Джеймс Гейтсбери.

Тайная жизнь Ника Хартера



скачать книгу бесплатно

Глава I
Удар судьбы

Холодный дождливый ветер отчаянно трепал тонкие ветки деревьев, сгибая их над промозглой сырой землёй.

Тяжёлые пунцовые тучи сгущались над мрачным, окутанным пеленой мрака и тьмы местом, казалось, забытым Богом и людьми.

Сильный грохот послышался от грубо потрескавшейся доски гроба. Крепкие мужские руки оторвали крышку и с волнением опустились на его дно.

Молодой человек недюжинного телосложения, высокий и широкоплечий, склонился над гробом. Длинные смоляные волосы были собраны сзади в густой хвост, их прядь упала на размытое ливнем лицо. Сейчас оно застыло в сумасшедшей безысходности, и, казалось, на нем навсегда замерла печать смерти и обреченности.

– Нет! Нет! Что ты наделал, Господи?! – закричал молодой человек, устремив на мгновение глаза к небу. Голос, разрываемый горем доселе неведомой человеку силы, замер эхом в глубокой ночи.

– Как мне жить?! Господи, как?!

Нервно дрожащие руки мужчины с силой вырвали из гроба тяжело обмякшее тело девушки, лицо которой застыло в странной мимике. Всё её тело: руки, шея, лицо – казалось таким молодым и живым, словно она и не умерла вовсе, а лишь заснула ненадолго, но вот-вот проснётся, и он, Ник, снова услышит её волнительный голос, а её длинные чёрные ресницы смахнут с себя тень неприступного сна. Лицо мужчины исказилось в дикой и свирепо-безудержной мимике, жестоко оскалив зубы, оголив при этом их белый ряд. Он с остервенением прижимал девушку к своей груди, глядя на всё сумасшедшими, ничего невидящими глазами.

– Энн, Энн. Зачем ты покинула меня? Зачем? Что мне теперь делать? Как жить? – мужчину охватила необъяснимая тоска. В этот момент он не мог видеть того, что за ним пристально наблюдают.

Возвращавшийся в это позднее время с работы пьяный местный житель хотел как можно быстрее сократить путь до дома, короткий же путь лежал только через кладбище. Любой человек со здравым смыслом вряд ли решился бы на столь смелый поступок, но в мужчине на тот момент говорило не чувство рассудка, а большая доля выпитого спиртного.

Услышав предательский шорох в кустах, пьяный человек замер. Словно какие-то силы в мгновение пробудили в нем разум, то есть протрезвили его.

Сердце молодого рабочего в ужасе сжалось в комок. Парень работал в городе на стройке, потому как в местных окрестностях работы для него не было, поэтому приходилось ездить в город и нередко запоздно возвращаться домой.

– Чёрт меня надоумил идти по этой дьявольской дороге, – выругался парень, затаившийся в кустах. Его испуганный взгляд больших чёрных глаз без устали перебирался с ветки на ветку, а худощавое маленькое тело то и дело пронизывала дрожь. Присмотревшись к тени человека в ночи, у парня невольно вырвалось:

– Да это же Ник… Ник… Но что он здесь делает? Чертовщина какая-то, – всматриваясь в фигуру Ника, в ужасе произнес паренёк. Он всё ещё не верил своим глазам.

– А кто у него на руках? – язык паренька онемел. Он застыл, поражённый, как статуя.

– Что? Энн? Он что, вытащил её… Он достал её из земли? – незадолго до этого юноша был свидетелем похорон этой девушки.

– О силы небесные, это… Это не человек, это сам дьявол в плоти.

Что он делает?

Ник в это время, поднявшись с земли с телом девушки, на какое-то мгновение замер, всматриваясь в ночную мглу, затем снова с тяжестью упал на колени в глубоко размытую дождём грязь и ещё сильнее прижал к себе тело девушки. Он начал укачивать её, убаюкивая, как малое дитя, после чего безудержно зарыдал.

– Господи, он совсем сошёл с ума, – всё ещё испуганно притаившись в кустах, прошептал не на шутку напуганный паренёк.

Спустя время послышался дикий крик, взорвавший судорожно небо.

Было в этом крике что-то животное, словно чью-то плоть вживую разрывали на части.

Поднявшись с девушкой на руках и тяжело ступая по сырой земле, Ник, по-прежнему прижимая к себе мёртвое тело, направился вдоль петляющей дорожки в глубокую туманную долину.

До смерти напуганный паренёк, от того что ему пришлось только что увидеть, как только Ник с девушкой скрылись во мгле, тут же бросился в деревню.

Вскоре в округе поползли слухи о неслыханном деянии Ника…

Всё в Нике в это время кипело и бушевало. Им овладели дьявольские чувства. Внутренние противоречия и несогласие с несовершенством и несправедливостью этого мира сейчас раздирали его на части, и это неприятие настолько изжигало его изнутри, что он не находил себе места. Он не знал, куда ему деваться, куда идти и что делать.

Вся его жизнь в одночасье превратилась в прах, и всё, чем он жил до этого времени, потеряло всякий смысл. Он остался один, совсем один на этом свете, и теперь эту безысходность, обреченную на одинокость, он должен был нести до конца своих дней.

– Господи, зачем ты так со мной? Лучше бы ты положил меня рядом с ней, иначе зачем бы я родился на этот свет? Ведь я и Энн – это всегда было то, что ты проповедовал в людях, то, что ты ценил в них больше всего, то, что они должны были нести в этот мир по твоему замыслу. А что теперь? Забрав её, ты, сам того не ведая, сотворил то, что сейчас живет во мне. Ты изуродовал меня, изуродовал мою сущность. Кем я стал без неё – дьяволом? Чёртом? Зачем же ты породил во мне эту сущность? Зачем? Чтобы я мучился и мучил других? Как с этим смириться? Как, если её больше нет? Нет, но возможно ли такое, чтобы я всё ещё существовал без неё, здесь и сейчас, ведь во мне теперь мёртвый дух… в живом теле. Так же, как этот дух вышел из мёртвого тела Энн, – Ник посмотрел на лицо девушки: она смиренно лежала на кушетке, возле которой он стоял на коленях, посреди большой комнаты в доме, находившемся на окраине долины.

– Но зачем ты породил меня? Я спрашиваю, зачем? – сквозь слёзы прокричал Ник, но неожиданно вдруг замер.

В голову молодого человека в этот момент пришла, казалось, сама по себе невероятная мысль. Мысль, от которой содрогнулся бы любой здравомыслящий человек.

Перед глазами Ника предстало лицо пожилого мужчины, человека, которого кто-то считал ненормальным, а кто-то – великим, гениальным в своей деятельности…

Глава II
Нужный человек

…Встреча Ника с этим замысловатым и выдающимся человеком произошла при весьма отягчающих обстоятельствах, и произошла она возле одной таверны.

На какое-то мгновение воспоминания унесли Ника в прошлое.

Он живо вспомнил встречу с его другом, которому он однажды спас жизнь.

Это случилось поздно вечером, когда Ник находился на заработках в Вильнюсе и не гнушался любого, как он называл, «собачьего труда».

* * *

Молодого парня в то время никуда особо не брали на работу, ведь он был, как всем казалось, малообразованным. Об этом свидетельствовала вся его внешность: совершенно бесхозный, потрёпанный вид; сильно стёртые сандалии, из-под которых виднелись чумазые, избитые в мозолях пальцы и пятки. Разодранная в некоторых местах пыльная одежда, непричёсанные кучерявые чёрные волосы и цепкие, большие, зелёные глаза, обладающие, как ни странно, необыкновенным магнетическим взглядом, так что от них невозможно было оторваться.

Лучшее, чем он мог заработать себе на пропитание, – это или тяжёлым строительным трудом, где ему приходилось трудиться разнорабочим, или, того хуже, таскать тяжёлые неподъёмные мешки с мукой и крупами, подрабатывая грузчиком в каком-нибудь местном магазине.

Так как Ник был высоким, статным и сильным, его быстро приметили местные торговцы, которым была нужна выносливая физическая сила, и они то и дело предлагали ему возможность на этом заработать. К тому же Ник отличался трудолюбием и честностью. Он никогда не уходил с работы, не доведя дела до конца, и всегда вовремя приходил в назначенное ему время.

Скрытный и немногословный, всем своим внешним видом Ник вызывал у людей какое-то странное чувство. Несмотря на одежду, он имел при этом на редкость красивые и мужественные фигуру и лицо.

Одни только скулы и умные глаза мужчины приковывали к себе внимание здешних красавиц. Он невольно вызывал у них чувство симпатии и расположения.

Итак, Ник вспомнил, как, возвращаясь однажды поздним вечером домой после тяжелого трудового дня, он заметил, как неподалёку от него на плохо освещённой дороге от фонарного столба, что светил бледно и который круто покачивало от неожиданно поднявшегося ветра в разные стороны, трое молодых, грубо ругающихся отвязных людей приставали к пожилому человеку.

