Елена Лазарева.

Два цвета Вселенной



скачать книгу бесплатно

«Если ночью ты устремишь свой взор ввысь, то увидишь чёрное небо и белые звёзды. У Вселенной только два цвета, всё остальное – лишь игра сознания…»

Ли’ан-Шу, Третий Пророк народа Шим-Мер


Часть I. Первый Сенатор

1. Игры в подкидного дурака

2049-й год.

– Только, ради всего святого, не задавайте дурацких вопросов!

Риккардо Гонсалес старательно напускал на себя важный вид, но у него это плохо получалось. Он то и дело разглядывал своё отражение в прозрачной двери нового здания Посольства цивилизации Шим-Мер, поправлял безупречно уложенные волосы, одергивал на себе одежду, и эти навязчивые жесты выдавали его тревогу.

– А можно всего один дурацкий вопрос? – Андрей дурашливо тряхнул тёмно-русыми кудрями.

– Валяй, – вздохнул Риккардо, чуя подвох.

– Этот твой инопланетный друг – он вообще парень или девушка? А то по фото как-то непонятно…

– Я ему в штаны не заглядывал, – рявкнул Гонсалес. – Мне достаточно того, что он спас мне жизнь.

– Зная тебя, уверен, что он уже не раз об этом пожалел.

Риккардо покраснел, как рак, и напряжённо засопел, а Лея сдержанно улыбнулась. В другой раз бы, наверное, рассмеялась, но сейчас ей было не до смеха. Интересно, почему посланник инопланетной цивилизации из числа всех многочисленных претендентов на роль контактёров выбрал именно их с Андреем? Было ли это случайное совпадение – из тех, что встречаются один раз на миллион, или же они где-то просчитались, недооценив противника? Виктор утверждал, что Посол Айли, мягко говоря, не блещет интеллектом. Но, во-первых, Виктор знал о нём только по восторженным интервью того же Рика. А, во-вторых, слабо верилось в то, что представитель цивилизации, куда более развитой, чем человечество, мог быть таким непроходимым идиотом, каким хотел его видеть Вик. Так почему же всё-таки именно они?..

Словно прочитав её мысли, Гонсалес проворчал:

– Взбрела же ему в голову блажь выбрать на роль контактёра такого придурка, как ты, Андре…

– Действительно, почему он не выбрал такого придурка, как ты? Тем более что вы уже знакомы, – в золотисто-карих глазах Андрея заплясали озорные искорки.

– Возможно, он не сделал этого именно потому, что мы знакомы. Это могло бы помешать контакту, – напыщенно изрёк Риккардо. Впрочем, в его голосе не было уверенности, и Андрей удовлетворённо усмехнулся.

«Нашел, чему радоваться, – подумала Лея. – Ну, сбил спесь с этого павлина, а надолго ли?» Она надеялась, что таинственный пришелец будет иметь более приятный характер, чем спасённый им Гонсалес.

«Вот ведь болваны… – думал Риккардо, глядя на своих спутников. – Этот славянин – совершеннейший дикарь. А Лея Сафар – самая уродливая бабёнка из всех, кого я знаю. Правда, для женщины у неё сносный характер… Но всё равно вкусы посла Айли вызывают недоумение».

Лея Сафар, в чьих жилах текла еврейская, арабская и Бог знает какая ещё кровь, имела от роду тридцать два года.

Она была высокого для женщины роста, и её широкоплечая, широкобёдрая фигура излучала здоровье и силу. Черты были довольно правильны, но лишены той внутренней гармонии, которая придает особое очарование женским лицам. Большие чёрные глаза Леи не имели блеска. Тонкий нос с лёгкой горбинкой мог бы создать обманчивое впечатление о сильной и властной натуре, если бы не безжизненный взгляд. По характеру она была мягкой, почти безвольной, и даже смуглый румянец на щеках не добавлял жизни этой застывшей физиономии. Правда, иногда Леей Сафар овладевало совершенно необъяснимое упрямство, и тогда она проявляла недюжинную твёрдость – к сожалению, зачастую там, где это как раз было излишне. Передвигалась она неуклюжей походкой мальчишки-подростка, под стать которой были и жесты. Рик Гонсалес считал, что по-настоящему хороши в ней были только волосы – тёмно-каштановые с красноватым отливом, густые и пышные, но и это своё единственное украшение она беспощадно стягивала в тугой узел.

