Дарт Макменде.

Я, Рейван



скачать книгу бесплатно

4

На мостике Астилы не было. В этом мод сюжета игры не искажал. Я выслушал соображения Ратиса, что теперь хиссы просто взорвут корабль, перешагнул через трупы и побежал дальше. Интерьеры космического корабля не вызывали у меня сейчас никакого интереса. Я устал от беготни и схваток, начал ощущать вес трофеев. Хорошо, что от идеи облачиться в тяжёлую броню я сразу отказался: конечно, мало кому не хотелось бы почувствовать себя космодесантником, но не ценой инфаркта или грыжи через пару сотен метров. А без умения носить броню что-то в таком роде меня и ожидало бы. Ощущения в спине, шее и пояснице так отвлекали, что я совсем забыл о том, что ждёт нас после мостика.

Точнее, что ждёт Ратиса.

– Там кто-то есть, – сказал мой напарник, указывая на дверь в конце коридора и побежал вперёд.

Я даже не заметил, когда он успел сменить бластер на клинок.

Дальняя дверь растворилась округлыми половинками. Из глубины отсека на нас неторопливо двигался высокий хисс. Даже издалека я видел, насколько высокомерное у него лицо. На ходу громила включил двухклинковый плазменный меч и уверенно прокрутил его в воздухе.

– Проклятье! – закричал Лого. – Ещё один Тёмный дзингай! Я задержу его, а ты двигай к шлюпкам!

И вот тут я сделал то, чем горжусь до сих пор. Я испугался. То есть я горжусь не тем, что испугался, а тем, что сделал потом.

– Стой, Ратис, – спокойно сказал я, хватая напарника за шиворот.

– Что?! – зашипел Лого, безуспешно пытаясь вырваться.

– СТОЙ, – припечатал я.

И Ратис замер, словно мои слова выключили у него волю. А я вразвалочку пошёл вперёд. И даже колени у меня совсем не дрожали.

Когда ты дёргаешься, противник вынужден действовать быстро и решительно. А когда ты спокоен, противник обычно тоже не видит смысла торопиться. Тар Медан, а это был именно он, и не торопился. Он шёл мне навстречу уверенной поступью хищника, помахивая своим страшным двойным мечом. Я видел, что хисс заметил рукоять у меня на поясе: глаза врага загорелись в предвкушении хорошей схватки.

Он был крут. Реально крут и невыносимо опасен, каким и полагается быть форсеру, взявшему Тёмный титул Тар – что означало «склонись или умри».

– Привет, Медан, – сказал я, стратегически останавливаясь шагах в пяти от двери. – Ты узнаёшь меня?

Он тоже остановился, удивлённо помолчал, затем рассмеялся.

– Нет, – презрительно сказал он хорошо поставленным баритоном. – Мне всё равно, кого убивать.

– Ты думаешь, лорд Каламит похвалит тебя за убийство собственного сына? – делано удивился я.

Ему было всё равно, кого убивать, – а мне было всё равно, что говорить. Я тянул время, надеясь, что мод… или подсознание, чёрт бы их всех побрал, не подведут.

– Лорд Каламит? – недоумённо спросил хисс. – Чьего собственного сына?

По порогу двери пробежала тонкая полоска света. Почти незаметная для того, кто её не ждал.

– Медан, Медан, Медан, – с оттяжечкой протянул я. – Медан, Медан, Медан… А ведь я тебя на коленях качал.

Вот таким тебя помню. Вот такусеньким! Медан, Медан, Медан.

Теперь он рассмеялся иначе, словно понял, что над ним издеваются, и решил это издевательство пресечь. Не тратя время на слова, он взмахнул мечом и двинулся ко мне.

Я смотрел на порожек и ждал. А когда дождался, вскинул руку в пафосном жесте… Дверь загудела, взорвалась длинными искрами по всему проёму и захлопнулась. Перед самым носом Тара Медана. Как и положено ей по сюжету. Во обще-то в игре дверь закрывалась после того, как в отсек к Медану забежит Ратис, но будем считать, что я в очередной раз обманул сценарий.

