Екатерина Оленева.

Невеста Чёрного Змея



скачать книгу бесплатно

– Ты принадлежишь к Чёрным?

– Я серая. Держу нейтралитет, поскольку это вообще возможно, стараясь оставаться в стороне от любой заварушки. Война не кажется мне чем-то интересным или достойным внимания. Людей я не трогаю без крайней необходимости, а если уж припрёт, всегда без труда нахожу гнилую душонку, выполоть которую – благое дело.

– А не много ли на себя берёшь – решать, кому жить, а кому умирать?

– О! Стихи! Поэзия и музыка, одно из того немногого, что мирит меня с существованием человечества на земле. А кому по-твоему решать? – с искренней заинтересованностью в голосе спросила Василиса.

– Богу.

– Веришь в Бога? Похвально. Это правильно. Я тоже верю. Но видишь ли в чём смысл, дорогая правнученька, вершится воля божия в этом низкочастотном мире через другие создания, во плоти и крови, через таких как ты и я. Каждый раз, отрывая голову педофилу или маньяку, запуская клыки на всю глубину ему в шею, я в собственных глазах совершаю очень даже богоугодное дело – творю божественное правосудие. Жаль, большинству людей не ведомо, что, нарушая правила, написанные Им, они получают реальный шанс попасть в руки таким, как я.

Лейла со страхом смотрела в сторону собеседницы. Клыки? Оторванные головы? Она ведь это чисто иносказательно, да? Метафора такая? Но ей было жутко. Хорошо, темнота набросила на лица и предметы непрозрачный полог. Видеть глаза Василисы сейчас совсем не хотелось.

– Зачем вы привели меня сюда? – дрогнувшим голосом спросила Лейла. – Зачем всё это говорите? Чего вы от меня хотите? Я не нарушал никаких правил. Ничего плохого не делала.

– Успокойся. Я не собираюсь тебя убивать.

– И в жертву приносить не станете?

– Вот тут вопрос на миллион. Жертвы ведь бывают разными. Но то, что нас не убивает, делает сильнее.

– Нельзя ли говорить конкретнее, без всех этих пророческих загадок? Чего мне ждать? К чему готовиться?

– К тому, Лейла, чтобы принять семейное наследие. Ты последняя в роду. Наследница Змеиного Племени. Но чтобы получить всю силу, тебе придётся сражаться.

– Сражаться? С кем? – волнуясь, часто задышала Лейла.

Василиса какое-то время молчала, то ли выдерживая паузу, чтобы заинтриговать, то ли подбирала слова:

– Среди магов существуют древние и могущественные, как и менее именитые фамилии. Эти правила действуют всюду. Наша родословная по прямой линии прослеживается до своего основателя – Вайпера-Адэра Нахаширона, одного из потомков четырёх великих Змеев.

– Вроде того, что заползал в Рай и искушал Еву яблоками?

– Не яблоком, а плодом с Древа Познания. Древом Познания символически назвали связь Евы со Змеем. Я об это уже рассказывала.

– И после этого люди были изгнаны из Рая?

– Не только люди, но и дракон-змеи, ставшие падшими ангелы. Но Лейла, – сделала нетерпеливый жест Василиса, – это всё дела давно минувших дней, которые знать, безусловно, нужно, для общего развития, так сказать, но значения они уже не имеют.

В настоящем есть дела поважнее. А важно то, что, что тебе, как последней представительнице рода, предстоит пройти инициацию.

– А если я не хочу? Если откажусь?

– Покорного боги ведут, непокорного – тащат.

– То есть?

– Хочешь, не хочешь – придётся. А уже после инициации, когда проявится твоя Рука Силы, будем решать твою дальнейшую судьбу.

– Мою дальнейшую судьбу? То есть, могут быть варианты?

– Откровенно говоря, не думаю, что они тебе понравятся. Возможно, ты предпочтёшь отдохнуть, прежде чем мы перейдём к самой неприятной части нашего разговора?

– Нет, не предпочту! – возразила Лейла. – Я всё равно теперь не смогу уснуть. Буду всё время думать о том, о чём же вы умолчали?

– Будь, по-твоему, я расскажу. Видишь ли, Лейла, твоя бабушка сбежала из дома не просто так, тому была причина.

– Причина есть всегда и всему.

– Верно. Но на этот раз, вынуждена признать, причина была веская. Она сбежала из-за своего жениха, Эссуса Дрэйк.

– Всё было настолько плохо? Он что, бросил её в канун свадьбы, сбежав с другой?

– Нет, к сожалению. Это она его бросила.

– До такой степени не любила?

– До такой степени боялась. Но дело уже не в этом, – Василиса провела рукой по лбу, будто стремясь смахнуть с него паутину. – Видишь ли? Не знаю, как помягче тебе это преподнести, поэтому скажу прямо, как есть. В нашем роду, как и во многих других магических родах, приняты близкородственные союзы. Это позволяет удерживать магический потенциал на одном уровне, пользоваться покровительством высших сил, хранить накопленный капитал в одних руках, но есть и другая сторона медали. Близкородственные браки, вместе с усилением метафизических способностей ухудшают нашу физическую составляющую, порождая проблемы психологического характера. Всё усугубляется традиционным воспитанием. Дети с раннего возраста часто видят такое, что подрывает психику.

– Ну, конечно! Если колдовать с детства, блуждая по склепам и читая мантры над кровавыми алтарями, у любого крыша потечёт. Этот бабушки жених был полным психом? Это вы пытаетесь мне сказать?

– Не совсем, – устало отозвалась Василиса. – Нужно заметить, что многие предрассудки магов я разделяю и по сей день, но, когда муж заключил брачный контракт между моей дочерью и сыном моей сестры-близнеца, я не обрадовалась. Отчасти потому, что такая степень родства – это действительно как-то через чур. А ещё Эссус Дрейк… ну, это – Эссус Дрейк. Уже тогда, в свои восемнадцать, он выделялся огромным магическим потенциалом и такими изощрёнными пороками, которые впечатляют даже тёмных магов.

– Иными словами, сбежав, бабушка поступила правильно?

– Я не могу её за это винить. Я понимаю дочь. Мне только жаль, что мы вынуждены были так больше и не общаться, – повисла небольшая пауза, после которой прозвучало. – Она была счастлива?

Лейла вздохнула, пожимая плечами:

– Трудно сказать. Бабуля умерла задолго до моего рождения.

Василиса отвернулась. Какое-то время в комнате царила немая тишина.

– Счастливые ведьмы не умирают молодыми.

– Мне жаль, – выдохнула Лейла, не зная толком, чему сожалеет, лишь пытаясь как-то утешить собеседницу.

– Нет, – покачала головой Василиса, – пока ещё тебе не жаль. Жаль станет сейчас. Это ведь была присказка, моя дорогая, а сказка в том, что Эссус Дрейк всё ещё жив. И старинный брачный договор всё ещё имеет силу.

– Что?.. Я не понимаю… – изумлённо вскрикнула Лейла, испуганно втягивая голову в плечи. – Что вы хотите этим сказать?

– Всё ты поняла. Твоя бабка мертва, у матери нет наших фамильных магических способностей. Так что честь выйти за самого яркого тёмного мага в нашем столетии выпадает тебе.

– Вы шутите?! Нет, вы просто издеваетесь! Я не пойду замуж за вашего Черномора! Я вообще не собираюсь замуж! Ни сейчас! Быть может вообще никогда! Я– маггл! Нет у меня никаких способностей, ясно?!

– Швырялась стульями без рук ты вполне убедительно. Конечно, не адские костры, что демонстрировал в свое время Дрейк, но уровень Силы приличный. Кровь Нахаширона в тебе жива. Даже внешне ты почти точная копия моей Изабель.

– Тот сумасшедший из клуба! Он как-то связан с этим мерзким стариканом? – вскинулась Лейла.

– Не знаю. Я понятия не имею, о ком ты говоришь. Когда я вернулась, ты была в гордом одиночестве, окружённая кольцом огня, почти при смерти.

– Короче – полный кошмар, – подвела чёрту под разговором Лейла. – Погуляла в клубе, называется! Теперь я пленница в волшебной стране и меня как в страшной сказке хотят поженить с Кощеем Бессмертным.

Как уместить подобное в разуме? Живешь, живешь себе нормально, привычно и размеренно. Ничего-то любопытного, экстраординарного в себе не замечаешь – обычная смазливая девчонка средних умственных способностей. Никаких «звезд с неба», «жареных кораблей», «живых драконов». А потом – Адеско Файр! И ты Невеста Дьявола.

– Ну, и что мне теперь делать? – в отчаянии спросила Лейла. – У меня нет желания становиться частью всего этого. Я не хотела попадать в ваше дурацкое измерение… – спохватившись, что сказала грубость, Лейла поспешила извиниться. – Ладно, пусть не в дурацкое – все равно не хочу. Мне нужно вернуть мою жизнь. Я собиралась закончить в этом году колледж, мечтала попасть в университет, стать врачом, найти работу, помогать людям.

– Как скучно. Пойми Лейла, это именно то, что с тобой сейчас происходит и есть твоя настоящая жизнь, – вкрадчиво прошептала Василиса. – Ты возвращаешься туда, где тебе место – в яркую, непредсказуемую, полную огня, вспышек тьмы и света, жизнь. Все, что от тебя требуется – принять условия игры. Если не захочешь, не придется никого убивать или спасать. Просто – живи! Просто – люби. Просто подари нам наследников.

– Так вот зачем я вам нужна?! – вскричала Лейла. – В качестве племенной кобылы? Думаешь, скисшая сперма Кощея способна подарить кому-то жизнь? Фу! Даже думать об этом противно!

– Сколько экспрессии! Да любая жизнь, она родом из Темных Вод и Светлого Луча. Имей мудрость принять это.

Лейла не видела, как женщина переместилась ей за спину:

– Ты пока не готова. В твоих глазах я вижу маленькую, перепуганную девочку, едва не погибшую от руки не самого сильного волшебника, но которого ты, своим пока ещё неразвитым зрением, приняла едва ли не за полубога. Мы все исправим, дорогая. Я не повторю былых ошибок, из-за которых потеряла дочь. С тобой все будет иначе. Тебе понравится в моем мире, обещаю, – баюкал голос, – и ты не захочешь из меня убегать. Зачем бежать? Здесь есть всё, о чем только может мечтать женщина: красота, благородство, знания, неисчислимое количество тайн и загадок. А ещё – самые сильные, могущественные, умные и коварные мужчины. Я покажу тебе такие глубины магии, о которых не догадывается даже мой любимый племянник. Пока существуют головоломки – существует и азарт! Перед тобой будет столько загадок, сколько ты пожелаешь. Все, что захочешь, моя маленькая Лейла! Ну, подумай сама, моя милая, разве не интересно увидеть настоящее волшебство? Не такое, каким показывают его в дешёвом Голливуде, а настоящее? Разве не интересно поучаствовать во всем известной мистерии добра и зла, но увидеть её капельку иначе? А может быть, увидеть её именно такой, какой себе и представляла, но не застывшей – а в красках, движении, действии?

Веки Лейла неожиданно налились тяжестью. Её затягивало в сон.

– Ты станешь маленькой принцессой в нашем царстве Змей, Лейла.

– Нет, я не принцесса, – возразила Лейла, перед тем, как сдаться объятиям Морфея.

Глава 3. Колдовской дом

Тело покоилось на мягкой постели на нежных простынях, сама возможность осязать их была как ласка. Лейла потянулась, не раскрывая глаз и пододеяльник тёплой волной скользнула вдоль тела. В следующее мгновение яркой вспышкой прорезалось воспоминание о ночи, о странном разговоре с незнакомкой, и она резко села, сбрасывая с себя одеяло.

Лейла находилась всё в той же самой комнате, куда вела узкая лесенка в башенке. Над ней нависал всё тот же, скошенный, мансардного типа, потолок.

Подбежав к квадратному окошечку, где цветные стеклышки собирались в мозаику-витраж, складываясь в изображение светловолосой солнечной девочки с огромным букетом ромашек, Лейла распахнула створку и её дух занялся от восторга.

Насколько хватало взгляда, всюду стелились шелковые поля с разнотравьем. Их окаймляли узкие бархатистые полосы посадок. Красавицы березки кокетливо пожимали ажурными плечиками, помахивали сережками. Над ними куполом поднималось высокое голубое небо.

– Кхм–кхм!

Раздавшееся покашливание за спиной заставило Лейла поспешно обернуться и едва взглянув на источник звука она пронзительно завизжала с перепугу.

Невысокое, ростом с пятилетнего ребенка, существо, испуганно юркнуло за спинку стула, прикрывая морщинистое личико перепончатыми ушами. В глаза бросались коричневые волосы и ярко-голубые глаза.

Как только Лейла захлопнула рот, прекратив звуковую атаку, существо вынырнуло из-за стула и, бросившись на колени, принялось истово колотиться широким лбом, испещренным множеством глубоких морщин, об пол:

– Простите, мисси! Простите старого Ланко! Ланко не виноват! Ланко не хотел испугать! Хозяйка будет недовольна! Простите! Простите! Простите!

С каждым последующим «простите» существо усиливало размах, и удар получался смачнее.

– Простите!..

– Хватит!

Существо замерло, взирая на девушку глазами-блюдцами, видимо, в ожидании дальнейших указаний.

– Ты кто такой? – требовательно спросила Лейла.

Сложив перед собой морщинистые ручки с маленькими пальчиками, существо пискнуло, кивая несоразмерно большой, по отношению к телу, головой:

– Ланко – брауни. Домашний дух госпожи. Семья Ланко предана Аластаирам-Нахширонам на протяжении пяти столетий. Ланко любит Аластаиров. Любит всех Нахширон! Молодая госпожа не должна его бояться!

До этого существо стояло спокойно, поэтому Лейла никак не ожидала, что в следующую секунду он снова бухнет на пол и продолжит самоистязательные упражнения.

– Ланко – плохой! Ланко – плохой! Ланко напугал молодую госпожу!

– Я же велела перестать!

Брауни покорно поднялся на коротенькие тонюсенькие ножки и стал отряхивать узловатые коленки.

– Так лучше, – удовлетворённо кивнула Лейла. – Сядь на стул.

– Ланко не может! – в ужасе всплеснул ручками домовик. – Сидеть в присутствии молодой хозяйки? Невозможно! Ланко не может!

– Чего Ланко не может, так это ослушаться моего прямого приказа. Я сказала – садись.

Понуро сгорбившись, брауни повиновался. Забавно было наблюдать за тем, как его ножки, не доставая до пола, болтались в воздухе.

– Ну, Ланко?

Лейла присела рядом. Губы её сами собой складывались в улыбку, и она ничего не могла с этим поделать – домовик забавлял. Казался ненастоящим, будто анимашка получила трехмерное изображение.

– Рассказывай, что велела передать госпожа Василиса?

– Письмо.

Конверт материализовался из воздуха, завис на секунду, дожидаясь, пока его подхватят.

– И вот эту странную трубочку.

Лейла вздрогнула, ощутив на коленях тяжесть подарка. Опустив глаза, обнаружила свой смартфон и очень обрадовалась.

– Ещё Ланко строго-настрого велено слушаться молодую хозяйку, исполнять все её желания. До самого вечера, пока не проснется госпожа Аластаир.

Брауни ссутулился, прижимая уши к лысому черепу и испуганно вращая глазами:

– Молодая хозяйка прикажет накрывать стол к обеду?

В огромных глазах сияла такая надежда, что Лейла незамедлительно кивнула:

– Конечно, накрывай. Я ужасно проголодалась. Слона бы съела.

Рот домовика растянулся от уха до уха в счастливой улыбке:

– Слушаюсь, моя госпожа! Если Ланко потребуется молодой хозяйке, ей следует только позвать его по имени, как он тут же будет рядом.

С негромким хлопком брауни исчез.

Лейла осталась с удивлением глядеть опустевший стул. Через пару секунд ей это надоело, и она, сломала ярко-алую восковую печать на листе бумаге, свернутом в письмо. Так письма отправляли в позапрошлом веке, но чужой дом – чужие правила.

«Дорогая Лейла!

К моменту, как ты проснешься, я не смогу составить тебе компанию, за что приношу глубочайшие извинения. До заката солнца будешь развлекать себя сама. Надеюсь это будет несложно – в доме есть на что поглядеть. Исследуй его границы и возможности, запретных уголков для тебя здесь нет.

Я бы только попросила не спускаться без меня в подземелье. Не то, чтобы это могло представлять опасность – ни одна Тварь на моих землях не тронет того, в ком течет кровь Нахширона, – но некоторые из населяющих подземелья созданий не столь симпатичны и дружелюбны, как Ланко. Для молодой девушки, впервые постигающей волшебный мир, я бы рекомендовала держаться от инферналов, зомби и Врат Дракона подальше».

Лейла сразу для себя решила, что в подземелье спустится разве только что под пистолетным дулом.

«Из дома можешь выходить, но покинуть границы поместья не получится. Зато, при желании, сумеешь позвонить родителям и убедиться, что с ними все в порядке.

К огромному сожалению, пришлось подкорректировать их память. Для них ты теперь отдыхаешь на Мальдивах, но это мелочи. Главное, что они теперь довольны и счастливы, и не беспокоятся о тебе.

Светает. Вынуждена прерваться. Привыкай к новой роли. Развлекайся.

До вечера

Василиса Аластаир».

– Госпожа желает кушать? – напомнил о себе Ланко. – Возможно, она сочтёт, что лучше переодеться? В доме госпожи не принято садиться за стол в одежде для сна.

Лейла вздохнула. На ней была кружевная и красивая рубашка. Конечно, не лучший выбор для парадного выхода.

Ланко вновь сверкнул широкой счастливой улыбкой. Быть полезным не просто доставляло ему удовольствие – это делало его счастливым.

– Ланко покажет молодой хозяйке комнату с одеждой. Ланко покажет молодой госпоже «гардероб», – последнее слово коротышка выговорил с усилием, шамкая губами. – Госпожа Василиса весь оставшийся вечер создавала одежду для дорогой гостьи. Позвольте помочь вам переместиться, миледи? Вам нужно всего лишь протянуть Ланко руку.

Перемещение ощущалось резким рывком. Потом было падение столь быстрое, что краски размазавшись, слились.

Когда предметы вновь обрели четкие очертания, оказалось, что Лейла стоит в другой комнате. Мебель в ней отсутствовала, зато одежды было больше, чем в магазине.

– Путёна! – позвал Ланко.

С очередным хлопком появился новый домовик. Такой же ушастый, глазастый и коричневый.

– Где тебя носит, бестолковая? Молодая госпожа желает одеваться! – с гордостью заявил он.

Вращающиеся блюдца-глаза брауни Путёны смерили Лейлу оценивающим взглядом:

– Миледи желает одежду для черни или одежду господ?

– Конечно, одежду господ, – пожала плечами Лейла.

Брауни вся аж засветилась, как двухсотваттная лампочка под напряжением. «Наш человек», – говорил её взгляд.

В воздухе возникло зеркало. Словно вспыхнувшие голограммы появились три пышных платья с длинными юбками в пол.

Лейла выбрала ярко-алое, чем ещё больше подняла настроение Путёне.

Остальная одежда растаяла в воздухе.

Выбранное платье оказалось Лейле чуть великовато, но Путёна подогнана его по фигуре, заставив уменьшиться его в размерах там, где материи было многовато и увеличиться в тех местах, где ткани не хватало.

В результате наряд сел по фигуре идеально, ни один портной так не сошьет. Одно слово – магия!

Лейла с удовольствием наблюдала перемены в собственной внешности. Пышные юбки визуально сделали талию тоньше, плечи – округлее, грудь – выше. Цвет платья выгодно подчеркивал тон кожи и совсем чуть-чуть диссонировал с желтоватым оттенком её топазовых, тигриных глаз.

Брауни, приблизившись, что-то нашептала.

Легкие серые тени в уголках подчеркнули удлиненный персидский разрез глаз, мазок румянами выделил нежные скулы, а полупрозрачный блеск сделал губы полнее и ярче. Волосы взметнулись и завились мягкими локонами у висков.

– Путёна, ты молодец, – похвалила брауни довольная результатом Лейла. – Спасибо, – поблагодарила она.

В солнечном свете дом выглядел привлекательнее.

Мебель освободили от чехлов, полировку навощили. Деревянные половицы покрыли коврами. Длинный стол, занимающий центр широкого зала, сервировали, словно к празднеству. Он ломился от изысканных, невиданных яств. Название большинства блюд Лейла, привыкшая к незатейливой кухне, даже не знала.

Стул сам собой отъехал в сторону, стоило протянуть к нему руку, радушно приглашая присесть.

Еда оказалась волшебной, сама таяла во рту.

Ланко наблюдал, поигрывая ушами, то распрямляя их, то опуская. Ожидая реакции на трапезу.

Стоило подняться из-за стола, как еда, посуда, подсвечники со свечами, плавающие в воздухе, растворились в одно мгновение.

– Это было волшебно. Хочу видеть всех, кто занимается приготовлением обеда.

Домовик хлопнул в ладоши, и рядом с ним выросло ещё четыре коричневые фигуры.

– Синки, Тонки, Марки, Тобби, госпожа.

Каждый из представляемых кланялся, в свой черед втягивая ушастую голову в плечи.

– Я хочу поблагодарить вас всех, – постаралась приободрить их Лейла. – Никогда не ела ничего вкуснее. Спасибо.

Глаза-блюдца у брауни зажглись таким ярким светом, словно внутри их черепушек загорелась китайские фонарики. Кто-то, кажется Синки, даже всхлипнула от переизбытка чувств.

– Синки, Тонки, Марки и Тобби счастливы, госпожа.

– И Ланко – тоже!

– Ланко, остальные могут быть свободны. А ты, пожалуйста, покажи мне дом?

В конце комнаты с длинными, узкими, словно бойницы, окнами, таилась, скрытая в нише, едва приметная дверца. За ней начинал кружить коридор. Изгибаясь, точно неторопливая змея, он уводил вдаль.

Ланко демонстрировал многочисленные библиотеки, кабинеты, ванные, каминные, бильярдные, гостевые, портретные галереи, просто галереи, гардеробные, лабораторные.

– Как мне выйти из дома на улицу? – не выдержав, сдалась Лейла.

– Просто пожелайте, чтобы появилась дверь, госпожа. Она и появится.

– В любом месте? В любой комнате? – уточнила она.

– Да.

– Дверь!

Лейла, не сдержавшись, радостно вскрикнула, когда со вспышкой света в дверном проёме образовался проём. Когда дверь распахнулась её под ноги лёг яркий и ослепительный солнечный свет. Полной грудью вдохнула она запах разогретых трав и цветов.

Вернувшись в дом после прогулки, она отыскала в доме библиотеку. Окон там не было; лишь тусклый зеленоватый свет освещал ряд длинных шкафов – хранилище вековых знаний.

Дитя нового века, Лейла почти разучилась читать книги на бумажном носителе, давно предпочитая электронные вариант, доступ к которым через сеть интернета был гораздо дешевле и проще. Читать книги её показалось утомительным и из библиотеки она перешла в картинную в картинную галерею, где хранились портреты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8