Эдуард Замалютдинов.

Отпуск за свой счетЪ



скачать книгу бесплатно


Часть I. Знакомство.


Глава 1.


– Ийя-эйя, ийя-ха! Ийя-эйя, ийя-ха!

Старательно держа ритм, задаваемый ведущими, Роман поймал себя на

мысли о том, что «в этом все-таки что-то есть!». Каждый из нас, время от времени испытывал нечто подобное – после удачной покупки, выгодной сделки, или даже просто остроумного замечания, к месту отпущенного в пылу дружеской пикировки. Основной лейтмотив данного чувства – «я все сделал правильно!» Не зря заплатил деньги, не зря потратил время, не напрасно напрягался, пытаясь выдать на-гора «нечто эдакое».

Шаманское горловое дыхание, выполняемое в полночь на окраине окруженной знаменитыми марийскими лесами базы отдыха почти шестью десятками человек, невзирая на весь первоначальный скептицизм, действительно переключало организм на новую, доселе неведомую им «волну».

Прямо над головой, в уютной темноте ласковой июльской ночи, роскошным ковром раскинулось звездное небо. Так как все «дышащие» находились сейчас в положении «руки по швам, лежа на спине», наблюдать за оным было особенно удобно. Более того, в процессе предстартового инструктажа, отдельным пунктом рекомендовалось выбрать себе какую-нибудь звезду, и фокусировать взгляд именно на ней.

Как раз этим, наряду с уже упомянутым «горловым дыханием» и занимался сейчас Роман Васильевич Луговой, 29 летний житель города Жуковска Московской области, семейное положение – холост, образование – высшее, воинское звание – старший лейтенант запаса, трудоустроенный в ООО «Русская кровля» старшим менеджером отдела сбыта, и прочая, и прочая, и прочая.

На эту тусовку его уговорил выбраться некий не вполне уж близкий, но в общем-то, хороший знакомый. Мишка Зельцман*, так искренне горевал по поводу того, что из-за упрямства и консерватизма своей глубокоуважаемой супруги, лично он, Мишка, лишился счастья присутствовать на сем эпохальном событии, так убедительно говорил: «Не пожалеешь, старик!», так настойчиво рекомендовал «фиксировать все свои ощущения, пока не стерлись», что Роман в конце концов тоже проникся мыслью – а почему бы и нет?

Десять дней «за свой счет» помог выбить у шефа тот же Мишка, плата за проживание и участие, даже в масштабе его не столь уж великих заработков оказалась вполне приемлемой, а поменять обстановку всегда полезно, не так ли?


* Что-то вроде Мишки Шихмана из знаменитой песни Высоцкого, с той лишь разницей, что по прелестям Синая он не тосковал, благо эпоха позволяла достигать близкого, а то и более «продвинутого» материального уровня и в кругу родных осин.


Тем более, что сие мероприятие проводилось не вблизи Полярного Круга, а в Республике Марий Эл, где в славном стольном городе Йошкар-Ола проживала и ждала его в гости сестра матери, шумная и хлебосольная тетя Рита. «Фестиваль» был рассчитан на семь дней, так что остальные (плюс выходные, минус дорога) можно было с пользой и удовольствием провести в тесном семейном кругу.

… Звезда, на которую смотрел Роман, вдруг мигнула, а весь остальной «рисунок небосвода» и вовсе растворился в какой-то дымке.

Однако наш герой уже знал – это верный признак того, что медитация «идет как надо». «Все, кроме главного объекта, должно исчезнуть из Вашего зрения».

– Оох … Улетаем братцы … – успел подумать Роман, и тут до него донеслось:

– А теперь – прекращаем дышать, и – задержка на выдохе! Делаем каждый, кто сколько сможет, затем – вдох и задержка на вдохе, потом – произвольное дыхание. Ждем моей команды, без нее не разговариваем, не встаем. Иии – начали!

