Дарья Калинина.

Призрак в кожаных ботинках



скачать книгу бесплатно

© Калинина Д.А., 2018

© ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Глава 1

Глаза открылись вдруг как-то сами собой. Только что Саша спокойно спал, и вдруг сон прервался резко и без всякого объяснения. Саша взглянул на часы. Полночь. До утра еще спать и спать. Что же его разбудило? Дурной сон? Саша попытался припомнить, что ему снилось. Вроде бы что-то про волков. Стая зубастых хищников окружает его со всех сторон, глаза у них светятся в темноте зеленым, серая шерсть стоит на затылках дыбом, жадные пасти широко раскрыты, и с длинных белых клыков капает слюна. И сожрать они хотят его! Целиком!

– Да ну! Чушь какая-то, – пробормотал молодой человек. – Какие еще волки! И приснится же такое!

И тут за окном внезапно раздался протяжный вой. Саша резко оторвал голову от подушки и прислушался. Его пробил холодный пот. Ну да, воют. Точно. И не ветер то воет, не ураган, а именно что живые существа – волки! Это волчий вой! Спутать его нельзя ни с одним другим.

– Вот и сон в руку!

Но откуда тут взяться волкам? И почему не лают собаки? Его собственный Барон и соседский Дик.

– Хороши сторожа, нечего сказать, – проворчал Саша, спуская ноги на пол.

Он намеревался пойти отыскать в доме Барона и устроить тому хорошенькую взбучку. Почему не реагирует! А завтра пойти к соседу дяде Федору и поинтересоваться уже у него, что такое происходит. Барон еще щенок, пусть и взрослый, но все равно щенок. Он порядков не знает. Но Дик! Он-то куда смотрит? Он сторожевой пес, должен знать, что если возле дома волки, то их хотя бы для порядка облаять нужно. Но что делать, раз обе собаки филонят, придется человеку идти и самому разбираться с невесть откуда взявшимися волками.

Стоило Саше встать на ноги, как он почувствовал, что замерзает. По полу ощутимо тянуло сквознячком. Да оно и понятно, дом, в котором нынче поселилась сестра со своим мужем, был старым, и состояние его было далеко не самым лучшим. И по-хорошему так давно следовало бы эту древнюю развалюху разобрать на дрова, а на его месте поставить новый сруб. Или оставить дом деда в качестве музея. Поди нынче таких домов уже и не сыщешь. Больше ста лет ему. Конечно, дом просел уже с одного краю. Крыша кое-где течет. Из всех щелей дует. Но все-таки дом стоит и падать пока что не собирается.

Да, лучше музей! Для него и специально приобретать ничего не надо. Всякими берестяными лукошками, коваными косами и чугунками весь чердак забит. Саша лазил, знает, что к чему. И прялка там есть, да не простая, а расписная и с колесом, которое вертится. На ней даже кудель сохранилась, или как там эта чесаная овечья шерсть называется, из которой потом нитки тянут. И нить имеется. Так и кажется, что хозяйка на секундочку оставила свою работу, в сени вышла, сейчас вернется. А вместе с прочей посудой так даже и самовар медный имеется. Позеленел уже от времени, но медали на круглом пузе под налетом все равно различимы.

А такие медали только самым лучшим изделиям на разных там ярмарках присуждали.

А мебель! Да одна мебель чего стоит! Пускай посетителей и денежки с них бери. Пусть ахают и дивятся, до чего в Новгородской губернии крестьянству до революции жилось хорошо. Но если без шуток, то Сашку всегда интересовало, откуда у старого крестьянина – бывшего хозяина этого дома – взялась такая непростая мебель. Видать, зажиточный мужик был. Если буфет, то весь в резных завитушках. Если шкаф, то украшен инкрустациями. А пианино! Откуда в деревенской избе взялось пианино?

Отец Коли – дядя Степа – говорил, что пианино еще от прежних хозяев дома осталось. И мебель от них же. Но больше дядя Степа ничего внятного сказать не мог. Дескать, дом еще его дед покупал в середине шестидесятых. А дед тот помер еще до рождения Коли. Так что Коля про деда и старинную мебель тоже ничего не знал, а подробности спросить нынче не у кого.

Но чья бы она ни была, а для музея такая мебель в самый раз будет. А если на чердаке поискать среди всякой всячины, то там и старинная скатерть найдется. Она с пятнами, а в одном месте даже дыра как от упавшего окурка, но если расставить на пятнах и дырке плошки, чашки и блюдца, то получится очень даже замечательно. Решено, старый дом оставить, а новый поставить… Где? Да хоть бы и рядом.

Саше казалось, что это самое лучшее решение в данной ситуации. И на дровах какая экономия получится! Заколебался он зимой в лес по дрова ездить. Что ни день, то они по два, а то и три рейса с Колей делали. И все равно дров до весны не хватило. Старый дом – сколько его ни топи, все равно холодно. Все тепло через дырявую крышу улетает. Сестра тогда смеялась: хорошо живем, самим холодно, зато улицу отапливаем.

На улице снова раздался заунывный вой, он вывел Сашу из состояния еще сонной задумчивости.

– Да что же это такое! – воскликнул он. – Воют и воют! Ну, сейчас я вам покажу!

Прежде чем выйти из своей комнаты, Саша прислушался. Спит его сестра? Вроде бы спит. И Коля – ее муж – тоже спит. Даже отсюда слышно его похрапывание.

– Ну и пусть себе спят.

Саша решил родственников не тревожить. Если будить Колю, то и сестру разбудишь. А ей сейчас волноваться было совсем незачем. Катя была беременна, и Саше нравилось то, как повлияла на сестру беременность. Сестра теперь часто смеялась. Когда в городе жила, улыбки иной раз на ее лице было не видно неделями. А тут хохочет. Холодно, неуютно, неудобств бытовых тьма, а она всем довольна. Вот что значит за любимого замуж выйти. И все-таки хоть с любимым рай и в шалаше, но Сашка прикидывал так, будущим его племянникам такого родительского счастья маловато будет. К нему еще и новый дом хорошо бы.

Да вот только до постройки нового дома у сестры с ее мужем все как-то руки не доходили. Все потом да потом у них. И так уж как-нибудь проживем. А Саша… Что с него взять? Известное дело, студент, приезжает только на каникулы. Какой с него спрос? Если что подсобить, он Кольке всегда поможет. А ответственные решения принимать должен глава семейства. А таковой нынче у них Коля. Хотя если бы Сашу попросили сказать честно, то он бы сказал прямо, если самому Коле комфортно в таком насквозь продуваемом ветром сарае, то Кате в ее интересном положении совсем не нужно, чтобы ей дуло со всех сторон.

И снова за окном раздался протяжный волчий вой.

– Да что же это делается такое! – окончательно рассердился Саша, который все же в глубине души рассчитывал, что волки повоют да и уберутся восвояси и выходить на холод ему не придется. – Воют и воют! Управы на них нет!

И шепотом позвал:

– Барон! Ты где?

Позвал и даже свистнул. Но его любимый пес не откликнулся. Теперь Саша еще и встревожился. И повысил голос.

– Собакин, иди ко мне? Ко мне!

Барон и тут ему не ответил. А ведь пес был привязчив и даже прилипчив. Куда хозяин, туда и пес. В поле так в поле. На рынок так на рынок. В баню? Можно и в баню. Пусть там душно, жарко и совсем невкусно пахнет мыльной водой, но Барон был согласен терпеть все неудобства. Лишь бы оставаться рядом с хозяином! Лишь бы быть рядом с ним!

И снова вой за окошком. Истошный, жуткий, так и рвущий душу. Саша вконец задергался. Ночь на дворе. Сестра с мужем спят как ни в чем не бывало. У них собаки нет. Им чего тревожиться? Да и комната их выходит на другую сторону. Да еще у них в комнате стоит единственный во всем доме стеклопакет, так что слышимость там хуже. Поэтому сестра с мужем и не реагируют на вой, что не слышат его. Но почему молчит Барон? И где он вообще, хотелось бы это знать!

Всякие мысли лезли Саше в голову, одна ужаснее другой:

– Уж не задрали ли его волки!

Впопыхах он долго не мог найти тапки. Потом плюнул – что тапки, когда за окном, может быть, разыгрывается кровавая драма. Саша не стал тратить драгоценное время на поиски домашней обувки, натянул носки и поспешил к дверям. Тут он сунул ноги в высокие резиновые сапоги, накинул на плечи первое подвернувшееся ему под руки пальто, оказавшееся Катиным, и в нем выскочил на улицу. Лишь тут он смекнул, что собирается сражаться с волками голыми руками. Растяпа! Хоть бы лопату взял! Или топор!

Ни того, ни другого не нашлось, зато в сенях стояла коса, которой летом Коля косил траву для кроликов. Скоро должна была уже пойти первая травка, и Коля хотел поправить косу, с этой целью и перенес ее поближе. Как удачно! Молодец! И Саша схватил косу. Потом вспомнил, что волки первым делом вцепляются своей жертве в горло, вернулся, стянул с вешалки большой пуховый платок, которым и замотал не только шею, но и голову. И уже полностью экипированный, огромными скачками, размахивая косой, помчался спасать свою собаку от стаи волков.

К удивлению Саши, когда он выскочил на поле за домом, откуда еще совсем недавно доносился волчий вой, там уже никого не было. С неба светила полная луна, заливая все вокруг своим мертвенным светом. От деревьев, растущих вдоль кромки поля, падали длинные темные тени, ветер шевелил ветки, шевелились и тени. И от этого черного шевеления вокруг на душе становилось жутковато.

Саша огляделся по сторонам. Где же волки? Никого нет. Померещилось ему, что ли? Да нет, волчий вой он отчетливо слышал. И доносился он именно с этого поля.

– Э-эй! Есть тут кто?

Ответом ему была тишина. Лишь ветер шумел в верхушках деревьев. Саша переложил косу в другую руку и взглянул на луну. Может, она подскажет, где искать волков? Затем Саша огляделся по сторонам, и ему показалось, что за длинным рядом молодых фруктовых деревьев, которыми было обсажено это поле, мелькнула чья-то быстрая тень. Или это ему только показалось? Или нет? Неужели именно там волки уже пируют над его маленьким Бароном? Именно сейчас рвут собаку на куски! А почему они молчат? И Саша тут же обругал самого себя. Вот дурак! Рты у волков заняты, потому и не воют.

– Надо срочно привлечь их внимание к себе. Отвлечь!

И подняв голову к небу, Саша протяжно и старательно завыл:

– А-у-у-у! А-у-у-у-у-ах!

Это подействовало. За деревьями раздался какой-то звук. Что это было, Саша сказать не мог. Но за деревьями определенно кто-то был.

– Я иду! – закричал Саша, чтобы Барон слышал. – Я уже иду-у-у-у к тебе-е-е-е!

Получилось немножко похоже на блеяние, потому что, взяв косу наперевес, Саша помчался в сторону деревьев. На ходу кричать было неудобно. Ноги увязали в мягкой земле. Да еще коса была тяжелая, мешала ему передвигаться нормально, но Саша ее не бросал. А чем иначе он будет обороняться от волков, которых там, может быть, тьма-тьмущая? Перекидывая косу из руки в руку, Саша продолжал бежать к деревьям. Вот и первые яблони. Саша миновал их. И каково же было его разочарование, когда он никого не обнаружил и тут.

– Но тут же кто-то был! Я видел!

