Елена Вальберг.

Ритуал «Царица Ночи», или На другой стороне радуги



скачать книгу бесплатно

Редактор Ксения Горячевская

Корректор Ксения Горячевская

Дизайнер обложки Валерия Лукомская


© Елена Вальберг, 2018

© Наталья Егорова, 2018

© Валерия Лукомская, дизайн обложки, 2018


ISBN 978-5-4490-2747-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

– Какой путь ведет с земли на небо? <…>

– Неразумен твой вопрос! Разве тебе неизвестно, что боги построили мост от земли до неба, и зовется мост Биврёст? Ты его, верно, видел. Может статься, что ты зовешь его радугой. Он трех цветов и очень прочен и сделан – нельзя искуснее и хитрее.

Младшая Эдда. Видение Гюльви

Старая Ладога, 840 год

Еще слышался звон оружия, плач и причитания женщин, но все уже было кончено: над разрушенной Ладогой развевалось «знамя ворона», под которым плавали корабли викингов – треугольный стяг с изображением зловещей черной птицы. Немногочисленные храбрые защитники города пали, сокрушенные безжалостными мечами и боевыми топорами нападавших. Столбами поднимался черный дым от многочисленных пожарищ.

Пять драккаров под предводительством Рагнара Косматые штаны, сына конунга Сигурда Кольцо, почти неслышно подплыли по Волхову в наступающих сумерках. Жители Ладоги мирно заканчивали трудовой день: слышались последние на сегодня удары молотов в кузнице, торговцы уносили с прилавков товары, пряча их под замок в клети, гончары останавливали круги, выставляя на просушку горшки и плошки, пастухи загоняли недовольно мычащую скотину в хлева на ночлег. Хозяйки суетились, накрывая на стол к приходу главы семьи, даже вездесущие ребятишки уже разошлись по избам и полуземлянкам, терпеливо ожидая общей трапезы.

Сторожевой на башне успел поднять тревогу, запалил сигнальный костер, да только поздно – викинги были у самых ворот. Даже гонца не смогли послать словене князю Мстиславу в Любшу за подмогой: высыпавшие на берег под покровом непроницаемого вечернего тумана враги молниеносно бросились штурмовать ворота, поджигать дома, убивать всех, кто оказался на их пути, не жалея ни старого, ни малого.

После короткого яростного боя викинги собрались на площади перед домом старейшины, выбирая самое ценное из добычи: серебряную утварь и монеты, боевое оружие, связки куньих, собольих и беличьих мехов, редкую диковину – стеклянные бусы с глазками. Рабов решили не брать: набег был дерзким, погони не избежать, лишние люди не нужны, поэтому всех оставшихся в живых словен согнали к дальнему капищу, приглядывая, чтобы не сбежали раньше времени. Предводитель Рагнар, отходя от горячки битвы, оценивал потери, осматривал трофеи и продумывал пути отхода к драккарам. Его расслабившиеся воины нашли бочонок крепкого хмельного меда и, не дожидаясь команды, прикладывались к заветному напитку.

Вдруг в отсветах костров появилась фигура Старой Хульды – вёльвы11
  Вёльва – в скандинавской мифологии колдунья, ведьма, провидица.


[Закрыть]
Свиавельды.

Именно она настояла на походе к далекой Ладоге, по рунам предсказав попутный ветер и богатую добычу. Необычно было то, что колдунья вместе с воинами плыла на «Великом Змее» – корабле ярла22
  Ярл – конунг, верховный правитель в скандинавских странах.


[Закрыть]
Рагнара. Угрюмые воины были уверены, что женщина на судне принесет несчастье. Но, видать, и впрямь вёльва зналась с богами: всегда только попутный ветер надувал паруса драккаров, и ни одного шторма не было в опасном море. Весь путь Хульда шептала про себя заклинания и перебирала в руках пластинки с рунами, обращаясь к самому богу моря Ньёрду и детям его, близнецам Фрейру и Фрейе.