Выдохнул я шумно и с невероятным облегчением. Ладно. Пусть этот маньяк хоть Каламиту потом наплетёт всякой ерунды о «сыне» и так далее. Ну, не придумалось мне ничего умнее в тот момент. Кому бы придумалось? Зато Лого остался жив.

Чтобы привести напарника в чувство, мне пришлось дать ему пощёчину.

– Я хотел… – пробормотал он, указывая на дымящуюся дверь, – я должен был… туда. Задержать.

– Задержать, погибнуть, – бодро сказал я. – Должен-передолжен. Республике пригодится такой солдат, как ты. А этого урода мы ещё сделаем. Со временем. Ну, к шлюпкам.

Я развернулся и почти силой потащил за собой несостоявшегося героя. Хотя почему «несостоявшегося»? Как будто Ратис без этого мало сегодня навоевал. А то, что я не дал ему сгинуть за дверью…

Мы почти добежали до прохода в следующий отсек, когда со стороны так удачно захлопнувшейся двери послышался странный звук. Где-то я его уже слышал… Уж не в первом ли эпизоде тех же «Звёздных войн»? Я развернулся и похолодел: тёмно-красное жало плазменного меча пробило металл на уровне моих глаз. Тар Медан не желал сдаваться: он резал дверь, как Квай-Гон и Оби-Ван на станции Торговой федерации.

– Да ты ж… – растерянно пробормотал я.

Оставлять за спиной такого хищника было по меньшей мере неразумно. Ну почему в оригинальной игре закрытая дверь считалась совершенно непроницаемой даже для форсеров?

– А! – воскликнул Ратис, радостно и бодро распрямляясь, как часовая пружина. – Это Тёмный дзингай! Я задержу его, а ты двигай к шлюпкам!

– Да ты заколебал! – отшвырнул я напарника от двери. – Не лезь к форсерам, я сам разберусь.

И снял с пояса меч.

Медан резал дверь неровным полукругом. Процесс шёл медленно, и, наблюдая, как кипит металл, я постепенно успокоился. Когда верхняя часть дуги была готова, но до полноценного отверстия, в какое может пробраться человек, дело не дошло даже близко, я включил меч. И начал резать дверь со своей стороны.

Хисс на мгновение замер, наверное, удивился. Затем я услышал его высокомерный смех, и резьба по металлу продолжилась. Наверное, враг решил, что я тороплюсь в драку с ним. Мы вскрывали дверь навстречу друг другу… только Медан проделывал нормальное отверстие, а я – маленькую форточку: резал выступ в верхней части проплавленной дуги.

Очень скоро небольшой кусок металла, срезанный мной, вывалился на пол и зашипел, остывая. Опасаясь внезапного удара или каких-нибудь Силовых фокусов, я отступил на шаг назад и заглянул в отверстие. С той стороны грозно сверкали тёмно-карие глаза хисса.

– А ты опасный, – одобрительно сказал я, не дожидаясь удара Силовой молнией или какой-нибудь аналогично неприятной псионикой. – Привет хозяину.

А потом сорвал с пояса гранату, взвёл её и зашвырнул в отверстие.

Лицо Тара Медана исчезло, и я увидел, как моя же граната летит обратно. Силой он её, что ли, подобрал?..

– Ратис! – заорал я, отшатываясь в ужасе.

Чёртов хисс… Переиграл меня! Накрыть гранату телом? Тогда хоть Ратис уцелеет…

Но напарник не сплоховал. Он подскочил к двери и закрыл отверстие в ней своим клинком. Обычным широким лезвием меча.

Граната ударилась о металл и отскочила обратно. В глубине отсека громыхнул взрыв.

Некоторое время мы стояли и вытряхивали шум из ушей. Потом я стал слышать, как за дверью ворочается закованный в броню враг.

– Пойдём, Ратис, – сказал я наконец. – Насовсем это его… не остановит.

5

– Это Гарр Наси через твой персональный коммуникатор, – сказал мой персональный коммуникатор голосом Гарра Наси. – Я отслеживаю твои перемещения через систему жизнеобеспечения «Вершины Зендера». Спасательная шлюпка Астилы уже отчалила. Ты последний выживший… Ты последний?.. Э-э-э…

Я аж засмеялся на бегу. Быть последним выжившим, конечно, неплохо, но выживать в компании всё равно гораздо приятней. Не знаю, то ли в дело вступил мод, то ли это моё вмешательство сломало логику сюжета… Ратис бежал рядом с таким странным видом, словно не вполне понимал, зачем я его спас. Насколько я помнил, мы приближались к следующей битве.

– В общем, вы двое – последние выжившие, – прорезался наконец Гарр. – Дольше ждать я не могу, срочно пробирайтесь к шлюпкам!

В коридоре нам попался одинокий хисс. В следующем отсеке – двое. Работать светошашкой оказалось неожиданно легко, словно я всегда только так и сражался. Минимум крови, никаких проблем, лишь заряд вражеского бластера опалил мне бедро. Я с интересом рассматривал прореху в штанине и сожжённые волоски. Кожа не пострадала, только чуть покраснела, как от лёгкого загара.

Нам везло. Мне везло. Видимо, зрелище полыхающего алым плазменного меча не на шутку смущало хиссов. Вот бы научиться отбивать им выстрелы…

– Осторожней! – предостерёг Наси из коммуникатора. – За следующей дверью целый взвод. Вам придётся придумать, как проредить их ряды.

Я помнил, что Гарр посоветует дальше, и, покосившись на апатично стоявшего рядом Ратиса, двинулся к компьютерному терминалу. В отсеке стоял деактивированный боевой робот, но я понятия не имел, что с ним делать, а вот компьютерные интерфейсы… Они одинаковы везде, где одинаковы использующие их люди.

Решение оказалось правильным. Я немного опасался, что не смогу читать текст на языке игровой, далёкой-далёкой галактики, но «сон» не подвёл и здесь: меню управления оказалось простым, понятным и по-русски. По крайней мере, таким оно прочиталось мной. Пара минут – и электрический кабель в соседнем отсеке взорвался, унося жизни солдат засадного взвода.

Путь к шлюпкам был свободен. Из трофеев я забрал только ионный бластер и прототип виброклинка. Скорее из жадности, чем из необходимости. Жаль, что большую часть хабара пришлось оставить, с ним мы не влезли бы в шлюпку.

Гарр встречал нас в следующем отсеке. Старый виртуальный знакомый в жизни оказался точно таким, как в игре: крепкий мужик с дурацкой причёской и повадками неврастеника. Увидев нас с Ратисом, он обрадовался, собрался было ляпнуть что-то пафосное, но заметил мой меч на поясе и застыл с раскрытым ртом.

– Некогда объяснять, – отмахнулся я. Одного «подвисшего» персонажа в партии более чем достаточно, я не собирался позволить Гарру уподобиться Лого. – Где спасательная шлюпка? Не будем ждать, пока хиссы нас подстрелят.

Шлюпка оказалась совсем маленькой. Как корабль «Восток». Ну, чуть больше, но всё равно на одного. Если с комфортом. А если на троих…

Мы сняли ранцы, затем скинули броню. Хотели выбросить длинные мечи, но как раз клинковое оружие спокойно уместилось под сиденьем. От запчастей я избавился без особого сожаления, наверное, потому, что пока не понимал их ценности. Выбросили оба больших медпакета. Гарр настоял оставить на палубе гранаты, во избежание случайной детонации во время полёта.

Мы торопились, я чувствовал приближение хиссов. Враги искали нас, методично обшаривая корабль. Не знаю как, но я чувствовал это. Просто знал. Знал, что, кроме нас, республиканских солдат на борту «Вершины Зендера» не осталось. Знал, что корабль обречён и скоро развалится в атмосфере. Знал, что Тар Медан жив и тоже идёт по следу.

Я сделался необычайно суетлив и напряжён, а товарищи чувствовали моё напряжение и суетились вместе со мной.

В общем, кое-как втиснулись и задраили люк. Сидеть было негде, я поставил ноги на пульт управления, горячо молясь, чтобы случайно не нажать на какую-нибудь кнопку самоуничтожения.

– Готовы? – спросил Гарр таким тоном, словно надеялся на отрицательный ответ.

Мы с Ратисом синхронно кивнули и стукнулись лбами.

Заверещала сирена, гулко лязгнул металл держателей. На мгновение накатила невесомость. Кровь ударила в голову, я даже подумал, что меня снова вырвет – вот был бы конфуз. Но всё обошлось: над головой громыхнуло пламя, и невесомость сменилась перегрузкой. Тяжесть возрастала и возрастала, а затем всё успокоилось: мы летели в открытом космосе. И приближались к Сартуму, понемногу сокращая орбиту.

В кабине стало жарче. То ли системы жизнеобеспечения не справлялась, то ли шлюпка начинала нагреваться об атмосферу. Пот струился по телу густыми жгучими потоками. Я думал, что если всё-таки сплю, то наверняка описался во сне. А если не сплю… то лучше бы я спал.

Ратис выглядел не лучше. Но… происходящее его будто совсем не волновало. Он словно никак не мог понять, почему и зачем остался жив, и тяготился своим незнанием настолько, что окружающий мир утратил для него смысл.

Шлюпку тряхнуло, затем ещё. В кабину проник визг сгорающей обшивки. Мы тормозили об атмосферу. Затем нас начало закручивать вокруг продольной оси.

– Перегруз! – сквозь шум прокричал Гарр.

– Давай балласт сбросим! – закричал я в ответ, но Наси то ли не понял шутки, то ли уже не расслышал.

Нас троих мотало всё сильнее и скоро начало бить о стены, пол и потолок шлюпки, если считать, что в беспорядочно вращающейся кабине всё это есть. Ратиса швыряло на меня, меня – на Ратиса, и оба мы валились на рассыпающего сдавленные проклятия Гарра. Один из ударов сорвал с креплений сиденье, под которым мы укрыли оружие, и нам пришлось судорожно прятать клинки на место. Я был уже настолько избит, что не успел даже толком представить, сколько бед может натворить бесхозный холодняк в наших обстоятельствах. Кабину опять тряхнуло, на этот раз особенно сильно, я почувствовал удар по голове… и отключился.


Мне снилась очень красивая девушка со строгим правильным лицом. Она заносила плазменный меч… Она сражалась. На мостике космического корабля среди серого тумана и серых искр девушка вела бой с кем-то, кого страшно боялась. Я не слышал звуков, но движения её изящных ног, очертания коричневой дзингайской робы, всполохи сталкивающихся огненных клинков – всё это завораживало меня, как диковинный смертельный танец.

Я видел дзингайку со всех сторон сразу, словно смотрел не глазами. Я знал, что это и есть Астила Й’йен. И ещё я знал, что сражается она со мной.

Глава 2. Сартум

6

Проснулся я голодным, бодрым и полным решимости как можно скорее отыскать Астилу. Очень уж понравилась мне приснившаяся дзингайка. Странно, ведь если моё появление в далёкой галактике – сон, то получается, что я только что спал во сне, как Ди Каприо в фильме «Начало». Если на «первом уровне» мне так везло и всё удавалось, то на «втором», наверное, всё должно казаться совсем уж замечательным, куда замечательнее, чем есть на самом деле?

Но даже если Астила в жизни и не так красива, как мне приснилось, то всё равно очень недурна собой. Не то чтобы у меня были какие-то особые проблемы с девчонками там, на Земле… Не было у меня проблем. Но ведь по сюжету игры Астила, когда пролезла в мозги того, прежнего Рейвана, оказалась связана с ним через Силу. Мысль об этой связи меня, если честно, довольно сильно будоражила. Очень было интересно, как она здесь работает… Это ведь не то же самое, что «познакомился, подружился, ну и всё остальное». Это ведь – Сила! О подобных штуках в курсе «Межличностные отношения» не рассказывают.

Вот в таких мечтательных раздумьях я и поднялся с кровати. Низкой, жёсткой и довольно грязной, сиротливо приткнувшейся в углу… Ну и дыра! Одного взгляда на халупу, где я ночевал, было бы достаточно, чтобы самого ярого фаната голливудских космоопер заставить забыть о всякой романтике Силы и попроситься домой, в уютную родительскую квартирку. При этом, несмотря на явную заброшенность помещения, было понятно, что раньше оно могло считаться вполне приличным жильём. Довольно высокие по сравнению с корабельными потолки, широкие панели освещения, комфортная на вид мебель… Всё нечистое и заброшенное теперь.

Я осознал, что не мешало бы помыться и мне: парилка в спасательной шлюпке даром не прошла, да и плотно облегающее тело трико, в котором я спал, выглядело заношенным, несмотря на обещанные антибактериальные свойства.

«Интересно, где Гарр?» – подумал я, оглядываясь по сторонам. Насколько я помнил, именно Наси должен был приветствовать меня после пробуждения в трущобах Сартума… И тут же я понял, что в шуме, доносившемся из-за двери, проскальзывают очень знакомые ругательства.

Дверь распахнулась от прикосновения к сенсорной панели. Перед самым входом в нашу конуру кипела драка: Ратис с Гарром увлечённо мутузили друг друга. На стороне Наси были явный опыт в драках и беспрерывный поток изобретательных, деморализующих противника проклятий. На стороне Ратиса – молодость и… какое-то странное безразличие, словно ни ругань, ни пропущенные удары его нисколько не волновали. Зрители, разношёрстная толпа причудливых инопланетян и даже роботов, улюлюкали на все лады. В другое время при виде такого зоопарка у меня челюсть отпала бы, но сейчас были дела поважнее.

«Только не хватало нам привлечь внимание хисского патруля», – подумал я и, как был в белье, кинулся разнимать дерущихся идиотов. Затащить обоих в помещение оказалось легче, чем я думал: Наси поддался легко, не очень-то ему хотелось продолжать нелепую потасовку, а Ратис, похоже, вообще слабо осознавал происходящее и дрался, как зомби. Я просто схватил его поперёк туловища и затолкал в комнату.

Не успела захлопнуться дверь, как Лого, которого я на секунду выпустил из виду, снова двинулся на супротивника. Гарр, не успевший даже отдышаться в противоположном углу, закатил глаза и принял боевую стойку.

– Стой, Ратис! – крикнул я.

Но этот гад и бровью не повёл.

– Стоять, солдат!

Ноль реакции. Ну да, он же офицер…

– СТОЙ!

Вот это сработало. Ратис замер на месте как вкопанный, подумал немного и опустил сжатые кулаки. Никогда у меня раньше не было такого командного голоса. Что интересно: я рявкнул это «СТОЙ!» – и даже меня самого пробрало.

Неужто… псионика? Сила?

Всё-таки я – Рейван. Пусть не настоящий, но раз уж занял место настоящего… Да нет, ерунда, я ведь ровным счётом ничего не знаю о Силе. Не той, что в книгах, играх и фильмах, там-то всё просто – магия как магия. Но как она устроена на самом деле, как ею управлять?.. Откуда я мог это знать? С другой стороны, когда в твоей крови столько псионидов, как у Рейвана, некоторые умения приходят сами собой. Наверное.

Я с новым интересом посмотрел на «зависшего» Лого. Это что же, я теперь могу управлять людьми? Или дело только в самом Ратисе: создатели игры прописали его так, чтобы он служил мне идеальным помощником во время обучения, а потом благородно и беспроблемно сошёл со сцены? Интересно, а если попробовать приказать что-нибудь Гарру?

– Я вышел купить припасов, – возмущённо стал оправдываться Наси, неверно истолковывая мой прицельный взгляд. – А этот идиот, отрыжка банкора, выбежал следом и начал меня душить! Ни с чего, при всей толпе!

– Ты лишний, – проговорил Ратис, монотонно покачиваясь на месте. – В реестре партии нет свободного места.

– Ах ты!.. – задохнулся от ярости Гарр. – Да что вообще значит эта белиберда?! Он бормочет об этом реестре с начала драки.

А я так и шлёпнулся на кровать. И понял, что тоже задыхаюсь, только от смеха.

В игре, после гибели Ратиса, его портрет на экране выбора партии заменялся на портрет Астилы Й’йен. Что логично: место в интерфейсе не резиновое, а зачем держать персонажа, который всё равно погиб? И вот теперь, когда я умудрился этого персонажа спасти, Ратис просто не знал, что делать. Там, на корабле, он, как болванчик, повторял одни и те же фразы. А теперь и вовсе… «сломался».

Разработчики сценария просто не прописали ему полноценных человеческих реакций, и он, как умел, исправлял ситуацию. Для Ратиса не было предусмотрено места в жизни после «Вершины Зендера», вот он и пытался отвоевать это место. Обречённый персонаж хотел жить вопреки воле своих творцов!

Я перестал смеяться так резко, что прикусил кончик языка. Передо мной стоял живой человек из плоти и крови, я воспринимал его живым, мы сражались плечом к плечу! А теперь выходит, что…

– Да что с ним такое? – раздражённо спросил Гарр.

– Сила, – медленно сказал я. – Великая Сила говорит с ним. Он просто не может разобрать слова.

7

Проблема с Ратисом подействовала на меня угнетающе, и довольно сильно. Можно сказать, я впервые осознал свою ответственность за происходящее вокруг, за жителей мира, в который попал, за судьбу этого мира, если хотите. Можно сказать, что впервые… но это будет неправдой. Так остро – да, только сейчас. Но мысли о тех изменениях, что я вношу в накатанный сценарий, приходили ко мне и раньше. Теперь к ним добавилось понимание, что эти изменения могут завести… как далеко? Мне было жутко смотреть на зомби-Лого, и я заставил себя отвлечься на решение бытовых проблем.

Гарр всё-таки сбегал за едой. Мы наскоро перекусили чем-то вроде холодной сухой лапши, впихнули порцию в притихшего и безвольного Ратиса. Запили кисловатым безалкогольным пивом. Затем по очереди сходили помыться: душевая кабинка в нашей конуре не работала, и мы за пару кредов воспользовались гостеприимством Маалала, соседа-литонианца, такого же сквоттера, как и мы. Наси вкратце рассказал, как перетаскивал меня от места крушения шлюпки в этот жилой комплекс: как избавился от республиканской формы, как в обмен на бластер и пару мечей взял в аренду тележку-робота…

Я знал, что хисские патрули прочёсывают этот район, но надеялся, что столкнёмся с ними не слишком скоро. Утрата части оружия и припасов меня не беспокоила, главное – плазменный меч остался при мне. Гарр косился на характерную рукоять, хотя вопросов пока не задавал. Я знал, что только пока: подозрительная натура бывалого солдата возьмёт верх, но меня это сейчас слабо волновало.

Меня сейчас вообще мало что волновало, пришло странное… смирение с судьбой, что ли? Всё происходящее, все детали окружающего мира принимались легко и естественно, как давно знакомые и понятные. Я расплачивался электронными деньгами, хотя толстую короткую палочку, которая заменяла здесь кредитку, держал в руках впервые. Я запросто открывал и запирал двери, используя сенсорные панели. Я разговаривал с Маалалом, как на Земле с соседом по гаражам. Я знал, как пользоваться местным душем. Я совершенно бездумно, словно проделывал подобное много-много раз, подошёл к суетливому ватекку-старьёвщику и с первого раза выбрал из кучи хлама крепкий и лёгкий чёрный плащ с капюшоном. Он подошёл мне почти идеально, и я с облегчением спрятал лицо под нависающей складкой ткани. Дома, на Земле я всегда носил бейсболку с широким козырьком – прятался от камер наблюдения. Не потому, что чувствовал за собой какие-то грешки, просто не нравилось, что кто-то может сидеть в кабинете, ковырять в носу и наблюдать за моими перемещениями. Не ваше дело, вот и всё, не люблю вуайеристов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное