Денис Марков.

Всё будет хорошо!



скачать книгу бесплатно

– Что за Андрюша то? – зачем то спросил Михаил.

– Да Малахов…, кто же еще то? Дети все в город уехали…, на кого же еще нам с дедом вечерами смотреть то? Ну, так к кому едешь сынок? Скажешь? – за минуту очень много вопросов задала старушка, видно, дедушка её давно уже не слушает.

– К Алексею Гавриловичу…, как там его…, Безголовастый что ли…

– А Безголовый! Ну конечно, знаем мы его! – Михаил обрадовался, вот как раз бабуля сейчас начнет первый ликбез проводить про этого Безголового. – Кто же его не знает? Еще когда школьником был, мальцом маленьким, прославился в округе.

– И как же? – спросил Михаил провожая взглядом пробегающего водителя автобуса, в руках у того расплескивалось полное ведро воды.

– Ну как, как…, что-то подсыпал или подлил в бак трактора, тракторист то после столовой завел трактор, нажал там что ли на газ, и как рванется резко вперед, люди говорили, огонь аж шел из трубы. Трактор врезался в стену, а к трактористу подбежал этот Леша, будь он не ладен, и спросил, хочет ли еще так проехать? Типа он может добавить, что-то там, в солярку, для повышения атанава какого-то числа…

– Октанового числа что ли? – поправил старушку Михаил.

– Ну, может! Однако его ремнем сначала отходили, но потом спросили, что он подсыпал то. Потом приезжали люди из города, удивлялись порошку Лешки, правда, запретили ему и его родителям говорить про этот порошок. Да он и забыл наверно про это, потому что постоянно новое придумывал…

– Интересно… – пробормотал Михаил. Теленок поднял хвост, и оттуда с хлюпаньем повалило, по инерции Михаил с отвращением отвернулся. Теленочек, как ни в чем не бывало, продолжал щипать траву.

– А еще он сжег сеновал в восемь лет, на расстоянии…, окаянный…, какой– то прибор сделал, и им то и спалил…, на радость мамке и папке….

– Ну это все понятно, всякие там приборы это интересно…, – прервал старушку Михаил, про технические вещи не хотелось слушать. – …, а вот скажите…, что он за человек? Пьет, наверно, много?

– Ой! Да ну что вы! Ни грамму не употребляет…, и не курит, прям какой то и не мужик… – задумалась женщина. А ведь непьющий герой очерка – это уже большая проблема, Михаил понял, что могла возникнуть сложность в общении с Алексеем Гавриловичем.

– Ну, хотя бы он разговорчивый? Смогу я с ним поговорить? – чуть не умоляюще спросил Михаил.

– Как схоронил своих родителей три года назад, совсем перестал общаться с людьми…, прям Букой каким-то стал. Зайдет в магазин, пробубнит нашей Светке заказ, отдаст деньги и хмурно уходит, ни здрасте, ни спасибо. Совсем каким-то странным стал…

– А жена? Дети? Хоть кто-нибудь есть у него? – поник Михаил, взять интервью у неразговорчивого нелюдима могло стать большой проблемой.

– Да никого у него нет…, живет в родительском доме один. Что-то постоянно строит, делает всякие нехристевые штучки, всегда что-то у него там дымиться, бренчит. Ой парнишка…, даже не знаю как ты с ним будешь… – прониклась сочувствием к Михаилу старушка.

– Да уж… – вздохнул Михаил, проблема росла как на дрожжах. – А все-таки…, как мне добраться до этого Малого Яра?

– Если ты надеешься на какой-то транспорт, то туда ничто не едет! – раздался страшный выстрел, старушка и Михаил аж подпрыгнули от неожиданности, злополучный пазик завелся с чернейшим дымом из выхлопной трубы. – Вот же дьявол!

– А может его спросить? – пришло в голову Михаила. – Глядишь скатает до этого Яра…

– Эй! Ээй!!! – замахал рукой Михаил отъезжающему автобусу и припустился за ним.

Пазик стал притормаживать, водитель увидел бегущего.

– Что тебе? – невесело спросил водитель, вертя в зубах зажженную сигарету.

– Слушай, друг! – Михаил подбежал к водителю, с левой стороны автобуса. Окно было открыто, ничто не мешало разноситься шансоновскому быдлобиту из водительской кабины. – Как ты насчет того, что бы за сотку подбросить меня до Малого Яра?

– За штуку сгоняю! – без обиняков ответил водитель.

– Что-то дорого за двадцать километров… – задумался Михаил, но, представив, пять пол-литра отдать в чужие руки, продолжил: – Ну, давай…, две сотки и по рукам?

– Ну не смеши…, по этим ухабам двадцать км почти час будем ехать! Штуку, и ни копейки меньше! – стоял на своем водила.

– Да за штуку я пешком схожу! – расстроился Михаил, деревенщина какая-то жидовская пошла.

– Ну и иди пешком, вошка городская! – сплюнул прожеванную сигарету под ноги Михаилу, водитель. И включив передачу, рванулся вперед, подымая пыль.

– Ах ты, сука! – проругался Михаил, стряхивая дорожную пыль с волос. Пришлось вернуться к оставленной на дороге, у магазина, спортивной сумки. Бабушка стояла и ждала возвращения Михаила.

– Да, наш Петро тяжелый человек…, к нему подход нужен! – улыбнулась Михаилу старушка. – Но ты не расстраивайся! Сегодня же пятница?

– С утра вроде пятница была… – ответил невесело Михаил, несговорчивый и хамоватый водитель сбесил.

– Ну так, Леша в восемнадцать вечера постоянно приезжает в магазин, к закрытию, по пятницам. Продукты закупает на неделю. У них там, на Яре давно уже нет магазина, едють они к нам закупаться.

– Правда? – оживился Михаил и посмотрел время на своем альфоне, табло показывало 17-10.

– Правда, правда, сынок! Немного подождешь, и как часы, хоть сверяйся по нему!

– А как он выглядит то хоть? Как я его узнаю?

– Его ты точно ни с кем не спутаешь…, на страшном драндулете он у нас только один ездит! На всю округу его слышно будет! Ну да ладно, мы уж с Борей пойдем. – ткнула в теленка палкой старушка, тот, глянув осуждающе на хозяйку, поплелся вперед.

– Спасибо вам за помощь! – спохватился Михаил. – Приятно было пообщаться!

– Ой, какие вы городские… – прям застеснялась старушка. – …Ты сынок Андрюше уж скажи, негоже мужчине ходить в узких брючках. Так и передай ему!

– Передам! – улыбнулся Михаил удаляющейся женщине, меланхоличный теленок важно шел впереди, отгоняя хвостом кружащих вокруг оводов.


Глава № 9

Старушка была права! Его слышно было очень сильно, при этом транспорт, на котором ехал Алексей Гаврилович, еще не был виден. Михаил сидел на лавке, у магазина, попивая теплое пиво, покуривая сигаретку, и с нетерпением, посматривая по сторонам. В какой-то момент, в ногах, Михаил почувствовал легкую дрожь земли. Дрожь переросла в землетрясение, и вот только после этого, Михаил услышал приближающий грохот и завывание.

Прошло еще пару минут и из-за угла дома дальней улицы, по противоположной, от ушедшего автобуса, дороге, выехал металлический монстр, больше похожий на миниатюрный паровоз. Но в отличие от паровоза, у него колеса были не железные, а резиновые, наверно от большой машины, с половины роста Михаила. Скрежет и грохот сопровождали машину, рядом бежали, с улюлюканьем, местные мальчишки. Из двух торчащих труб валил черный дым.

