Инга Риис.

Голоса Океана



скачать книгу бесплатно

Кошка задумчиво кивнула головой:

– Такое предположение вполне похоже на истину! Но я бы хотела услышать продолжение твоей собственной истории.


Кракен прикрыл глаза, и на лице его проступило страдальческое выражение:

– А дальше произошло то, что я хотел бы забыть! Мать уговорила меня покинуть на некоторое время Орден, чтобы обо мне подзабыли, и пожить во внешнем мире, выжидая подходящего случая для возвращения. Я проплыл вдоль берега почти до экватора и поселился недалеко от деревни ловцов жемчужниц. Моя феноменальная способность к погружению на глубину перевешивала все остальные странности. Так прошло около двадцати лет. Временами, я наведывался в Цитадель, навещая мать и Чайку. Но однажды вернувшись, узнал, что мою мать сожгли, обнаружив ее записи по исследованиям симбионта. Чайка выжила каким-то чудом и скрывалась в старых тоннелях. Встретив меня, она рассказала, что перед тем, как ее схватили, моя мать передала девушке рецепт преобразования пахучей плесени, живущей в нижних тоннелях, в отравляющий газ.


– Так это она была творцом «черной орхидеи»! – пораженно воскликнула Ханна.

– Моя мать создала оружие, но хранила секрет в тайне. А я выпустил джина на свободу! – сурово ответил Кракен. – Мы с Чайкой изрядно рисковали, когда создавали первые капсулы-гранаты в маленькой подземной лаборатории. И тогда, когда распылили газ во время заседания Совета Мастеров. После этого мы покинули Цитадель, позволив претендентам на пост Магистра истреблять друг друга. Я помог Чайке добраться до тех мест, где жил ранее, и мы поселились в теплом море, на маленьком островке. А через пять лет вернулись обратно. За это время ряды Ордена изрядно поредели. Я назвался именем одного из погибших разведчиков и попросился на место Хранителя Архива. Новый Магистр был совсем молод, он не знал меня в лицо и с радостью принял мою помощь. Чайка заняла место моей матери в Госпитале и главное место в моей душе.


– А почему ты, сам, не встал на место Магистра? – с юношеской непосредственностью спросила Райя.

– Чайка считала, что это будет неверным! – печально промолвил Кракен. – Я был бы сильнее и быстрее любого члена Ордена, мог бы стать бессмертным диктатором, что привело бы к повторению истории, в худшем ее варианте. Моя жена считала правильным, влиять на Орден Крылатых исподволь. Я постепенно восстанавливал архивы, изменял мировоззрение внутри Ордена. Чайка же работала над тем, чтобы максимально адаптировать симбионта к жизни на суше, создавала те самые, большие, обручи и контейнеры для хранения мантии. Все шло довольно хорошо, пока моя жена не забеременела.


Голос Хранителя прервался, он некоторое время собирался с силами, чтобы продолжить:

– Чайке было уже довольно много лет, она долгие годы не решалась завести от меня ребенка, не зная, каким он родится. Очень велика была вероятность рождения малыша, такого же серого, как и я, сам. И это поставило бы под угрозу не только его жизнь, но и жизнь его матери.

Однако, другой возможности могло и не представиться, поэтому мы решили, что рожать она будет вне Цитадели. Я должен был подобрать место, где наш ребенок мог бы скрытно появиться на свет и оборудовать что-то вроде лазарета. А уже потом мы бы решили, как быть дальше. Я оборудовал убежище на одном из островов, не очень далеко от Цитадели, но опоздал. Когда я вернулся в Цитадель, то оказалось, что роды начались раньше срока. Чайка умерла во время родов, и ее тело сожгли, согласно обычаю. От того, чтобы разбить свою голову о скалы, меня удержала лишь дочь, которая, к слову, оказалась обычным ребенком. Поначалу. Я пытался продолжать исследования Чайки и воспитывал дочь. Потому довольно рано и заметил, что у нее плохое сопряжение с симбионтом. Именно я отправил Айшу учиться в университет во внешнем мире, чтобы это не бросалось в глаза. А затем предложил сделать политическую карьеру. По возвращении в Цитадель я снабжал ее своим собственным симбионтом, так что все оставалось в тайне. Пока не родилась Ханна.

– Таким образом ты – моя внучка! – грустно улыбнулся он врачу.


– Но не только она! – решительно вставила Магистр. – Если считать, что твой симбионт, так легко, подошел и Барсу, выходит, что и он – твой кровный родственник!

