Инга Риис.

Голоса Океана



скачать книгу бесплатно

– С удовольствием! – ответил Мастер – Наставник. – Я могу сказать, не покривив душой ни на йоту, что бились вы на равных!

– Ты прав! – согласилась Кошка. – Но в нем еще слишком много человечности, потому он и не сумел победить!

– Или гнев его не был настолько же силен, как у тебя, когда ты вызвала на Смертельный Поединок своего Наставника! – ответил Кондор, поднимая с пола безвольное тело Барса. – Или тут было что-то еще, чего я не знаю?


Мужчина продолжал стоять, держа на руках парня, как будто что-то невесомое, и при этом продолжал пристально смотреть на свою подругу. В его глазах она прочла вопрос, на который необходимо было ответить.

– Барс – отец Райи, – еле слышно произнесла Кошка.– Но он этого не знает!

Кондор внимательно посмотрел на парня, которого держал на руках, и заметил:

– Я мог бы и раньше догадаться, ведь, они удивительно похожи! И по времени совпадает. Ну, и в сложный же узел ты все завязала! Можешь объяснить, зачем?

– Ну, не могла же я, одновременно, быть его Наставником, а также – женой и матерью его дочери! – горько усмехнулась Кошка. – Ничего хорошего из этого не вышло бы. Я чувствовала, что место этого мальчишки в Ордене, у него такой же талант к полетам, как и у меня. Но высоко подняться по иерархической лестнице он смог бы только при жестком, но внимательном, Наставнике. А то, при его гордости, парнишка мог бы погибнуть в первом же Поединке, или, как Стриж, в неудачном прыжке. А я уже отобрала у Барса одну жизнь, ту, которой он жил во внешнем мире. И должна была дать ему шанс, прожить другую более удачно.


Кондор хмуро посмотрел на нее, затем на Барса и спросил:

– И когда ты собиралась ему обо всем, об этом, рассказать?

– Теперь – совсем скоро, – ответила женщина, застегивая на шее обруч и расправляя свою мантию. – С этого момента он – Мастер, и имеет право на полную информацию о своей судьбе.

– И о личности Магистра! – веско добавил Кондор.

– Конечно, – ответила ему Кошка. – Только, пусть, сначала выспится. Я зайду к нему после Совета.

Глава 3. Совет Мастеров.

Совет Мастеров, в этот раз, оказался весьма напряженным. И неприятным. Девять из тринадцати Мастеров поддержали точку зрения Сенатора. Кондор напомнил, что планирование военной операции – прерогатива Магистра. Сенатор же утверждала, что речь идет не только о безопасности Ордена, но и о престиже Магистра, да, и всего Совета Мастеров, в целом.

– Ну, если уж речь зашла о Кодексе Чести нашего Ордена, – нахмурившись, сказал Кондор. – То я считаю, что нам необходимо услышать мнение Мастера – Хранителя Архива.


И самый старый из Наставников повернулся к Хранителю, сидевшему на другом краю большого овального стола, и за весь совет не проронившему ни единого слова. Этот Мастер был самым старым среди присутствующих, его волосы и коротко стриженая борода были практически белыми, но осанка и разворот плеч ничуть не хуже, чем у остальных летунов. Никто не знал, сколько ему лет.

Казалось, что он жил в Цитадели Ордена Крылатых Братьев всегда.

– Честь каждого члена братства – его личное дело, когда речь не идет о безопасности Ордена и не порочит Совет Мастеров. План, предложенный Магистром, представляется мне вполне удовлетворительным. И я не вижу необходимости посвящать в его тонкости и предысторию рядовых исполнителей, – веско сказал седовласый Хранитель. – Но мы – Совет равных, и все вы, не хуже меня, знаете путь, которым можно оспорить решение Магистра. Любой из вас может вызвать Магистра на Смертельный Поединок. И если повезет, занять ее место, чтобы поменять стратегию Ордена.


Он бесстрастно обвел глазами всех присутствующих и продолжил:

– Однако я хотел бы предложить, отложить выяснение отношений до разрешения ситуации, возникшей во внешнем мире. Орден сейчас не в том положении, чтобы терять хороших проверенных бойцов, а это непременно произойдет, ведь, только сегодня Магистр в Поединке уложила на пол лучшего бойца на ступени Воинов – Барса! В данном случае, Кошка воспользовалась своим правом Наставника, и Воин остался жив. В вашем случае все будет по-другому. Да, и следующий Смертельный Поединок с Магистром, в соответствии с Кодексом, теперь возможен не раньше завтрашнего утра. А Кошка предлагает отправиться на рассвете, я тоже не вижу причин оттягивать начало операции. Впрочем, желающие могут бросить Вызов сейчас, я запишу всех, в порядке очередности. И, по возвращении, все желающие получат возможность сатисфакции.