Ник, чьё сердце всегда настораживалось при малейшей несправедливости, а тем более когда речь шла о насилии, быстрым и уверенным шагом направился в сторону громко кричащей и угрожающей компании.

Чем ближе Ник приближался к ним, тем отчётливее он слышал их слова ругани и брани.

– Вытряхни из него все, что есть. Осмотри все карманы, – в бешенстве кричал один из мужчин, тот, что был посильней и покрепче двух остальных. Его большие дикие глаза перемещались с одного приятеля на другого. Он не переставал отдавать им указания.

– Не может быть, чтобы этот проклятый старик, имеющий каждый день дело со смертью, не мог заработать сегодня себе на каком-нибудь покойнике, – оскалив ряд жёлтых и гнилых зубов, дерзко усмехнувшись, произнёс он.

– Да нет у него ничего, мы уже все обшарили, – сплюнув злобно в сторону, сказал второй, что был чуть повыше первого и долговязый, то есть худощавый.

Третий же всё ещё продолжал шарить по штанам и пиджаку старика, жёстко заломив ему руки за спину. Потасовка продолжалась.

Обшарив всевозможные карманы напуганного и дрожащего от бессилия перед тремя здоровыми лбами старика, тот, что стоял с краю – крепкий, с рыжеватой запущенной бородкой, – оттого, что не удалось ничем поживиться, в сильной злобе начал наносить удары беспомощно молчавшему старику.

Завидев все это, Ник ускорил шаг, затем бросился к хмельной компании.

Оказавшись возле буянивших, Ник одним махом расправился со всеми тремя: с лёгкостью отшвырнув одного в сторону, второго с силой перекинул через бедро, а третьему грубо заложил руки за спину.

– Эко несправедливость какая. Все разом на одного беспомощного человека? – сказал Ник, жёстко подступив ко всем трём грабителям.

Завидев здорового сильного Ника и уже почувствовав на себе его недюжинный кулак, мужчины теперь со злобой поглядывали то на него, то на дрожащего старика.

Ник посмотрел на худощавого маленького человека с поседевшей головой в чёрном костюме и сказал:

– С вами все в порядке? Эти черти не поранили вас?

– Нет, не успели, – проговорил дрожащим от волнения голосом мужчина.

Ему и самому было странным его ощущение – человек, который всю жизнь наблюдал за человеческой смертью, а точнее, за её деяниями, почему-то сам испугался опасности от неё.

– Но если бы не вы, – продолжил старик, – то неизвестно, чем бы это всё закончилось. Даже не знаю, как вас благодарить. Я, наверное, обязан вам теперь своей жизнью.

– Да бросьте, ни к чему всё это. Любой на моём месте поступил бы так же, завидев неладное, – сказал, выдохнув, Ник и выпрямился во весь рост.

Мужчина посмотрел на него снизу вверх. Молодой человек был намного выше, крупнее и сильнее его.

Глаза пожилого человека почему-то показались Нику необычными, было в них что-то цепкое, вдумчивое и умное.

– Ну, что будем делать с этим сбродом? – спросил Ник, с ухмылкой посмотрев на драчунов.

– О, я прошу, отпустите их. Думаю, в следующий раз они будут знать, что на каждую худую силу найдется своя управа, – сказал, откашлявшись, старик.

– Что же, вам видней, – сказал Ник и перевёл свой грозный, буравящий нахмуренными бровями взгляд на злодеев, одарив им каждого по отдельности, после чего ослабил им руки.

Вырвавшись на свободу, лихие драчуны кинулись бежать кто куда, но один из них, тот, что был главным, злобно посмотрев на старика и Ника и сплюнув в сторону сквозь зубы, бросил:

– Ну ничего, придёт ещё время…

– А ну, – сказал Ник и сделал несколько быстрых шагов в направлении говорившего, но тот тут же без оглядки кинулся бежать куда глаза глядят.

– Это, конечно, не моё дело, – немного откашлявшись, низким голосом произнес Ник. – Но советую вам всё же впредь избегать столь безлюдных мест в такое позднее время. Как видите, у всякой своры находится желание поживиться чужим добром, – сказал Ник, посмотрев на старика.

– Да, пожалуй, вы правы. Нужно действительно быть осторожней, – согласившись с Ником, ответил мужчина.

– Ну а теперь советую вам как можно скорее добраться до дома. Всего хорошего, – сказал, откланявшись, Ник и отправился в местную таверну, в которой он по привычке проводил время по вечерам от нечего делать.

Пожилой же человек, на прощание ещё раз поблагодарив Ника, быстрым шагом направился в сторону своего дома.

Но на этом встреча двух незнакомых людей не закончилась…

Однажды, впрочем, как и всегда, вымотавшись, усталый Ник после длинного трудового дня поздним вечером забрел в ту самую таверну, что была единственной отдушиной и местом отдыха для здешних мужиков.

Сидя за тяжёлым дубовым столом, Ник задумался о своей нелёгкой жизни.

Через какое-то время его взгляд невольно остановился на маленьком, сильно ссутулившимся человеке, сидевшем неподалеку от него, в самом углу зала, где дым стоял столбом и отовсюду были слышны стук пивных кружек и громкие споры о чём-то местных мужиков.

Ник и сам удивился, когда вдруг человек, на котором остановился его взгляд, резко обернулся и их глаза встретились…

Спустя мгновение двое мужчин уже сидели за одним столом и беседовали о жизни.

Как оказалось, пожилой человек, которого Ник недавно спас от шайки грабителей, оказался патологоанатомом и хирургом, а в прошлом – профессором в области хирургии.

Разогревшись от горячительных напитков и немного захмелев, профессор рассказал молодому человеку много чего интересного из своей жизни и, в частности, о том, что занесло его в эту безвременную и губительную для его жизни глушь.

По его словам, это случилось после того, как умерла его жена. В то время он начал сильно выпивать, мужчину выгнали из клиники, где он занимал высокую должность. Он пытался лечиться, но всё было бесполезно.

Безвременная кончина жены, единственного близкого ему в жизни человека – детей у них, к сожалению, не было, – окончательно сломала его.

Затем он погряз в больших долгах, вследствие чего был вынужден продать свой дом, но и этого ему не хватило, чтобы полностью рассчитаться со всеми долгами. Он перебрался в глушь, подальше от всех кредиторов и долгов.

В то время Ник внимательно слушал профессора, но ему тогда даже и в голову не могла прийти мысль, что ему, молодому здоровому человеку, совершенно далекому от медицины, может когда-нибудь понадобиться помощь этого человека, и такая помощь, от которой бы отворотился любой, что даже подумать было страшно…

Глава III
Энн

Тринадцать лет назад…

Большие серые глаза с удивлением следили за всем, что происходило вокруг.

Круглое кроткое личико с интересом оглядывалось по сторонам, а лёгкое дуновение ветра слегка поглаживало светлые, цвета пшеницы волосы маленькой девочки.

Мать девочки – высокая статная женщина, с выразительными чертами лица и усталой улыбкой, держа крепко за руку девочку, тянула её за собой по узкой петляющей тропинке, проходящей через длинное, усыпанное золотыми колосьями поле.

Стояла невыносимая жара. Солнце находилось в самом зените и изо всех сил припекало землю.

– Энн, мы опоздаем, если ты будешь без конца оглядываться по сторонам.

Энн – это было сокращённое имя Элен, так девочку прозвали, чтобы не проговаривать полное имя, которое казалось сейчас более строгим и не по возрасту серьёзным для маленькой девочки.

Уставшая от неимоверной жары и длительного пути женщина с маленькой любознательной девочкой торопились домой. Скоро должен был вернуться домой отец семейства, которому, для того чтобы прокормить семью, приходилось работать где придётся, а точнее, браться за любую работу, что подвернётся. В маленькой захолустной местности, где они проживали, совсем не было работы, и местные жители, кто был ещё молод и здоров, особенно крепкие и рослые мужчины, ездили на заработки в город Н…

Женщины занимались кто чем мог: кто-то домашним хозяйством, кто-то вязанием и рукоделием, а затем ездил в город и продавал свои изделия.

Мать же Энн, красивая и статная женщина, отличалась особым трудолюбием и покладистым характером. Ей повезло устроиться в одну из городских прачечных, куда ей приходилось таскать за собой и Энн, потому как девочку не с кем было оставить. В прачечной мать Энн трудилась уже несколько лет, от этого у женщины на ладонях были затвердевшие и закоренелые грубые мозоли, боли которых она уже давно не чувствовала, потому как она с годами притупилась.

Неожиданно в поле показалась фигура какого-то мужчины. У женщины тут же ёкнуло сердце в груди. Страх сковал ей ноги и руки. Она остановилась, пытаясь всмотреться вдаль. Лишь бы это был не он, не её муж – кто угодно, но не он.