Не знали простые даны33
  Даны – жители Древней Скандинавии.


[Закрыть]
, что заставило старую колдунью отправиться в опасное путешествие. Когда-то давно в родном Свиавельде от раба, захваченного в Гардарике, Хульда услышала, что в далекой Ладоге есть волховы, ведающие путь на радужный мост Биврёст – мост между прошлым и настоящим, между миром людей и миром богов. Напрасно надеялся хитрый раб получить волю за свои рассказы. Ядовитая настойка «шлема Тора» (аконита44
  Аконит – ядовитое растение семейства Лютиковых.


[Закрыть]
) ждала его вместо награды – безболезненный переход в мир иной. Тайна не терпит болтливых!

И вот сейчас Хульда стояла на пороге великого знания, она получила возможность пройти в другой мир. Наконец все богатства окрестных земель будут в ее руках, все самые сильные мужчины за счастье почтут ползать у ее ног и выполнять все прихоти! В прошлом можно найти и утраченную молодость, и здоровье, и власть, если умело пользоваться накопленными за много лет знаниями.

Старая вёльва была в синем плаще, отороченном самоцветами; на голове – черная смушковая шапка, подбитая белым кошачьим мехом; в руке – посох с набалдашником из желтой меди и драгоценными камнями; обута она была в лохматые башмаки из телячьей кож; на поясе висел кошель с зельями; руки грели перчатки из кошачьего меха, белые изнутри. Кошка – священное животное богини Фрейи, богини сейда55
  Сейд – темная магия, колдовство


[Закрыть]
, потому колдунья и использовала для отделки их шкурки – чтобы напомнить всем о покровительстве богини (да и погреть старые артрозные ладони в теплом меху).

Бросив рассеянный взгляд на пылающие строения, на груду богатой поживы, Хульда приказала:

– Приведите ко мне их самую главную волхову – Всеведу!

Рагнар кивнул:

– Выполняйте!

Подойдя к толпе пленников, викинги стали спрашивать женщин о Всеведе. Рыдая и содрогаясь от страха, словенки говорили, что не знают, где она. Да и как они могли думать о волхове, когда на их глазах гибли десятки людей от стрел, мечей и огня?!

– Стойте! – высокая статная женщина в белоснежной вышитой рубахе, головной повязке с височными золотыми кольцами, со снизкой стеклянных бус, шла на площадь от берега реки. Ей удалось спрятаться в первые минуты нападения в схроне66
  Схрон – тайное убежище, укрытие


[Закрыть]
, но сейчас она вышла к своему народу. Сердце-вещун подсказало ей большую опасность.

– Вы по мою душу пришли, так и не трогайте невинных, – голос ее звучал повелительно, будто не к врагам-победителям обращалась, а к своим холопам.

Блеклые голубые глаза вёльвы вспыхнули ярким огнем жадности и зависти. Много она узнала от болтливого раба, даже язык их варварский выучилась понимать, чтобы самой запомнить заклинание.

– Вот и свиделись, великая Всеведа! Не ожидала гостей издалека? А теперь ты сама расскажешь мне, как пройти через мост Биврёст в иной мир. Или ты называешь его Калинов мост? Видишь, я все знаю! – торжествующе захохотала колдунья. – Ну же! Иначе я прикажу убить всех без жалости, поверь, – вёльва небрежным жестом показала на застывших викингов, – они любой мой приказ исполнят!

– Мне нечего сказать тебе. Великий Змей охраняет Калинов мост через реку Смородину. Не ходить нам, простым смертным, через ту реку в мир Навий, не знать пути-дороженьки во владения Марены, – Всеведа пыталась заговорить вёльву, чтобы отвести беду от родного места.

В это время посланные колдуньей воины нашли в указанном предателем месте слюдяную пластину и принесли ее старухе:

– Вот оно!