Кошка поднялась со своего места и обвела глазами членов Совета. Она была самой маленькой и хрупкой среди присутствовавших Мастеров. И единственной женщиной, не считая Сенатора. Лица многих Мастеров выражали явное недовольство, однако ни одного Вызова так и не прозвучало. Магистр встретилась глазами с Хранителем, тот кивнул ей и сказал:

– Как я понимаю, поскольку Вызова не прозвучало, то все согласны поддерживать политику Магистра. Каждый, кто поступит вопреки утвержденному плану, будет наказан в соответствии с Кодексом.

Кошка посмотрела на побагровевшую Сенаторшу и добавила:

– Передовая группа уже выдвинулась в район штаб-квартиры противника. Все участники операции – молодые Воины. Каждый из них знает только свою часть плана, их задача будет выполнена в тот момент, когда мы уничтожим управляющий центр врага. Командовать буду лично я, со мной идет наш лучший специалист в области электроники – Пегас. После удачного завершения операции Воины вернутся в Цитадель, а я займусь тем, чтобы не осталось живых свидетелей предательства.


– Для такой задачи необходимы лучшие воины братства! – не утерпела Сенатор.

Кошка кинула на неё тяжелый взгляд и, криво усмехнувшись, сказала:

– По-моему, мы только что выяснили, что лучший воин братства – это я! Или ты, все-таки, решила бросить мне Вызов?

Возмущенная дама вскочила со своего кресла и бросилась вон из зала Совета. Кошка посмотрела на Кондора и сказала:

– Я думаю, необходимо проследить, чтобы она оставалась в Цитадели на все время операции.

– Я сам этим займусь! – предложил Мастер – Хранитель, легко поднявшись с кресла и выскальзывая в коридор за Сенатором.

Мастера, один за другим, потянулись вслед за ними.

– Ты приобрела себе врага! – заметил Кондор, проводив их взглядом. – И, возможно, не единственного.

– Мне не привыкать, – тихо ответила Кошка. – И я не думаю, что это продлится долго.

С этими словами она расправила мантию, отдыхавшую на низкой спинке кресла, подошла к окну и выпорхнула в ночь, оставив Кондора размышлять над ее словами.

Глава 4. Наставник и Ученик.

Барс летел в ночном небе. Или плыл в глубинах моря. Тело ощущало легкость парения, несравнимую ни с чем другим. Ум следовал за телом, наслаждаясь непередаваемым ощущением, отказываясь вспоминать прошлое, думать о будущем и воспринимать настоящее. Барсу хотелось, чтобы это состояние продолжалось вечно. Но какое-то ощущение прокралось к нему из внешнего мира и стало настойчиво тащить его за собой. И вот, уже пропало ощущение полета, и появилось осознание того, что он лежит на кровати, в своей келье. И рядом с ним кто-то есть. Кошка! Парень попытался вскочить, но головокружение уложило его обратно, на постель.

– Сильно же я тебя приложила! – прошептала женщина, касаясь его щеки тонкими прохладными пальцами. – Да, еще и Кондор перестарался, погружая тебя в нирвану. Но тебе придется проснуться, нам нужно поговорить, а времени у меня немного.

– Прости меня, Наставник! – воскликнул Барс, стискивая ее пальцы в своей руке. – Я мог убить тебя!

– Да, мог. Но не стал. А если бы убил, то в данный момент ты был бы уже Магистром. А так ты стал Мастером Барсом, – спокойно сообщила ему Кошка.


Следующая пара минут прошла в молчании. Барс разглядывал острый профиль Кошки, освещенный лучами Луны, падавшими через раскрытые ставни. В это же время он прокручивал в уме все, что он знал об этой маленькой женщине, четырнадцать лет назад появившейся в его жизни. И круто изменившей ее. Становились понятными уважение и авторитет, которыми она пользовалась в Ордене. И то, что Барс ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь бросил ей Вызов, даже на квалификационный поединок на степень Мастера. Вероятно, Наставники берегли своих Учеников, рекомендуя кого-нибудь другого. О том, чтобы намеренно оскорбить Кошку, ни у кого даже и мысли не возникало. Хватало одного взгляда ее горящих зеленью глаз, чтобы у самого задиристого молодого Воина пропадало желание спорить.


