Георг Айказуни.

Начни действовать. Часть 4. Война



скачать книгу бесплатно

– Точно спасу от Гринева у нас не будет! – Оценил уровень страданий собеседника Сталин.

– Он сам учится постоянно, как и все молодые военачальники, занимающие высшие должностные позиции в вооруженных силах. Вот только некоторые имена.

Захаров Матвей Васильевич – Начальник Генерального Штаба

Судоплатов Павел Анатольевич – Командующий Силами Быстрого Реагирования;

Ротмистров Павел Алексеевич – Командующий Сухопутными Войсками.

Николай Герасимович Кузнецов – Командующий ВМФ, с его участием, за два года невероятно, но удалось построить компактный, но прекрасно оснащенный военно-морской флот.

Покрышкин Александр Иванович – Заместитель командующий ВВС, ему всего 23 года, но парень с характером и с прекрасными задатками, как пилота, так и командира;

Смирнова Анна Викторовна – Командующая Стратегической Авиацией, про дальность и грузоподъемность стратегической авиации, боеприпасы особой мощности, эффективную систему прицеливания и бомбометания, до недавнего времени мы не могли даже мечтать;

Катуков Михаил Ефимович – Командующий Бронетанковыми Войсками, про наши новые танки и бронетехнику, их эксплуатационные и боевые возможности можно рассказывать часами;

Казаков Константин Петрович – Командующий Артиллерии, как Вам известно, вся наша артиллерия самоходная, про ракетные системы залпового огня и их боевую эффективность сам готов рассказывать легенды;

Говоров, Леонид Александрович – Командующий Войсками ПВО, в оперативном подчинении этих войск находятся 8 дивизии истребительной авиации, Авиационная Дивизия Радиолокационной Разведки, Войска Крупнокалиберной Зенитной Артиллерии и Радиолокационные Войска стационарного и мобильного базирования;

Алексей Иванович Прошляков – Командующий Инженерными Войсками, в состав этих войск входят 6 армии инженерного обеспечения;

Дмитрий Фёдорович Устинов – Командующий Войсками Материально-технического Обеспечения, в оперативном подчинении этих войск входят, кроме разветвленной сети военных центров материально-технического обеспечения и снабжения боеприпасами, 8 дивизии транспортной авиации, 16 дивизии автомобильных войск.

Я еще не назвал руководителей медицинской, хозяйственной и прочих служб. На всех руководящих должностях находятся самые подготовленные на данный момент времени молодые военачальники. Мало кто из них заслужил звание майора, им всем по результатам комплексной аттестации в основном присвоены звания капитан.

– Борис Михайлович, не считаете ли Вы, что принятая система офицерских званий слишком жесткая, я бы сказал – скудная? Отделением командует сержант, взводом старшина, ротой лейтенант, батальоном капитан, полком майор, дивизией полковник, армией генерал. Нет не старших, не младших или промежуточных званий. Доходит до смешного: на сегодняшний день дивизиями и армиями командуют капитаны, не говоря уж о командующих войсками.

– Мне тоже не привычно было на начальном этапе, но теперь я понимаю цель такого жесткого подхода.

По определению товарища Гринева – «Офицер это штучное явление природы, каждый лейтенант должен иметь потенциал главнокомандующего». Таких людей очень мало. Требуются представители активного типажа личности. К офицерам изначально предъявляются требования по самой высокой шкале социализации, с хорошо развитым аналитическим мышлением. При этом упор делается на навыки системного стратегического мышления. Про общее базовое образование и отличную физическую форму мы уже говорили, к этому добавляется фундаментальное военное образование. Несмотря на большой дефицит столь подготовленных офицеров среднего и высшего звена, на этих должностях находятся военнослужащие, имеющие соответствующий потенциал. В вооруженных силах от сотрудников кадровой и медицинской служб спасу нет. По каждому военнослужащему разрабатываются подробные программы обучения и повышения квалификации. У нас в армии на данный момент нет ни одного офицера с высшим образованием.

– Гринев, по-моему, перегибает палку. Все офицеры должны иметь высшее университетское образование, а сам, да и остальные командующие войсками, только учатся на втором курсе.

– Как и мы, товарищ Сталин. Не вижу в этом ничего плохого. Посмотрите на опыт организации нашей медицины. Там такая же картина, в стране нет ни одного врача с высшим образованием. Первые появятся только через 3—4 года. Офицеры, врачи, кадровики, правоохранители и педагоги обучаются по 7 летней программе. По замыслу, к окончанию военного университета офицер должен соответствовать требованиям, предъявляемым к майору.

– Значит, всем нам присвоены звания условно?

– Нет, товарищ Сталин, мы действительно соответствуем тем параметрам званий, которые носим. Мы являемся исключениями из правил, что подтверждает правильность подхода к самим правилам.

– Александр Владимирович носит звание капитана. Сомневаться в его талантах у меня нет оснований.

– У него имеются некоторые проблемы с тяготением к гуманным подходам решения боевых задач. Это быстро лечиться, уверен после промежуточной аттестации ему присвоят звание полковника, он действительно заслужил это звание.

– Получается, что координатор вооруженных сил не будет генералом?

– Совершенно верно, для его функций такое качество наоборот очень даже положительное. Он при планировании оснащения вооруженных сил, в первую очередь должен думать о жизни и безопасности наших военнослужащих. Но как командующий ВВС ему придется научиться принимать единственно верные, но не всегда самые гуманные боевые решения. Уверен он справиться, в нем есть стержень.

Наши военачальники, как на подбор, все молодые, но чрезвычайно талантливые. Я занимаюсь анализом различных учений, которые проводятся постоянно во всех войсках. То, что демонстрируют наши молодые командующие, меня только радует. Уверен, к моменту начала боевых действий наши вооруженные силы будут полностью подготовленны и воевать с нами, как говорится – «врагу не пожелаю».

– Успеем подготовить общевойсковые подразделения к лету? – Обеспокоенно спросил Сталин.

– Успеем. Из 20 миллионов призывников в боевые части переведены самые способные и наиболее подготовленные, порядка 300 тысяч. Из миллионной армии в течение года в боевых частях остались 300 тысяч, остальные уволены или переведены в запас. На 600 тысяч солдат и офицеров в боевых частях и 900 тысяч в частях быстрого реагирования, по нормативу, приходят 500 тысяч вспомогательных армейских подразделений из числа хозяйственного, материально-технического, инженерного, медицинского и прочего обеспечения. К лету успеваем подготовить боевые части полностью. Из числа призывников так же были укомплектованы внутренние войска передового тылового прикрытия. Там также разработана сложная программа обучения. К лету они завершат подготовку вместе с остальными частями. Сейчас идет активное формирование профессионального резерва. К сожалению, полностью избежать потерь военнослужащих нам не удастся.

– Много талантливых военных специалистов, окончивших военные академии были разжалованы до рядовых. Ко мне поступают пачками жалобы от них. Вот, например, жалоба от товарища Жукова, вы сами хвалили его.

– Жуков и многие другие бывшие командиры высокого ранга не прошли аттестацию. Основные претензии к уровню их социализации и, как не странно, к элементарной человеческой порядочности. У них наличествует гипертрофированный эгоизм и себялюбие. Таких индивидуумов к армии на пушечный выстрел, по приказу Гринева, нельзя подпускать. Самые талантливые из них, допущены к деятельности в научно-исследовательских объединениях по разным видам войск в ранге экспертов. Если им удастся пройти комплексную аттестацию, то в войсках им будут рады. Пока такого желания у большинства из них не наблюдается.

– Товарищ Шапошников, в таком подходе отсутствует логика!

– Если Вы имеете в виду такое понятие как железная воля военачальника, то к развитию данного качества у наших молодых командующих уделяется самое пристальное внимание. Крайности, такие как у Жукова, не допустимы. Во всем нужно найти золотую середину. – Уверенно ответил Борис Михайлович.

– Теперь понятно, почему Александр Владимирович всячески держался далеко от высших государственных функций. Он прекрасно осознавал, что может допустить непростительную ошибку при принятии сложных и жестких государственных решений. Только к финансовым воротилам и фашистам он не испытывает чувства сострадания. Надеюсь, школа военачальника, которую он сейчас проходит, поможет уменьшить отрицательные последствия этой особенности его характера.

Товарищ Шапошников, появления нашей новой бронетехники мы ждали слишком долго. Полгода как она начала поступать в войска. Какие отзыва у специалистов, как идет освоение новой техники?