– Ты все верно поняла, – согласился Хранитель. – Аномалия моей дочери вызвала у меня сильное беспокойство, я решил проверить, что будет с другим моим потомством. Проплыть большое расстояние, никогда не было для меня проблемой, я начал наведываться в ту самую деревню ныряльщиков, где жил в прежние годы, проводя ночи с разными женщинами. Там я считался чем-то вроде местного морского божества, которое в обмен на близость с женщиной приносит в подарок невероятно красивые жемчужницы. Долгое время не было никакого результата, женщины оставались бесплодны, но однажды родился мальчик.


– И это был Грифон! – догадалась Райя.

– Так вот каким образом он узнал об Ордене! – подал голос Кондор.

– Да, я рассказал ему о братстве, после того, как проверил его на совместимость с мантией, – подтвердил Кракен. – И помог добраться до Цитадели.

– А он знал твой секрет? – опять встряла Райя.

– Нет, я не имел права разглашать его, так как был связан словом с Магистром, – покачал головой Хранитель.

– Так значит, Сфинкс знал твою тайну? – поразился Кондор.

– Это вышло случайно, – с грустью подтвердил Кракен. – Я был не в себе, после смерти Чайки, и много чего наговорил ему, сгоряча. Сфинкс, со временем, выспросил все подробности, но счел мой путь неприемлемым для себя. Он предложил мне покровительство Магистра, если я сохраню все в тайне ото всех людей, включая родных. У меня была на руках новорожденная дочь, и я вынужден был согласиться.


– Значит, это ты стоял за переворотом, который устроил Грифон? – сурово спросил Кондор.

– Ордену нужны были перемены, – смущенно развел руками Хранитель. – И мне показалось, что Грифон наилучшим образом подходит для этого.

– И ты пошел на убийство своего старого друга! – Кондор прямо-таки выплюнул это обвинение.

– Не совсем так! – поежился Хранитель. – Я собирался вернуть Сфинкса к жизни, проведя слияние с мантией, мне удалось похитить тело, подменив его до сожжения, во время подготовки торжественной церемонии. Я полагал, что пройдя преобразование, Сфинкс осознает мою правоту, станет моим союзником. Но что-то пошло не так. Может быть, Магистр был слишком стар, или я упустил время, но регенерации не произошло. Его мумия так и лежит в одном из дальних коридоров. Больше я не пытался экспериментировать, пока это не стало единственной альтернативой смерти для Барса.


Хранитель сгорбился и прикрыл лицо руками.

– А почему ты не вернул к жизни Грифона, его-то я, точно, убила? И сразу же пожалела об этом! – подозрительно спросила Кошка.

– Потому как решил, что ты будешь лучшим Магистром, чем он! И я не просчитался! – ответил Кракен, посмотрев ей прямо в глаза.– Я жаждал перемен на пользу Ордену Крылатых, а моего сына, прежде всего, интересовала власть. Внутри Ордена и во внешнем мире. И шел он к ней не только по трупам врагов, но и друзей.

– Да, уж! – с отвращением проскрежетал Кондор, почесывая зудящую кожу. – Именно в его правление воины Ордена, кроме яда на стрелах арбалетов, начали активно использовать капсулы с отравляющим газом. А я-то все гадал, откуда Грифон раскопал такую гадость, а это был твой подарочек!

– Ничего я ему не дарил! – возмущённо запротестовал Кракен. – Грифон сам много работал с архивами и обратил внимание на запись об одновременной гибели всего Совета Мастеров, предшествовавшего правлению Сфинкса. Он попытался вызнать у меня тайну этого газа, но я не собирался давать ему в руки такое оружие! Тогда он сговорился с сестрой, они были очень дружны. Их сближало неуемное честолюбие. Я разрешил Айше порыться в архивах бабки и матери, она, якобы, хотела поискать средства для преодоления несовместимости своей дочери. А на самом деле, нашла рецепт «черной орхидеи». Правда, они заверяли меня, что такое оружие никогда не будет применяться внутри Ордена!

– И ты ей поверил! – презрительно фыркнул Кондор.

– Но ведь, и ты ей верил, даже когда она собиралась убить тебя! – парировал Хранитель. – А я, к тому же, всегда смотрел на Айшу через призму личности ее матери. И не заметил, как неуемное честолюбие, порождение тайного порока моей дочери, разъело ее душу.


– Туше! – решительно произнесла Кошка. – Все, это – дело прошлое. Меня гораздо больше занимает вопрос, насколько ты причастен к нынешней попытке переворота.