Саша покрутился на месте, но, никого не обнаружив, поплелся назад к дому. На душе у него было паршиво. Парень уже почти добрался до крыльца, и тут, словно чертик из табакерки, ему под ноги метнулось что-то маленькое, юркое и грязное. Существо принялось крутиться у его ног, радостно при этом поскуливая.

– Барон! – обрадовался Саша. – Ах ты, бродяга! Где же ты пропадал?

Пес продолжал изливать на хозяина свою радость. Он вертелся, прыгал и даже оперся передними лапами о ногу хозяина, что вообще-то ему строжайше запрещалось делать, чтобы не пачкал своими лапами одежду. Но Саша не стал ругать пса, хотя сейчас было самое время возмутиться. Ведь грязными у Барона были не только лапы, но и весь он был покрыт толстой коркой, которая отваливалась от него кусками.

– На кого ты похож! Ты что, в лужах валялся?

Впрочем, одними лужами тут дело не обошлось. Вероятно, Барон еще и вдоволь поносился по свеже-вспаханному полю, которое Коля собирался засеять овсом. У Коли были грандиозные планы. В этом году он хотел взять на откорм несколько бычков и загодя готовил им вкусный зеленый десерт к обычному комбикорму. Взяв какую-то тряпку, валяющуюся на ступенях крыльца, Саша насухо обтер Барона. Совсем отчистить с него грязь было невозможно, для этого надо было собаку искупать. Но сейчас топить баню специально для Барона он не будет.

На Сашу внезапно навалилась усталость. Он несколько раз зевнул и сказал:

– Пойдем спать.

Барон не возражал. Он всегда был рад пойти куда-нибудь со своим любимым хозяином. Они вернулись в дом, где Саша поставил косу на место, а пальто и платок сестры повесил на вешалку. Мимоходом он отметил, что на белой ткани пальто четко отпечатались два грязных пятна – это были следы лап Барона. Но ни ругать сейчас собаку, ни чистить пальто Саша не стал. Сил не было. Когда пятна подсохнут, их можно будет легко очистить с помощью простой щетки. А если сейчас начать замывать, только еще больше все испортишь.

Саша доплелся до своей кровати и буквально рухнул в нее. Как же хорошо оказаться в натопленном помещении после холода ночи! Какое счастье, что у него есть крыша над головой! До чего же противно оказаться в такую ночь на улице! И уже засыпая, Саша пожалел волков, чей вой вновь доносился с улицы. Но так как теперь Барон был рядом и находился в безопасности, Саша и не подумал дергаться. Пусть их воют, такая уж у них жизнь волчья. И не хочешь, да поневоле завоешь.

Утром ничего не напоминало о событиях ночи. Когда Саша проснулся, сестра уже накрывала к завтраку. В ожидании малыша она уже заметно округлилась, но пока еще двигалась легко, и обычная работа по дому давалась ей без усилий и вроде даже приносила радость. Хотя Сашу все равно немного коробило, когда он видел, как сестра моет пол внаклонку. Хоть бы швабру догадались купить, все было бы легче.

Увидев, что Саша открыл глаза, сестра ему улыбнулась:

– Доброе утро.

– Не такое уж оно и доброе. Ты слышала, что было ночью?

– А что было?

– Волки!

Глаза у сестры широко открылись от удивления.

– Волки? Какие еще волки?

– Настоящие!

– Тут у нас в Васильках? – удивилась Катя.

– Да! Тут! Я услышал и выбежал из дома. И одного или двух я видел!

О том, что он видел лишь чью-то тень, да и то неразборчиво, Саша умолчал. Сейчас при свете дня события минувшей ночи представлялись ему еще более значимыми. Он один выскочил из дома навстречу стае волков! Не побоялся! И он дал бы им бой, если бы они все куда-то не разбежались.

– О волках мы тут и зимой-то не слышали, – продолжала недоумевать Катя. – Откуда бы им взяться?