Выдохнул Роман до конца, «без дураков». Наслушавшись за предыдущие дни разговоров «знающих людей», он согласился с тем, что халтурить тут бессмысленно, иначе не будет эффекта. Но вот его до предела рациональный и очень уважающий себя разум (по терминологии тутошней братии – Малышкин), никак не хотел смириться с тем, что организм в принципе может обходиться без кислорода, никак не менее пяти минут.

Голова не просто закружилась, а отправилась в какой-то запредельный полет. Все естество жадно требовало вдоха, но ободренный первыми успехами Роман, упрямо стиснув зубы, продолжал стоять на своем.

И – вот оно, неведомое! Смирившись с неизбежным, тело начало жить своей, ранее недоступной для восприятия жизнью. Вначале мелко завибрировали, прижатые к туловищу руки. Пальцы сами собой растопырились, и по этим импровизированным антеннам тут же ринулся явно ощутимый поток энергии. Затем, где-то в районе поясницы, возник мощный источник тепла, греющий тело изнутри. А потом …

Потом в небе, в которое продолжал пялиться новоявленный «йогонавт»*, появилось сразу несколько пар глаз. Просто глаз – без лица, туловища и прочих жизненно необходимых каждому «сапиенсу» атрибутов. Но сия ущербность, вовсе не мешала им осуществлять свою основную функцию.

«Они наблюдают за нами!» – молнией пронзила разум испуганная мысль. «Наблюдают, и словно ищут кого-то! Неужели …»

И в этот самый момент, Романа «заметили». Один из небесных наблюдателей рывком приблизился, и в сознании мужчины словно «впечатался» этот пристальный и – он готов был поклясться! – вмиг ставший торжествующим взгляд …

– Ох, мама родная!

Тело выгнулось дугой, его «пробила» вовсе уж нешуточная дрожь, более


* Тон на фестивале задавали йоги, отсюда и термин.


смахивающая на средней силы эпилептический припадок. И тут только пришла спасительная мысль о том, что на сегодня, пожалуй, «впечатлений» достаточно*, и самое время начать дышать.

– Ффууу…

Вдох-выдох, вдох-выдох. Враз забыв о своем намерении скрупулезно выполнить всю программу, Роман интенсивно задышал, не помышляя более ни о каких задержках и даже закрыл глаза, в тщетной попытке разорвать контакт с пугающим «небесным оком». Но к сожалению, в данном случае оказалась права пословица о бесполезности запирания ворот конюшни после того, как зафиксирован факт угона лошади. «Изображение» глаз пропало, но Роман почти физически чувствовал на себе, ЭТОТ взгляд …

– Меедленно возвращаемся, приходим в себя, пааднимаемся …

Луговой вздрогнул, и лишь секундой позже сообразил, что голос принадлежит ведущему. Это что, выходит час, отведенный на «дыхалку» и медитацию, уже позади?

Вокруг зашевелились, публика начала принимать вертикальное положение и собирать свои вещички, готовясь «лечь на обратный куршъ» – к маячившим в отдалении домикам базы. Июльская, она конечно июльская, но все-ж таки ночь, а посему опытные товарищи, к каковым причислял себя и уже упомянутый Михаил Зельцман, настоятельно советовали привезти на «фест» хорошее одеяло, а еще лучше – спальник. «Час пролежать неподвижно – это тебе не кот начихал. А холод, он от медитации отвлекает…»

Роман считал себя не только здравомыслящим, но и любящим комфорт субъектом, а посему захватил «Condor 300+»**. Но сейчас, скатывая спальник вместе с ковриком в тугой узел, он вовсе не ощущал себя мудрым и предусмотрительным человеком. Мысли метались, как канарейки в тесной клетке, узревшие приближение крупного и очень голодного кота.

