Елена Минькина.

В поисках Любви. Избранные и обреченные



скачать книгу бесплатно

Кадербхай зашептал мне в самое ухо:

– Это та самая пантера, которую я ранил. Я на сто процентов уверен, что она поджидала меня и встретилась здесь с этим бандитом.

Посредине дороги стоял человек, а на него, пригнул голову к земле, шла огромная кошка. Звериный визг ярости разорвал воздух. Бандит направил автомат на зверя и открыл стрельбу. Из шкуры фонтаном брызнула кровь, но кошка и не думала останавливаться. Это было необъяснимо, она должна была умереть, в нее стреляли из автомата! Пантера продолжала медленно двигаться на человека. А затем прыгнула и пригвоздила жертву к земле. Бандит заорал. Раздался хруст костей, и крик тут же оборвался. Пантера стала трепать человека точно тряпичную куклу. Она перекусил ему шею, и кровь брызнула фонтаном.

Я не могла больше на это смотреть: мой пустой желудок охватили мучительные спазмы, меня вырвало, и я, обессиленная, повалилась на землю.

Кадербхай выскочил из убежища и схватил автомат бандита, который отлетел в сторону, когда на него обрушился зверь.

Послышался злобный рык. Я видела, что пантера оторвалась от своей жертвы и уставилась на Кадербхая. Ее глаза в упор смотрели на индуса, и в их черной глубине он прочитал, что зверь узнал его.

Пантера, изогнув спину, стояла над истерзанным трупом и была готова к прыжку. Ее мышцы перекатывались под кожей, шерсть встала дыбом, зубы оскалились. Из глубокой раны на морде кровь лилась на землю. Ее задние ноги напряглись для смертельного прыжка. Кадербхай начал стрелять. Автоматные очереди прошили морду зверя, попав ему в глаз. Зверь дернулся, а затем повалился на дорогу.

Кадербхай обыскал труп бандита, нашел запасную обойму с патронами и пистолет, который передал мне со словами:

– Держи, это тебе. Оружие нам пригодится.

– Боже мой! Какой огромный зверь!

– Может, наш биолог, и правда, что-нибудь скажет об этом, когда мы встретимся?

Я сокрушенно вздохнула:

– Только бы Джеймс был жив!

– Он малый бывалый, должен выжить, – уверенно сказал Кадербхай.

Я старалась не смотреть на труп человека, но что-то в нем мне казалось странным, и я поняла, что: на его голове был шлем.

– Кадербхай, как ты думаешь, зачем ему шлем?

Он пожал плечами:

– На тех троих, которых я убил, тоже были шлемы.

– Что бы это значило? Возможно, они привезли на остров мотоциклы? Это маловероятно… Или они от чего-то защищают голову?

Индус сел на корточки перед трупом, стянул с его головы шлем и стал рассматривать.

– Что-то не похоже на обычный шлем. Из чего он сделан? «Посмотри», – он протянул шлем мне.

– Очень легкий, с дыркой на затылке, прикрывает только уши, похож на наушники…

Я натянула шлем на голову и почувствовала, что боль, преследовавшая меня с тех пор, как я попала на остров, отступила. Я закрыла глаза и застонала от счастья.

– Боже мой! Вот это чудо! Кадербхай, тебе надо срочно достать такой же! Эти бандиты, которых ты убил… если они еще там, надо к ним вернуться и забрать их шлемы для тебя и Джеймса.

Кадербхай не понимал, в чем дело, он тревожно спросил:

– Ирина, ты в порядке? И вообще, тебе в нем не жарко?

Я отрицательно покрутила головой:

– Нет, не жарко, я его почти не чувствую, вот, возьми, надень.

– Он мне будет мал.

– Не будет, он растягивается.

Я стянула шлем с головы и передала индусу.

Тотчас же боль вернулась ко мне. Я видела, как светлеет лицо Кадербхая.

– Да, Ирина, это чудо. Этот остров таит в себе много загадок, похоже, он решил свести нас с ума.

– Это какое-то излучение? – тревожно спросила я, – может, и звери здесь такие агрессивные именно из-за него?

Кадербхай с неохотой снял шлем:

– Надень. Я спрячу тебя здесь, на склоне, завалю пальмовыми ветками, а сам вернусь и добуду эти штуки. Но сначала разденься до трусов.

– Что?! – я вытаращила на него глаза.

Он рассмеялся:

– Не бойся, я тебя не трону, только вот намажу этим соком. – Он подошел к какому-то дереву и мечом рассек его кору. Тотчас же из рассеченного места полился липкий тягучий сок.

– Ты будешь мазать меня этой гадостью? – в ужасе переспросила я.

– Да, и очень даже обильно. Вспомни, есть еще одна пантера, и мы не знаем, где она.

– Эта липкая дрянь меня защитит?

– Еще как! Его запах отгонит любое животное.

Я обреченно подставила ему свое тело. Кадербхай намазал меня с ног до головы, приговаривая:

– Не волнуйся, Ирина, этот сок легко смывается.

Кадербхай завалил меня ветками и исчез, я осталась одна. Не прошло и десяти минут, как я задремала, а потом и вовсе провалилась в тяжелый сон.

Когда вернулся Кадербхай, небо на востоке уже заалело, предвещая зарю.

К моему разочарованию он был один. Не решаясь спросить о Джеймсе, я то и дело оглядывалась назад, высматривая знакомую фигуру.

Видя мою тревогу, Кадербхай сказал:

– Я приведу тебя к горам, там найду пещеру, где можно укрыться, а сам вернусь и отыщу Джеймса, живого или мертвого.

– Господи! – воскликнула я. – Скорей всего он мертв, вспомни, как они обстреливали землю. В их планы не входило брать пленных…

Я не стала смывать сок и натянула одежду прямо на липкое тело, решив, что отмоюсь позже.

Джеймс появился неожиданно, когда стало совсем светло, он словно вырос из-под земли. Я с радостным криком бросилась ему на шею, потом сразу смутилась, отпрянула от него, натолкнувшись на взгляд радостных глаз, опустила голову и отчего-то покраснела.

Он как будто не заметил моего смущения и спросил:

– Чем это так странно пахнет?

– Это от Ирины, я натер ее соком одного растения. У нас почти нет времени, чтобы помыться, мы должны добраться до гор как можно скорей. Если наши враги вызовут еще один вертолет, то они перестреляют нас здесь как куропаток!

Я спросила:

– Джеймс, это ты взорвал их вертолет?

– Да, и уничтожил запасы оружия. Но все-таки преследователей много, у них есть рация и, возможно, корабль. Иначе как бы они прибыли на остров? И сейчас скорей всего за нами гонятся.

Словно в подтверждение его слов где-то вдалеке прозвучали выстрелы.

– Бежим! – обронил Кадербхай, и мы кинулись вперед, к горам.

Первым бежал Кадербхай, следом я, за мной пристроился Джеймс. Наш путь лежал вдоль глубокого оврага, поросшего чахлыми деревцами и валунами, спрятаться среди которых было невозможно. К тому же бежать было трудно: земля под ногами была выстлана засохшей травой, скользкой, как лед. Моя коленка распухла и каждый шаг отдавался пульсирующей болью.

Мы бежали минут пять, после чего усталость заставила нас сбросить скорость. Даже адреналин и страх уже не добавляли сил. Еще минут пятнадцать – и мы уже едва плелись, пошатываясь и спотыкаясь.

Никакой погони пока не было слышно. Раскрасневшийся от бега Джеймс, хватая ртом воздух, посмотрел на меня и заметил:

– Это плохая затея – бегать по жаре под палящим солнцем. А до гор еще километров пять, это час ходьбы быстрым шагом.

– Но что же нам делать?! – воскликнула я. – До леса столько же! Мы с Кадербхаем шли оттуда больше часа!

– Пойдемте к реке, – уверенно предложил Кадербхай.

И тут я увидела стремительно приближающееся черное пятно. Сначала я подумала, что это пантера, но потом поняла: на нас мчится огромная черная собака. Вслед за ней на горизонте появилось еще несколько пятен.

– Бегите к реке, – заорал Джеймс, – я их задержу!

Я попыталась возразить, но Кадербхай схватил меня за руку и резко потянул за собой. Вода стремительно приближалась. На берегу Кадербхай подхватил меня на руки, крепко прижал к себе, и прыгнул. Уже в воздухе мы услышали выстрелы и визг собак. Ледяная вода накрыла нас с головой, но Кадербхай, сделав несколько гребков, вынырнул на поверхность. Только сейчас я вспомнила, что не умею плавать. Я обвилась вокруг индуса, словно веревка, крепко обхватив его руками и ногами. В то же мгновение мы услышали всплеск – это Джеймс шлепнулся в воду в нескольких метрах вниз по течению.

Кадербхай выплыл со мной на середину реки, где было глубже всего, и течение подхватило нас и понесло. Сбоку мелькали собаки – одна, вторая… Вскоре весь берег заполнился гавкающими и рычащими тварями.

Несколько собак прыгнули в воду недалеко от нас. Я видела, как Джеймс перевернулся на спину и начал бешено грести, но ему сильно мешал рюкзак, с которым он почему-то не хотел расставаться.

Свора собак металась по берегу, остальные, злобно рыча, догоняли нас в воде. Вскоре Джеймс скрылся за поворотом реки. Мое тело била мелкая дрожь, но трясло меня не от холода, а от страха перед черной водой. Я с ужасом думала о том, что Кадербхай устанет и мне придется разжать руки. Страх перед водой пронизывал меня до костей. Я еще крепче впилась в индуса. Почему я не могла справиться со своим страхом и не научилась плавать? Я же выросла возле реки?!

Вскоре холод заставил нас выбраться из воды. Мужчины решили принять бой, в рюкзаке у Джеймса было оружие. Река в этом месте делала резкий поворот, после чего впадала в еще одну, более широкую. Перед нами открылся волшебный вид на долину: в свете яркого солнца блестели черные вершины гор, у подножия которых раскинулось озеро, блестевшее, как ртуть. Берег его зарос пропитавшимся водой лесом, и мы увидели, что наше плавание резко сократило расстояние до гор.

Неожиданно наши преследователи поплыли к противоположному берегу. Они выбирались на сушу и отряхивались, разбрызгивая во все стороны целые фонтаны прозрачных капель. Словно повинуясь чьей-то незримой команде, собаки развернулись и побежали прочь от воды. На берегу я наконец отпустила Кадербхая и повалилась прямо на землю.

Отдышавшись, я спросила:

– Что это было? И почему собаки перестали нас преследовать?

Джеймс пожал плечами:

– Дурацкий остров, здесь сплошные загадки! Перед нами болото, и нам придется идти через него.

Кадербхай предложил всем снять одежду, досуха выжать и разложить на солнце. Но Джеймс возразил:

– На нас высохнет. Я предпочитаю быть мокрым и живым, а не наоборот.

Он первым двинулся по крутой тропинке, помог спуститься мне, и мы вплотную подошли прямо к болоту, состоявшему из поросших мхом кочек. Высоко в небе парила огромная черная птица, высматривая себе добычу.

Эта птица заставила меня вспомнить об опасности, которая осталась у нас за спиной. Мне было очень трудно прыгать с кочки на кочку из-за больной коленки и страха перед водой. Двигались мы очень медленно и вскоре оказались по колено в воде, пробираясь от одного маленького островка к другому. Я прижималась к Кадербхаю, иногда хватала его за руку. Сырой жаркий воздух пропах плесенью и стоячей водой. Стая неизвестно откуда взявшейся мошкары облепила наши руки и лица, заставляя постоянно яростно отмахиваться.

Солнце медленно уходило за горы, и мы инстинктивно прибавили шагу: нам вовсе не хотелось остаться здесь на ночлег. Мы понимали: если станет темно, то ни за что не выберемся отсюда. Хотелось пить, звуки болота убаюкивали: булькала вода, квакали лягушки, стрекотали кузнечики, как будто в этом мире была сплошная идиллия. Но мы-то знали, что она обманчива. Будет ли этому конец?

Я встретилась взглядом с Джеймсом, и в моих глазах он прочитал грусть, слишком глубокую, а еще беспомощность и отчаяние – я не умела скрывать свои чувства, всегда все было написано у меня на лице. Он улыбнулся мне и ободряюще сказал:

– Мы обязательно выберемся отсюда, вот увидишь, Ирина.

Интересно, сам он верил в эти слова? Я промолчала и поймала себя на мысли, что Джеймс трогает мое сердце. Впервые за последнее время я смотрела на мужчину с симпатией и видела, что и он не спускает с меня глаз. Только бы не влюбиться, это недопустимо, я больше не намерена страдать!

Я чувствовала, что силы покидают меня, я больше не могла идти! Спасение пришло неожиданно. Мы увидели в зарослях камыша плот. Мужчины вытащили его на открытую воду и убедились, что он держится на воде. Весел не было, но Кадербхай нашел молодое деревце и сделал из него шест. Мы едва помещались на плоту втроем. Но все-таки плыть было намного приятнее, особенно для меня – моя коленка заставляла меня при каждом шаге корчиться от боли. Я легла, свернулась калачиком, уткнувшись носом в мокрые доски, Джеймс соорудил второй шест, и плот поплыл в сторону гор. То и дело приходилось делать остановки, чтобы протащить его через мелководье. Где-то вдалеке прогремел взрыв. Мы удивленно переглянулись. С кем воюет наш противник?

– А вдруг это спасатели? – предположила я с надеждой.

– Я не успел передать сигнал SOS, рация вышла из строя еще в небе и связь с землей была прервана. Навряд ли спасатели будут искать нас на этом острове, – возразил Джеймс.

Вдали затарахтел мотор, шум неуклонно приближался.

– Это лодка! Они пустили за нами погоню! – воскликнул Джеймс.

– Откуда они знают, что мы здесь, на болоте? – спросила я.

– Возможно, рядом с собаками были люди, и они видели, что мы уходили по воде, нам надо найти место, где мы сможем прятаться, – ответил Джеймс.

Мы стали лихорадочно искать укрытие, понимая, что если не найдем его, то будем обречены. Перед нами была небольшая заводь, густо поросшая камышом и травой. Это и будет местом нашей стоянки. Плот вытащили на берег и завалили ветками, а сами залезли в густой кустарник и принялись ждать.

Вскоре мы услышали, как звук двигателя перешел в негромкое бормотание. Сидя на корточках в кустах, мы увидели лодку. Она плыла медленно, и мы инстинктивно еще больше прижались друг к другу. Джеймс сжал в руке автомат. Это было единственное наше оружие против пяти вооруженных до зубов мужчин, сидевших в лодке. Сейчас мы с Кадербхаем поняли, что поступили неосторожно, когда выбросили добытое им оружие. Наши противники обследовали заводь. Один из них показал рукой на примятую траву и что-то проговорил. Они открыли огонь по берегу. Кадербхай с силой повалил меня на землю и закрыл своим телом. Мне нечем было дышать, и я ничего не видела, кроме черной земли перед носом. Джеймс открыл ответный огонь. Только стрелял он прицельно в отличие от нашего противника. Мы услышали предсмертные человеческие крики, тела попадали в воду, и лодка перевернулась.

Кадербхай освободил меня, и мы бросились к воде. Мужчины перевернули лодку, и мы быстро залезли в нее. Вокруг нас плавали тела наших преследователей.

– Они не думали, что у нас есть оружие! Поступить так глупо могли только гражданские – воскликнул Джеймс. – Теперь мы без труда доберемся до гор, если только нас не накроют с воздуха!

– Если бы у них был второй вертолет, то он бы уже был здесь, – заметил Кадербхай. – Смотрите, на них нет шлемов! Похоже, нас преследуют разные люди! Вот чудеса! И кому мы только понадобились?

Мы без труда выбрались на большую воду, и лодка, громко стуча мотором, помчала нас к горам. Десять минут – и мы были на месте, к нашему счастью, никто нас не преследовал.

Меня била мелкая дрожь. В каких-то потаенных уголках моей памяти жили воспоминания о том, как меня преследовали и я пряталась, вот так же содрогаясь от страха, боясь даже дышать! Я точно знала, что никогда в реальной жизни не испытывала ничего подобного. Но я часто видела сон, в котором убегала от преследователей. И вот теперь этот страшный сон стал явью.

Кадербхай уверенно вел лодку к берегу. Джеймс, видя мое состояние, обнял меня за плечи со словами:

– Это сильный стресс, Ирина, поэтому ты дрожишь. Вот, возьми, выпей.

Он достал из рюкзака фляжку и протянул мне. Я сделала несколько больших глотков, жидкость обожгла горло, и я закашлялась. Спиртное сделало свое дело: дрожь прекратилась, и я почему-то расплакалась. Джеймс гладил меня по голове, как маленькую девочку, от этого слезы текли еще больше.

– Вот и хорошо, Ирина, – он убрал с моего лица прядку волос, закрывавшую мне глаза, – плакать полезно. Я бы с удовольствием поплакал с тобой, если бы умел.

От этих слов мне вдруг стало так хорошо, я подумала: «Как классно быть слабой и ощущать заботу! Это именно то, чего мне всегда не хватало!»

Лодка уткнулась носом в песок, и мы вышли на берег. Река впадала в огромное озеро, которое полностью, от края и до края, перекрывало доступ к горам. Кадербхай предложил утопить лодку, чтобы замести следы, но я воспротивилась этому:

– Вы забыли, что я не умею плавать! Как я доберусь до гор?

Джеймс задумчиво произнес:

– Скалы отвесные, мы не сможем забраться на них. И я что-то не вижу ни одной пещеры.

– Значит, все было напрасно?! Скоро нас поймают и убьют? – я в отчаянии стиснула руки так, что костяшки пальцев стали белыми. Мы снова забрались в лодку, подъехали вплотную к скалам, и Кадербхай направил ее вдоль скалы в надежде найти хоть какую-то пещеру. Жара стояла невыносимая, и я предложила мужчинам искупаться. Джеймс разделся и прыгнул в воду. Кадербхай остался нести вахту. Он то и дело всматривался в ту сторону, откуда могут появиться наши преследователи. Джеймс поднял кучу брызг, шумно плавал, барахтался, как ребенок. Потом нырнул и пропал надолго. Я в тревоге всматривалась в воду, и, когда уже потеряла всякое терпение, он вынырнул, тяжело дыша:

– Под водой есть проход под скалы, и с той стороны я видел свет. Это наш единственный шанс на спасение.

– Я не умею плавать! – напомнила я.

– А плавать не нужно, Ирина. Мы с Кадербхаем возьмем тебя за руки и потащим за собой, только набери в легкие побольше воздуха.

Господи, как же мне было страшно! Но оставаться здесь еще страшней!

Джеймс предложил:

– Лодку бросим здесь. Течение унесет ее к морю, это собьет с толку наших преследователей.

Мы втроем взялись за руки и прыгнули в воду. Я зажмурила глаза и почувствовала, как сильные мужские руки понесли меня резко ко дну озера. Мы толчками продвигались вперед, я открыла глаза и увидела, как где-то внизу белел просвет. Вот туда мы и должны попасть. Вода неожиданно стала очень холодной. Отчаянно желая глотнуть воздуха, не зная, доберусь ли я до поверхности, я лихорадочно заработала ногами, чувствуя, как леденящий холод вспарывает меня сотнями острых лезвий. От нехватки кислорода у меня перед глазами все потемнело, и я уже не могла определить, далеко ли осталось до поверхности. Воздух кончился очень быстро, я почувствовала, как вода заполняет мои легкие, а потом стало темно.

– Грея, на планете Первых Воплощений я уже испытывала подобный ужас!

– Да, Ил, многие вещи переходят из одной жизни в другую.

– У меня страх перед водой. Это потому, что я утонула, будучи собачкой?

– Да, так и есть. Твоя душа запомнила те переживания, потому что они были очень сильными.

– Можно ли от этого избавиться?

– Человек может победить любой страх.

– Как я могу перестать бояться воды?

– Почаще заходи в воду. Чтобы справиться со страхом, надо шагнуть в него: боишься собак – общайся с ними, боишься летать на самолете – летай почаще, боишься воды – учись плавать. Страх – это, пожалуй, самая сильная эмоция, которая разрушает жизнь человека. Победить страх можно! Повторяй много раз: я отпускаю страх! У меня отсутствует страх! Я уверена в себе, уверена в своих близких, уверена в завтрашнем дне!

– И это все?

– Нет. Еще надо медитировать. Именно в медитации проявляется божественная природа человека. Когда человек медитирует, он сливается с Создателем.

– Грея, надо рассказать об этом людям!

– Поверь, Ил, эти знания уже пришли на Землю давно. Они открыты тем, кто готов их получить…

4. Затерянный город

Очнулась я на берегу в пещере, сквозь дырку в потолке которой пробивалось яркое солнце. Изо рта и носа у меня текла вода, я сильно кашляла. Перед глазами все плыло. Джеймс сидел возле меня на коленях и помог мне сесть:

– Не волнуйся, Ирина, все позади!

– Я всегда знала, что когда-нибудь утону. Вот так и случилось!

– Ты утонула только немножко, – Кадербхай засмеялся и похлопал меня по плечу, – но теперь будешь жить тысячу лет. Я сам чуть не захлебнулся: мы провели под водой три минуты. Зато теперь мы в безопасности!

Я в ужасе смотрела на воду.

– Я ни за что не пойду назад! С меня хватит!

– Посмотрим, возможно, отсюда мы найдем другой выход, – успокоил меня Джеймс, – и вообще, я собираюсь научить тебя плавать!

– Мне кажется, я больше никогда в жизни не зайду в воду!

Выйдя из пещеры на свет, мы изумленно застыли на месте: не найти слов, чтобы выразить наше восхищение! Когда-то давно, в детстве, я мечтала найти райский уголок на земле, тайный волшебный мир – чудесное место, где всюду растут цветы, журчат ручьи и поют птицы. О таком мире рассказывал Анин папа. И сейчас я увидела его собственными глазами.

По обе стороны глубокого и широкого ущелья громоздились отвесные скалы, с которых сбегали серебряные нити водопадов. Передний узкий конец ущелья был не шире тридцати метров, а затем стены расходились клином, как острие раскрытых ножниц. К дальнему краю долина сильно расширялась.

Над головами порхали яркие бабочки и стрекозы, дно ущелья пересекала в разных направлениях сеть журчащих ручейков. Воздух был теплым, но не жарким. В нем разливались ароматы тимьяна, цветов, разнотравья. Сквозь кроны деревьев тянулся радужными кружевами солнечный свет, сверкающие ручейки сливались в прозрачные озерца, усеянные чашечками сиреневых и белых лотосов.

Мы были поражены такому буйству красок: скалы зеленели листвой, из каждой расселины росли побеги и стебли причудливых растений, похожие на длинные пряди зеленых волос. Пестрый ковер из цветов застилал все вокруг.

– Это нам снится! Такого быть не может! – воскликнула я.

– Странно, – бормотал Джеймс, – не верю своим глазам, я же пролетал над этим местом и ничего кроме камней здесь не видел.

Кадербхай заметил:

– Не удивительно, как бы ты мог это рассмотреть, когда внизу были тучи и наш самолет падал?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5