– Из лесу, вестимо! Тут же леса кругом! В такую глушь вы забрались, что…

– Но это обычно зимой голод гонит зверей из леса, – перебила его сестра. – А сейчас уже весна. Май месяц. В лесу полно корма. Зачем волкам так рисковать и соваться к человеческому жилью?

– Может, они экстрим любят.

– Скорей всего, тебе просто показалось, – рассмеялась Катя.

Саша на нее даже обиделся. Вот и рискуй после этого жизнью ради них. Никакой благодарности! Тем не менее обида не помешала ему плотно закусить горячими блинчиками, которые Катя посыпала сахаром да еще и медом полила. Блинчики были свернуты в виде рулетиков, внутри была начинка из нежнейшего домашнего творожка, который Катя брала у соседки – бабы Глаши. У бабы Глаши имелась единственная в деревне дойная корова, из молока которой хозяйка готовила и сливки, и сметану, и творог. Все для продажи.

После завтрака Саша пошел на место своих ночных приключений. Если там были волки, а они там были и выли, то должны были остаться их следы. И следы были. Много следов. Сколько тут было зверей, Саша сказать не брался. Следопыт из него был аховый. Но он видел, что вся земля испещрена следами волчьих лап. Правда, попадались среди них и отпечатки человеческих ног. И следы эти были совсем свежие. Создавалось такое ощущение, что волки и человек топтались на этом поле одновременно. Но как такое могло быть?

– Это не мои отпечатки, – сообразил Саша, поставив свою ногу на землю и впечатав ее в грунт. – Хотя размер похож. Но следы эти не мои. Мои вот тут. А эти чьи же? Точно что не Катины. И не Колькины.

Действительно, размер ноги Кати был много меньше, а Колин – наоборот, много больше отпечатков на земле.

– Если не я, не она и не он, тогда кто?

По соседству с домом Коли был еще один жилой дом. Но в нем обитал дядя Федор. Мужик он был нелюдимый, что заставило его поселиться в такой глуши, сказать никто не мог. О себе дядя Федор распространяться не любил. И вообще предпочитал, чтобы в его дела не совались. Но зато и в чужие он носа не совал. Когда Коле бывала нужна мужская помощь, дядя Федор приходил и помогал. Но денег за свою работу не брал и всем своим видом показывал, что, если бы не были они соседями, послал бы он Колю далеко и надолго. Так что обращаться к нему приходилось лишь в самом крайнем случае.

Так и жили. Катя с мужем в своем доме, а дядя Федор в своем. Огорода он не держал, землю не обрабатывал, скотины никакой у него не было. Один лишь пес имелся – огромная восточноевропейская овчарка по кличке Дикий, или просто Дик.

– Может, это Дик тут ночью бегал? Размер лап у него будьте нате.

Саша оглянулся и увидел сестру. Она стояла на краю поля и, глядя на него, вовсю улыбалась.

– Тут твои волки ночью выли?

Саше внезапно стало стыдно. Придумал каких-то волков. А это мог Дик выть. Хотя раньше за собакой такого не водилось. Сколько тут уже жили Коля с Катей, а Дик вел себя всегда прилично. Выходя на прогулку по окрестностям, держался рядом с хозяином. На чужие поля или огороды не забегал. И нрав у него был такой же суровый и нелюдимый. Музицировать по ночам было совсем не в его характере.

К тому же Дик раз и навсегда предельно четко обозначил для себя границы своих владений. Что происходило за ними, его не интересовало. Но зато и свою территорию пес защищал от чужеродного вторжения с такой неистовой яростью, что каждый визит к дяде Федору был сопряжен с нешуточной опасностью. Дик рычал и лаял на незваного чужака с такой лютой ненавистью, что казалось, еще минута, вцепится в гостя и растерзает его на части. Но данное поле он своей собственностью не считал и, конечно, нипочем бы сюда не сунулся.

– Приспичило бы ему попеть, он бы у себя возле дома концерт устроил.

– Так бы ему дядя Федор и позволил среди ночи выть.

Да, характер у соседа был не тот, чтобы позволять собаке шуметь. И с Диком его хозяин управлялся жестко, а порой, на посторонний взгляд, и вовсе жестоко. Как-то раз Катя даже сделала дяде Федору замечание, увидев, как тот грубо одернул собаку. Но дядя Федор вместо того, чтобы обидеться или рассердиться, лишь снисходительно пояснил:

– Своих хозяев собака считает своей стаей. И место собаки в самом низу стаи. И собака должна это всегда помнить. А добиться этого можно, лишь полностью подчинив собаку себе, подавив ее волю. Если же пес начнет о себе слишком много воображать, то прощай всякое послушание. Он будет думать, что и сам чего-то стоит. И собака от этого испортится.

Сказать нечего, хозяина своего Дик слушался с полуслова, с одного взгляда. И обожал его всей своей собачьей душой. Может быть, Барон выполнял бы команды лучше, требуй от него Саша послушания более строго?

– Барон, идем к Дику. Где Дик? Ищи! Ищи, скорей!

Барон тут же завертел головой, поставил хвост пистолетом, напряженно всматриваясь в указанном хозяином направлении. У собак сложились между собой странные отношения. Оба они были кобелями, примерно одного возраста, Барон чуть помладше, но если на нейтральной территории они могли и поиграть, то к себе на участок Дик никогда Барона не допускал, а вот тот относился к появлениям Дика вполне по-дружески.

– Плохой из тебя сторож, – постоянно пенял Коля резвящемуся с чужим псом Барону.

Барону было все равно. Он продолжал веселиться. А вот Саша обижался.

– Он охотник, а не сторож.

– Тоже мне охотник. За всю осень одну драную утку принес и двух каких-то птичек с болота приволок.

Прошлой осенью в сентябре Барону едва исполнилось шесть месяцев. И Саша считал, что для полугодовалого щенка не просто найти в лесу подбитую другими охотниками утку, но еще и притащить ее своему хозяину – уже настоящая победа. А что касается тех двух вальдшнепов, так их Барон вообще поймал голыми зубами. Совсем неплохой результат для мальчишки.

– Он себя еще покажет, – заступалась за собаку Катя. – И я очень рада, что Барончик у нас ласковый, а не такой бука, как этот Дик. Тот даже погладить себя не дает. А ведь знает меня всю жизнь.

И вот сейчас, подходя к дому соседа, Саша подозвал Барона к себе и взял его за ошейник. Мало ли что там придет в голову этому Дику. Но овчарка никак не отреагировала на приближение чужих. Дик не подбежал к забору. Не залаял он и из дома.

– Странно. Где же он?

Заходить на участок дяди Федора Саша все же побоялся. Свежо еще было в его памяти то, как летом Дик на него набросился. Собака тогда тоже зазевалась и не сразу выбежала навстречу. А Саша опрометчиво решил, что Дика вообще нету дома, и прошел в калитку. Ну и поплатился за свое самоуправство прокушенной рукой. Хорошо еще, что прививка от бешенства у Дика все же была сделана. Обошлось без уколов. Но рана все равно заживала долго. И с тех пор Саша навсегда усвоил урок. Без приглашения хозяина к нему на участок не соваться.

– Федор Иванович! Вы дома?

Ни гу-гу.

– Ночь прошла спокойно? Волков не слышали?

И снова ни ответа, ни привета.

– Федор Иванович, с вами все в порядке? Волки вас не тревожили?

Никакого ответа не последовало. Поколебавшись, Саша все же открыл калитку. Эх, была не была! Вытянув из забора один из криво сидящих кольев, Саша прошел внутрь. Деревянный кол – это никудышная защита от острых зубов Дика, но все лучше, чем совсем ничего. Но все обошлось. Дик так и не появился. А дверь в дом оказалась открыта.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное