Инга Риис.

Голоса Океана



скачать книгу бесплатно

Мальчик, судя по всему, родился в тот же год, когда ее выставили из этого дома. Теперь ему было около шестнадцати, он учился в престижном пансионате и был гордостью всей семьи. Других детей у Марка не было. Кошка решила, что прежде, чем она лишит мужа жизни, она заставит его страдать, отняв у него сына. И сообщит, что сделала это именно она.


Женщина дождалась, когда мальчик приедет на каникулы домой, и пробралась в его спальню. Что значит третий этаж для той, что излазила все внутренние и внешние стены Цитадели, а также все окрестные фьорды? Запоры на окнах и дверях для нее тоже ничего не значили. Но это окно было открыто. И Кошка почему-то решила забраться в комнату, хотя, легко могла послать в цель отравленный дротик с подоконника, или свесившись вниз с крыши. Может быть потому, что эта комната раньше была спальней ее сына?


Ночь была душной, на узкой кровати, которую некогда занимала она, сама, когда караулила сон больного сынишки, возле его маленькой кроватки, поверх смятых простыней, разметался худой темноволосый подросток. Он чем-то напоминал ее сына, и еще кого-то. Кошка бесшумно скользнула ближе к кровати и склонилась над ним. Ей оставалось только нанести удар, или просто царапину, острым дротиком, который женщина сжимала в руке, и мучительная смерть от яда станет неизбежной. Кошка напомнила себе, что это – сын ее врага, в нем течет его поганая кровь, а воспитание отца, несомненно, сделало парня отъявленным мерзавцем. Но почему-то продолжала медлить.


И тут лунный свет пробился сквозь тучи и осветил лицо юноши. Кошка еле слышно охнула, она поняла, кого напомнил ей этот мальчишка. Грифона! Магистр на мгновение зажмурилась, чтобы отогнать наваждение, затем подняла руку с дротиком, метя в сонную артерию. И тут юноша открыл глаза, серые, как у Грифона, подернутые поволокой. Так погибший любовник смотрел, просыпаясь у нее в постели. Несколько мгновений они, молча, смотрели друг на друга.

– Ты – фея ночи! – вдруг заявил мальчик. – Я видел тебя во сне!


Кошка настолько оторопела от этих слов, что не только не нанесла удар, но и не сдвинулась с места. Затем она поняла: то, что сейчас видит юноша, находится за гранью реального мира. Серый облеган сливался с окружающим сумраком, заметным был лишь смутный силуэт и блестящие глаза, которые начинали светиться, когда она переходила на ночное зрение.

– Наверное, ты, все же, сон, но выглядишь такой реальной! – пробормотал юноша, не поднимаясь с подушки. – Как жаль, что придет утро, и ты исчезнешь, оставив смутное воспоминание. Такое же, как полет во сне!


Тут Кошка вздрогнула, осознав, что нужно уходить. Она не сможет убить того, кто, как и она в детстве, верит в сказки и летает во сне. Женщина метнулась к окну, проклиная себя за нерешительность. Уже вскочив на подоконник и расправляя крылья, она услышала шорох и обернулась. Маленький арбалет едва не выстрелил. Юноша стоял у нее за спиной, он одним прыжком преодолел расстояние от кровати до окна, но так и не решился коснуться ее.

– Ты – реальна! – заворожено прошептал он. – Не уходи! Пожалуйста! Меня всю жизнь дразнили за то, что я верил в сказки о крылатых тенях ночи.

И в то, что человеку дано летать на крыльях! А я верю, что если спрыгнуть с высокого утеса, то непременно полетишь.


Кошка знала эти сказки, которые были отголосками старых знаний об Ордене. И помнила свое неуемное желание спрыгнуть с обрыва.

– Ты не полетишь, у тебя нет крыльев! – еле слышно прошептала она. – Ты упадешь на камни и разобьешься!

– Пусть так! – сказал юноша, упрямо встряхнув головой. – Но какое-то время я буду парить в воздухе! И эти мгновения стоят всей этой унылой жизни, которую готовит мне отец!


У женщины захолонуло сердце, так он, в этот момент, стал похож на того Грифона, которого она любила. Тот тоже не признавал невозможного, стремился к недостижимому.

– Не уходи! – вновь попросил парнишка, и в его голосе проскользнуло какое-то, совсем детское, выражение. – Позволь, хотя бы, коснуться тебя! Тогда я буду знать, что не схожу с ума!

– Пообещай, что не будешь прыгать с утеса! – попросила женщина, протягивая ему руку.

Юноша осторожно коснулся ее пальцев своими, а потом опустился на колени и прижался губами к ладони.

– Не знаю, человек ты или, действительно, таинственное порождение ночи, но я всегда буду любить тебя! – прошептал он, вновь поднимая к ней глаза.


Магистр вздрогнула, на нее снова смотрело лицо влюбленного Грифона, лицо, которое ей больше не суждено увидеть. Какой-то сумасшедший порыв толкнул женщину вперед, и Кошка, опустившись на колени, приникла своими губами к губам юноши. Его ответный поцелуй был неумелым, но очень страстным. А Кошка уже не могла остановиться.


– Пообещай, что никому не расскажешь обо мне!– потребовала она, когда их тела, наконец, перестали быть единым целым. – Тогда я однажды снова вернусь. И научу тебя летать!

– Мне, все равно, никто не поверит! – тихо ответил юноша. – Да, я, и сам, не очень верю, что все, это – не сон! Но я обещаю, что ты будешь моей, самой сокровенной, тайной! И я буду ждать тебя, хоть до конца жизни!

– Я приду гораздо раньше! – слегка улыбнувшись, пообещала ему Кошка.

А затем незаметно надавила на особую точку на его шее, и юноша провалился в беспамятство. А Магистр спешно натянула облеган, расправила мантию и вылетела в предрассветные сумерки.


Выбравшись за границы усадьбы, Магистр поняла, что необходимо найти другое больное место бывшего мужа. А что он любил больше, чем сына? Конечно деньги, и ту власть, что они ему дают. Кошка решила, что пора навестить своего сына, который жил последнее время в экономической столице региона, Эостауне.

Глава 16. Визит к Морскому Змею.

Несмотря на поздний вечер, Морской Змей сидел в рабочем кабинете своей квартиры, занимавшей весь последний этаж высотного здания, расположенного в деловой части города. Перед ним, по экрану компьютера, бежали сводки последних биржевых новостей, молодой человек пытался сопоставить их с тем, что услышал на последнем приеме, который посетил вместе с Сенатором. За последний год он сделал стремительную карьеру, сдав экстерном экзамены на экономическом факультете местного университета и приняв пост вице-президента крупного финансового объединения, контролируемого Орденом Крылатых Братьев. Морской Змей понимал, что добился такого успеха при поддержке Ордена и теперь должен отрабатывать это. Хотя, в душе он радовался такой перемене в своей судьбе, вращаться в финансово-политических кругах ему нравилось гораздо больше, чем выполнять миссии, положенные Воину Ордена.

Тосковал он только по полетам, которые стали для него редким удовольствием, мантия основное время проводила не на его плечах, а в сейфе, в специальном контейнере. Отчасти из-за этой тоски по дыханию свежего ветра, Морской Змей предпочитал открытые окна современным охлаждающим устройствам.


Вот, и сейчас молодой человек с удовольствием ощущал дуновение прохладного ночного ветерка, доносящееся из открытого окна, расположенного за его спиной. Но вдруг какой-то шелест, едва различимый для слуха обычного человека, привлек его внимание, и Морской Змей вскочил, автоматическим движением взводя маленький арбалет, прячущийся в его ладони.

– А ты не так беспечен, как мне показалось сначала! – усмехнулась Кошка, приземляясь на подоконник. – Хотя, держать открытым окно, да, еще и сидеть к нему спиной, не самая хорошая идея, с точки зрения безопасности.

– Мама! – радостно воскликнул молодой человек, опуская руку с арбалетом.

Но разглядев ее серьезное лицо, быстро поправился:

– Простите, Магистр! Но могу заметить, что моя квартира находится на самом высоком месте в округе. И если кого-то ждать в гости через окно, то только братьев по Ордену!

– Тебе бы стоило быть осторожнее с обоими обращениями здесь, во внешнем мире! – еще сильнее нахмурилась Кошка. – И приобрести себе здешнее оружие, чтобы ничто не выдавало твоей связи с Орденом. А окно, все равно, лучше держи закрытым.


Она прошла вглубь комнаты, и, не снимая мантии, присела на угол стола, внимательно оглядываясь по сторонам.

– Квартиру проверяли специалисты из Ордена, – поспешно успокоил ее сын. – Здесь мы можем говорить совершенно свободно.

Тем не менее, он выполнил приказ Магистра и захлопнул створки окна, сделанные из бронированного стекла.

Кошка удовлетворенно кивнула и, расслабившись, сняла с плеч мантию и перебралась в кресло:

– Хотя, это – единственное, что я могу поставить тебе в укор! Остальные аспекты твоей деятельности выше всяких похвал! Даже Сенатор не нарадуется такому помощнику. А тебя результаты твоей работы устраивают?

Осторожная улыбка появилась на губах Морского Змея:

– Я рад, что смог повысить эффективность финансовой деятельности Ордена!

– А как насчет тебя, самого? – спросила мать, внимательно разглядывая сына.


Дорогая шелковая рубашка, волны темных, длинных волос, уложенных в модную прическу, все это разительно отличалось от серого облегана и короткой стрижки, что он носил в Цитадели. И делали его очень похожим на отца.

– Если честно, мне такая деятельность больше по душе, чем миссии Воинов. Да, ты, и сама, знаешь, что там мои успехи были гораздо скромнее! Вероятно, талант к управлению финансами достался мне в наследство от отца. Еще бы мне побольше начального капитала, тогда через пару лет мы сможем создать настоящую финансовую империю и серьезно влиять на жизнь внешнего мира!

– Что касается стартового капитала, то он к тебе может прийти с той же самой стороны! – криво усмехнувшись, заявила Магистр. – У твоего отца внушительная финансовая корпорация, и неплохо было бы ему с тобой поделиться!

– Не думаю, что Марк настроен с кем-либо делится! Я не знаком с ним лично, но наслышан о его деловой репутации, не только конкуренты, но и партнеры, за спиной, зовут его Мрак Киллер,– недовольно поморщился ее сын. – Да, и меня-то он за сына, вряд ли, захочет признавать!

– А мы сделаем ему предложение, от которого он не сумеет отказаться! – в улыбке и голосе Магистра появилось еще больше яда. – Если ты, конечно, не имеешь ничего против того, чтобы повоздействовать на своего отца весьма жесткими методами! Или у тебя проснулись к нему сыновние чувства?

На лице Морского Змея появилась горькая улыбка:

– Какие тут могут быть чувства, если моим, самым ярким, воспоминанием об отце является то, где он вырывает меня из твоих рук и тащит в лимузин, чтобы отвезти в интернат! Марк заявлял, что это – проявление заботы о моем будущем, а сам ни разу у меня не появился. Пока ты не забрала меня оттуда. Он изредка звонил и объяснял, что очень занят. Ты в Ордене была загружена не меньше, но как-то находила для меня время!

Кошка удовлетворенно кивнула:

– Тогда вопросов больше нет, и мы приступаем к непосредственному осуществлению моего плана!

– Для начала, ты отнесешь вот эти образцы на генетическую экспертизу по установлению отцовства, – женщина положила на стол маленький контейнер. – И сделаешь все абсолютно законно, но с максимальным соблюдением секретности!

Глава 17. Призрак из прошлого.

Кейн ехал на переднем сидении роскошного кабриолета, за рулем которого находился его отец, и рассеянно слушал разглагольствования Марка, по поводу перспектив его банка. Парень никогда не разделял любви своего отца к выкачиванию денег из воздуха, а тут еще и странное ночное происшествие, имевшее место вскоре после его приезда на каникулы, на приморскую виллу отца, совсем выбило парнишку из колеи. Марка же возмущало равнодушие наследника к семейному бизнесу, он всячески пытался привлечь того к своей работе. На этой неделе отец устроил Кейну экскурсию по банкам региона. Сегодня Марк возил сына в местное отделение своего собственного банка, но тот откровенно скучал, слушая его пояснения. На людях отец смолчал, а сейчас пытался отыграться, вправляя непокорному отпрыску мозги. А тот в полуха слушал его, разглядывая маленькие городки и придорожные ресторанчики, мимо которых они проезжали.


– И ты, в конце-то концов, должен решить, чего хочешь от жизни! – раздраженно выкрикнул его отец.

– Летать! – едва не брякнул Кейн, но тут Марк издал невнятный возглас и, что было силы, надавил на тормоз.

А затем резко дал задний ход и подкатил к летней террасе небольшого придорожного кафе.

– Черт побери! Она только что была здесь! – сдавленным голосом пробормотал Марк. – Ты тоже должен был видеть ее!

– Кого? – переспросил Кейн, с удивлением глядя на своего отца, мало что могло настолько вывести из равновесия этого человека, разве что, внезапное падение на бирже.

– Ту женщину в шляпе! – раздраженно бросил Марк, оглядывая окрестности.


Парень действительно вспомнил невысокую женщину в широкополой шляпе, сидевшую за крайним столиком, она еще сняла темные очки, когда их кабриолет поравнялся с кафе. Правда, теперь ее и след простыл.

– Была тут какая-то женщина в шляпе, и что с того? – пожал плечами Кейн.

Его отец выглядел сильно выбитым из колеи.

– Должно быть, случайное сходство, – смущенно пробормотал он. – Но тогда, почему она исчезла, словно призрак?

Кейн невольно вздрогнул, со словом «призрак» у него последнее время были свои ассоциации.


Придя в себя наутро, после той странной ночи, когда его посетила крылатая женщина, парень поначалу склонен был посчитать все произошедшее очередным волшебным сном, но вдруг увидел на тумбочке, возле кровати, черную орхидею. Цветок переливался глубокими черно-фиолетовыми оттенками ночного неба, а в середине его находился бледно-розовый пушок. Такого цветка Кейн не видел в своем саду, славившемся на всю округу богатым выбором орхидей. Поднеся его к лицу, юноша почувствовал слабый пряный аромат, от которого начала кружиться голова. Так же, как в тот момент, когда он поцеловал крылатую женщину. Этот цветок могла оставить только она! И значит, все, произошедшее этой ночью, не было сном!


Кейн вскочил с кровати и подбежал к окну, но не увидел никаких следов: ни на подоконнике, ни на клумбе, под окном. Но цветок-то был! Та женщина оставила его, словно в благодарность, за ночь любви. Но благодарить-то должен был он, сам! Не только за то, что воплотила в жизнь все, его, детские и юношеские мечты, но и за то, что с такой чуткостью преодолела его неловкость, сделав первый опыт общения с женщиной поистине восхитительным.


Кейн кинулся было к двери, но тут вспомнил, что дал обещание никому не рассказывать о прошедшей ночи. Парень вернулся в комнату и спрятал цветок в глубокую вазу из темного стекла, плеснув туда немного воды. С трудом высидев долгий завтрак в присутствии матери и отца, Кейн вернулся в свою спальню, переложил цветок в небольшую коробку и отправился искать садовника.

Этот высокий и худой старик, практически не выходивший за пределы сада, с раннего детства был мальчику настоящим другом, к нему Кейн тянулся всей душой, не избалованной родительским вниманием. Именно ему мальчик привык доверять свои обиды и разочарования, просить совета в трудной ситуации. Правда, в последние годы такое случалось все реже.


Садовника Кейн нашел в старой заброшенной оранжерее, тот возился с одной из многочисленных орхидей, и очень походил на странное насекомое, опыляющее экзотические цветы.

– Как приятно, что ты вспомнил, где меня можно найти! – с улыбкой приветствовал его старик, отставив на время горшок с цветком.

– Прости, я последнее время редко захожу сюда! – смутился мальчик. – Но мне нужен твой совет. Причем, по твоей прямой специальности.

– А вот, это – вдвойне приятно! – обрадовался садовник. – Маленьким, ты очень любил возиться с растениями.


Кейн быстро огляделся по сторонам, а затем открыл принесенную коробку:

– В нашем саду есть такой вид орхидей?

– Нет! Такой цветок я вижу впервые, – нахмурившись, покачал головой старик. – Хотя, он чем-то напоминает те орхидеи, которые любила Ноэль!

– А кто такая – Ноэль? – удивленно спросил юноша, мгновенно вспомнив свою ночную посетительницу.

Садовник заметно смутился:

– Я не должен был ворошить эту старую печальную историю! Но раз уж проговорился… У твоего отца, до того, как он женился на твоей матери, была еще одна жена – Ноэль. И сын, Джоэль. Правда, все кончилось трагически. Ноэль бросилась с утеса в море, когда узнала, что твой отец решил жениться на другой. Прямо в новогоднюю ночь.


Кейна мороз продрал по коже. Неужели его посетил призрак? Но та женщина была очень даже живой, он прекрасно помнил ее нежное теплое тело в своих объятиях.

– А что случилось с моим братом? – быстро спросил юноша, чтобы как-то скрыть свое состояние.

Садовник еще сильнее нахмурился:

– О нем ходили еще более странные слухи, мальчику было чуть больше пяти лет, его отвезли в пансионат, незадолго до этих печальных событий. Ноэль очень переживала расставание с сыном, инициатором которого был отец. А там мальчик: то ли исчез, то ли умер. Во всяком случае, здесь он больше не появился. Прошу тебя, не говори родителям, что я тебе об этом рассказывал! У меня будут большие неприятности!

Старик опустил голову и быстро заковылял прочь.

– Я никому не скажу! – крикнул ему вслед Кейн, второй раз за сутки у него брали обет молчания.

И это неспроста! Что ж, он, сам, разберется в этой запутанной истории.


Эти воспоминания пролетали в его голове так же быстро, как и пейзажи за окном, отец, молча, гнал машину на максимальной скорости, словно пытался убежать от чего-то. Возможно, от воспоминаний?

Когда машина, скрипя колесами, влетела в ворота приморской усадьбы, к ним сразу же бросилась его мать:

– Ты совсем обо мне не заботишься! – истошно завопила она, кидаясь к Марку. – Ты даже не можешь, как следует, организовать охрану своей виллы!

– О чем ты, Элиза? – рявкнул ее муж, абсолютно не расположенный в данный момент к семейным сценам. – Охранников не меньше, чем обычно!

– И, тем не менее, кто-то опять проник в мою спальню! Кто-то рылся в моих вещах! – не отступала женщина.

– Ты, сама, небось, все перевернула и забыла об этом! И пить надо меньше! – окончательно рассвирепев, заорал Марк. – Последний месяц ты не расстаешься с бутылкой!

– А я весь месяц уснуть не могу без этого! – мать Кейна перешла на визг. – Потому, что по ночам кто-то постоянно забирается в мою комнату и переставляет вещи! А ты не веришь мне!

– Конечно, я не собираюсь верить твоим выдумкам, ведь, окна-то закрыты! – не сдавался Марк, показывая на высокий второй этаж здания.


Кейну надоело слушать ссору родителей, которых в последнее время было великое множество. Поводы, правду сказать, имелись. Последние годы Марк не очень-то баловал вниманием свою жену, которая имела уже очень отдаленное сходство со своей свадебной фотографией. В прошлом остались и точеная фигура, и миловидное личико. Вместе их удерживало лишь совместное владение бизнесом. Естественно, что Марк искал развлечений на стороне, а Элиза шпионила за ним и устраивала скандалы. Его родители прекращали лаяться между собой только для того, чтобы вместе напасть на него, самого.


Парнишка потихоньку начал отходить от них, не желая стать, как обычно, козлом отпущения, как вдруг застыл на месте.

– Я знаю, это ты решил свести меня с ума, чтобы избавиться, как и от Ноэль! А потом жениться на одной из своих девок!– взвизгнула его мать. – Но этого у тебя не получится, я сегодня вызвала мать, чтобы она, сама, увидела, что тут творится!

– На здоровье! – рявкнул Марк. – Пусть, она убедится, что ее дочь, от безделья, допилась до белой горячки!

Выплюнув эти слова, отец Кейна бросился в дом, оставив жену с открытым ртом и не способную от возмущения издать ни звука.


Юноша тоже поспешил следом, судорожно пытаясь переварить полученные сведения. Ноэль действительно существовала. И с ее исчезновением было что-то нечисто. И скорый приезд бабушки Кейна тоже не обрадовал. Если его мать была просто равнодушна к своему единственному отпрыску, то бабка считала своим долгом наставлять внука на путь истинный. Так, как она это понимала. В том числе, роясь в его вещах, в поисках чего-либо недозволенного.

Кейн испугался за свою орхидею. Та на удивление хорошо чувствовала себя в темной вазе, которую он держал в одежном шкафу, выставляя ночью на лунный свет и мечтая снова увидеть крылатую гостью. А в воде, вокруг цветка, начала образовываться какая-то розовая пленка. Юноша надеялся, что это – споры или семена, и хотел сегодня показать вазу садовнику. Но раз, мать знает о Ноэль, то и бабка тоже знает. И они также могут узнать орхидею, как и садовник. И выкинуть. Или начать расспрашивать. Необходимо немедленно отнести цветок в оранжерею.


Кейн почти вбежал в свою комнату и сразу кинулся к шкафу. Ваза стояла там. Пустая. Кто-то забрал цветок и вылил воду. Первым побуждением Кейна было вызвать горничную и спросить, куда она его дела. Но через секунду он осознал, что тогда придется давать объяснения, откуда этот цветок, и чем он так ему дорог. Все горничные шпионили для его матери. Кейн привалился к стене, голова его шла кругом. В доме, явно, творилось что-то странное.


– А обязательно было так рисковать? – раздраженно спросил Морской Змей, наблюдая сквозь затемненное стекло внедорожника, как кабриолет Марка уносится прочь от кафе.

– Марк должен потерять душевное равновесие, только тогда он начнет делать ошибки! – резко ответила Кошка, лежавшая на заднем сидении машины.

– Ну, хорошо! – не сдавался ее сын, заводя двигатель и отъезжая от зеленой изгороди, за которой пряталась его машина. – Явление «женщины – призрака» организовать могла только ты, но в дом-то зачем самой было забираться? Неужели у тебя недостаточно квалифицированных Воинов, чтобы выполнить поставленную задачу?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

сообщить о нарушении