мужчина, почувствовав в благодарном поцелуе женщины, последовавшим за полным слиянием, холодящее – горький вкус нектара черной орхидеи.

Этот растительный состав, в определенных пропорциях, был сильнейшим ядом, которым смазывались когти и стрелы маленьких арбалетов, когда воины выходили из Цитадели во внешний мир, а в меньшей концентрации – противозачаточным средством. Барс знал, что капсулы с такими ядами носили в полом зубе все члены Ордена. Мужчины – одну, а женщины – две.

– Я не могу сейчас взять на себя ответственность еще за одну жизнь! – виновато прошептала его подруга. – Слишком сложна предстоящая задача, я должна думать только о тех воинах, которых веду за собой!

– Но однажды ты забудешь про горькую капсулу? – попросил Барс, нежно тронув пушистую прядь более длинных волос на виске, единственное, что могла позволить себе женщина в качестве отступления от формы. – Ты говорила, что став равными, мы сможем быть семьей! Сегодня я добрался до последней ступени и стал равным тебе, согласно Кодексу.

– Мы обязательно возвратимся к этой теме, когда я вернусь в Цитадель! – тихо пообещала Кошка. – А сейчас давай продолжим танец!

Женщина обвила ногами талию своего любовника, и тому стало не до разговоров.


– Так хорошо мне еще никогда не было!– устало выдохнул Барс, устраиваясь рядом с Кошкой на узком каменном ложе.

Кровати в кельях были такими узкими, что разместиться на ней свободно мог лишь один человек, а двое – только в обнимку или друг на друге.

– Мне тоже! – благодарно прошептала Кошка, поцеловав его в шею, туда, где бился пульс. – Но мне пора идти, хочу поспать пару часов перед выходом, а рядом с тобой этого, точно, не получится.

Она ловко выскользнула из его объятий, защелкнула на шее обруч мантии и, не натягивая облеган, погладила влажный валик мантии, сразу начавшую расправляться и прикрывать плечи и спину.

– Выполни, пожалуйста, то, о чем я тебя просила! – выкрикнула женщина, подбегая к окну.

Она вспрыгнула на подоконник и, щелкнув браслетами, расправила крылья, но перед самым прыжком обернулась и еле слышно добавила:

– Я люблю тебя, Барс! Я должна была это сказать потому, что ты помог мне окончательно не разочароваться в жизни и остаться человеком! – с этими словами Кошка выпорхнула в ночь.

Глава 5. Спасти любовь.

Барс некоторое время лежал, глядя в потолок и пытаясь привести в порядок мысли.

За долгие четырнадцать лет, проведенные в Ордене, мужчина привык беспрекословно подчиняться своему Наставнику. Но он попал в структуру, в отличие от большинства Учеников, будучи уже шестнадцатилетним парнем. Поэтому не потерял привычки самостоятельно оценивать ситуацию. А создавшаяся очень его беспокоила.

Не то, чтобы Кошка раньше не уходила в самостоятельную миссию. Да, и воином она была таким, что равных ей почти не было. Осторожным, умелым и беспощадным.

Барса беспокоило ощущение какой-то неправильности в ситуации, только он никак не мог осознать – какой. Мужчина облизнул припухшие губы, еще помнившие жгучие поцелуи партнерши. После того, как он добился степени Воина, Кошка не единожды наведывалась к нему по ночам, все их встречи были коротки и страстны, но никогда еще не достигали такого накала. И о своей любви она не говорила никогда. Вот оно! Кошка вела себя так, будто они виделись в последний раз.


Барс буквально подскочил на кровати. Он должен был узнать все подробнее, определить опасность и защитить Кошку, даже вопреки ее желанию. Парень быстро натянул облеган, защелкнул обруч мантии и кинулся в коридор. Уловив стремительность движений, мантия с шорохом расправилась за его спиной, затем прильнула к браслетам, готовясь образовать крылья.

Подбежав к келье своего Наставника Барс постучал, а не получив ответа, толкнул дверь и вошел в комнату. Та была абсолютно пуста. Кошка обманула его и сразу покинула Цитадель, а теперь, вероятно, была уже далеко отсюда. Учитывая то, что Магистр, скорее всего, воспользовалась одной из минисубмарин Ордена, отследить ее не представлялось возможным.


Барс в ярости стукнул кулаком по стене. Боль от соприкосновения с шершавым камнем привела его в чувство. Он начал судорожно прокручивать в мозгу все, что узнал о миссии Магистра. Если речь шла об утечке информации об Ордене, то это расценивалось как предательство. И Кодекс Чести предписывал в таком случае самые строгие меры наказания. И здесь был, каким-то образом, замешан его брат по отцу.

Мужчина невольно поежился. Он всегда восхищался своим старшим братом, его умом и умением не только подолгу жить во внешнем мире, не раскрывая своей принадлежности к братству Крылатых, но и зарабатывать для собратьев огромные деньги, используя наследство, доставшееся ему от отца. И соединяя его с возможностями самого Ордена. Да, и воином он был не из последних. И к матери своей относился с большой теплотой. Ну, никак не мог представить Барс, чтобы Морской Змей совершил нечто предосудительное!

И все же, реакция Кошки внушала ему большую тревогу. Должно было случиться что-то очень серьезное, чтобы Магистр, сама, решила разгребать ситуацию. А еще она намеренно лишила его возможности посетить заседание Совета Мастеров, дав перед этим возможность завоевать звание Мастера, и получить полную информацию. И еще Кошка просила защитить Райю. Она определенно сделала все, от нее зависящее, чтобы Барс с дочерью могли жить дальше без ее помощи.

Барс вновь стукнул по стене. Кошка не собиралась возвращаться! Но Орден был всей ее жизнью, внешний мир Магистр презирала и ненавидела. А это значит, что его сердечная подруга собиралась умереть. И он должен этому помешать!


Барс выскочил в коридор и помчался в сторону кельи Кондора. Этот пожилой мужчина был самым опытным и уважаемым Наставником в Ордене, руководившим всем процессом обучения. И Кошка называла его человеком чести и своим другом.

Кельи Мастеров располагались на самом верхнем ярусе Цитадели, недалеко от поверхности земли. Отсюда было дальше всего до сада, Тренировочного Зала, столовой и госпиталя, но Мастера крайне редко пользовались коридорами для своих передвижений вглубь Цитадели, их мастерства полетов хватало, чтобы приземлиться не только в нужную точку внутреннего двора, но и опуститься на карниз перед любой кельей. И они первыми встретили бы нападающих, пожелай кто-то прорваться в Цитадель с поверхности. Кодекс предписывал им первыми принимать бой, прикрывая отход менее опытных братьев по Ордену, через нижние тоннели в океан. Такого не случалось уже много столетий, но традиции не возникают на пустом месте.

Воины занимали несколько следующих ярусов скального города, чем выше келья, тем опытнее Воин. Барсу пришлось преодолеть всего один ярус по внутренним коридорам до уровня Мастеров, а Кошка жила в крохотной келье в самом верхнем углу Цитадели.


Несколько быстрых шагов, и он уже стоял перед дверью Мастера-Наставника. Массивное металлическое кольцо, служившее рукояткой, было таким блестящим, как будто его специально начищали, но это служило показателем того, сколь многие приходили к этой двери за советом. Барс сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоить бешено колотившееся сердце, и постучал в дверь. Ответом ему был густой храп Кондора. Но молодой мужчина не намерен был отступать, и через несколько минут дверь, все же, отворилась.

– Какого дьявола, надо было будить меня посреди ночи! – рявкнул рассерженный Кондор, появившийся в дверях в одном обруче, даже не расправив мантию.

Члены Ордена, носившие внутри Цитадели только облеган и мантию, очень спокойно относились к наготе. Полеты, тренировки и Поединки не предполагали ношение одежды, стеснявшей тело, а материал облегана прекрасно защищал от перепадов температур. Однако коже человека необходимо было тоже дышать, поэтому спали все обнаженными. Те из братьев, кто, по роду деятельности, редко бывали во внешнем мире, частенько, и вовсе, забывали о правилах приличия, принятых у остальных жителей континента.


– Я прошу совета у опытного и сведений у равного! – твердо ответил ему Барс, процитировав соответствующий пункт Кодекса, требующий неотложного внимания.

Мастер– Наставник нахмурился, но сразу же отошел от двери.

– Заходи! – проворчал он, поглаживая валик мантии, чем приглашая ее расправиться и прикрыть его обнаженное тело. – Надеюсь, твой вопрос стоит такого беспокойства, иначе ты ответишь в Поединке, и утром я с удовольствием переломаю тебе кости!

– Я думаю, что жизнь Магистра – достаточный повод для беспокойства! – с вызовом в голосе ответил Барс.

– Что ты хочешь этим сказать? – ещё сильнее нахмурился Кондор.

– Я знаю, что Кошка отправилась, с очень серьезной миссией, во внешний мир, и у меня есть веские основания полагать, что она не собирается возвращаться! – с трудом сдерживая волнение, начал молодой Мастер.


– Ты говоришь какую-то чушь! – презрительно фыркнул старый Наставник. – Магистр не может бросить Орден!

– А зачем же тогда она просила меня, защищать нашу дочь? – спросил Барс.

– Кошка рассказала-таки тебе о Райе! – добродушно усмехнулся Кондор.

– После тринадцати лет молчания! – дрожа от волнения, подтвердил мужчина. – И провела Поединок, чтобы я заслужил звание Мастера! Но она, почему-то, не захотела взять меня с собой, хотя, и отозвала в Цитадель с предыдущей миссии!

– Все вместе это, действительно, выглядит странно! – согласился помрачневший Кондор. – И мне, самому, днем ее настроение не очень понравилось.

– Что ты знаешь о ее предстоящей миссии? – с мольбой в голосе спросил Барс. – Мне Магистр, всего лишь, сказала, что речь идет о разглашении сведений об Ордене, и тут замешаны мой брат и Контора!

– Я тоже не знаю всех деталей! – с сожалением признался Наставник. – Как ты помнишь, я долгие годы не покидал Цитадели. Но Сенатор сообщала, что в последние полгода в прессе, то и дело, появляются слухи о существовании некоей таинственной организации, объединяющей людей со способностями, выходящими за рамки обычных. Долгое время их удавалось гасить, организуя разоблачительные контрпубликации в подконтрольных Ордену изданиях. А последний месяц началась непонятная возня вокруг предприятий, выполняющих наши заказы в области вооружений и морского транспорта. И Сенатор утверждает, что нити ведут к Конторе. Кто-то прокололся, и на очень высоком уровне.


– Вооружением занимается мой брат, но он ведет свою деятельность уже много лет, и никогда не было каких-либо нареканий! – с сомнением покачал головой Барс.

– Но три года назад он женился! – напомнил ему Кондор. – И жена его – журналистка!

– Морской Змей знаком с Амели уже много лет! – пожал плечами Барс, вспомнив хорошенькую журналистку, которая крутилась вокруг его семьи, еще во времена трагических событий, предшествовавших его вступлению в Орден. – А неприятности начались совсем недавно.

– И, тем не менее, Сенатор утверждала, что у нее есть достаточно сведений, что ноги растут именно оттуда, – тяжело вздохнул старый Мастер. – Мне самому было крайне неприятно подозревать своего Ученика, но Кошка, лично, проверяла сведения, доставленные Сенатором. Магистр докладывала Совету, что, по ее мнению, виной утечки сведений является именно Амели, а Морской Змей проявил какую-то небрежность, давшую в руки этой журналистки доказательства своей причастности к Ордену.

– Да, это же – просто кошмар какой-то! – ужаснулся Барс. – Это, действительно, попадает под статью о предательстве интересов Ордена. И наказание за это – смерть!

– Не совсем так! – поправил его Кондор. – Здесь имела место, всего лишь, небрежность, без злого умысла, член Ордена может искупить свою вину, устранив причину и последствия утечки.

– То есть, мой брат должен выяснить, что именно сделала его жена, а затем убить ее! – упавшим голосом сказал Барс. – Но, насколько я знаю, Морской Змей очень любит Амели, и у них есть двухгодовалый сынишка! Он просто не сумеет убить мать своего ребенка!


– Тогда Кодекс предписывает убить их, обоих! – неожиданно раздалось из дверей.

Мужчины резко развернулись и увидели Мастера – Хранителя, стоявшего в дверях.

– Как ты здесь оказался? – воскликнули они в один голос.

– Решил проверить, кто это, среди ночи, ломится сначала в келью к Магистру, а потом – к Мастеру-Наставнику! И вы очень громко спорите! – с сарказмом заметил Хранитель, входя вовнутрь и плотно прикрывая за собой дверь.

Затем он протиснулся мимо мужчин к окну, закрыл створки и только тогда повернулся к присутствующим и продолжил, понизив голос:

– Магистр приходила ко мне для выяснения правовой оценки сложившейся ситуации, вскоре после того, как лично проверила достоверность сведений, предоставленных Сенатором. Кошка полагает, что первоначальная причина того, что Контора заинтересовалась Морским Змеем, в тех давних событиях, связанных с ее желанием отомстить своему бывшему мужу. Формальных зацепок тогда не оказалось, но у полиции осталось много вопросов, и Контора приставила к ее сыну наблюдателей. Эта организация не менее стара, чем наша, и она действительно наблюдает за всеми людьми, имеющими вес в политике либо экономике.