– Охренеть! – пробормотал Михаил. Что он мог написать про человека, сделавшего такого монстра, было не понятно. И вот передо мной появился Алексей Гаврилович, собственной персоной, на гигантской металлической штуковине, выезжающей из дыма преисподней…. Примерно так бы это смотрелось в литературном журнале. Одно было понятно Михаилу, что основа этой штуковины была некогда трактором, но после большущей переработки, превращена в чудо-технику. Изо рта на землю упала сигаретка.

Драндулет ехал со скоростью трусцой бегущего пенсионера, мальчишки радостно обгоняли его, успевая отстреливаться друг от друга, деревянными пистолетиками. У них шла своя война, и монстр являлся у них главным связующим звеном и героем битвы.

Наконец, с шипением и скрипом, машина подъехала к магазину и остановилась. И через минуту настала резкая, оглушающая тишина. Даже собаки во дворах домов, затаили дыхание вместе с домашней птицей. Мальчишки сразу потеряли интерес к заглохшей технике и побежали дальше по улице. Видать, привыкли к этому странному транспорту. Из левой трубы на пыльную дорогу упала капля, как яд из зуба очень ядовитой змеи.

Опять зашипело, и откинулась дверца, просто вперед, как мостик, на землю, образуя одновременно и лестницу и трап. Из темноты вышел Безголовый, сомнений у Михаила не было. На голову был одет шлем танкиста, закрывающий уши. Глаза прикрывали мотоциклетные очки пятидесятых годов. Армейские штаны и куртка прекрасно дополняли вид, ну да, куда без них, еще и кирзовые сапоги. Адекватность этого человека покрылась рябью в глазах Михаила.

Почти армейской походкой, Безголовый зашагал к двери магазина, на плечи был накинут пустой рюкзак.

– Добрый вечер! – поздоровался вежливый Михаил с рядом проходящим «Вассерманом» местного разлива. Тот остановился и повернулся лицом к Михаилу. Безголовый был на полголовы ниже, но странное чувство, Михаил почувствовал себя назойливой букашкой. Из стекол смешных очков, Безголовый внимательно разглядывал Михаила почти минуту, после чего отвернулся и пошел дальше в магазин, так и не соизволив ответить на приветствие.

– Зато я вежливый и красивый! – пробубнил про себя Михаил, в очередной раз чувствуя легкую обиду и стыд. Опрокинув в себя содержимое бутылки и, отставив уже пустую тару в сторону, Михаил пошел вслед за Безголовым.

– Уважаемый! Вы, конечно, меня простите, но я по вашу душу приехал из города! – не унимался Михаил, подходя к спине, стоящего перед прилавком, Безголового. Тот, как раз отдал бумажку с заказом, продавщице. – Меня Михаилом звать, вас Алексей Гаврилович Безголовый, очень приятно! Я работаю журналистом в журнале «Рупор», и мне поручили написать очерк о вас и взять интервью. Я понимаю, что врываюсь в ваше личное пространство, но это просто моя работа такая…

У Михаила возникло такое чувство, что он говорил с неодушевленным предметом. Нуль реакции, просто Безголовый скидывал продукты, приносимые Светкой, в рюкзак. Но журналист не сдавался и продолжал окучивать человека.

– … Я обещаю вам, что лишнего ничего не будет написано. Предварительно я вам дам ознакомиться со статьёй и если вам не понравиться, то переделаю, как вы скажите. Я вижу, что вы очень талантливый человек и неужто вы не хотите, чтоб народ узнал о ваших изобретениях?… – Михаил замер, надеясь услышать хоть какой-нибудь ответ, или реакцию на вопрос. Но Безголовый совершенно не реагировал на его, и продолжал заполнять рюкзак. Светка каждый раз, как подходила с продуктами к рабочему месту, бросала чуть затравленный взгляд на покупателя. Не надеясь на ответ, Михаил продолжил: – … Ну ладно, надеюсь, завтра вы все же заговорите, я верю, что язык вы не проглотили…, ну хотя бы довезите меня до вашего Малого Яра…, там я к кому-нибудь на постой попрошусь. У меня выхода нет Алексей Гаврилович, мне минимум две недели надо прожить в вашей деревушке. Если вы не заговорите, то придется у ваших земляков информацию добывать. Надеюсь, вы понимаете чем пахнет такая информация и как её могут извратить?

– Тысяча восемьсот пятьдесят два рубля и тридцать копеек! – озвучила цену Светка и не без интереса посмотрела на стоящего за покупателем, горожанина, профессионально оценивая семейное положение.

Из кармана Безголовый вытащил небольшую пачку денег и отсчитал нужную сумму. Другой рукой, он взмахнул заполненной сумой и закинул на плечо. Повернулся к Михаилу и, подойдя к нему, остановился. Внимательным взглядом, не моргая, стал опять смотреть в глаза журналиста. Михаил стойко выдержал этот осмотр, лишь по спине скатилось пару капель пота и еще моргнул все же. По стеклу очков ползла муха, Безголовый никак не реагировал на насекомое. А вот Михаил взмахнул рукой перед носом оппонента, отгоняя муху. – Простите!

– За мной! – с хрипотцой пробубнил Безголовый и пошел к выходу. Михаил аж вздрогнул от неожиданности, но засеменил за Алексеем Гавриловичем, не веря в удачу. Неужели этот человек понимает русский язык? А то в какой-то момент Михаил стал сомневаться в этом.

– Большое спасибо, Алексей Гаврилович…, мы ведь люди подневольные… – забалаболил было Михаил, но Безголовый зыркнув невеселым взглядом, остановил порыв словоблудства. Выйдя на улицу, Михаил с печалью посмотрел на махину. На этой бандуре предстоит двадцати километровое путешествие в ближайшее время. Такая перспектива уже вызывала тошноту, но альтернатива была только одна – шуровать пешкодралом четыре часа минимум. А если дорога где-нибудь раздваивалась, то путешествие могло затянуться, чисто теоретически, и до бесконечности.

Безголовый с Михаилом, как космонавты, взобрались по трапу. В машине, слава богу, оказалось место и для пассажира, на нее и указал хозяин гостю. Михаил сел на указанное место и бросил свою спортивную сумку в ноги.


Глава № 10

На удивление, внутри этой бандурины было уютно, и даже когда техника завелась, наружный грохот не добирался, сквозь акустическую изоляцию, до Михаила и этого странного хозяина. Был слышен только тихий, приглушенный гул работающего двигателя. Михаил с легким напряжением устроился в мягком кресле.

– Наверно ремни безопасности здесь не предусмотрены? – пошутил Михаил, откидываясь на спинку. Алексей Гаврилович на вопрос никак не реагировал, он продолжал манипулировать над своими рычажками и кнопками. И вот машина тронулась, амортизация была на высочайшем уровне, не было ни тряски, ни подбрасываний. Лишь по двигающей картинке за окном можно было догадаться, что техника едет. – А не плохо тут у вас!

Михаил стал осматривать содержимое кабины. Было еще одно соседнее место для пассажира, на нем лежал рюкзак с продуктами. Салон был обит мягкой тканью, красным велюром, убедился Михаил, пощупав руками стенки. А еще такой тканью обивали гробы, пришло ему в голову. На полу лежали аккуратные и чистые резиновые коврики. Ни то, что бы просторно, но руки можно было вытянуть, особо не напрягаясь.

– Алексей Гаврилович, вы не против будете, если я закурю тут у вас? – спросил Михаил ощупывая под окошком стенку, ища рукоятку или кнопку открытия стекла.

Алексей Гаврилович резко нажал на тормоз, Михаил чуть не свалился с кресла от неожиданности. Машина остановилась.

– Значит так, Миша!… – повернулся с места водителя Алексей Гаврилович к Михаилу и начал хрипловатым голосом говорить. Михаил удивленно хлопал глазами. – … При мне в моем доме или в моей машине не курить! Вы алкоголик?

– эээ… – Михаил потерял дар речи.

– Вижу, что попал в точку! – сам на свой вопрос ответил Алексей Гаврилович и жестом показал тишину, так как Михаил хотел было уже возражать. – Еще раз повторюсь, в моем доме не курить и не пить. Я понимаю, что вам будет тяжело, но ради вашего очерка вам придется потерпеть.

– Это значит, вы меня приглашаете в свой дом на погост так сказать?… – улыбнулся Михаил от радостной перспективы не искать жилья в деревне.

– Вот именно! Вы будете жить у меня всё это время! От начала вашей работы и до конца! Ваше дело донести до людей то, что я делаю, и для чего! И еще одно!…

– Алексей Гаврилович! Вы наверно не понимаете, я не ученый! Я просто журналист… – начал было возражать Михаил, но увидев сквозь стекла очков, сумасшедшие глаза Безголового, решил придержать свою мысль. – Хотя продолжайте.., извините что прервал…

– Можно? – чуть не крикнул Безголовый, но взяв себя в руки, более спокойно продолжил: – Если можно я продолжу!… И еще одно, все это время вы будете находиться на моей территории и вам нельзя будет покинуть её!

– Что то я не понимаю, что вы имеете в виду? – удивился Михаил, уже жалея, что попросил сам же о попутной этой транспортировке.

– А вот об этом мы поговорим сегодня вечером за чашкой чая, и прошу меня не спрашивать больше ни о чем! Но обещаю вам, что после сегодняшнего разговора я дам вам сделать выбор, погостить у меня три недели или вернуться обратно в город не солоно хлебавши. А пока расслабьтесь и получайте удовольствие от поездки. – После последних слов Алексей Гаврилович повернулся к своим приборам и снова машина тронулась в путь.

– Ну, ну, поговорим… – пробубнил тихо Михаил и отвернулся к окну. В это время они как раз выезжали из деревни. На околице крайнего двора стояла разговорчивая старушка и смотрела на уезжающую машину, рядом с ней все так же мирно пасся теленок. Механически Михаил помахал её рукой, старушка в ответ подняла свою руку.

– Михаил, вас послала судьба ко мне… – неожиданно сказал Безголовый, глядя на дорогу. Руки у него были на руле, а ноги на педалях, ну прям чокнутый Шумахер в смешных очках. – Вы не хотите меня спросить, что я затеял?

– Вы же сами запретили меня спрашивать что-либо до вечера…

– Да ладно…, это я немного преувеличил, если хотите, то спросите! – Безголовый просто сгорал от нетерпения, направляя свой «паровоз» по зарастающей травой дороге.

– Ну хорошо… Так что же вы затеяли? – на самом деле ничего такого Михаил не хотел спрашивать, а вот покурить, после запрета, хотелось все больше и больше.

– Я хочу изменить этот мир! – помпезно ответил Безголовый и кинул взгляд на Михаила. Не больше, не меньше, сумасшествие просто сквозило от этого нелепого существа в танковом шлеме и мотоциклетных очках.

– Да что вы говорите! – а ведь мог писать еще эти детективы, пусть глупые и наивные, но в спокойной обстановке и без этого абсурда. Черт возьми, какого ….. эта Инна Васильевна упала, как снег на голову. А еще Иллариончик, дорогой Ларик, остался где то в той, спокойной жизни со своим портвешком. Как все было хорошо, было и вот!

– Я чувствую сарказм в вашем голосе! – Безголовый отвернулся от Михаила в сторону виляющей дороги. – Но на самом деле вы сегодня, может, измените свой скептицизм.

– Да я не ученый! Я пытаюсь вам сказать, что не смогу написать про ваши там научные исследования и изобретения! Я просто журналист…, точнее литературный журналист! Я далек от всей этой ученой лабуды!!! – не выдержал Михаил. В этот момент они как раз заезжали в густую чащу леса и стало темнее, лучи света с трудом проходили сквозь листву.

– Поэтому я и написал в литературные журналы, а не в университеты! – холодно сказал Безголовый, включая фары и освещая путь. – Мне и нужен был человек далекий от науки и техники! Именно такого и прислали, слава богу!

– Что-то я не понимаю, к чему вы клоните… – совсем запутался Михаил.

– Я послал письма, двадцать или тридцать, в разные издательства газет и журналов с одним текстом. В надежде, что хоть кто-нибудь заинтересуется моей работой и пошлет работника своего ко мне. Все эти редакции далеки от научной или околонаучной тематики, потому-то мне и нужен человек, далекий от этого всего.

– Но почему…

– Потому что люди не должны знать принципы моей последней работы. Человечеству рано это знать!

– Тогда я вообще не вижу смысла вашего приглашения!

– Вы должны зафиксировать результат моего опыта, а не принцип его! У меня есть подозрение, что это сможет сделать именно тот человек, который обладает литературным талантом, а не научным.

– Но… – хотел, было, Михаил сказать, что и литературным талантом он не очень обладает, но в последний момент, передумал. Мало ли как отреагирует этот тип, судя по всему, он был немного не в себе, в лучшем случае. Поэтому спросил Михаил совсем другое: – …, все-таки, если не секрет, что за текст вы написали в письмах?

– «Пожалуйста! Помогите мне и всему человечеству!!! В моих руках спасение мира…», ну это я немного преувеличил, что бы привлечь интерес издательств, вы же надеюсь, понимаете,.. «… Пришлите вашего человека ко мне, и я поведаю именно вам сенсацию, которая перевернет все понимание о сущности нашей жизни…», ну и всякое еще такое, бла, бла, бла, подобное, написал в этом письме… – монотонно говорил Безголовый, не отводя взгляда от бегущей дороги.

Михаил все ясней и ясней понимал, что происходит, по мере рассказа Алексея Гавриловича. Съехавший с катушек дядька, написал бред и разослал в разные редакции. Михаил даже представил, как какой-нибудь работник по проверки приходящей корреспонденции прочитал этот бред, поржал, возможно, показал это письмо своему коллеге, чисто чтобы вместе посмеяться. Потом благополучно выкинул это письмо в мусорное ведро. И так в тридцати издательствах…, а вот почему в «Рупоре», этот полный бред дошел до Сергея Павловича? И почему, он даже навел справки про этого сумасшедшего, Кулибина, мать его, досье вон собрал, не поленился.

– ….И на самом деле Михаил, от этих трех недель зависит многое для человечества!… – продолжал нести чушь Алексей Гаврилович. Смутная и ужасная догадка пришла в голову Михаилу. Все подстроил Сергей Павлович заранее, кто-то дал это письмо ему. Он прочитал и понял! Вот куда надо послать Михаила на месяц! Как можно дальше от редакции, тем более он уже знаком с психами, недаром первая работа у него посвящалась сумасшедшему дому! Вот и будет решена проблема детективной рубрики. Ах, какая интрига! Как изощренно поступил Сергей Павлович! Возможно, не обошлось без самой Инночки!!!… – Но об этом всем потом! Наберитесь терпения до вечера!

– Хорошо! Наберусь! – ответил журналист, уже страшась этого вечера.


Глава №11

Деревня Малый Яр представляла собой очень маленькое поселение, в пору было переименовывать в Микро Яр. Перед въездом в саму деревню, стояли обветшалые и развалившиеся постройки базовок. Кирпичи и шлакоблоки были растасканы почти до самого фундамента. У крайнего строения стояла ручная тележка, в которую лопатой кидал высушенный навоз, дряхлый старик. Дед прервал свою работу, как только металлический монстр поравнялся с ним, и хмурно, недобрым взглядом, проводил пыхтящую дымом машину.

– Я смотрю ваше село совсем захирело! – констатировал Михаил, прерывая десятиминутное молчание.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10