Барс, как и все, кто изучал Кодекс Чести, прекрасно знал, что Орденом управляет Совет Мастеров, Совет равных. Однако право окончательного решения принадлежало Магистру, одному из Мастеров. Его имя было известно Мастерам, но скрыто от остальных членов Ордена. Он также знал, что титул Магистра завоевывается в Смертельном Поединке. Парень похолодел, осознав, насколько близок он был от того, чтобы, и в самом деле, стать хладным трупом.

– У тебя столько вопросов, что они заткнули тебе рот? – усмехнулась Кошка, глядя на его озадаченное лицо. – Говори, я отвечу на любой из них. У Мастеров нет секретов между собой.

– Почему имя Магистра скрыто от Учеников и Воинов? – спросил Барс.

– В общем-то, если хорошенько подумаешь, то поймешь, что я уже ответила на этот вопрос, – ответила женщина, заглянув ему в глаза. – Согласно Кодексу, новым Магистром может стать любой, кто победит действующего Магистра, вызвав его на Смертельный Поединок. Любой – ключевое слово. Мастер, Воин или Ученик. Любой, у кого достаточно умения и желания. Но Магистр обязан убить любого претендента, бросившего официальный Вызов. Горячие головы могут найтись всегда, но как ты думаешь, каковы шансы у Ученика победить опытного Мастера? Потому и ввели правило о скрытом имени, чтобы подобные Поединки происходили среди равных. Хотя, как показывает твой пример, мастерство не всегда зависит от ранга. Сегодня ты вполне мог бы победить и занять мое место.


– Не смог бы, даже если знал, что ты – Магистр! Я никогда не стал бы убивать тебя, моего Наставника, мою любовь! – горячо воскликнул Барс.

– Вот, потому-то ты еще и не Магистр! – в голосе Кошки прозвучало нечто настолько странное, что парень приподнялся на локте и заглянул ей в глаза.

– Что ты хочешь этим сказать? Неужели, кто-то способен убить своего Наставника?– обеспокоенно спросил он.

– Такие случаи бывали. И мой собственный – один из них! – горько усмехнувшись, сообщила Магистр.

– Наверное, это была какая-то трагическая ошибка! – Барс не поверил своим ушам, Кошка славилась в Ордене своей справедливостью и сдержанностью, а для того, чтобы получить степень Мастера, достаточно было вызвать на квалификационный поединок любого другого Мастера, и, лишь, поединок с Наставником, по инициативе Ученика, всегда считался смертельным.


– Нет, я сделала это абсолютно сознательно. Я убила своего Наставника и свою любовь. И я тоже не знала, что он Магистр. Единственное, что я могу сказать в свое оправдание, он это заслужил! Он предал мою любовь, предал доверие между Учеником и его Наставником, – голос женщины прозвучал холодно и безжизненно.

Некоторое время помолчав, она продолжила:

– Все, это случилось еще до нашей с тобой встречи. Я сбежала от своего мужа, твоего будущего отца, прихватив с собой маленького сына, и нашла убежище в Ордене. Грифон вел меня по пути Ордена, учил летать и сражаться. И не только. Он сумел всколыхнуть мое разбитое сердце, я полюбила его не только как Наставника, но и как мужчину. И полагала, что он искренне отвечает на мое чувство. Но однажды увидела все в другом свете. Я думала, что спасаю его жизнь, а оказалось, что Магистр, таким образом, решил подстегнуть мое служебное рвение. Что можно сказать о Наставнике, который считает, что личные чувства его Ученика сработают сильнее, чем его преданность Ордену? Мою душу растоптали во второй раз, и я не выдержала. Я бросила официальный Вызов посреди Тренировочного Зала и убила Грифона в течение минуты, на глазах у десятков людей. Никто даже опомниться не успел.


– И стала Магистром? – ошеломленно прошептал ее Ученик.

– Стала. Но не все так просто кончается. В той части Кодекса Чести, что известна только Мастерам, сказано, что любой из Совета, несогласный с появлением нового Магистра, может бросить ему Вызов. Мне бросили вызов двенадцать из пятнадцати Мастеров, – она опять замолчала.

– И ты убила их, всех? Сразу? – поразился Барс.

– На мое счастье, Грифон, который пришел к власти подобным же образом, убив Магистра и одновременно своего Наставника, добился внесения изменения в Кодекс Чести, запрещавшего Мастерам бросать Магистру больше одного вызова в день. Он пытался сохранить свою власть, а защитил мою жизнь. Но, тем не менее, двенадцать дней подряд я дралась в Смертельных Поединках с лучшими воинами Ордена. И если бы не помощь Хранителя, который помогал мне восстанавливаться после очередного поединка и готовиться к следующим, и не Кондор, который караулил мой сон, я бы не выстояла. Эти двенадцать дней изменили меня, а я решила изменить Орден. Сделать его немного человечнее. Я всегда жила только его интересами, даже сына, твоего брата по отцу, воспитала в соответствии самым жестким традициям. А потом встретила тебя, и у нас появилась Райя.


– Райя – наша дочь? – пораженно прошептал Барс. – Я помню, что ты говорила о своей беременности еще до моего вступления в Орден, но то, что ты потом не упоминала о ребенке, навело меня на мысль о том, что наш малыш умер. И ты никогда не проявляла своих чувств по отношению к Райе. Кто еще знает о том, что она – наша дочь?

– Почти никто, – покачала головой Кошка. – О том, что она – моя дочь, знают лишь Ханна, которая принимала роды и выхаживала девочку первый месяц ее жизни, и Кондор, который заменял меня во время моего отсутствия. Морской Змей тоже мог догадаться. А о том, что ты – ее отец, я сказала только Кондору, да и то, после нашего с тобой, последнего, Поединка. И я хочу, чтобы пока все так и оставалось.

– Как скажешь, Магистр! – покорно склонил голову Барс.

– Для тебя, просто, Кошка! – женщина вновь ласково тронула его лицо. – Не обижайся, но если ты хорошо подумаешь, то поймешь, что так безопаснее не только для нее, но и для тебя. Мы непременно поговорим с нашей девочкой, когда я вернусь.

– Когда ты уезжаешь? И, если не секрет, куда? – встревожился Барс.

– С рассветом. А секретов от тебя больше нет. Ты помнишь о тех неприятностях, которые начали твориться вокруг нашей сети, во внешнем мире, в последние несколько месяцев? Мы выяснили, что на наш след вышла не просто полиция, а сама всемогущая Контора. Совсем недавно мы поняли, кто источник утечки информации. Назначена комплексная операция, руководить ею буду я, лично, – сухо ответила Магистр.

– А почему ты не берешь с собой меня? – обиженно спросил Барс, у него были свои давние счеты с этой организацией.

– Потому, что в этом деле замешан твой брат, – неохотно ответила Кошка. – Я очень не хочу сталкивать вас лбами.

– Морской Змей не может быть предателем! – пораженно вскричал Барс.

– Не может, – согласилась Магистр. – Но дело крайне сложное. А еще я хочу, чтобы ты остался здесь, чтобы в любой момент защищать Райю!

– От кого?

– Как я уже говорила, о том, кто она, точно знает только Кондор, но он – мой друг. И Мастер – Наставник очень благородный человек, он никогда не навредит невиновному. И думает, что все братья по Ордену такие же, как он. А вот, Мастер – Хранитель, прежде всего, блюдет высшие интересы Ордена. И хотя он никогда не говорил со мной об этом, Хранитель достаточно умен, чтобы вычислить, чья Райя дочь. На последнем Совете далеко не все Мастера согласились с моим планом операции. Вызов никто не бросил, они слишком дорожат своими жизнями, особенно после того, как стало известно о нашем с тобой Смертельном Поединке. Но могут попытаться, повлиять на меня с другой стороны. Я думаю, что только у тебя хватит и умения, и решимости защитить Райю, в случае чего, – попыталась объяснить ему Кошка.

– Я понял свой долг! Но я больше всего на свете хотел бы, быть рядом, чтобы защищать тебя! Потерять тебя хуже, чем потерять возможность летать! Я все эти годы, жил только ради наших редких ночных встреч! – Барс до боли сжал ее руку.

– Они и для меня очень многое значили!– прикрыв невольно вспыхнувшие глаза, призналась Кошка. – Твои чувства и твоя преданность помогали мне, и на посту

Магистра, остаться человеком!

– Не уходи! Не оставляй меня, прямо сейчас! – простонал Барс, привлекая ее к себе.

– Пожалуй, до рассвета у нас с тобой есть еще несколько часов! – прошептала Кошка, запуская пальцы в короткую щетку его густых, курчавых волос и прижимаясь к жаждущим губам.


Когда они оторвались друг от друга, чтобы вдохнуть немного воздуха, женщина слегка согнула палец, после чего выдвинулся один из тонких стальных когтей, крепившихся на тыльной стороне кистей рук, и, изогнувшись в руках своего партнера, полоснула его по пальцам ног так ловко, что там не выступило ни капли крови. Нужную каплю она добыла, уколов Барса в мочку уха. Размазав кровь по своим ладоням, Кошка подождала, пока мужчина не проделает ту же самую последовательность действий, после чего поднесла окровавленные ладони к разрезу на его облегане и, плотно приложив их к серой поверхности, начала нежно поглаживать тело своего друга. Серый мерцающий слой медленно последовал за ее ладонями, пытаясь впитать каждую частичку крови своего носителя. Так простая помощь, в освобождении тела от защитного покрова, превращалась в нежную ласку и волнующую прелюдию.


Тончайшая пленка, биологического происхождения, надежно защищала своего носителя от перепадов температур, обжигающих порывов ветра при полете над океаном, холода его глубин, поверхностных механических повреждений, она же делала его практически незаметным на любых поверхностях, принимая их цвет и структуру. И даже гасила почти все тепловое излучение человеческого тела. Но заниматься любовью в ней было проблематично, нарушить целостность облегана были способны только острые когти из сверхпрочного сплава. Однако получив повреждение, пленка следовала за кровью своего носителя, чтобы вернуться в полый обруч на шее, заполненный тем же самым составом, который давал средства для жизни этому необычному существу. Человеческой кровью. Симбионт питался кровью своего носителя, предоставляя взамен свою защиту.

А другой, более массивный, обруч, лежавший в данный момент в каменной чаше, рядом с кроватью, служил вместилищем «мантии», в нужный момент становившейся крыльями. Для ее питания только крови одного человека уже было бы недостаточно, поэтому в чаше всегда был наготове питательный раствор. Отсоединить мантию было довольно просто, а с облеганом приходилось повозиться. Но, при умелом подходе, процесс раздевания хорошо подогревал любовный пыл.


Кошка нежно ласкала стройные, мускулистые ноги своего любовника, неторопливо продвигаясь к низу живота, блаженно постанывая, когда руки мужчины касались особенно чувствительных точек на ее собственном теле. Когда пальцы женщины освободили самый напряженный участок плоти внизу живота, она легонько провела по нему язычком и довольно усмехнулась, услышав то ли стон, то ли рык, сорвавшийся с губ ее партнера.

– Я хочу тебя, прямо сейчас! – заявил Барс, рванув ее к себе за руку.

– Ты слишком торопишься, я хочу чувствовать тебя всем телом! – игриво воспротивилась Кошка и уперлась ладонями ему в грудь.

– Зачем тогда ты мучаешь меня? – простонал мужчина, неохотно отпуская подругу.

– Чем дольше ожидание, тем острее наслаждение! – промурлыкала Кошка, лаская его спину, талию и бедра.

– Я отомщу тебе, жестокая! – с напускным гневом пообещал Барс и филигранно точным движением вскрыл облеган на ее груди.

Капли крови, брызнувшие на плечи женщины, заставили симбионта раскрыться, подобно цветку. Мужчина прильнул губами к напрягшемуся соску, а его пальцы скользнули вниз к мягкому чувствительному холмику, располагавшемуся между ногами. Нежная кожа там была абсолютно гладкой, как и все остальное тело женщины. Впрочем, как и его собственное. Этого требовало ношение облегана, который стремился, как можно плотнее, слиться с телом партнера, устраняя на своем пути все препятствия. Только на голове оставался короткий ежик волос, которые, при необходимости, прикрывали специальным куском мантии, образовывавшим своеобразный капюшон.

Кошка выгнулась и застонала в ответ на такую интимную ласку, чувствуя, как в укромной ямке между ног быстро становится горячо и влажно, движения её рук ускорились. Она вновь сжала мочку своего друга, брызнув кровью ему на грудь и спину, ловкие когти кромсали облеган, живая ткань легкими волнами заструилась вверх по телу, стремясь скорее вернуться в свое вместилище, полное свежей крови, бурлящей от притока гормонов и адреналина. Ни один из любовников не задумывался над тем, что неосторожное движение пальцев могло нанести смертельную рану партнеру, все шло уже на уровне инстинкта. А в первые несколько свиданий реальная опасность только подогревала желание. Наслаждение гораздо сильнее ценится, если за него назначена высокая цена.

– Приди ко мне! – прошептала женщина, прижимаясь к практически обнаженному телу любовника, остатки серого вещества с чуть слышным шипением втягивались в обруч.

– Теперь ты нетерпелива и горяча так же, как в ночь нашей первой встречи! – радостно заявил Барс, опрокидывая ее на спину.

Два жаждущих тела быстро стали единым целым, глаза Кошки полыхали зеленым пламенем, она видела, что и в светлых глазах ее партнера появились алые всполохи, показывая, что миг высшего наслаждения совсем близок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

сообщить о нарушении