«Ничего себе, словил ощущеньица! Поменял обстановочку, туды ее в качель! Да я при самых жестоких разносах шефа, так не мандражировал! Да что шеф! На институтских «плантациях» при разборках с аборигенами всегда держал хвост пистолетом, а ведь там бывало всякое … Брр! Интересно, это мне одному такое «щастье» привалило, или кто-то еще сподобился? Ей вы, продвинутые и просветленные! Неужели настолько ко всему привыкли, что подобные «небесные гляделки» даже пары слов не стоят?»

Однако в Багдаде, все было спокойно. Народ оживленно, но без малейших признаков нервозности обсуждал прошедшее мероприятие и делился планами на предстоящую ночь. Или тут собрались отъявленные конспираторы и опытнейшие рыцари плаща и кинжала, умевшие владеть своими чувствами и не выпускать стратегически важную информацию в свободное обращение, или …

«Или ты, Ром Василич, удостоен, так сказать, в индивидуальном порядке. Казалось бы, можешь даже гордиться, но вот почему-то не хочется … Интересно, а как там Лена?»


* Тех самых, которые советовали «фиксировать»!

** Ну и полипропиленовый коврик, для «подстилки».


Оглянувшись, он отыскал взглядом девушку, привлекшую его внимание еще в первый день фестиваля своими бездонными карими глазами с глубоко запрятанной в них грустинкой. Но сейчас, она была очень даже весела, что-то оживленно обсуждая с шедшей рядом компанией подружек.

«Мда-с! Похоже, и тут мимо! А ведь вроде бы говорили, что она опытная, как там

по-ихнему? То ли ведьма, то ли «космонавтка» … Короче, ощущает все такие подобные «вылеты». Ну что-ж, на нет, как известно, и суда нет. Самому распространяться на эту тему не стоит – для новичка прозвучит хвастливо и надуманно: «А вы знаете, меня небесный глаз выбрал!»

Но успокаивая себя подобными рассуждениями, Роман понимал – его удерживает от откровений, отнюдь не только боязнь неверия или невысказанных вслух* насмешек.

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _


Попетляв по проселкам, синяя «Нива» наконец-то выбралась на йошкар-олинскую трассу и тут же набрала свои привычные шоссейные «девяносто с хвостиком». Более разгоняться не следовало – во-первых, начиная со «стольника» появлялся «фирменный» гудеж трансмиссии, а во-вторых, машина изначально проектировалась отнюдь не для гонок. Высокий клиренс и короткая база жизненно необходимы для бездорожья, но нисколько не помогут вам при прохождении поворотов. Особенно – на мокром после недавнего дождя шоссе. Особенно – если водитель думает не столько о дороге, сколько о прошедшей ночи, и о том, не повторяться ли пережитые тогда ощущения при свете дня …

Сообразив, что смотрит вперед почти невидящим взглядом, Роман снизил скорость до восьмидесяти, а затем и вовсе до шестидесяти, выбирая место для короткого привала. Именно это обстоятельство, и спасло в следующую минуту его жизнь.

Глаза, возникли неожиданно – прямо по курсу, на фоне неспешно струящегося навстречу лесного пейзажа. На сей раз, шоферские инстинкты опередили разум. Резкий удар по тормозам, негодующий визг заблокированных колес, ремень безопасности, врезавшийся в плечо …

В общем, ему повезло. Повезло, что прямой участок, повезло, что не было «встречняка», что никто не «поцеловал» сзади. Но главное – в том, что сбросил скорость. Случись сие хотя бы тремя минутами раньше, когда она была под стольник, он непременно вылетел бы в кювет.

А так – обошлось. Описав на шоссе загогулину, «Нива» в конце концов замерла на обочине, а он, с судорожно вцепившимися в баранку руками, с головы до ног покрылся холодным потом, но тем не менее, был цел и невредим. «Глаза» пропали, но сомнения пропали тоже – ему ничего не «привиделось» и не «померещилось».

За окном машины была не «ночь медитаций», а солнечный июльский день, и от места


* Публика все-ж таки интеллигентная, прямо не усомниться никто.


проведения «феста» его отделяло как минимум три десятка километров. Присовокупив к этому полное отсутствие в прошлом каких-либо галюциногенных прецедентов*, получаем, господа, весьма неожиданную, но тем не менее, достаточно грустную картину.

– Ну что, допрыгался, экстрасенс хренов? – вслух спросил себя Роман и от полноты чувств громко и многоэтажно выругался**. Как ни странно***, но это помогло – голова немного прочистилась, руки на руле разжались, и даже хватило соображалки вынуть ключи из замка зажигания, когда вышел наружу и направился посидеть-подумать под сень ближайших древ.

Устроившись на травке, словно Штирлиц из последней серии «Семнадцати мгновений», Роман вспомнил о сей аналогии и нашел ее весьма уместной.

Действительно, если рассуждать здраво, ситуация во многом схожая. У него проблемы? Так у Максим Максимыча тоже! Мюллер, Борман, прочая нечисть … И в случае ошибки – «уютные» подвалы гестапо. Но ведь не сдался же человек! Не ударился в панику, не стал умолять Центр: «Я больше не могу, хочу домой!» Сам, добровольно, вернулся в логово зверя, имея в перспективе почти неизбежный арест. Сильно? Сильно! А чем же он, Роман Васильевич, хуже? Мечтал же в детстве, о карьере разведчика? Ну пусть всего лишь до третьего класса, но ведь мечтал?

И тут из сутолоки подобной успокоительной чуши, выбралась на поверхность холодная, как весенний уж**** мысль: «Нужно дождаться нового контакта! Дождаться – и не убегать, а пойти «им» навстречу. Задать вопрос, и «раскрыться». Бред? Возможно! Но попытка, как известно, не пытка.***** По крайней мере, появится определенность. Я предложил – вы отказались. Ну, значит – не очень то и хотелось. А ежели вам интересно за нами просто посмотреть – милости просим, ясновельможные паны. Мы не Ходорковские, от налогов не уклоняемся, в связях, порочащих нас, замечены не были …»

Стало совсем легко и спокойно, особенно когда Роман осмыслил еще один факт – то, что он вот так резко и внезапно «сорвался» с феста, сославшись на «срочный звонок


* – О, Васек, ты видел?!

– Собака?

– Собака!

– Зеленая?

– Зеленая!

– Летит?

– Летит!

– Не, это не наша собака! Пьем, Митрич, дальше! А эта – к наркоманам полетела …

** «Хренов экстрасенс» – это, товарищи, еще цветочки. Когда русского человека припрет, он выражается весьма более энергично. Как говаривает моя мамочка: «Куда только образование девается …»

*** А чего тут странного? Обычная «матотерапия» …

**** Пробовали брать в руки? Прохладственно, скажу я вам!

***** Правда, товарищ Берия?


босса» (и это – под выходные!), оказывается, вовсе не было ни мнительностью, ни трусостью. А чем же? Ну теперь, пожалуй, можно сформулировать так – интуицией. Да, именно, интуицией. Останься он ТАМ, и все происшедшее можно было бы списать на необычность «времени и места», на шуточки какого-нибудь излишне способного «йогонавта» и прочую лабудень. А вот ЗДЕСЬ, этот фокус не пройдет. Так что … Поваляемся на травке, подождем, если через пару-тройку часиков ничего не обнаружится, можно будет и …

Глаза возникли в небе почти сразу же после того, как он откинулся на спину. Вновь, как и в прошлые разы, остро кольнула игла тревоги, но теперь, имея в запасе готовую программу действий, разум выскользнул из-под ее удара и рванулся вперед, словно получивший команду вышколенный пес*.

– Кто вы? Что вам от меня нужно?

Несколько секунд тягучей тишины, придавливающий в землю пристальный взгляд, и затем – прошелестевший в голове тихий, но отчетливый ответ.