Что думал о внешности Леи Андрей, знал только Господь Бог. Хотя, вероятно, он вообще не думал об этом, поскольку воспринимал Лею Сафар как хорошего, надёжного товарища, не видя в ней женщину. Украинец Андрей Бойко был красив. Не вызывающей киношной красотой, которой отличался Гонсалес – она скорее отпугивала женщин, чем привлекала. В Андрее чувствовалось то мужское очарование, которое заставляет женские сердца биться чаще. Риккардо был невысоким, но мускулистым, на его оливково-смуглом лице с чертами античной статуи особенно ярко выделялись миндалевидные тёмно-карие глаза. Светлокожий, стройный и гибкий Андрей передвигался с грацией дикой кошки, а его золотистые глаза смотрели на мир с добродушной иронией. Оба парня были бы немало удивлены, узнав, что даже сердечко бедняги Леи невольно вздрагивало, когда рядом находился Андрей. Они с Риккардо были ровесниками. Обоим недавно исполнилось по тридцать пять. Рик был женат, Андрей – холост, но не обделен женским вниманием. Лея уже потеряла счёт подружкам украинца, которых он менял чаще, чем у нее рвались колготки.

– Ну, и где он застрял, этот инопланетный гость? – не унимался Андрей. Может, испугался нас и передумал вступать в контакт?

– Я думаю, что посол Айли задержался у господина Президента, – отрезал Рик, давая понять, что не настроен шутить.

– Может, он решил избавить род людской от этого позорища и поразил господина Президента какой-нибудь своей внеземной напастью? – мечтательно протянул Андрей.

– Хоть мы с тобой и друзья, но даже из твоих уст я не потерплю гадостей в адрес нашего законно избранного правителя.

– Наконец-то я впервые слышу от тебя две удачных шутки подряд: мы с тобой друзья и Стивен Джонсон – законно избранный правитель, – рассмеялся шутник.

– Жалкий клоун!.. – заорал было благим матом уставший держать марку Риккардо, как вдруг лицо его прояснилось и обрело подобострастное выражение. – Летят!

Почему-то в этот момент Лею охватил страх – до противного холодка по коже. Где-то в глубине сознания проскользнула мысль, что её жизнь сейчас круто изменится и никогда уже не будет прежней…

Он не был гигантом, какими их чаще всего изображали в фантастических фильмах. Чуть выше среднего роста, фигура не мужская, но и не женская – скорее, подростковая, только лишённая угловатости. Белоснежная мраморная кожа с тонкими голубоватыми прожилками, точёные черты древнеегипетской статуи, красиво посаженная на изящной шее голова, лишённая волос. Большие голубые глаза, хрустально-прозрачные, смотрели на мир спокойно и мягко, доброжелательно и вместе с тем немного грустно, затенённые довольно длинными ресницами, наличие которых при отсутствии волос удивило девушку. Ресницы были необычного серебристо-голубоватого оттенка, равно как и тонко очерченные брови. Весь облик посла отличался утончённостью фарфоровой статуэтки. «Разве враги такими бывают?» – растерянно подумала Лея, механически пожимая протянутую ей руку. Ладонь оказалась узкая, с длинными тонкими пальцами, тёплая и упругая на ощупь.

– Приятно познакомиться, – произнёс он мягким, приглушённым голосом с едва уловимым акцентом. Движения пришельца были грациозными, но в то же время их нельзя было назвать женственными. В его внешности сквозило что-то настораживающее, какая-то неуловимая обволакивающая сила, и это ещё больше испугало Лею.

– Мне тоже, – пролепетала она. Девушка впервые увидела шиммерианца, хотя работала в госпитале, который они открыли. Пришельцам удавалось руководить своими объектами, сведя свои контакты с земным персоналом к минимуму, допуская к себе лишь узкий круг избранных, а те умели держать язык за зубами.

В этот момент посол Айли заметил нервно переминающегося с ноги на ногу Гонсалеса.

– Риккардо, что ты здесь делаешь? Немедленно отправляйся домой. После всего, что ты пережил на войне, тебе вредно волноваться.

– Я… это… хотел пообщаться, – оторопело забормотал Рик.

– Я же сказал, отправляйся домой, – ласково, но твёрдо повторил Айли. – Твоя супруга меня не простит, если тебе станет хуже. Успеем ещё пообщаться. Не забудь передать привет Марии. И постарайся по дороге ни во что не ввязаться.

– Как скажешь, – подчинился Гонсалес и поплёлся прочь, даже не попрощавшись с Андреем и Леей. Вид у него при этом был пришибленный и огорчённый.

Лея с трудом подавила смешок – всю важность Риккардо словно рукой сняло.

– Ловко он отделался от Гонсалеса, – прыснул Андрей.

– Боюсь, мы его недооценили, – погрустнела Лея.

– Не раскисай, – подмигнул он ей, и обратился к Айли. – Скажи, как тебя угораздило спасти Рику жизнь?

– Не знаю, я это сделал ненамеренно, – совершенно серьёзно ответил тот.

Андрей расхохотался, а Лея почувствовала непреодолимое желание перейти с английского языка на русский, предусматривающий почтительную форму обращения «Вы». Она знала, что посол Айли владеет несколькими земными языками. Отчего-то в присутствии этого загадочного существа девушка чувствовала себя неловко.

– Скажите, мы ещё кого-то ждём? – спросила она по-русски.

– Сейчас сюда должны прибыть журналисты и представители общественных организаций. Мы с Президентом Джонсоном дадим пресс-конференцию, и я хочу, чтобы вы с Андреем на ней присутствовали. И, знаешь… Говори на том языке, на котором тебе удобнее. Ведь даже к Богу все обращаются на «ты». А я – не Бог, и даже не правитель, – губы инопланетного посла тронула легкая улыбка.

«С ним так просто общаться, как будто он читает твои мысли, – подумала Лея. – И вместе с тем в этой простоте заключается вся сложность… Ну и взгляд – словно пронизывает тебя насквозь… Но манеры при этом безупречны. Боюсь, Вик крупно ошибался, полагаясь на мнение Гонсалеса». Тревога в её сознании нарастала, приближаясь к панике. У молодой женщины возникло ощущение, что если кто-то здесь и останется в дураках, это будет отнюдь не посол Айли.

Она не любила быть в центре внимания, и потому избегала больших скоплений людей. В таких случаях Лея не могла избавиться от ощущения, что все взгляды обращены на неё, даже если она знала, что это не так. Например, журналистов интересовал посол Айли, а не его безвестные контактёры. Ещё бы – на Землю прибыл представитель внеземной цивилизации, которая остановила Третью мировую войну и помогла людям восстановить экологию планеты. До сих пор они опекали человечество, не вступая в близкий контакт с людьми, и вот настал исторический момент, которого так долго ждали фантасты и романтики – пришельцы в лице посла Айли отважились установить дипломатические отношения с землянами. Но, помимо оптимистов, возлагающих на этот контакт большие надежды, имелась горстка скептиков, которым не давал покоя вопрос: «Что нужно от нас этой могущественной цивилизации?» К их числу относила себя и Лея Сафар, свято верящая в непогрешимость простой истины – бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке…

Президент Единого правительства Земли Стивен Джонсон выглядел как живое воплощение женских грёз: высокий, стройный мулат с голубыми глазами. Он всегда был со вкусом одет и имел манеры кинозвезды. У Андрея Джонсон вызывал раздражение: «Напыщенный болван вроде Рика Гонсалеса». Виктор называл его «марионеткой» и «ставленником шиммерианцев», ведь именно при содействии пришельцев было сформировано Единое правительство Земли. Лея подозревала, что её друзья не совсем беспристрастны в своих оценках. Признанный сердцеед Андрей видел в Стивене Джонсоне конкурента, а Виктор не мог простить ему своего поражения на выборах. «Может, шиммерианцы вообще не при чём, а есть только неудовлетворённые политические и мужские амбиции?» – терзалась сомнениями Лея Сафар, которой с самого начала не нравилась затея Виктора. Но тут же одёргивала себя: а как же бесплатный сыр? Нет, определённо что-то было здесь нечисто.

Тем временем перед зданием шиммерианского посольства собралась толпа. Стивен Джонсон уже толкал очередную речь, сверкая белоснежными зубами, смакуя каждое слово и явно наслаждаясь звуками своего звучного голоса. Что ж, говорил он складно, да и выглядел импозантно. Но почему по губам посла Айли снова скользнула тень улыбки? Лея готова была отдать голову на отсечение, что ей не показалось. А Джонсон всё вещал о начале новой эпохи, о переломной роли контакта двух цивилизаций в судьбе человечества и прочей подобающей случаю ерунде…

– Похоже, Президент Джонсон задался целью ввергнуть всех в анабиоз, – чуть слышно прошептал Айли, обращаясь к Лее. И снова тон его был настолько серьёзен, что невозможно было разобрать, шутит посол или просто озвучивает свои мысли. Но Лее замечание показалось забавным, и она позволила себе слегка улыбнуться. Она пришла к выводу, что с этим странным типом всё же можно иметь дело. По крайней мере, он не хамил и не болтал глупостей, как Виктор с Андреем, не говоря уже о Риккардо.

Наконец, Джонсон, вдоволь налюбовавшись собой, предоставил слово послу Айли. Его мягкий голос с первых секунд словно заворожил публику – пришельца слушали с упоением, затаив дыхание.

– Мне трудно что-либо добавить к речи мистера Джонсона. Всё, что можно было сказать о значимости сегодняшнего дня, он уже сказал. И даже более того, – в толпе журналистов посыпались смешки. – Хочу только добавить, что мы готовы сотрудничать с землянами, особенно, в области медицины, генетики, биологии. Наша цивилизация прошла долгий путь развития и накопила достаточно знаний, поэтому нам есть, чем поделиться с людьми.

Раздались аплодисменты. Какой-то молоденький репортёр поднял руку.

– Господин посол, а как насчёт сотрудничества в области освоения космоса?

– Буду откровенным: пока я не вижу перспектив для совместной работы в этой области. Мы уже освоили космическое пространство в достаточной степени – без чьей-либо помощи, а человечеству рано об этом говорить, ведь ещё не побеждены многие опасные болезни. Думаю, совместными усилиями мы сможем решить эту проблему, и некоторые шаги в данном направлении уже сделаны. В ближайшее время мы намереваемся открыть на Земле совместный научно-исследовательский центр. Также нам уже удалось вернуть на планету некоторые исчезнувшие виды животных и растений – эта работа будет продолжена.

И снова слова Айли были встречены аплодисментами.

– А почему цивилизация Шим-Мер направила на Землю только одного посла? – поинтересовался другой журналист.

– Я мог бы, конечно, привезти с собой всех наших политических деятелей, но у вас ведь и своих хватает, – вновь послышался смех. – И, как свидетельствует исторический опыт, чем меньше политиков участвует в налаживании дипломатических отношений, тем лучше, в конечном счёте, будет для этих отношений. Уверен, никто не обидится, если мы восполним недостаток политиков нашими учёными.

Лея сосредоточенно слушала речь посла, стоя у него за спиной, и взгляд её становился всё грустнее.

– Он остроумен и обаятелен, в народе его полюбят, – шепнула она Андрею.

– Наверное, больше чем Стивена Джонсона, – усмехнулся он.

– Я серьёзно…

– Я тоже.

Лея нахмурилась. Её взгляд рассеянно скользил по толпе. Вот какой-то журналист направил на посла Айли свою камеру, и она спряталась за спину пришельца, чтобы не попасть в кадр. В этот момент девушка почувствовала сильный удар, и опомнилась уже лёжа на земле. Рядом сидел Андрей, потирая ушибленные места. Лея увидела прямо перед собой протянутую руку Айли, а за его плечом – полицейских, которые волокли какого-то человека.

– Давай, я помогу тебе подняться. Не ушиблась? – сочувственный взгляд небесно-голубых глаз проникал в душу, и Лея не знала, куда от него деваться.

– Что это было? – удивлённо спросила она.

– Какой-то человек в меня стрелял. Но он не знал, что ваше земное оружие не представляет для нас угрозы. Пули просто прошли бы сквозь моё тело, не причинив мне вреда. Но у меня за спиной стояли вы с Андреем. Пули могли вас задеть, и я вынужден был обойтись с вами не очень вежливо – прости.

– Ты спас мне жизнь, ещё и извиняешься, – истерически рассмеялась Лея. Айли швырнул её на землю так, что на какие-то доли секунды она от удара лишилась сознания. И теперь дивилась, откуда в таком хрупком теле столько силы…

– У тебя хорошая реакция, – отметил Андрей. – Значит, теперь я должен быть благодарен тебе за спасение жизни?

– Ты хоть сам-то понял, какую нелепость сейчас сказал? – с иронией взглянул шиммерианец. – Ты можешь испытывать чувство благодарности, а можешь его не испытывать. Но ты ничего мне не должен.

Андрей пристыженно умолк, что вызвало у Леи злорадное чувство. «Так тебе и надо! подумала она. – Привык считать себя самым умным… Вот и на тебя нашлась управа». С каждой минутой Айли нравился ей всё больше, хоть он и был врагом. Хотя, а почему, собственно, врагом? Что плохого он сделал лично ей? Напротив, только что спас жизнь, и было бы свинством с её стороны отплатить за это чёрной неблагодарностью. Лея представила себе, как выскажет Виктору всё, что о нём думает, какое у него при этом будет лицо, и от этих мыслей на душе у неё потеплело.

– Лея, пойдём со мной, – попросил её Айли. – Я хочу поговорить с человеком, который в меня стрелял.

Уверенной походкой он подошёл к полицейским.

– Вы можете дать мне возможность задать этому человеку один вопрос?

Полицейские в растерянности замялись, но вмешался Стивен Джонсон.

– Позвольте послу Айли поговорить с преступником. Но… Ума не приложу, зачем тебе это нужно?

– Считай, что это моя прихоть.

Пришелец подошёл к маленькому смуглолицему человечку, глаза которого горели ненавистью.

– Зачем ты это сделал? – участливо спросил у него Айли.

– Потому, что я вас всех ненавижу! – прошипел тот.

– Для столь сильного чувства должны быть основания.

– Эта проклятая война отняла у моей дочери зрение.

– Я тебе искренне сочувствую.

– Засунь себе в задницу своё сочувствие! Ведь это вы спровоцировали войну. Вы давно наблюдали за нами и выбирали удачный момент, чтобы помочь нам перебить друг друга, а самим захватить Землю.

– Занятная теория… Сам додумался, или кто-то подсказал? Если бы мы действительно хотели вас перебить, то просто не стали бы вмешиваться в эту войну. Но мы не могли спокойно наблюдать за тем, как вы уничтожаете друг друга…

В этот момент сквозь оцепление прорвалась заплаканная женщина, и бросилась в ноги послу Айли. Полицейские попытались её оттащить, но пришелец жестом их остановил и помог женщине подняться.

– Хелена, что ты здесь делаешь? – во взгляде незадачливого киллера отразились испуг и нескрываемая мука.

– Пощадите… – выдохнула она. – Это мой муж, Джейсон Чанг. С тех пор, как ослепла наша дочь, он слегка не в себе. Отчего-то вдруг возомнил, что во всём виноваты шиммерианцы.

– Должен же кто-то быть во всём виноват… – задумчиво произнёс Айли. – Стивен, я хочу, чтобы этого человека отпустили.

– Айли, ты меня удивляешь. Это же убийца!..

– Во-первых, он никого не убил – ты же видишь, всё обошлось. Во-вторых, этот человек – просто несчастный отец, чей рассудок помутился от горя. В-третьих, не исключено, что он не сам до этого додумался, а кто-то воспользовался его состоянием в своих целях. Если это так, то интересно было бы знать, кто именно? А, в-четвёртых… Не хотелось бы, чтобы дружба наших цивилизаций начиналась с чьей-то сломанной судьбы.

– Хорошо, пусть будет по-твоему. Широкий жест – да, это прекрасно… – закивал Джонсон и направился к полицейским.

«Вот, болван», – подумала Лея, глядя ему вслед. Тем временем посол Айли принялся успокаивать убитую горем Хелену.

– Не волнуйся, сейчас ты сможешь забрать своего мужа. Береги его, во избежание неприятностей.

– Да я теперь глаз с него не спущу! – обрадовалась Хелена.

– А когда откроется наш центр, я жду тебя вместе с дочерью. Может быть, наши специалисты смогут вернуть ей зрение.

– Спасибо! – снова залилась слезами Хелена, только теперь уже от счастья. – Я буду за тебя молиться.

– Молитва – это очень ценно… – благодарно кивнул Айли. Его тотчас же обступила толпа журналистов и не отпускала ещё минут пятнадцать.

Лея предвидела, какими заголовками будут пестреть назавтра первые полосы газет. Что ж, как дипломат, Айли повёл себя в этой ситуации блестяще. А Виктору поделом. Надо же, он решил использовать этого свихнувшегося от горя Чанга… Но уж с ней-то этот номер больше не пройдёт, пусть даже и не надеется! Полная злой решимости, Лея уже не могла дождаться вечера. Наконец, Айли оставили в покое, он попрощался с Джонсоном и вернулся к своим контактёрам. Напоследок президент потрепал Андрея по плечу и сказал какую-то банальность вроде «Земля гордится вами, ребята». Даже Айли посмотрел на него с искренним недоумением, но когда Джонсон скрылся из виду, взгляд посла стал сосредоточенным…

– Почему-то мне кажется, что без Виктора Северина здесь не обошлось, – произнёс он, и Лея невольно вздрогнула.

– Что тебе известно о Викторе Северине? – вырвалось у Андрея.

– А тебе? – пришелец устремил на своего спутника внимательный взгляд, от которого Андрею стало не по себе, но он быстро овладел собой и понял, что теперь нужно хоть что-то сказать.

– Это человек, который проиграл президентские выборы, и теперь винит во всех своих бедах шиммерианцев, – равнодушно ответил он.

– Исчерпывающий ответ, – то ли с иронией, то ли всерьёз изрёк Айли и задумался.

– Хоть раз в жизни ты сказал правду, – поддела Андрея девушка.

Он недовольно поморщился. Видно, сам чувствовал, что счёт стремительно растёт, и не в их пользу. «Долго ещё он будет медитировать? – с раздражением подумал парень. – Да уж, попали мы в переплёт… А всё чёртова самонадеянность Виктора. Допустим, Рик не отличается великим умом, и это очевидно. Но следовало ли на основании его симпатии к Айли делать вывод, что посол – такой же идиот? Судя по всему, пришелец давно раскусил Гонсалеса, и не шибко его жалует. И что теперь?» Перспектива близкого общения с шиммерианцем Андрея не радовала. Он чувствовал в Айли опасного и осторожного противника, и не был уверен, что сможет его переиграть – даже на своей территории.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9