– Все учебные подразделения были обеспечены новой бронетехникой год назад. Как там эксплуатируется учебная техника Вы в курсе. В течение полугода в круглосуточном режиме шло издевательство над новой техникой. Были выявлены масса недостатков, которые устранялись за счет внесения изменений в конструкцию, в технологию изготовления и т. д. В итоге к августу 1935 года в войска начали поступать серийные танки, бронетранспортеры, боевые машины пехоты и самоходные артиллерийские установки. Такой же подход был к автомобилям военного назначения, к инженерной технике и оборудованию. Как умеет организовать серийное производство товарищ Гринев не мне рассказывать. Новая техника сейчас поступает в войска в массовом порядке, и через два месяца все войска полностью будут оснащены ими.

Не могу понять, куда будем девать такие производственные мощности, после боевых действий. Техника не только сверхнадежная, но и имеет такую бронезащиту, что противнику с огромным трудом удастся поразить ее и привести в негодность. Про боевые уставы и ведение боевых действий из безопасной для нашей бронетехники дистанции, также нельзя забывать.

– Насчет промышленных мощностей не беспокойтесь, все предприятия военной промышленности имеют двойное назначение. Уже разработана гражданская продукция, которая будет иметь огромный спрос как внутри страны, так и на мировых рынках. Гринев тот еще крохобор, когда дело касается неэффективных затрат. Уверяю Вас, пройдет несколько лет и прибыли от применения военных технологии покроют наши затраты не только на их разработку, но и на оснащение нашей армии. Вы думаете, почему я ему поверил? Вся наша боевая авиация выпускается за счет прибылей от реализации и эксплуатации производимой нами гражданской авиации. – Не скрывая гордость, ответил на вопрос Сталин.

– Да, с товарищем Гриневым нам крупно повезло. Везде успел отметиться. Только там, где он появляется, земля начинает гореть под ногами. Скоро будет два года, как он координирует вооруженные силы, а давление с его стороны, не уменьшается, наоборот – постоянно растет.

– Все на него в постоянной обиде, но предложи им другого координатора – сразу начинают писать аналитические записки, почему нельзя так поступать. «Братство Света» особенно его координатор, постоянно требуют вернуть Гриневу функции координатора. Они наивно предполагают, что служба оптимизации оставит их в покое.

– Не напоминайте про этих церберов, товарищ Сталин. Их вообще не интересуют объективные причины и прочие объяснения. Предъявили рекомендацию и не слезут с тебя, пока не добьются её внедрения.

– Ирина Владимировна как то назвала Гринева гидравлическим прессом с обаятельной улыбкой. Точное определение. Раньше говорили, – «на дураков не обижаются», теперь добавляют, – «на дураков и службу оптимизации нельзя обижаться – всё равно бесполезно».

Поскольку количество жертв службы оптимизации только растет, против этих террористов даже я бессилен, лучше послушаем наших конструкторов бронетехники. Они должны были уже прибыть. – Сталин встал с кресла и подошел к рабочему столу. По телефону переговорив с Поскребышевым, он пригласил Шапошникова переместиться за стол заседаний. В кабинет вошли ведущие конструкторы НИО Бронетехники – Михаил Ильич Кошкин и Александр Александрович Морозов. Поздоровавшись, они разместились в креслах.

– На учениях не раз наблюдал за новой бронетехникой, до сих пор не верится, что нашим конструкторам и нашей промышленности удалось создать все это. Расскажите историю создания этих прекрасных машин. – Обратился к ним Сталин.

– Когда летом 1933 года нас вызвали в Москву и предложили работу в Научно-Исследовательском объединение тракторостроения мы были удивлены. – Начал отвечать на заданный вопрос Михаил Ильич Кошкин. – Переходить от проектирования танков, на работу по разработке гражданской техники у нас не было большого желания. После ознакомления с условиями работы в НИО, направлениями разработок, проводимых в исследовательских центрах, встречи с Александром Владимировичем мы уже сами боялись, что после аттестации нас не возьмут на работу. После аттестации координатор НИО сказал нам фразу, суть которой мы поняли намного позже. – «Уровень вашего образования настолько низок, что вам обоим придется пройти полугодичный стационарный курс переподготовки. Забудьте о своих дипломах высшего образования, вам еще предстоит подтвердить уровень среднетехнического образования, а дальше посмотрим. Вам повезло, или наоборот, – вы оба представители активного типажа личности. Это ко многому обязывает, но про это вы узнаете потом. Если вы согласны, то приступайте к занятиям».

– Можете не рассказывать о ваших страданиях, мы все «жертвы» нашей системы образования. – Улыбаясь, прервал Сталин.

– После окончания этого курса и удачного прохождения аттестации, мы решили, что страшное позади. Но реакция новых коллег по поводу поступившего нам предложения продолжить образование в университете, не сулила ничего легкого. Про первый курс не буду рассказывать, было очень трудно, но я рад, что прошёл через все это, и продолжаю учебу в университете. Параллельно с учебой, по указанию товарища Гринева, мы проходили поочередную практику в различных научно-исследовательских центрах не только нашего НИО.

После удачной сдачи экзаменов за первый семестр перед нами Александр Владимирович поставил целевую задачу по разработке единой платформы для боевых машин различного назначения. К этому времени мы имели полное представление, насколько продвинутые исследовательские и конструкторские работы ведутся в различных НИО, но целевые параметры, которые он поставил перед нами, были недостижимы. Я высказал свое мнение по этому поводу, но реакция была со стороны товарища Гринева совершенно спокойная. – «Я указал лишь предварительные параметры, о реальных требованиях поговорим через полгода». Я был назначен главным конструктором вновь формируемого НИО Бронетехники, а Александр Александрович ведущим конструктором базовой платформы. Как умеют организовать работу у нас, не буду рассказывать, скажу одно, мы боролись только сами с собой, вернее нам пришлось поверить, что способны достичь поставленных целей. Я даже не мог представить, что по любому узкоспециализированному вопросу, к решению задачи подключались целые научно-исследовательские центры из других НИО. Через полгода у нас был готов не только проект базовой платформы, но и сама экспериментальная платформа. Было не привычно параллельно разрабатывать проект и строить экспериментальную платформу. Удивляло и то, что различные узлы и агрегаты, разработкой которых занимались узкоспециализированные научно-исследовательские центры, изготавливались в кратчайшие сроки и испытывались на расчетные нагрузки сначала на испытательных стендах, потом на испытательных тракторах. Работа шла в круглосуточном режиме, нагрузки и условия испытания задавались экстремальные. Перед нами стояла задача построить базовую платформу с заданными техническими характеристиками, и она должна была быть сверхнадежной. Перед нами не было никаких ограничений по себестоимости или технологичности. Мы должны были создать идеальную платформу, как нам тогда казалось.

– Теперь я начинаю понимать, за счет чего Александр Владимирович постоянно достигает успеха в реализации своих планов. – Высказался Шапошников.

– Гринев верит…, нет, он не любит это понятие, – способствует раскрытию способностей специалистов, предварительно обеспечивая их всеми условиями. Прагматичный подход, ничего не скажешь. Так же работают все, кто с ним связаться. И попробуй высказать мнение, что мы тратим огромные ресурсы на исследовательские работы. На тебя будут смотреть как на убогого, не понимающего простую истину: успех не приходит сам, его добиваются, и не важно, сколько при этом приходиться тратить сил и ресурсов. Всё равно всё это окупается, притом многократно.

– Про основные тактико-технические требования единой платформы более подробно расскажет Александр Александрович. – Сказал Кошкин.

– Надежность, подвижность и защищенность, вот три краеугольных принципа ТТТ основной платформы. – С трудом преодолевая смущение начал Морозов. – Мне, как конструктору, впервые была предоставлена возможность при разработке проекта не исходить из существующих разработанных узлов и агрегатов, а задавать те параметры, которые могли обеспечить достижению столь недостижимых параметров ТТТ. А они были, прямо скажем, немыслимые. Вес бронированной платформы не должен был превышать 15 тонн.

Приведу заданные ТТТ оснащенной платформы при общем весе 20тон. Скорость – по шоссе 70 км/час, по пересеченной местности 35—40 км/час, на плаву 10 км/час. Запас хода 800 км, при емкости бака 1200 литров. Удельное давление на грунт 0,50 кг/см?. Преодолеваемые препятствия – ров 2,7 м; Вертикальная стенка 0,7 м. Подъем 30 градусов. Крен 25 градусов. Были заданы немыслимые параметры по узлам и агрегатам. Компактный дизельный четырёхтактный 12 цилиндровый двигатель, с укороченным ходом поршня, жидкостного охлаждения, мощности 600 л. с. В его доводке принимал участие товарищ Гринев. Вес, высота и длина двигателя были настолько компактные, что у нас возник правомерный вопрос – «Есть ли у двигателя резерв для капитального ремонта»? Ответ на этот вопрос нас тогда немало удивил. Оказалось, что при ресурсе двигателя в смешанном цикле 3000 часов, его можно только обслуживать. Он настолько надежен, что, как показали будущие испытания боевых машин, убить его можно только нанеся прямой физический ущерб. Применение компактного дизеля позволило уменьшить высоту моторно-трансмиссионного отделения (МТО) и корпуса платформы.

В платформе впервые была применена гидромеханическая трансмиссия, что серьезно упростило управление ею. Гидромеханическая трансмиссия с гидродинамическим трансформатором, служащим одновременно муфтой сцепления и автоматической коробкой передач, имеет 4 скорости вперед и позволяет развивать 20 км/ч задним ходом. Автоматическое бесступенчатое изменением передаточного числа и тягового усилия на гусеницах увеличивает среднюю скорость и облегчает управление. Двигатель и трансмиссия объединены в невысокий компактный блок. Над разработкой этой трансмиссии работали сотни высококлассных специалистов из различных инженерных областей, не говоря про материаловедов и гидравликов. За основу разработки они взяли какую-то американскую автоматическую коробку передач. За два года им удалось разработать не только работоспособную, но и что самое главное, компактную и надежную автоматическую трансмиссию.

– Мы в курсе успехов наших специалистов в этом направлении. Скажу больше, принципы, заложенные в основе разработки этой трансмиссии, нашли широкое применение в гражданской автомобильной и тракторной технике. Надежные автоматические коробки передач появились для легкового и грузопассажирского транспорта. А наши гусеничные трактора с применением такого же блока двигатель плюс трансмиссия стали настолько эффективны в эксплуатации, что спрос на них расписан на годы вперед, это только внутри страны. На экспорт эта техника не скоро пойдет. Нечего дарить секреты нашего технологического превосходства другим. – С довольным выражением, прервал Сталин.

– У нас в стране появился Александр-чудотворец. – С шуточным тоном в голосе отреагировал Шапошников. – Только чудеса творятся не им самым, а благодаря его немыслимым требованиям к целевым параметрам во всех направлениях, к которым он имеет прямое отношение.

– Таких чудотворцев развелось так много, что нам постоянно приходится увеличивать финансирование для обеспечения все новых и новых научно-исследовательских и конструкторских разработок. Он не чудотворец, а вирусная инфекция. Мало того, что эта инфекция заразила всю нашу страну, теперь она начала распространяться по всему миру. – Поддержал шуточный тон Сталин. – Продолжайте, пожалуйста, товарищ Морозов.

– Моторно-трансмиссионное отделение расположили в носовой части. Такая компоновка имеет много плюсов: двигатель служит дополнительной защитой; имеется возможность разнообразного использования базовой платформы по различным назначениям с применением гибкого подхода к центровке платформы, с равномерным распределением веса по всей длине.

Механик-водитель расположен за МТО, действует штурвалом, переключателем передач и педалями газа и тормоза. Обзор осуществляется по оптическим приборам наблюдения, оснащенными гидропневмоочисткой. Про качество и характеристики оптических приборов можно рассказывать долго. Наша оптика, оснащенная новыми просветленными кристаллическими линзами, не имеет себе равной в мире.

Ходовая часть платформы состоит из 6 сдвоенных, обрезиненных несимметрично расположенных стальных катков малого диаметра, трех поддерживающих роликов и переднего ведущего колеса на борт. Нашим инженерам удалось разработать индивидуальную гидропневматическую подвеску катков. Для гашения колебаний корпуса на первом, втором и последнем катках установлены амортизаторы. Благодаря широким гусеницам удельное давление платформы на грунт не превышает 0,5 кг/кв. см – отсюда прекрасная проходимость. Сами гусеницы, это очередное произведение искусства, они мелкозвенчатые, одногребневые, цевочного зацепления, с резино-металлическими шарнирами параллельного типа и обрезиненной беговой дорожкой. Платформа оснащена электромеханическим механизмом натяжения гусениц, управляемым с места механика-водителя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8