– Ты – один из немногих …

Роман невольно дернулся, но тут же взял себя в руки и четко сформулировал следующую мысль.

– И что с того?

– Мы предлагаем тебе сотрудничество. Поверь, из многомиллиардного населения вашей планеты, такое предложение получают единицы.

– Так вы – инопланетяне? – слегка растерявшись (такой конкретики, он все же не ожидал) «произнес» Роман. А «параллельно», в голове тут же родилась ехидная мысль: «А вот насчет единиц, это вы, други мои, либо врете, либо плохо работаете. Не может быть таких соотношений! Тем более сейчас, когда чуть ли не каждый десятый мнит себя или «дитем индиго», или потомственным колдуном, или экстрасенсом. Даже сотые, тысячные доли процента – в пересчете на население матушки Земли, это десятки, сотни тысяч …»

– Мы называем себя, танарами…

Первое «а» было почти двойным, но в целом слово звучало вполне отчетливо.

– И мы не какие-то там «зеленые человечки» или паукообразные монстры. Наша раса практически полностью идентична человеческой по генотипу и абсолютно не отличается внешне …

– Ух ты! Братья по разуму и телу! – вполне искренне восхитился Роман. – Вот это – действительно здорово! Всегда обожал фантастику с подобной завязкой! И кстати, я в этом плане не исключение.

– Нам это известно.

А вот теперь, в «голосе» явно проступила усмешка.

– Вы, земляне, слишком много значения придаете внешней форме. Впрочем, тем лучше для нас, не так ли?

Роман прибавил к двум два, и медленно произнес:


* Страшное дело, между прочим! Кто-нибудь видел, как атакует натасканная профессионалами немецкая овчарка?


– Так значит, есть и другие?

«Голос» немного помедлил, но от ответа не уклонился.

– Есть. Ты ведь видел на месте вашей «тусовки» не только меня, не так ли?

– Ну, честно говоря, я и сейчас тебя не совсем чтобы вижу …

– Это потому, что мы общаемся через пси-поле.

– Через что?

– Пси-поле, эфирное поле, экстрасенсорное поле – называйте, как хотите. Обладание этой способностью, одно из основополагающих условий сотрудничества.

– Сотрудничества? А для чего же вам, таким большим и умным, какие-то там дикари?

Роман импровизировал на ходу, но как ни странно, пока что умудрялся «удержаться в седле». В этом ему помогало давнее увлечение фантастикой, во-первых, и недавно прослушанный курс по ведению деловых переговоров, вкупе с банальной логикой, во– вторых.

Действительно, с точки зрения любой цивилизации, могущей преодолеть межзвездные расстояния, раса, не способная «дотянуться» даже до соседних планет, и вдобавок раздробленная на сотни различных государств, никак не может считаться дееспособной. Так что мечты фантастов прошлого века об «официальном братании» и воспоследующей вслед за тем эре всеобщего благоденствия, Роман не разделял.

Но одно дело – контакты с госструктурами, и другое – с отдельными, так сказать, «физическими лицами». Вот тут уже смысл появиться мог – ведь даже за дикарями удобнее наблюдать изнутри, не так ли? И если быть не восторженным оптимистом, а трезвым реалистом, то можно попытаться «прощупать почву» и при вербовке тебя инопланетянами, почему бы и нет?

… Последнюю «реплику» Романа «голос» переваривал заметно дольше обычного, но в конце концов «произнес».

– Ответ на этот вопрос есть, и то, что Вы его задали, говорит в Вашу пользу. Но я боюсь, что длительное общение через пси-поле отнимет слишком много Ваших сил …

В этом невидимый собеседник оказался прав – в голове постепенно нарастала свинцовая тяжесть, * и «держать фасон» становилось все труднее и труднее. Но Роман, уже вошедший во вкус рискованной игры, не пожелал уступать инициативу.

– Что-ж, возможно, Вы и правы. Тогда почему бы нам не пообщаться «напрямую»? Вообще-то я не ксенофоб, но коль скоро Вы сами упомянули о нашей, так сказать, «идентичности», неплохо было бы убедиться в столь отрадном факте воочию …

На сей раз, «голос» ответил практически мгновенно.

– Согласен! Итак – слушайте, и запоминайте. Если двигаться в том же направлении, которого Вы придерживались до начала контакта, то через 15 километров – а если быть


* У всех почему-то «свинцовая»! А как насчет «золотой»? Вес, между прочим, тот же самый!


точным, 15 километров 233 метра, по левую сторону дороги появиться съезд в лес. Проезд перекрыт шлагбаумом с вроде бы солидным навесным замком, но если дернуть дужку три – именно три раза подряд, то он раскроется. Когда проедете, не забудьте вернуть шлагбаум на место, и защелкнуть замок. Затем, Вам нужно будет преодолеть 1740 метров. Эта «лесная тропа» уже начинает заростать, но Ваш автомобиль должен пройти. Впрочем, если желаете, можете идти пешком, только углубитесь хотя бы метров на пятьдесят, чтобы машина не была видна с трассы. Место встречи – поляна, с расположенным в центре дубом. Мне повторить, или Вы запомнили?

– Понял, «старший брат», понял! – буркнул* землянин, и спустя мгновение в голове наступила блаженная тишина. Исчезла давящая на виски тяжесть, пропали глаза в небе, и теперь лишь его собственная память подтверждала факт только что состоявшегося контакта, с самым что ни на есть «взаправдашним» внеземным разумом …


Глава 2.


… Насчет «пройтись пешком», мудрый представитель далекой цивилизации, чье имя пока оставалось для Лугового неизвестным,** оказался прав. Уже после первых ста метров «вглубь от шлагбаума», Роман решил, что «смычка разумов» – это конечно дело хорошее, но зачем же над новенькой машиной издеваться? Только-только купил, накрутил всего четыре тысячи двести кеме – и теперь обдирать бока в марийской чащобе?

Нет уж, увольте! С трассы его «Ниву» теперь все равно не разглядеть – «тропинка» ответвлялась не перпендикулярно, а под большим углом забирая влево. А уж с буйством местной растительности, могли соперничать разве что амазонские джунгли …

Одним словом – все в порядке, конспирация соблюдена, можно топать вперед, и настраиваться на предстоящее историческое событие.

Впрочем, тут же одернул себя Луговой, «историческое» оно, похоже лишь для тебя, Ром Василич. Ребята же с тарелок, явно действуют по давным-давно отработанной схеме. «Мне повторить, или Вы запомнили?» И расстояния с точностью до метра тут же определили, и полянка с дубом нашлась – лишь златой цепи да говорящего кота не хватает …

Внизу утробно чавкнуло и левая нога «звездопроходца» почти до середины щиколотки ухнула в скрытую буйно разросшимися папоротниками колдобину, по закону подлости заполненную до жути холодной водой.


* Мысленная речь, может передавать интонации не хуже голосовой – это Роман уже прочувствовал на себе.

** Между прочим, и сам не представился. Вообще, как-то все скомкано получилось, «не по протоколу» …


– Да еб ты! – не выдержал Роман, но от дальнейших «выражений» все-таки решил воздержаться. Кто знает, может его уже «ведут»? Неудобно как-то, перед высшим разумом …

Ботинок однако, промок вдрызг. Возвращаться к машине было в лом, и он продолжил «движение по маршруту», теперь уже больше обращая внимание на «рельеф местности», а не на размышления о проблемах ксеноконтактов. Долго ли, коротко ли, но добрел добрый молодец и до полянки. Дуб оказался отнюдь не трехсотлетним, но все же достаточно солидным. По крайней мере, в родном Подмосковье такие попадались не часто. И рос он как по заказу – в самом центре, в гордом одиночестве, вольно раскинув вширь могучие ветви.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6