Грубый, жёсткий, деспотичный человек, привыкший к тому, чтобы его указания выполнялись беспрекословно. Жена непременно должна была встречать его дома по приезде: на столе должен стоять горячий и дымящийся ужин и всё везде по дому должно блистать и быть наполнено чистотой и опрятностью. И не дай бог, чтобы муж не застал жену дома: в таком случае он немедленно бросался на её поиски, замыслив что-то неладное, и не приведи Господь, чтобы его подозрения хоть в чём-то оправдались. Хуже того, он ревновал свою жену Лидию – так звали мать Энн – ко всем, к кому не лень, и совершенно беспричинно.

Иногда мужчине даже чудилось, что его жена, просто поздоровавшись с каким-нибудь проходившим мимо здешним мужчиной, кивнув ему в знак приветствия головой, по его предположению, одаривала того какими-то особыми знаками внимания. Не так посмотрела, не так улыбнулась – от этого муж Лидии приходил в бешенство, а порой и не гнушался лишний раз ударить свою жену. Всё это происходило на глазах Энн. Девочка никак не могла взять в толк, почему отец так грубо и жестоко себя ведёт.

– Слава богу, это не он, – облегченно выдохнула женщина, завидев подходящего к ним совсем близко незнакомого путника.

Казалось, груз тут же свалился с её плеч от того, что этот путник оказался не её деспотичным и ревнивым мужем.

Поравнявшись с женщиной и маленькой девочкой, невысокий худощавый мужчина с маленькой аккуратной бородкой и внимательными тёмными глазами поинтересовался, как можно выбраться из ближайшей местности и добраться до города. Похоже, мужчина впервые оказался в здешних краях и заблудился.

Пока мать Энн объясняла незнакомцу, как можно добраться до города, взгляд мужчины невольно остановился на маленькой девочке, которая молча, слегка наклонив голову набок, рассматривала незнакомца, словно внимательно его изучая. Заметив любопытный взгляд девочки, мужчина присел перед ней на корточки. Его лицо при этом прояснилось лёгкой улыбкой.

– Ох, девочка, ну и смотришь же ты, словно пронизываешь насквозь, – сказал незнакомец, заглянув в огромные серые глаза Энн, и на мгновение замер. Было что-то в этих глазах такое, отчего его душа занялась тёплой истомой; он покачал головой.

Когда Лидия с девочкой вернулись домой, то отец семейства был уже дома.

Как только женщина с девочкой переступили порог, на них тут же обрушился шквал ругани и брани, которые в очередной раз заставили женщину содрогнуться от страха перед деспотичным мужем, а маленькую девочку – забиться в угол и затихнуть так, что она невольно могла слышать своё дыхание.

Трудно представить причину этого странного и грубого поведения мужчины по отношению к жене и маленькой дочери. На то должна была быть веская причина, мотив, что мог вызывать в мужчине такое несправедливое отношение к ним, и он был…

Причина же крылась в далёкой и гнетущей всю семью тайне, о которой Лидия сама предпочитала умалчивать, а муж – скрепя сердце жить с этим дальше.

Но однажды занавес этой тайны приоткрылся, и это случилось после того, как в их местности появился незнакомый молодой человек. Он был красив, высок, восемнадцати-девятнадцати лет. Это был ещё юноша, хотя весь его внешний вид – крупное и крепкое телосложение, высокий рост, взгляд заносчивых и дерзких глаз – говорил о преждевременном возмужании либо отпечатке жизненных испытаний, которые заставили повзрослеть молодого человека раньше времени.

Юноша поселился недалеко от дома, где и проживало семейство Энн. Поговаривали, что молодой человек приехал к каким-то дальним родственникам, но к каким именно и кто они, никто не знал, что оставалось для всех полной загадкой.

Лидия – мать Энн в последнее время вела себя довольно странно, что ещё больше вызвало недовольство у отца Энн. Женщина стала часто уходить из дома, хотя и ненадолго, и каждый раз находила этому новые причины и объяснения. То соседка попросила помочь ей по хозяйству, то их хорошая знакомая на днях прихворала и ей нужно было купить лекарства в аптеке. Иногда Лидия завиралась так, что начинала путаться и повторяться в своих объяснениях о внезапном уходе из дома, чем тут же вызывала у мужа лишние подозрения. Ну а злые языки людей не заставили себя долго ждать и однажды сделали своё недоброе дело.

Так, вернувшись однажды домой, Лидии пришлось столкнуться с тем, чего она больше всего опасалась.

– Ну и где ты была на этот раз? – поднявшись из-за стола, недовольно произнёс муж, когда Лидия искромётно влетела на порог дома.

Где-то в глубине души Лидия и тревожилась, и страшилась, что он рано или поздно может обо всём узнать, но поделать с собой ничего не могла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении