Грейс Амбер Ланкастер.

Сердце Шторма. Нити жизни



скачать книгу бесплатно

Глава 3

Плащ мой «погиб» на исходе первого года жизни в Ульбретте. (Счастье, что хоть моя сумка все еще была со мной!) Когда он еще был цел, передвигаться по городу не составляло проблем. Но время берет свое, и даже лучшие прогибаются под его гнетом: он вскоре испачкался, затем появились мелкие дырочки, а затем он и вовсе разлезся по швам. Это время запомнилось мне тем, что относительно тогда же я познакомилась с девушкой по имени Шальна. Девушка была полной и невысокой, с темными глазами с нависающими веками, изогнутыми бровями и пухлыми губами. У нее были небольшие ручки, словно созданные для шитья, или для воровства, и двигалась она очень грациозно несмотря на объемы. Каштановые волосы Шальны всегда были заплетены в две косички. Ее одежда всегда была грязной и неприметной. В местной шайке ее называли Шаль, и она была у них кем-то вроде соглядатая.

Мы познакомились, когда она, не заметив за ящиками с фруктами и овощами констебля, чуть не попалась на воровстве ткани. Отвлекая ее внимание, я сорвала с ее пояса довольно большой кошель, и сделала это так, чтобы она почувствовала поубавившийся вес. Шаль погналась за мной, тем самым избежав ареста. Увы, констебль тоже погнался за нами. Он ухватил Шаль за ворот куртки, меня же хватанул за ремень сумки. Я ловко зашвырнула кошель в кучу отходов между двух мусорных баков. Констебль этого не заметил. Коренастый мужлан с редкими волосами и огромными лапищами притянул нас к себе и, встряхнув, стал допытываться, что это затеяли «мерзкие крысы».

– Да мы же просто баловались, уважаемый. – невинно ответила я – Простите нас, идиоток, что потревожили вас, оторвали от важных дел.

– Нам очень жаль, что наша невинная шалость помешала вашей важнейшей работе, дяденька.

Констебль сверкнул глазами на Шаль и припер нас к стене, вдавив кулаки в грудь.

– Какой я те дяденька? Я похож че-ли на твоего родича, что ты якшаешься со мной? – зашипел он.

– Простите, констебль. Она дура, не знает, как называется ваша должность. – вмешалась я.

– Да-да. – закивала Шаль.

– Последний раз прощаю. Убирайтесь отсюда, вонючие оборванцы, чтоб в последний раз видал вас тут. Быстро здрыснули! – он припугнул нас, еще раз хорошенько встряхнул, и мы, словно всполошенные крысы, побежали прочь.

Отбежав достаточно далеко, Шаль сбавила темп и обратилась ко мне.

– Почему ты спасла меня? – она смотрела на меня со звериной опаской – Я не собираюсь быть твоей должницей.

– Мне и не нужно. – отмахнулась я.

– Зачем же тогда? – продолжала гундосить Шаль, почесывая за ухом.

– Да просто не хотела, чтобы тебя забрали в казематы Потерны Геенны. Что тут удивительного? Он же стоял на расстоянии вытянутой руки от тебя. Только бы ты рванулась бежать – тут бы он тебя и сцапал. Или ты совсем дура и не поняла этого?

– Я не могла его не заметить. – продолжала сомневаться Шальна.

– Ой, полно. Прости за кошель. Он остался в груде отбросов. Но потом можешь забрать его.

– Плевать. – отмахнулась она.

Ее движение получилось похожим на то, которым ленивая кошка ловит назойливую мошку. – Там были камни, и ничего больше.

– Ну, тогда я спасла тебя дважды.

– Чего это?

– За него констебль мог бы и отлупить.

– А, ну да, ну да.

– Не благодари. – я улыбнулась самой обезоруживающей улыбкой и направилась по своим заботам.

– Слушай, – окликнула меня Шаль.

Я остановилась, вернулась к ней.

– Как ты научилась так говорить с этими кос… конт… с этими мужланами.

– В каком смысле? – я ужасно нахмурилась.

– Ну ты так мурлыкала с ним, хвалила. И его название знаешь.

– Констебль.

– Да, это.

– А ты не знаешь? – мои глаза поползли на лоб.

– Не-а.

– Как же ты стоишь на страже?

– Я различаю их по форме, кого нужно бояться, а кто просто делает суровый вид. Знаю еще, когда они сменяются и где проходят их дороги.

– Маршруты. – поправила я. Несмотря на ее неграмотность, девушка владела полезной информацией. Да и вправду, зачем знать, как называется волк, если достаточно того, что ты знаешь о том, что он может отгрызть тебе голову?

– А ты откуда меня знаешь?

– Видела несколько раз как вы работаете. – отмахнулась я.

– Не хочешь к нам? Такие болтуны пригодились бы.

– Парламентером? Нет. Я люблю работать в одиночку.

– Ладно, я передам Рыжему, чтоб он не трогал тебя, если увидит.

– Спасибо. – я махнула ей на прощание и осталась смотреть как девушка, быстро переставляя короткие ножки, удаляется в направлении моста к пятому кольцу. Досадно было возвращаться домой голодной и с пустыми руками, но в этот оборот рисковать больше не стоило.

Через пару дней, когда я и позабыла о случае с Шальной, я вновь пересеклась с их шайкой. Пришлось поскорее убирать ноги, пока на меня не спустили всех собак. В конце концов лучше найти другую булочную, чем вправлять сломанный нос. Уже уходя за поворот, я встретилась взглядом с Шальной, и несказанно удивилась, когда та улыбнулась мне мельком и едва заметно кивнула.

Еще через неделю в город пришел теплый циклон, и обороты стояли знойные, а ночи были ясными, как на рассвете. Словно солнце забыло, что ему нужно садиться, и зависло у самой кромки небосвода, так и не опустившись, а затем вновь взошло на небосводе. Я безумно радовалась таким ночам, проводя их не в старом вонючем доме, а на берегу моря. Приближающихся людей можно было легко различить в сумерках, и было не так опасно находиться на открытой местности.

В такой вечер я сидела у кромки воды и наблюдала, как море медленно облизывает берег, раз за разом слизывая с него песок и камушки, ворочая волнами, словно гигантским мокрым языком. Я спряталась за выброшенным на берег обломком борта старого судна, пахнущего тухлой рыбой и водорослями, и поросшего ракушками. Параллельно жуя черствую булку, которой меня угостил помощник пекаря за то, что я помогла ему со сломавшейся тележкой, я предавалась размышлениям, подытоживая прожитый год. Получалось не сладко. Вдруг я услышала рядом с собой скрежет ракушек, выброшенных на берег. Резко подхватываясь на ноги, я обернулась и едва не ударила Шаль в горло, целясь в гортань. Пара секунд понадобилась, чтобы узнать ее лицо, опухшее от синяков под глазом и на подбородке, отекшие губы и нос. Девушка поспешно вскрикнула, останавливая меня, тем самым спасла себе жизнь. Несколько мгновений я рассматривала ее побои. Затем предложила присесть рядом. Шальна так и сделала.

– Булочку хочешь? – предложила я.

Она промямлила что-то нечленораздельное и, поняв, что я ее не поняла, кивнула. Запихнув весь остаток булки в рот, она мигом проглотила его и вновь кивнула.

– Не за что.

Не знаю долго ли мы сидели молча, глядя на морской прибой, но прошло достаточно времени, чтобы она решилась на просьбу.

– Помоги мне убить Рыжего. – с трудом выговаривая слова сказала Шальна.

Я уставилась на нее, словно на ее месте появилась моя мать.

– Мне послышалось что ты просишь меня помочь тебе убить твоего главаря. – пренебрежительно хихикнув, ответила я.

– Так и было. – Шаль сверлила меня недоверчивым взглядом.

– Но я же не договорная, и вообще не умею убивать. – немного кривя душой ответила я.

– Я знаю, что это ты ранила двух идиотов, насиловавших девчонок в портовых складах. Ты врешь, что не умеешь убивать.

– То была случайность. Просто я очень испугалась и случился выплеск сил.

Шальна смотрела на меня молящим, и в то же время полным ненависти взглядом. Такой же взгляд был у меня, когда я раз за разом молила свою мать защитить меня от братьев и сестер. Будь она сейчас рядом – я бы бросила все свои силы, чтобы хоть попытаться убить ее.

– Сперва скажи, что он сделал с тобой и за что?

Шаль рассказала, как прошлым вечером они ограбили небольшую шхуну. Позапрошлый оборот она наблюдала в порту за разгрузкой товара с кораблей, и заметила, что капитан одного небольшого и потрепанного судна ссориться со своими людьми. Спрятавшись за грудой поломанных ящиков, Шаль рассмотрела людей, на которых орал во все горло капитан замшелой посудины. У каждого из них был браслет или оберег от магического влияния, которые носят только члены гильдии договорных. Шальна быстро смекнула, что капитан только что выгнал с судна свою охрану. Девушка осталась наблюдать за кораблем, и через некоторое время к капитану пришел мужчина важного вида и одетый в лучшую одежду, сшитую по последней моде. Это был тениликий – координатор спецотрядов гильдии. К несчастью толстого капитана, тениликий тоже не смог найти с ним общего языка, и шхуна осталась без охраны. Шальна быстро обрадовала главаря своей банды, выложив все о шхуне и о ничтожной охране из членов команды, выставленной капитаном. Рыжий велел нескольким людям из ее банды проверить слова Шальны, и следующий оборот они подтвердили ее рассказ. Охраны из гильдии все еще не было. Как только смеркалось, Рыжий со своими людьми пробрались на борт, убили пятерых матросов, оставшихся в карауле, пока остальные шлялись по кабакам, и выкрали весь ценный груз.

В коробах и деревянных ящиках оказалось много съестного, дорогое вино из края гигантов, дорогие ткани, посуда и табак. Ночью банда устроила пир, празднуя богатый улов. Все были пьяны, ведь вина было столько, что можно было купаться в нем, и все равно осталось бы достаточно, чтобы потом продать за немалую сумму. Когда вечер был в разгаре, Рыжий пригласил Шальну в свой кабинет, якобы, чтобы поблагодарить. Девушка была очень пьяна и ничего не заподозрила. Да она и не подумала бы никогда, что ее главарь, которому она служила верой и всеми силами уже три года, дерзнет обесчестить ее. Да еще и после того, как она принесла ему такой крупный подарок.

Шальна заметила, что движения Рыжего были не слишком-то нелепы, как для пьяного в стельку, каким он пытался казаться. А когда он закрыл замок на дверях кабинета, девушка все поняла. Она попятилась и попыталась схватить со стола что-то острое. Все произошло в считаные секунды. Главарь схватил ее за руку, второй рукой вцепился в волосы. Девушка ударила его по лицу, но едва ли задела. В ответ он разбил ей нос и швырнул на пол, наваливаясь сверху. Шальна начала пинаться и брыкаться, пытаясь уже не столько ударить главаря, сколько оттолкнуть от себя, чтобы высвободиться и убежать. Кровь заливала глаза. В какой-то момент она поняла, что кричит во все горло, моля о помощи. Рыжий гулко ударил ее по лицу, заставив заткнуться, и Шаль почувствовала, как рот наполняется кровью. Рыжий рвал на ней одежду со звериной яростью. Она тихо зарыдала. Но те, кто услышал ее крики, уже начали колотить в двери. Рыжий выругался. Пока Шальна лежала на полу, скуля о помощи и тихо рыдая, главарь банды несколько секунд возился вокруг нее. Она уже не хотела ничего, кроме как умереть.

Когда замок скрипнул и в кабинет вошли люди, Рыжий первым набросился на них с обвинениями. Урод соврал всем, что Шаль якобы решила убить его и выкрасть все деньги, вырученные от продажи краденного. Но главарь вовремя заметил, как девка вошла к нему в кабинет, и защитился от ее нападения. Рыжий ругал своих охранников так и этак, обвиняя их в нерадивости и грозился содрать с них шкуру. Шаль же он велел выгнать из лагеря, отобрав все, что у нее имелось, все, что она скопила за долгие годы бродяжничества. На прощание главарь лично пригрозил ей жестокой расправой, если она надумает вернуться к ним.

– И что, никто не встал на твою защиту? – изумилась я.

– Если бы кто-то решился это сделать, Рыжий сгнобил бы и меня, и того смельчака.

– Почему ты не пошла к констеблям? Рыжий завладел чужим грузом, и власти города это заинтересовало бы.

– Издеваешься, да? – разъярилась она. По избитому лицу было тяжело читать эмоции, зато голос прекрасно все демонстрировал. – Какие констебли? Разве они поверят мне?

– Ну, напиши анонимную записку.

– Я не умею писать. – гордо ответила девушка.

– Ладно. – я озадаченно вздохнула – Ну а прежде он делал такое?

– Рыжий? Нет. – она сжала губы, словно останавливая саму себя, и тихо айкнула от боли. Немного поколебавшись, она продолжила. – Раньше я спала с мужчинами из банды. Не совсем по своей воле, но они говорили: или сама ляжешь в мою постель, или я заставлю тебя лечь. Вот я и соглашалась. Но такого со мной еще не делали…

– Ты, главное, не вини себя.

– Еще чего! – еще сильнее надулась Шальна. Я одобрительно кивнула.

– Скажи мне, а почему они тебя не убили?

– Совсем, что ли?

– Серьезно. Ты ведь можешь выдать их тайники, рассказать кому-то из враждующей банды где спрятано добро.

Шальна помялась. Она попыталась облизать губы, но едва ли это у нее получилось.

– Я действительно воровала у него деньги. И прятала в своих тайниках. Если бы он убил меня – то никогда бы не нашел их.

– Надеюсь, ты не притащила их сейчас с собой?

– Нет. – обиженно ответила девушка. – Я не совсем дура.

– Ладно, я помогу тебе. – ответила я и добавила прежде, чем девушка успела обрадоваться – Но на моих условиях.

– Каких еще условиях? – Шаль вновь интуитивно нахмурилась, но боль заставила ее дернуться и прекратить попытки.

– Мы не сиганем на стаю волков с голыми кулаками. Сделаем все разумно: выследим, продумаем, подготовимся, выждем момент. Иначе нас просто раздерут на клочки.

– Ладно. – нехотя ответила девушка. Она смотрела на меня с ненавистью в глазах. Шальна понимала, что я единственный ее шанс и она зависит от меня, но в то же время она нуждается в моей помощи. Кроме того, я стала свидетелем ее слабости. Это заставляло ее бояться и ненавидеть одновременно.

– Это первое условие.

– Ты что! – она даже умудрилась вскинуть опухшие брови.

– Второе условие, – я продолжала, не прерываясь и не обращая внимания на ее возмущения и жестикуляции, – за время, пока я буду помогать тебе, ты будешь учиться читать.

Шальна, словно сломанные часы, смотрела на меня, не моргая.

– Ты поняла, что я сказала? – уточнила я, подозревая что какое-то из слов может быть не знакомо девочке, росшей, очевидно, с самого рождения на улице.

– Я согласна. – утвердительно кивнула она – Вот только не могу понять…

– Что еще? Я делаю это не из сочувствия, если ты про это.

– Ты дочь убитых договорных? Хотя нет, Отец отправляет таких в Седьмой круг, чтоб они там или померли, или выучились. Но на сироту ты тоже не смахиваешь – слишком умная. Кто же ты? Балованная девка, решившая поиграть в бродягу?

– За девку ответишь потом, когда лицо заживет. – рыкнула я – А остальное, это уже не твое дело. Я, как и ты, живу на улице, без семьи и тепла.

Я достала из сумки вторую черствую булочку и, не спрашивая Шаль, отдала половину ей. Она проглотила булку не жуя.

– Кстати, как тебя зовут? – опомнилась она.

– Сердце Шторма. – без промедления ответила я. Мое сердце аж заколотилось в груди: впервые я назвала кому-то свое новое имя.

– Это имя?

– Ну не адрес же. – фыркнула я.

– А я Шальна. – ответила девушка, протягивая грязную ладошку. Я пожала ее руку в знак приятного знакомства, и мы вновь замолчали.

– Что такое Седьмой круг? – я разбила тишину.

– Я только слышала разговоры о нем. – поспешила ответить девушка – Сама не была там, не спрашивала никого.

– Так поведай же. То есть расскажи.

– Когда более ста лет назад Отец договорных заключил соглашение с Советом магов края Ледяных Башен что те будут воспитывать и обучать магов для нужд гильдии, первым делом Отец затребовал от них подтверждения верности уговору. Он велел им создать закрытую школу на самой границе Хове и Рунцента. Маги создали много башен, где учили будущих убийц не просто махать железками, а превращать это в искусство. Учителя там очень злые, а испытания – еще хуже. Говорят, что люди, отправившиеся туда, либо заканчивают школу Седьмого круга Геенны, и становятся лучшими договорными, либо остаются в ледяной пустыне у подножия школы спать вечным сном. Я слышала, что одно из испытаний – вернуться из сердца Великой Ледяной Пустыни до наступления ночного закрытия ворот, иначе тебя так и оставят замерзать у ее дверей. Отец отправляет туда членов гильдии, которых хочет сделать лучше, или которые ему мешают. В любом случае, если договорной возвращается живым – он поднимается в круг людей, приближенных к Отцу Договоров.

– Круто!

– Ты наверно не поняла меня.

– Все я поняла. – отмахнулась я – Я просто обязана пройти эту школу.

– Ага. – хмыкнула Шальна – Когда увидимся в Геенне – расскажешь.

– Я пока еще не собираюсь в Геенну, ни в Серебряные Дворцы Блаженства. Кстати, пока поживешь со мной.

Моя манера перескакивать с темы на тему уже начинала меня подбешивать. «Может, хотя бы живое общение исправит это?» – думала я, шагая с Шаль к своему заброшенному дому.

Пока мы возвращались в мое убежище, Шаль поведала интереснейшую историю о том, как банда Рыжего выживала многие годы. Сам Рыжий уже давно не был ребенком. Шальна прикинула, что ему лет тридцать. На мой, вопрос сколько же ей лет, она пожала плечами и ответила: примерно шестнадцать, годом больше, может быть.

Рыжий сумел собрать вокруг себя смышлёных, пусть и неграмотных людей, во всем повиновавшихся его воле. Развлекался главарь банды тем, что придумывал новые способы издевательств и пыток над людьми. Шаль рассказала о складах, построенных внутри старых портовых складов, о тайниках, о рабочих схемах, иерархии в банде.

Я заметила, что в оборот нашей первой встречи она собиралась своровать моток ткани, и лаконично поинтересовалась, зачем он ей нужен был. По ее одежде не похоже было, что она новая, и вряд ли они в своих складах устроили подпольную фабрику по пошиву одежды. Выяснилось, что они возили товар в соседние города и продавали там на ярмарках. Каждый оборот повозка с двумя-тремя парнями ездила в один из окружающих Ульбретт городков и на местной ярмарке сбывает что-то из награбленного. Чтобы не возникало вопросов, они продавали товары частями, небольшими партиями с узким выбором. Заработанные деньги забирает себе Рыжий, и тратился в основном на свои нужды, покупая им лишь несвежую еду, вино и, когда требуется, оружие. Одиночное воровство было редкостью. Банда всегда работала в большом составе и играла по-крупному. Товар несколько раз возили в несколько разных городков, а потом то, что не продалось, Рыжий отдавал своим людям. Тоже чтобы не привлекать лишнее внимание. Однако, саботировать никто не решался. Рыжий был человеком вспыльчивым и жестоким, и без колебаний мог отрубить провинившемуся палец, или даже кисть руки. Шальна не боялась его, поскольку наблюдательность и умение замечать малейшие детали помогли ей адаптироваться к жизни в банде. Но некоторым ее друзьям повезло меньше.

Рассказов Шаль хватило для того, чтобы составить предварительный план. Я озвучила его девушке, и та, побурчав, все-таки согласилась с ним. Неделя ушла на слежку и подготовку к мести. Шальна умела не только зорко следить глазами, но еще и работать мозгами, строя логические связи и проводя аналитические сравнения. Девушка называла это просто «раскидывать мозгами», совершенно не зная значений слов «логика» и «аналитика». Вот так самородок! Я даже немного расстроилась, когда Шаль первой поняла, что в то время, как мы следим за бандой Рыжего, его шпионы следят за нами, поэтому они все время срываются с места и скрываются с поля зрения. Было досадно, ведь меня учили с детства такое замечать, а она научилась этому, просто выживая на улицах города Смерти.

Для начала мы украли телегу возле какой-то торговой лавки. И, отломав у нее одну ось, но оставив колесо, бросили незамысловатое средство передвижения грузов недалеко от старых портовых складов. Тех самых, где шаталась банда Рыжего. Я проследила, чтоб его люди нашли телегу, сделав для этого все возможное. К примеру, ближайший к ним проход через ангары завалила старым ломом. Притащила дохлых голубей в подвал другого ангара, чтоб там воцарилась такая вонь, что и на лигу, но подберешься. В это же время Шаль следила за кораблем, утром причалившим в порту, и привлекшего внимание Рыжего огромным количеством ящиков, сундуков и коробов, которые грузили на борт небольшой баркентины. Все шло как по нотам. И девушке удалось незаметно почти в руки подбросить матросам пару приглашений в кабак, где им обещали бесплатное вино и сладострастных женщин.

Боясь спугнуть удачу, мы еще раз все проверили и убедились, что банда Рыжего следует нашему замыслу. Затем отправились в заброшенный дом, отужинали выброшенным мясным пирогом из ресторана «Картофель», и легли спать. Нужно было хорошо выспаться, в первую очередь для того, чтобы разум был чист. И, во-вторых, оставалось достаточно сил менять план по ходу действия, если Рыжий заподозрит подставу и все полетит к сыновьям Геенны.

– Ты потом отпустишь меня живой? – в тот вечер внезапно спросила Шальна, когда я уже готова была отдаться богу сна Тецка. Милость бога темноты в виде Провидения была бы мне совсем не лишней.

– Повтори, я не поняла. – буркнула я из-под тряпок, служивших мне одеялом и кроватью одновременно.

– Ну, ты не убьёшь меня? – повторила Шальна, и ее голос вновь стал приятным и быстрым.

– Сама подумай, если бы я хотела убить тебя, то сделала бы это еще тогда на берегу.

– Я тоже так подумала поначалу. Но, может ты решила с моей помощью разнести этих гнидоб. Скажем, отомстить за затаенные обиды. А опосля прикончишь и меня, чтоб не трепалась зря.

Ее речь резала мой слух, и каждую секунду я опасалась, что из ушей потечет кровь. В целом, Шаль была хорошей девицей. Разговорчивой, но не надоедливой, расторопной и в меру покладистой. Скажем, когда она была уверена в своей правоте, то стояла на своем, словно осел, а когда сомневалась – быстро соглашалась со мной и выполняла указания. Я даже стала привыкать и больше не опасалась ее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10