А в данном случае произошла довольно необычная смена руководителя крупного финансового объединения, контролирующего большое количество предприятий и исследовательских организаций, работающих в военной области. Я знаю, что это объединение обслуживает и саму Контору. Морской Змей достаточно тактично подошел к предыстории семейного дела, искусно встраивая наши заказы промеж долговременных контрактов. Именно благодаря его работе у Ордена произошла настоящая революция в области вооружения. На моей памяти, еще не было такого талантливого Мастера Оружия! И насколько я знаю этого молодого человека, он абсолютно предан Ордену.


Тут Хранитель прервался, подошел к столу и зажег фитилек в древней масляной лампе, стоявшей на столе Кондора, который недолюбливал электрический свет, после чего расположился в жестком металлическом кресле Мастера-Наставника, облокотился о стол и жестом предложил остальным приземлиться на кровати. Другой мебели в келье Кондора, как и в любой другой, просто не было.

Барс понял, что старый Мастер пытается помочь им снять напряжение, разрядить ситуацию. Он присел на край кровати и попытался дыхательными упражнениями расслабить дрожащее от напряжения тело.


Поза Хранителя была нарочито расслабленной, однако рассматривая самого старого члена Совета Мастеров, Барс для себя решил, что не хотел бы, сойтись с ним в Смертельном Поединке. Хотя, волосы и борода Хранителя в мерцающем свете лампы были подобны жидкому серебру, но обтянутое облеганом тело казалось сплетённым из сплошных мускульных жгутов. Если Кондор выглядел медведем, способным оторвать от стола каменную столешницу и выкинуть в окно массивное кресло, то Хранитель напоминал ему огромную змею, встречающуюся в затопляемых лесах южной оконечности континента. Особенно, пристальным взглядом своих светлых, отливающих ртутным блеском, глаз.


– И вряд ли, у его Наставника и брата имеется другое мнение! – заявил Старый Мастер, переводя взгляд с Кондора на Барса, те дружно кивнули головами.

– Но твой брат совершил ошибку, женившись на женщине внешнего мира, – продолжил Хранитель, не сводя с Барса внимательных глаз. – Для них там слова «честь» и «долг» имеют совсем не то значение, что для нас. Супружеские клятвы, принесенные членами братства, искренни и нерушимы. Мужчина и женщина обещают быть вечно верными друг другу, или не обещают ничего и просто получают наслаждение от сплетения тел. И мы привыкли в них верить так же, как в клятвы верности Ордену.


Тут Хранитель стрельнул глазами в сторону Кондора, который казался несколько смущенным этими словами, затем его взгляд вновь вернулся к Барсу:

– Морской Змей с раннего возраста воспитывался в Ордене и полностью впитал его идеалы. Он женился на женщине, которая забеременела от него, и искренне верил, что та будет верна клятвам любви и верности. Ты, Барс, на примере своего отца, осознал, какими непростыми бывают отношения мужчин и женщин во внешнем мире. Магистр выяснила, что у жены ее сына есть любовник, который работает на Контору. И женщина знает об этом.

Кошка даже попыталась намекнуть сыну, чтобы он присмотрел за женой. Однако, вскоре Магистр поняла, как и ты, Барс, что Морской Змей, вряд ли, сумеет выполнить предписания Кодекса Чести. Магистр советовалась со мной, как ему можно помочь. Я сказал, что возможно представить дело, как ее внутрисемейное, тогда она имеет право на приоритетную защиту своей чести, то есть, самой устранить предателя. Именно так и представили дело в Совете, позволив ей полностью контролировать это запутанное дело.


– Кошка хочет убить Морского Змея? – ужаснулся Барс.

– Не думаю, – покачал головой Хранитель. – Скорее, она хочет убить его жену и представить дело так, якобы, Морской Змей сам сделал это. Естественно, после того, как разберется с Конторой.

– Не думаю, что это – хорошая идея! – заявил молодой мужчина, вновь вскакивая на ноги.– Морской Змей не простит матери такого злодейства, даже если это оправдывается интересами Ордена!

– Я думаю, что мой Ученик, в сердцах, даже способен вызвать ее на Смертельный Поединок! – вступил в разговор Кондор. – Точно так же, как она, сама, вызвала Грифона. У них, обоих, под ледяной оболочкой внешней сдержанности, скрываются очень горячие сердца.

– И она не будет серьезно сопротивляться ему! – холодея от ужаса, прошептал Барс, чувствуя, как все его дурные ощущения оправдываются.

– А сможет ли сам Морской Змей выжить после такой победы? – печально прогудел Кондор. – Да, он наложит на себя руки раньше, чем его вызовет на Смертельный Поединок кто-нибудь из членов Совета Мастеров!


Хранитель согласно покивал головой и заявил:

– Не знаю как вам, двоим, а мне совершенно не хочется терять одновременно хорошего Магистра и великолепного Мастера Оружия!

– Мы должны как-то помочь им, но как? – воскликнул Барс, стукнув по стене кулаком, и тут же сморщился от боли.

Гнев его требовал выхода, но многострадальные пальцы уже кровоточили внутри облегана. Хранитель прищурился и посмотрел на молодого собрата, словно оценивая его решимость и возможности:

– Вы можете взять эту задачу на себя!

– Я с удовольствием размажу по стене эту лживую сучку, но в результате потеряю не только брата, но и любимую женщину! – скрипнув зубами, выдавил из себя Барс. – Ни один из них не захочет больше иметь со мной дела!

– А честь семьи не будет восстановлена! – почесав в затылке, добавил Кондор. – Ведь, ты в нее официально не входишь! И Морского Змея может вызвать на Смертельный Поединок кто-то из Мастеров, посчитав Совет и Кодекс оскорбленными.

– А я и не предлагаю тебе, убивать Амели! – тихо заметил Хранитель. – Ты должен убедить брата, самому совершить акт правосудия.

– Но как? – недоуменно воскликнул Барс.


Хранитель откинул мантию и достал из сумки, висящей на поясе, маленький электронный блокнот, появившийся в Цитадели среди прочих изделий предприятий Морского Змея:

– Я очень внимательно слушал доклады и Магистра, и Сенатора. И делал свои сопоставления и выводы. Кошка подгадала начало операции против Конторы к тому времени, когда к Амели, обычно, из столицы приезжает ее любовник. У меня записано название небольшой виллы, где происходят их встречи. Если вы поторопитесь, то успеете установить там видеокамеры и передатчики, Морской Змей хорошо снабдил ими Орден. Праведный гнев способен подвигнуть ревнивого мужа на нехарактерные для него поступки.

Барс с сомнением покачал головой:

– Брат не будет убивать Амели только за то, что она изменила ему с другим мужчиной!

– А если ты докажешь, что она еще и предает его доверие? И замуж вышла, надеясь подобраться к его тайне и опубликовать сенсационные разоблачения? – вкрадчиво спросил Хранитель.

– Вот, тут он способен потерять над собой контроль! – уверенно заявил Кондор.

– Но какие я представлю доказательства? – в недоумении развел руками Барс.

– Кошка видела, что Амели подобралась на вашей вилле к сейфу, в котором твой брат хранит контейнер с мантией. И донимала мужа расспросами о природе этого устройства. Магистр полагает, что женщина хочет передать Конторе обруч, чтобы подтвердить свои слова, о необычности своего мужа и его причастности к тайному обществу. Морской Змей как-то обмолвился матери о том, что однажды, еще до свадьбы, спас жизнь своей будущей жены в весьма необычных обстоятельствах, – поведал Хранитель. – И она могла видеть его не только в большом обруче, а может и в мантии.


Небольшой обруч, служивший вместилищем облегана, легко можно было замаскировать под украшение, что и делали те Воины, кто подолгу работали среди обычных людей. Но массивный обруч мантии сложно было объяснить.

– Но он же должен был тогда стереть ей память! – негодующе воскликнул Кондор. – У нас же есть последние разработки Конторы в этой области. Уж это, всяко, гуманнее, чем прежняя практика устранения свидетелей!

– Мой брат мог пожалеть женщину, в особенности, если считал, что Амели любит его! – с тяжелым вздохом предположил Барс.

Мужчина вспомнил своё негодование, когда Кошка предположила такую возможность для их дочери. Удалённые воспоминания уносили с собой значительную часть личности и служили поводом для душевного расстройства. Чем более обширная часть мозга блокировалась, тем сильнее были последствия. Они с братом, в прошлом, имели возможность слишком близко столкнуться с теми, на ком Контора опробовала эту методику.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

сообщить о нарушении