Хульда даже задрожала от радости: не обманул проклятый раб, есть оно, окно в другой мир! Тонкая полупрозрачная пластина длиной около альна77
  Альн – мера длины, равная примерно 60 см.


[Закрыть]
, шириной в половину альна отражала отблески огня, по краю вился узор из рун. Повторяющаяся Старшая Руна Райдо – Путь, или Дорога. Как точно графика этой руны передает тайный смысл! Соединение рун Иса (Лед) и Сол (Солнце) – это есть физическая природа радуги, преломление света Солнца в капельках воды. Теперь осталось только узнать заговор-заклинание, но Хульда не сомневалась в успехе, ведь у нее было тайное оружие против строптивой волховы.

– Приведите Ладиславу! – Всеведа вздрогнула: злая ведьма знает все про нее, даже про ее дочь Ладиславу! Не скрыться от всевидящего ока колдуньи.

Притихшая толпа вытолкнула вперед молодую красивую женщину с густыми светло-русыми косами и зелеными глазами. Перед вёльвой стояла точная копия Всеведы, только молодая и полная сил. Увидев красавицу, Рагнар сразу решил, что заберет ее с собой, сделает наложницей, и она родит ему сильных сыновей. Пронзительным взглядом окинул он своих загомонивших одобрительно воинов, показывая всем видом свое право на эту женщину.

Хульда торжествующе посмотрела на притихшую Всеведу:

– Сейчас она сама все расскажет, прямо на твоих глазах!

– Не трогай ее! – мать бросилась к дочери, но ее схватили железные руки воинов.

Колдунья заметила вспыхнувший из-за девушки взгляд Рагнара и поняла, что калечить девушку не стоит. Злодейка достала из кошеля, висящего на поясе, склянку с зельем и дала Ладиславе:

– Пей. Сама пей!

Женщину подхватили за руки два могучих воина и насильно влили настойку растения «Деньги Локи»88
  «Деньги Локи» – погремок малый, луговой сорняк.


[Закрыть]
. Это ядовитое растение содержит наркотик, поэтому одурманенный человек послушно выполняет чужую волю. И название его неслучайно, ведь Локи – бог обмана и предательства.

Вёльва затянула песню, погрузив пленницу в транс и совсем ослабив ее сопротивление. Вскоре, глядя пустыми, невидящими глазами, Ладислава стала кружиться вокруг себя и петь то самое заветное заклинание, которое отворяет окно между мирами:

– Марена мудрая, дороги ведающая, в пояс тебе поклонюся…

– Не-е-ет! Не выдавай тайну! Не простят нас боги и родичи! Не отворяй двери злым чарам! – Всеведа рвалась к дочери, пытаясь помешать ей, но, получив мощную оплеуху, упала как подкошенная.

Ладислава будто сквозь густой туман услышала мать и последним усилием воли, все так же кружась волчком, вдруг бросилась прямо в открытые настежь ворота охваченного огнем дома старейшины. От неожиданности расступившиеся было на время ворожбы викинги не смогли ее остановить, и Ладислава заскочила в дом. Тот будто ждал свою жертву: крыша рухнула, погребая под собой несчастную девушку.

Хульда взвыла от злости, ведь тайна почти была у нее в руках! Фурией налетев на Всеведу, старуха затормошила почти уже потерявшую сознание волхову:

– Говори, говори сейчас же заклинание!

– Нет, не узнать тебе никогда тайны прохода через кромку между Явью и Навью, – со слабой улыбкой сказала Всеведа, – я одна знаю теперь это заклинание, но ухожу в иной мир. Судьбу не обмануть. Я заранее выпила настойку болиголова, так решили боги.

Хульда с ужасом увидела, что волхова уже теряет сознание, руки ее похолодели, тело забилось в судорогах, сердце сильно-сильно застучало и вдруг остановилось. Эта строптивая словенская ведьма умерла на ее руках, так и не выдав тайну Биврёста.

Старая Хульда не знала, что пара ярко-зеленых глаз с ненавистью волчонка внимательно наблюдала за происходившим. Маленькая девочка, спрятавшись за спины горожан, навсегда запомнила события этого дня и поклялась отомстить убийцам матери и бабки. Выжившая в этом ужасе внучка Всеведы, Светояра, осталась единственной хранительницей великой тайны Окна между мирами.

«Царица ночи» цветет!

Пока Лера ехала с Васильевского острова домой за фотоаппаратом, над городом пролился как всегда неожиданный, но такой привычный питерский дождик, даже гроза небол ьшая порезвилась – пару раз ударила молния и гром погрохотал, нехотя, как бы разгуливаясь. Этого хватило, чтобы Лера, забывшая впопыхах зонтик на работе, промокла до нитки. С зонтами у нее были всегда сложные отношения, она их нещадно ломала, теряла и забывала.

Шлепая по лужам, растекшимся по асфальту большими кляксами, она то и дело отряхивалась, как мокрый пес; тонкая рубашка облепила тело, отчего было неприятно и холодно. Влетев домой, она буквально сорвала с себя промокшую одежду. Вроде и быстро все делала: переодевалась, высушивала под феном волосы, собирала все необходимое для съемки, постоянно натыкаясь на путавшуюся под ногами Муську, – а стрелки на часах уже остановились на цифре девять. Опять опаздывает!

С Петроградки, куда она добралась довольно быстро, Лера уже почти бежала в Ботанический Сад на Аптекарском острове. Первый летний дождик омыл город, прибил пыль. Как всегда после дождя было свежо, воздух насытился чистотой. Попадавшиеся девушке витрины отражали бегущую Леру, она невольно залюбовалась собой: стройная и грациозная, любо-дорого посмотреть. Белые ночи набирали обороты: в 10 часов вечера было светло как днем.

Девушка опаздывала на встречу со Свирским капитально, он уже пару раз звонил, выражая умеренное недовольство. Лера чувствовала, что обычно спокойный Свирский был в бешенстве, но сдерживал эмоции, боясь ненароком обидеть ее. Настроение у девушки было необычное. С одной стороны, она с удовольствием вдыхала озон, наполнивший атмосферу после небольшой грозы, чувствовала подъем сил, бодрость в теле, и хотелось свернуть горы. С другой стороны, в душу закралась непонятная тревога, хотя видимых причин для нее совсем не было. Лере было очень удивительно это ощущение, только она знала себя: интуицию не обмануть – что-то должно случиться!

Подойдя ко входу в ботанический сад со стороны реки Карповки, Лера увидела немаленькую, змеившуюся вдоль ограды очередь из желающих посмотреть на «обычное» питерское чудо – ночное цветение тропического селеницереуса крупноцветкового, или, как ласково называют его сами горожане, «Царицы ночи». Еще одно имя растения – «Лунный», так как в ботаническом названии присутствует латинское слово «Селена» – это имя богини Луны в греческой мифологии. Цветение кактуса, распускающего свои цветки только одну ночь в году, стало таким же неофициальным символом Петербурга, как развод мостов или фестиваль корюшки.

Девушка довольно хмыкнула, посмотрев на очередь. У них с Серегой Свирским особое положение: Димыч всеми правдами и неправдами выбил у руководства Ботанического Сада официальное разрешение провести эксклюзивную съемку прямо в оранжерее, так что они явились сюда как аккредитованные журналисты, которым необходимо осветить необычное событие из жизни города. Проталкиваясь между недовольными людьми, Лера искала глазами своего коллегу. Сережа подпирал стену, скрестив руки на груди. Весь его вид свидетельствовал, что недовольство достигло критической точки.

– Слушай, Лера, нас всю ночь ждать не будут! Я договорился еще полчаса назад, что толпу разгонят на пять минут, чтобы дать поснимать нам кактус, а тебя нет и нет! – и тут Сережа, не смотря на строгий тон и грозный текст, растерянно улыбнулся, глядя на уверенную и красивую Валерию. Девушка ему очень нравилась, но зная, что ее сердце занято, он старался общаться с ней как друг, втайне надеясь, что все может быть…

Лера чмокнула Серегу в пшеничную трехдневную щетину, которую тот носил, видимо, надеясь прибавить себе брутальности: она же играла с ним злую шутку – делала его похожим на симпатичного голубоглазого ежа. Щеки Сергея залил румянец от смущения и удовольствия, он опустил глаза, спрятав улыбку.

«Ну прям красна девица», – ехидно подумала Лера. Сережа Свирский был невысоким и худощавым, ростом с Леру, но таким милым, что его все время хотелось погладить по голове. Все без исключения женщины смотрели на него с материнской заботой, а взрослые дамы еще и пытались подкормить. Он пришел в редакцию журнала «Непознанное» почти одновременно с Лерой, так же как и она, только годом ранее, закончив журфак Санкт-Петербургского университета. Начинающий журналист, он уже проявил себя во многих публикациях как мастер слова, обладающий к тому же хваткой настоящего репортера. Особенно завораживал Сергея загадочный горный Алтай, но написать целый цикл материалов по данной теме пока не получалось: так как главный редактор деньги на командировки выделял неохотно, уговорить его раскошелиться было сложно. Впрочем, Сергей не терял надежды, мечтая о том, как он попутешествует по Алтайскому краю и привезет целых ворох «взрывных» материалов. Однако характер Сергей имел замкнутый, и слава его скорее пугала, чем привлекала – он не мог без стеснения слушать похвалы в свой адрес.

– Извини, Серега, объектив искала для широкоугольной съемки, – слукавила девушка.

– Могла и у меня поинтересоваться, я захватил. Ладно, бежим, нас ждут. Еле уговорил еще чуть-чуть подождать!

История Ботанического сада начинается с Указа Петра I об учреждении Аптекарского сада на Вороньем острове в Санкт-Петербурге, впоследствии также получившем название Аптекарского. Здесь выращивали лекарственные растения, в том числе «тунгусский чаек» как средство от простуды. Из-за скудости средств разгуляться не удавалось, число выращиваемых растений было невелико. Лишь после августейшего внимания, получив название Императорского Ботанического сада и существенную денежную помощь, сад стал разрастаться, приобретать целые коллекции редких растений из разных стран, зарабатывая постепенно статус парка-дендрария и любовь горожан. Сегодня этот уникальнейший уголок природы содержит в своей коллекции более 80 тысяч экспонатов, и это после того, как во время войны пострадала вся обширная коллекция, от бомбежек и холода погибли практически все оранжерейные посадки, из всех тропических любимцев сотрудникам сада удалось спасти только 250 растений, собрав их в одну маленькую оранжерею.

Молодые люди вошли на территорию сада и по аллее Небезразличных Петербуржцев (да-да, не удивляйтесь, есть такое название!), обсаженной кустами сирени, пошли к заветной оранжерее, где среди кактусов, агав и опунций затерялся селеницереус грандифлора. На весь парк благоухала душистым ароматом сортовая сирень; в легких сумерках июньского питерского вечера таинственной громадой высилась Большая Пальмовая оранжерея с величественными великанами тропического леса, ее стеклянный купол высотой более 23 метров был самым высоким в мире на момент постройки в 1899 году; заманивала подсветкой шатровая Викторная оранжерея, построенная специально для гигантской кувшинки Виктории амазонской, чьи круглые листья – плавающие блюдца диаметром около двух метров – спокойно выдерживают вес ребенка а, бывает, и легонького взрослого.

Все это Лера видела, и не раз. Но сегодня балом правила «Царица ночи», исключительно ради нее в неурочное время был открыт ботанический сад. Этот привередливый кактус распускается только один раз в году и непременно после захода солнца. Предсказать точную дату очень сложно, поэтому служители сада наблюдают за капризной красавицей, а потом оповещают всех желающих о возможности наблюдать редкое зрелище через свой сайт.

«Царица ночи» – это особый вид кактуса, внешне представляющий собой лиану. Он был привезен в Ботанический сад Петербурга в 1824 году с побережья Карибского моря, из Восточной Мексики, так что возраст царской особы весьма почтенный. Этот суккулент сродни папоротнику: по старинному поверью, увидевшего раскрытие цветка ждет счастье и удача, поэтому петербуржцы и гости города так стремятся увидеть, как распускаются бутоны кактуса, в этот момент загадывая заветные желания.

Предъявив билеты и спецпропуск на фотоаппаратуру, молодые люди вошли в Мексиканскую оранжерею. По узким тропинкам мимо колючих ладошек опунций, «тещиных пуфиков» – эхинокактусов, напоминающих хорошо «околюченные» бочонки, «факелов пустыни» – свечеобразных цереусов, прошли в дальний уголок, где огромный и совсем непримечательный эпифит, напоминающий спутанный клубок старой электропроводки, вился по стене, хаотично распластав переплетенные побеги с колючками. Лишь два бутона, вот-вот готовых раскрыться, и шесть огромных белых цветков диаметром не менее тридцати пяти сантиметров, с желтоватой серединкой, в венце из тоненьких острых золотистых лепестков заставляли всех присутствующих замереть в поклонении чуду – «Царица ночи» цвела! По оранжерее плыл чарующий запах свежеиспеченного медового пирога с ванилью: именно так пахли цветы кактуса. Абсолютно все присутствующие были в какой-то эйфории. Просто мистика какая-то – на людей кактус действовал как наркотик.

Сергей и Лера не стали исключением – они восхищенно застыли, глядя на редкое зрелище. Сотрудники сада – две дамы почтенного возраста – попросили всех посторониться и дать возможность сделать фотографии. Стряхнув наваждение от чарующего вида и запаха цветов, журналисты, наконец, занялись своим делом: с двух фотоаппаратов и с разных ракурсов фотографировали цветущий кактус. Лера даже залезла на стремянку и чуть с нее не навернулась, пытаясь сделать удачный кадр. Верный друг Свирский не дал случиться непоправимому и вовремя подхватил девушку.

Только Сережа с Лерой закончили и стали чехлить технику, торопясь взять интервью у работников оранжереи, как вдруг раздался громкий голос:

– Сергей, Сережа Свирский, это Вы? – мужчина лет под семьдесят, с элегантной эспаньолкой, в круглых очочках, очень похожий на киношного профессора из старых фильмов смотрел на Свирского, наклонив голову набок.

Сергей оторопело посмотрел на мужчину и, наконец узнав, поприветствовал:

– Здравствуйте, Сергей Александрович, какими судьбами здесь? Ой, извините, представляю Вам свою коллегу Валерию Крестовскую. А это Сергей Александрович Похвалин – знаменитый в Петербурге и не только художник-витражист, – отрапортовал Сергей.

– Очень приятно, – Лерин голос прозвучал испуганно. Тревожный звоночек, который беспокоил девушку весь вечер, ударил набатом. Она во все глаза смотрела на нового знакомого, отметив про себя «козлиную» бородку и старомодные очки-велосипед и пытаясь догадаться, какую опасность представляет этот милый старичок.

– Сережа, Валерия, я здесь, не поверите, по делу. Пришел полюбоваться цветущей «Царицей»: витраж изготовил с ее изображением. Ах, какой диссонанс: невзрачные стебли и такой прекрасный цветок, – покачивая головой, сокрушался Похвалин.

– Сергей Александрович, а мы для журнала готовим статью про «Царицу ночи». Сейчас будем интервьюировать сотрудников, но это быстро.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное