Елена Лазарева.

Два цвета Вселенной



скачать книгу бесплатно

– Любопытно… Если Айли – такая важная шишка, то почему его отправили к нам? Может, он и с правителем не в ладах, а тот взял, да и услал его на Землю – с глаз долой? – предположил Виктор.

– Бог их разберёт… Тот же Айли временами – идиот идиотом. Сегодня рассыпал бумаги, а потом выдал: «Красиво, как лепестки, когда их сдувает ветер». В общем, что-то в этом роде. А иной раз такое выдаст – будто мысли твои читает. Причём, в такой момент, когда меньше всего этого ожидаешь. Но, знаешь, на диссидента он не похож. Слишком уверенно себя ведёт – как будто привык к беспрекословному подчинению. Если бы не его дурацкое поведение, я бы заподозрил, что он – бывший военный. Но для военного слишком изворотлив, да и повадки не те.

– А что Лея?

– Смотрит на него преданными собачьими глазами. Видел бы ты её сегодня – волосы распустила, даже на человека стала почти похожа.

– А он к ней как?

– Непонятно. Но предпочитает больше времени проводить с ней одной, чем с нами обоими. Сегодня загрузил меня бумажной работой, которую сам терпеть не может, и потащился с Леей в больницу. Возжелал лично познакомиться с Амином.

– Пока всё складывается неплохо. Надеюсь, Амин сумеет раздобыть хоть какой-нибудь компромат.

– Как ты думаешь, они, правда, приделают ему ноги?

– Посмотрим. Сам же говоришь, Бог их разберёт…


Амин общался с Анитой, которая лежала в соседней палате. Сейчас они сидели на скамейке в парке возле здания научно-исследовательского центра. Похоже, пришельцы питали особую любовь к зелёным насаждениям, и эта слабость была присуща не только послу Айли. Девушка увлечённо рассказывала о том, какой Айли хороший.

– Понимаешь, я поверила ему, потому что он ничего мне не обещал. Наши врачи много раз пытались мне помочь, уверяли, что всё будет в порядке, но зрение не возвращалось. Они довели моего отца почти до сумасшествия. Айли – другой. Он сказал мне, когда мы только познакомились: «Мы – не боги, девочка, но с Божьей помощью попытаемся что-то сделать». И у меня на душе стало так спокойно…

– Посол Айли верит в Бога? – удивился Амин.

– Кажется, да – иначе почему бы он так сказал? Ты не волнуйся, всё будет в порядке. Тут недавно одному парню восстановили руку. Работает – как там и была, даже шрамов не осталось. А меня уже выписывают!

– Я рад за тебя, – улыбнулся парень. – Ты теперь хорошо видишь?

– Очень, – улыбнулась Анита. Её миндалевидные чёрные глаза счастливо блестели. – Я счастлива, что они прилетели на Землю. Закончилась эта проклятая война. Ненавижу тех, кто её начал!

Сияющий взгляд девушки сменился гневным. Она даже стукнула в порыве чувств кулачком по скамейке. Амин с горечью подумал о том, что примерно так, как это девочка, рассуждает большинство землян. Но, глядя в эти блестящие чёрные глаза, он не мог осуждать Аниту.

– Ой, папочка идёт! – закричала Анита.

Амин оглянулся – к их скамейке быстрым шагом направлялся Джейсон. Он выглядел намного лучше, чем во время их последней встречи.

Тогда Чанг выглядел полусумасшедшим – измождённый, задёрганный. Сейчас от прежней нервозности не осталось и следа. Желтовато-смуглое лицо Джейсона озаряла блаженная улыбка, и Амин почувствовал лёгкий укол совести. Он был категорически против того, чтобы Вик натравливал Чанга на пришельцев. Но разве Севера переубедишь, ежели ему что-то втемяшится в голову?

Подойдя поближе, Джейсон узнал Амина, и улыбка мгновенно сошла с его лица. Смуглое лицо побледнело, а маленькие чёрные глазки вспыхнули злостью. Амон-Ра словно увидел прежнего безумного Чанга и содрогнулся.

– Ты?

– Привет, Джейсон, – как можно приветливее улыбнулся Амин.

– Что ты здесь делаешь?

– Прохожу лечение, – парень указал на свои ноги.

– Неправда! – прошипел Чанг. – Виктор прислал тебя сюда, чтобы ты убил посла Айли.

– Что ты несёшь? Это же бред… – сделал удивлённое лицо Амин.

– Никакой не бред. Я помню, как Северин поступил со мной.

– Но я действительно прохожу здесь лечение. Меня Лея уговорила, а уж она-то не стала бы подвергать опасности жизнь своего драгоценного шефа.

– Лея… – голос Джейсона потеплел. – Она – хорошая девочка. А ты – подлый обманщик, Амин Рашид. Я так и скажу послу Айли.

– Говори, что хочешь, – пожал плечами парень.

– Анита, пойдём отсюда, – Джейсон потянул за руку дочь, с осуждением взглянув на Амина.

– Прости моего отца, – шепнула девушка. – За последнее время на него столько всего свалилось… Нервы у папы не очень, и даже радость может выбить его из колеи.

Амин молча кивнул.

– Долго ты ещё собираешься точить лясы с этим предателем? – прикрикнул на дочь Джейсон, и Анита, виновато улыбнувшись, засеменила за отцом.

Эта сцена обеспокоила Амина. Не хватало ещё, чтобы Чанг разболтался. Немного подумав, он достал из кармана мобильный телефон. Модель доисторическая, зато очень маленький. Амин собственноручно его усовершенствовал. Он набрал Виктора и вкратце пересказал ему, что произошло.

– Как это некстати… – простонал Виктор. – Впрочем, ладно, всё ещё поправимо.

Его тон не понравился Амину.

– Что ты задумал?

– Ничего, – поспешно возразил Северин. Пожалуй, слишком поспешно…

– Вик, умоляю, держи себя в руках. Только неоправданных жертв нам не хватало.

– Какие жертвы? Успокойся, тебе сейчас нельзя нервничать – скоро операция. Лучше понаблюдай за одним шиммерианцем, если представится удобный случай. Это некто Орхис. Его связывают с нашим дорогим послом отнюдь не приятельские отношения. Хотелось бы знать, в чём там дело.

– Хорошо, Вик. Но пообещай мне, что не совершишь никаких опрометчивых поступков.

– Обещаю, – заверил Виктор. А мысленно добавил: «Это не будет опрометчивым поступком. На войне не обойтись без крови. Кто виноват что этот придурок выскочил на линию огня?..»


Уже почти стемнело, когда Джейсон Чанг вышел на улицу, чтобы прогуляться со своей собачкой. На небе высыпали первые звёзды. Он смотрел на них, и радовался. Где-то там была родина спасителей его дочери. «Господи, благослови посла Айли», – шептал он. Джейсон твёрдо решил, что завтра должен поговорить с послом, чего бы ему это ни стоило. Амин опасен. Парень прошёл войну, он хитёр и беспощаден. Айли доверяет людям, он не заподозрит в Амоне-Ра диверсанта.

Погрузившись в свои мысли, Джейсон не расслышал шагов за спиной. В тот же миг огненная вспышка перерезала темноту. Раздался выстрел. Он даже не успел почувствовать боли. Рядом послышался звук отъезжающего автомобиля, а следом – чей-то испуганный крик. Кто-то склонился над лицом Чанга:

– Вы живы?

– Предупредите Айли… Это… Виктор… – с трудом выговорил он и умолк навсегда.

Душа Джейсона стремительно понеслась навстречу звёздам. Напуганная выстрелами собачонка во весь опор помчалась к дому, волоча за собой окровавленный поводок. Так пролилась первая кровь в войне, которую объявил пришельцам Виктор Северин. В его игре Джейсон Чанг оказался всего лишь пешкой. Но только был ли сам Виктор королём?..


Посол Айли закрыл глаза, как от сильной боли. «Что ты за человек, Виктор Северин? Что такое вообще – люди? Если судить по их литературе, им должны быть знакомы понятия о чести, морали. Чем тогда объяснить такую бессмысленную жестокость? Убить слабого, если не можешь подобраться к сильному? Нет, мне этого вовеки не понять… Но, с другой стороны, разве Нур не таков? Он сам говорил, что ему не присущи такие «эмоциональные атавизмы», как честь и мораль. Помнишь несчастную Дарру? О, ты не сможешь этого забыть до конца своих дней. Прости, Джейсон, я не смог тебя спасти. Я должен был предвидеть…»

4. Кошки-мышки

Нур не хотел никого видеть, но этому посетителю он не смел отказать. Мин-Элиех, Глас Господень… Пришёл воскрешать прошлое, от которого, и без того, не спасал даже анабиоз.

– Нур, не упорствуй, – с мягким укором произнёс священнослужитель. – Ты же сам страдаешь от своего упрямства.

– Мне неведомы страдания, – отрезал Верховный Правитель.

– Ну, уж мне-то ты можешь этого не рассказывать. Я же вижу тебя насквозь. Ты ненавидишь Айли, и эта ненависть сжигает тебя изнутри. Из-за этого ты не можешь контролировать Единое Сознание, которое словно отгородилось от тебя, защищаясь от зла, которое ты носишь в себе.

– Что такое Айли, чтобы его ненавидеть? – высокомерно возразил Нур.

– Наверное, ты прав, и то, что я назвал ненавистью – лишь страх. И всё же… Ты поступаешь неразумно, когда натравливаешь на него Орхиса. Однажды это обернётся против тебя. Не забывай, что твоя власть держится исключительно на страхе, и ты уязвим, ведь Айли тебя не боится.

– Грехом больше, грехом меньше… Ничего не говори, Мин-Элиех. Просто молись за меня.

– Твоё естество переполняет тьма, мой правитель. Я буду молиться, чтобы Господь послал тебе хоть немного света…

Света… Нуру вовсе не нужен был свет. Всего лишь немного покоя. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь Айли станет Первым Сенатором… Он участвовал в нескольких войнах, бросался в самое пекло, словно искал свою смерть, и – гляди – выжил. Выжил, чтобы теперь отравлять существование Верховному Правителю. Именно существование, ибо жизнью это перестало быть много веков назад…


– Ты хорошо знал Джейсона Чанга? – лейтенант полиции Ян Войцеховски старался, чтобы его голос звучал как можно почтительнее. Инопланетянин был безупречно вежлив, но почему-то один вид этого необычного существа вызывал у полицейского робость.

– Не очень, – голубые глаза посла Айли смотрели с грустью, но без тени страха. – Он стрелял в меня на пресс-конференции. Но я понял, что этот человек не в себе, и попросил, чтобы его отпустили. Его дочь потеряла зрение во время войны – наши врачи смогли его восстановить. Когда Анита после операции впервые открыла глаза и увидела своих близких, Джейсон сказал, что готов за меня умереть…

– Возможно, так оно и было, – вздохнул Ян. Пришелец вопросительно на него посмотрел. – У нас есть свидетель, некая Вероника Шагал. Это она обнаружила Чанга. Перед смертью он успел ей сказать: «Предупредите Айли. Это Виктор». Тебе о чём-то говорит это имя?

– О том, же, о чём и тебе. Виктор Северин…

– Ты что-нибудь знаешь о его местонахождении?

– Откуда? Мне известно только то, что после выборов он ушёл в подполье.

– Может, кто-то из твоего окружения с ним связан?

– Маловероятно…

«Он нас не выдал, – Лея больше всего боялась покраснеть от стыда. – Ведь Айли знает. Не может не знать… С другой стороны, он не соврал лейтенанту. Маловероятно – не означает «невозможно». Но Виктор… Господи, как он мог?»

– Могу я побеседовать с твоими контактёрами? – поинтересовался Ян.

– Если можно, в моём присутствии.

– Хорошо, – немного поколебавшись, согласился следователь. – Удобно будет, если я приду завтра?

– Как скажешь, – улыбнулся посол, всем своим видом давая понять, что разговор окончен.

– Спасибо, Айли, – прошептала Лея, когда Войцеховски покинул кабинет посла.

– За что, Лея? – посол посмотрел на неё скорее испытующе, чем удивлённо, но девушка выдержала этот взгляд.

– За то, что умеешь хранить чужие тайны, – спокойно ответила она.

«Молодец, девочка, – подумал Айли. – Тебе спасибо – за то, что не разочаровала. Всё-таки я в тебе не ошибся…»

– Айли, ты знаешь, как погиб Джейсон? – спросила Лея, которая не присутствовала с самого начала при беседе посла с лейтенантом, а пришла уже под конец.

– Его застрелили поздно вечером. В спину. Тот, кто этот сделал, как по мне, был последним трусом. Ему даже не хватило смелости посмотреть своей жертве в глаза.

Голос Айли звучал негромко, но отчётливо. В нём появились незнакомые Лее звонкие металлические нотки. Девушке показалось, что эта реплика была предназначена Андрею. И, словно в подтверждение её догадки, парень опустил глаза.

– Бедная Анита… – по щекам Леи заструились слёзы.

– Бедная её мать… Эта женщина любила своего мужа.

– Айли, к чему эта дешёвая комедия? – вдруг заорал Андрей.

– Почему ты кричишь? – всё тем же странным, каким-то пророческим голосом спросил Айли.

– Только не говори, что тебе действительно жаль Джейсона. Он ведь хотел тебя убить. Ты помог его семье только потому, что тебе доставляет удовольствие любоваться своим благородством. А сейчас ты изображаешь сожаление, поскольку так предписывают приличия.

– Если то, что ты сказал – проявление вашей человеческой логики, мне жаль людей…

– Засунь свою жалость, знаешь, куда? – Андрей поднялся и направился к выходу.

– Стой на месте, – приказал Айли, и было в его голосе нечто такое, что вынудило парня остановиться. – Я тебя не отпускал.

– Я хочу уволиться с почётной должности твоего придворного.

– А я не хочу тебя увольнять.

Два взгляда скрестились, как мечи. Один – безмятежный, как весеннее небо. Второй – как штормовое море. И Андрей уступил в этой безмолвной схватке… Ему, наверное, впервые в жизни, стало страшно. Когда Айли велел оставаться на месте, он и не думал подчиняться. Но какая-то незримая сила вдруг пригвоздила его ноги к полу. Андрей был не в силах даже пошевелиться. «Чёрт побери! – мысленно выругался он. – Этот пришелец играет со мной, словно кошка с мышью. То отпустит, то прижмёт… И Виктор тоже хорош… Почему я не остановил его? Джейсон… Это будет на моей совести…»

– Андрей, я отпускаю тебя… до завтра, – своим обычным голосом сказал Айли. – Сегодня был тяжёлый день. Смерть Джейсона стала ударом для всех нас. Тебе нужно отдохнуть, ведь завтра с вами будет беседовать лейтенант. Лея, если хочешь, тоже можешь идти домой.

– Я останусь.

«Я останусь с тобой. Айли, милый, что же ты столько всего на себя берёшь? Да, ты сильный, но рядом с тобой никого нет. Если бы я могла разделить с тобой эту ношу…»

«Лея, милая Лея… Уже одним своим состраданием ты делаешь для меня больше, чем кто бы то ни было. Но моя ноша – это только моя ноша, и я не вправе делить её с другими».

Андрей чувствовал себя совершенно разбитым. Нечеловеческая усталость валила его с ног. И в этот момент он в большей степени, чем посла Айли, ненавидел Виктора. «Где тебе тягаться с ним? Да он одной фразой способен уничтожить… Мы – всего лишь солдаты. Но наше оружие против него бессильно. Даже если я знаю, что прав, он вынуждает меня чувствовать себя виноватым. Как будто это сам дьявол во плоти. Мягкий, участливый дьявол. Но, кажется, сам Господь на его стороне…»

– Айли, мне нужно тебе сказать… – начала было Лея, но он решительно её прервал.

– Молчи, Лея, в этом нет нужды.

– Но я…

– Собирайся, поедем в больницу к твоему другу. Но сначала я хочу навестить Аниту с Хеленой. Ян дал мне их адрес.


В доме Джейсона было душно от слёз. Хелена постоянно прижимала к груди окровавленный поводок. При виде Айли с Леей взгляд её прояснился.

– Спасибо, что пришли. Сегодня вы – единственные гости в этом доме. И где же друзья моего мужа? Получается, всем на него наплевать, кроме вас двоих. Господи, за что они его? Это всё Виктор, будь он проклят!

– Не проклинай его, Хелена, – обнял женщину за плечи Айли. – Мне понятно твоё горе. Но ты лучше молись… Виктор – несчастный человек. Поверь, однажды настанет день, когда он позавидует твоему мужу.

– Я буду молиться о возмездии, – сказала Хелена. – Айли, могу я тебя кое о чём попросить?

– Проси, если в моих силах удовлетворить твою просьбу.

– Если вдруг моё сердце не выдержит… Анита…

– Хелена, ты должна жить. Ради своей дочери. Я позабочусь о том, чтобы вы ни в чём не нуждались.

Анита беззвучно плакала на груди у Леи. Айли подошёл и нежно погладил дочь Джейсона по голове. Его взгляд невольно задержался на Лее. В этот скорбный миг, с распущенными волосами и глазами, полными слёз, она была чудо как хороша…

Они вышли из дома Джейсона молча. Лея осторожно положила руку на плечо Айли, и он, вопреки опасениям девушки, её не сбросил.

– Ты как будто в чём-то себя винишь…

– Так оно и есть… Это всё из-за меня.

– С чего ты это взял?

– Ты же слышала, Джейсон, умирая, сказал: «Предупредите Айли». Он хотел предупредить меня об опасности, и его убрали.

– Ты уверен, что это сделал Виктор?

– Лея, умирающие не врут. За редкими исключениями, но Джейсон – не тот случай. Я должен был всё это предвидеть…

– Но ты же не можешь предвидеть абсолютно всё!

– Не могу, – согласился Айли.

– Что ты теперь собираешься делать?

– Я буду с этим жить. Просто жить, как живу со многим. Гадкое это чувство – знать, что по твоей вине кто-то лишился жизни…

Лея молча кивнула. В эту минуту она испытывала похожие чувства. Девушке казалось, что в произошедшем есть доля и её вины.

«Айли, прости меня, слышишь? Я не могу, не хочу больше тебе лгать. Даже если Виктор прав, и вы имеете в отношении нас враждебные намерения, мы этого заслуживаем…»

«Лея, мне не за что тебя прощать. Я сам живу между правдой и ложью. Мне бы теперь разобраться в самом себе… Когда я общаюсь с тобой, мне начинает казаться, что я ошибся в людях, думая о них хуже, чем они есть. Но как объяснить то, что произошло вчера? Этому нет и не может быть оправдания, равно как и той лишенной всякого смысла войне. Но ведь когда-то мы и сами были такими…»


«Только бы не дрогнуть», – думал Амин, теряя остатки уверенности под взглядом Айли. Посол смотрел даже не на него, а куда-то мимо. Но почему на душе так отчаянно скребли кошки?

– Ты знаешь, что вчера погиб отец Аниты?

– Вся больница об этом говорит. А почему ты спрашиваешь?

– Мне сказали, вы с ней вчера общались. Это большая потеря для неё. Анита очень любила отца…

«Знает и пытается меня расколоть? Или говорит правду? Вот, хитрющий котяра. Но до чего же мне сейчас мерзко… Виктор… Он ведь мне обещал! Однако я тоже хорош – нашёл, кому поверить. Надо было предупредить Джейсона. Но теперь уже поздно об этом думать – его больше нет. Айли, что ты смотришь на меня, как присяжный Страшного Суда? Давай, выноси свой приговор или уходи!..»

– Джейсона убили выстрелом в спину, – неумолимо продолжал Айли.

– А чего ты хочешь от меня? – почти закричал Амин.

– И этот в крик… До чего же у вас, людей, слабые нервы.

– Что значит «и этот»? А кто был первым?

– Мой контактёр, Андрей. Известие о смерти Джейсона так на него подействовало, что он закатил форменную истерику, и мне пришлось отправить его домой. Почему-то гибель людей в мирное время особенно шокирует тех, кто убивал их на войне.

– Айли, давай начистоту. Ты хочешь получить от меня какую-то информацию?

– Например? – спокойный, немного удивлённый взгляд, полудетский наклон головы, вероятно, были частью умелой игры, но всё это выглядело весьма натурально.

– Где находится Виктор Северин, – утомлённый игрой на чужом поле, Амон-Ра решил пойти ва-банк.

– Пусть над этим вопросом ломает голову полиция. Если Северин мне понадобится – я его найду без чьей-либо помощи. А ты ни о чём не хочешь спросить?

– Вертится у меня в голове один вопрос, но вряд ли ты сможешь на него ответить.

– А вдруг? Возьму на себя смелость попытаться дать тебе ответ. И он будет: жить. Я говорил с Луизой. Через два дня назначена операция. Готовься – тебе нужно быть в хорошей форме, чтобы выздоровление не затянулось. Я пообещал Лее, что с её другом будет всё в порядке. Ты уж меня не подведи.

«Взять бы и умереть прямо сейчас. Какой же я слабак… На войне угробил столько народу, что со счёта сбился, а здесь расклеился. Пусть завоёвывают нас к чёртовой матери. Не могу я побеждать такой ценой…»

«Что ты знаешь о цене, парень? И, в конце концов, насколько я понял, люди не шибко дорожат жизнями своих собратьев. Но ты, и впрямь, слабак. Все вы сильны, когда у вас в руках оружие, и отступать больше некуда. Храбрецы поневоле. А в мирной жизни вы просто не можете найти себе места. Нет, дорогой мой, ответ на вопрос «Что делать?» для тебя может быть только один…»


В коридоре им встретился Орхис. Вид у шиммерианца был озабоченный.

– А ты что здесь делаешь? – удивился он при виде Айли.

– Навещал одного человека.

– Это теперь входит в твои обязанности?

– В мои обязанности входит много чего. Да и в твои тоже. Но я знаю точно, какого пункта там нет: приставать ко мне с расспросами. А вот я к тебе – могу. Кстати, как продвигаются дела в твоей лаборатории?

– С чего бы это вдруг ты так ею заинтересовался?

– Имею право знать, чем занимаются мои подчинённые. На следующей неделе я загляну к тебе с проверкой. Вдруг ты занимаешься выведением вредных микроорганизмов…

– Ты не посмеешь… – прошипел Орхис, и от возмущения его большие голубые глаза ещё больше расширились.

– Хочешь спросить об этом у Сената? Хладнокровнее, мой друг, хладнокровнее, – погладил его по плечу Айли.

– Думаешь, это сойдёт тебе с рук?

– Уверен. Не сердись – ты же сам напросился на эту работу и общение со мной.

На прощание пришельцы обменялись взглядами: Орхис смотрел так, словно хотел испепелить посла на месте, Айли был сама доброжелательность и участие.

– Вы всегда обмениваетесь колкостями при встрече? – поинтересовалась Лея. Она укрепилась в мысли, что здесь имела место не профессиональная конкуренция и даже не банальная личная неприязнь, а нечто большее. И это нечто причиняло послу боль…

– У нас такой стиль общения. Орхис, в сущности, неплохой. Просто одержим желанием сделать карьеру. Он видит себя Первым Сенатором, но на пути к осуществлению этой мечты стоит одно препятствие – я.

– Неплохой, говоришь? А мне показалось, будто он тебя терпеть не может.

– А я и не стремлюсь к тому, чтобы все меня любили. Не волнуйся, Лея. Орхис – вовсе не тот, кого мне следует опасаться.

– Помнишь, когда он ворвался в твой кабинет, то схватил тебя за руку. Ты тогда ещё сказал, что это бессловесный метод передачи информации, и обещал об этом рассказать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9