– Это не было моей идеей! – твердо заявил Хранитель, открыто посмотрев Магистру в глаза. – Я, как и ты, видел растущее недовольство Совета Мастеров, но не предполагал, что они пойдут на такие меры! Я ожидал, что они начнут вызывать на Смертельный Поединок Барса и Кондора, поэтому исподволь готовил Райю, подкидывая ей старинные сведения о регенерации. Я был абсолютно уверен, что сумею вернуть вас к жизни. И превратить в своих союзников. Но я не предполагал, что Мастера пойдут на такую низость, как напасть на вас исподтишка, с помощью газа! Да, еще и попытаться убить беременную женщину! Я оказался не менее беспечен, чем Кондор!

Кракен судорожным жестом спрятал лицо в ладони, следующие слова прозвучали совсем глухо:

– Моей беспечности нет оправдания! В свою защиту могу сказать лишь то, что Айша собиралась убить и меня, тоже! Она не учла остроты моих чувств и скорости реакции. А еще того, что я некоторое время вполне могу обходиться без воздуха. Именно поэтому я сумел пережить газовую атаку и попытку моей дочери убить меня в собственной комнате. Но даже в такой ситуации я не смог лишить ее жизни, а всего лишь обездвижил. Увидев, что в Цитадели идет настоящий бой, я, честно говоря, испугался. Не только смерти в бою, нет! Того, что меня сочтут соучастником переворота. Или того, что случайная рана откроет мой секрет, и меня отправят в печь. Поэтому я скрылся в тайных коридорах, выжидая возможности оказаться полезным и оказать услугу, способную защитить мою жизнь!


– Я верю тебе! – горько усмехнувшись, произнесла Магистр. – Именно потому, что ты признался в своей трусости. Должно быть, это – побочный эффект бессмертия. Нелегко идти на риск насильственной смерти, зная, что способен пережить столетия без старости и болезней! И твое отношение к дочери я тоже могу понять! Я сама решилась на многое, чтобы спасти жизнь мужа. Но вина Сенатора слишком велика, чтобы остаться безнаказанной!

– Но ты, же, щадила ее, до сих пор! – воскликнул старый Мастер, в умоляющем жесте протягивая к ней руки.

– Только потому, что не могла до конца разобраться в ее роли в заговоре! – сурово отрезала Кошка. – Она, между прочим, во всем обвиняла тебя! А я знала о твоей привязанности к Сенатору и полагала, что, раз, ты жив, то однажды попытаешься ее освободить, и у меня появится возможность захватить тебя.

– Неужели у тебя хватит духу, хладнокровно послать ее в печь? – простонал Кракен.

– А каково мне было смотреть, как в ней сгорают, ни в чем не повинные, Ученики и Воины, мои братья по Ордену? – вскричала Кошка. – Между прочим, в том есть и твоя вина! Если бы ты не сбежал, многие могли бы выжить, как и Кондор!

– Мне нет оправдания! – произнес Хранитель, упавшим голосом. – Но я, все равно, молю о милосердии! Пусть, это будет вечное заключение, но не такая смерть!


– А я, похоже, придумала кару, которая будет для Сенатора похуже быстрой смерти в печи! – вдруг подала голос Ханна все, это, время молча стоявшая у стены. – Надо снять с нее обруч и лишить помощи симбионта! Пусть, не только сидит в заключении, но и мучается ожиданием скорой смерти! Она же совсем немолода, по меркам внешнего мира!

– Ты сурова по отношению к своей матери! – пробормотал Кондор, смущенно посмотрев на дочь.

– К той женщине, что отказалась от меня после рождения? – язвительно поинтересовалась врач. – Которая ничем не попыталась помочь мне и, при каждом удобном случае, поливала потоками презрения? И если бы не вы с дедом, непременно вышвырнула бы меня из Ордена?

Ее отец смущенно потупил взор, признавая не только справедливость обвинений, но и свою часть вины.


– Значит, решено! – заключила Магистр. – Я вынесу обсуждение этого вопроса на Совет Мастеров, и буду поддерживать предложение Ханны. Мы сохраним жизнь твоей дочери, Хранитель! Взамен, ты должен будешь поделиться всеми своими знаниями!

– Прими мою искреннюю благодарность, Магистр! – Кракен встал и склонился в почтительном поклоне. – И все, вы тоже! Я постараюсь оправдать ваше доверие!

Кракен посмотрел на свою внучку и добавил:

– И если Ханна не против, и дальше работать со мной, то я предложил бы пройти в палату к Барсу, чтобы соорудить барокамеру с подходящим микроклиматом. Молодой человек лишен естественной защиты своей мантии, которая в других условиях образовала бы кокон, поэтому я не хочу относить его в нижний зал, а попытаться создать здесь соответствующие условия.

– Ради выздоровления моего пациента я способна работать с самим дьяволом! – довольно резко ответила врач и повернулась к выходу из комнаты.

– И я тоже буду надеяться, что ты найдешь время и желание, чтобы поговорить со мной! – нерешительно произнес Кондор.


Кошка посмотрела на него и поняла, что еще никогда не видела Мастера-Наставника таким расстроенным. Женщина вполне могла понять его чувства. Кондор был добрейшим и благороднейшим существом, не имея возможности уделять особое внимание дочери, он всю свою душу отдавал воспитанию Учеников. Он воспитывал и ее собственного сына в те годы, когда Кошка пропадала во внешнем мире, выполняя поручения Грифона. И воспитал хорошего человека. Морской Змей, и в данный момент, искренне сочувствовал своему Наставнику и пытался оказать ему поддержку. Даже то, что в течение всего разговора ее сын подчеркнуто сидел рядом с Наставником, показывало, что он на его стороне.


Поэтому Кошка была крайне удивлена, когда Морской Змей неожиданно покинул свое место и преградил путь Хранителю.

– Не надо так торопиться! – произнес он самым серьезным и решительным тоном. – Среди присутствующих, я – почти самый младший по возрасту и должности, но считаю своим долгом заявить протест против принятого решения!

Ответом ему было ошеломленное молчание. Змей окинул всех быстрым взглядом и уточнил:

– Я ничего не имею против того, чтобы дочери Хранителя была оставлена жизнь, я сам не люблю убивать! Но я против того, чтобы окончательное решение принималось на Совете Мастеров!


Он встретился глазами с изумленной матерью и принялся разъяснять свою позицию:

– Подумай сама! Мы только недавно пережили попытку переворота, затеянную Советом Мастеров, которая привела к огромным жертвам! И ты же, сама, настаивала на максимальной открытости в принятии решений для всех членов Ордена!

Магистр нахмурилась, но кивнула головой, соглашаясь с его доводами:

– Похоже, ты прав! Ведь, речь пойдет не только о жизни Айши, но и о перерождении Хранителя и Кондора. И о принятии процесса полного слияния, как нормального выхода в тяжелой ситуации, угрожающей жизни члена братства. Ведь, именно этого ты пытался добиться всю свою жизнь, Кракен?

Она внимательно посмотрела на Хранителя и добавила:

– Я не снимаю с себя обязательств, наложенных на меня постулатом о покровительстве Магистра. И не отказываюсь защищать жизнь Айши. И применю для этого все доступные мне средства. Но и для меня важно, чтобы мои решения были поддержаны большинством братьев!

– И я уверена, что ты можешь на это рассчитывать! – раздался звонкий голосок Райи. – Я не думаю, что кто-то из моих друзей будет против возвращения Мастера Кондора, какого бы цвета ни была его кожа! И твоего покровительства будет вполне достаточно, чтобы защитить жизни Мастера – Хранителя и его дочери. Все верят в справедливость твоих решений!

Все взоры обратились к ней, а Кракен пробормотал:

– Будем считать, что устами младенца глаголет истина!

Морской Змей шумно перевел дух и предложил:

– Тогда не будем откладывать этого в долгий ящик! Вы с Ханной занимайтесь Барсом, а мы с Райей пойдем созывать братьев на общее собрание.

Кошка благодарно улыбнулась ему, это позволяло ей еще немного побыть возле мужа.

– Только сначала принесите мне чего-нибудь пожевать!– раздался жалобный голос Кондора.– У меня такое ощущение, что живот прилип к позвоночнику!

Все хором расхохотались, припомнив особую склонность Мастера – Наставника к плотной и вкусной еде, немало вредившей фигуре бывалого летуна, а Кошка окончательно поверила, что и с ее мужем все образуется.


Однако уверенность Магистра значительно полиняла за то время, что она провела, наблюдая за тем, как начальница Госпиталя вместе с Хранителем обустраивают камеру для регенерации Барса. Ханна приобрела некоторый оптимизм, после того, как очнулся Кондор, но настроена была скептически. Хранитель постоянно напоминал, что сам, он выжил в не менее тяжелой ситуации. Но всех беспокоило то, что мантия ее мужа, которая должна была образовать кокон, уже погибла. Присмотревшись, Кошка заметила, что тело Барса начинает отливать перламутром, и обратила на это внимание Хранителя.

– Вероятно, это новый симбионт пытается, первым делом, создать защитную оболочку, – предположил Кракен. – Но мне сложно утверждать наверняка, каким именно образом идет регенерация в столь разных обстоятельствах, очень многое было утеряно в период смутного времени. Остается надеяться, что возможности новой медицинской аппаратуры компенсируют пробелы в наших знаниях. И даст себя знать наследственность.


– Мне твоя наследственность не очень-то помогла! – съязвила Ханна, но посмотрев на убитое лицо Кошки, поторопилась извиниться.

– А я думаю, что мы не до конца изучили возможности симбионта! – нахмурился Хранитель. – Возможно, ваши с Айшей неудачи связаны с тем, что вы – женщины, ведь, у Барса, как и у моего сына, проблем с первичным присоединением не было, он принял симбионта быстро и практически безболезненно. Притом, что был уже почти взрослым, как и Барс. И если вспомнить, то в летописях упомянуто не очень много летунов-женщин. Хотя известно, что первым Магистром была женщина. И еще меньше записей о рождении детей, у которых оба родителя – члены Ордена. Может быть, в твоем случае, внучка, возник какой-то конфликт между симбионтами. Моя жена предполагала, что если человеческие тела так болезненно приспосабливаются к союзу с мантией, то возможен и обратный процесс, только не так заметный.

– Но у меня-то, это – уже второй ребенок от Кейна! – напомнила Кошка, указав на свой растущий живот.

– Но первый с тех пор, как он принял симбионта! – парировала Целительница.

– Да, ты права! – со вздохом согласилась Магистр. – Та встреча была несколько раньше.

Она замолчала, вспоминая те странные обстоятельства, которые, в итоге, привели ее мужа в Орден.

Глава 15. Визит в прошлое.

Прошло всего около года с того момента, как Кошка выиграла Смертельный Поединок с Грифоном и стала Магистром. Эти месяцы оказались плотно заполнены работой. Необходимо было восстановить Совет Мастеров, уничтоженный с ее непосредственной помощью, вслед за падением предыдущего Магистра. Чтобы управлять разветвленной инфраструктурой Ордена Крылатых Братьев, спешным порядком пришлось возводить в ранг Мастеров наиболее опытных Воинов. А потом делить между ними направления деятельности Ордена внутри Цитадели и во внешнем мире. Неоценимую помощь оказывали Хранитель Архива и Кондор, с самого начала поддержавшие Кошку. Сенатор сначала была в ужасе от случившегося, но затем смирилась, осознав изменившуюся реальность, и приняла под свое крыло Морского Змея. Вместе с сыном Магистра, проявившим незаурядные способности в области аналитической экономики, Сенатор начала развивать финансовую империю, основы которой были заложены еще при Грифоне, используя все, доступные ей, политические рычаги. А Воины Ордена потихоньку убирали несговорчивых конкурентов, маскируя свои действия под несчастные случаи и скоротечные болезни. Могущество Ордена начало резко возрастать. Внутри Цитадели дела тоже пошли на лад. Памятуя, как тяжело ей давалось воссоединение с симбионтом, новый Магистр настояла, чтобы в госпиталь поступила самая современная аппаратура. И приказала увеличить приток юных рекрутов, поставив Кондора руководить всем процессом обучения, координируя действия отдельных Наставников. Многочисленные шестеренки крутились все более слаженно, сложный механизм Ордена налаживал свою работу, и у Кошки появилось время задуматься над тем, что произошло.


Женщина бросила вызов своему Наставнику, находясь в состоянии аффекта, а теперь начинала осознавать тяжесть своего проступка. И пускай ее действия вполне укладывались в морально-этическую схему Ордена Крылатых, определяемую древним Кодексом Чести, для нее они становились все более отвратительными. Для женщины, выросшей во внешнем мире, убийство учителя и любовника было чем-то чудовищным, а собратья по ордену воспринимали ее поступок как нечто само собой разумеющееся. Чтобы не возненавидеть себя и Орден, с которым теперь была связана не только ее собственная жизнь, но и жизнь ее сына, Кошка снова начала ненавидеть того, чьи действия толкнули ее на этот путь. Своего бывшего мужа. В какой-то момент эта ненависть затмила всю остальную реальность, Кошка покинула Цитадель и решила навестить то место, откуда сбежала предновогодней ночью, много лет назад.


А там все оказалось на удивление благополучно! Марк стал преуспевающим банкиром, довольным своей жизнью, женой и сыном. Кошка кружила вокруг его виллы, как призрак, ненависть ее многократно возросла, женщина пыталась придумать, как причинить бывшему мужу боль, не меньшую, чем испытывала она, сама. И однажды ей пришла мысль, отобрать у него самое дорогое, то, что он любит и чем гордится. Нет, не жену. Элиза была, всего лишь, одной из его многочисленных женщин, особенно после того, как красота ее потускнела. Кошка решила отобрать у Марка сына.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

сообщить о нарушении