Анна Потемкина.

Неоплатный долг



скачать книгу бесплатно

Посвящается моей подруге детства

с пожеланием достойно пройти

испытание, ниспосланное ей.


© Анна Потемкина, 2016


ISBN 978-5-4483-4887-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

– Девчоночки мои, дорогие – обнимал за плечи Иван подругу детства Василису и родную сестру Татьяну. С Василисой они росли вместе на одной улице. В школе сидели за одной партой все годы. Они крепко дружили. Таня, в смешных косичках, на два года младше брата, тихо хныкала ему в плечо.

– Танька, не смей реветь. Каждый мужик должен побывать в Армии.

– Танечка, не расстраивайся. Наш Ваня вон какой. Всех победит. Два года пролетит, как один день – успокаивала Василиса.

Иван выпрямился, приосанился. Он действительно выглядел много старше своих 18 лет. Высокий, широкоплечий, открытый и дерзкий взгляд карих, широко поставленный глаз.

– Мой мальчик совсем взрослый – вошла в комнату Марфа, мать Ивана и Татьяны. Она хлопотала у печки и ставила одно блюдо за другим на стол. Она была низенькой, полноватой и очень добродушной. Всегда много готовила, а уж мастерицы такой во всем селе не было. Шила, вязала, вышивала, коврики плела. Она всему научила свою дочь Татьяну. Дети боготворили свою мать.

– Мамочка моя! – Встал Иван и обнял ее.

– Ну все, все. Ну тебя. Дай дела делать – пыталась освободиться Марфа. – Люди сейчас придут. Чем встречать буду?

– Мы вам поможем – подскочила Василиса.

– Нет. Сидите, сидите. Вы уже помогли. Картошку, морковку почистили. Дальше я сама.

– Вы ее оставьте. Она хоть отвлекается, когда в делах. Не то реветь начинает – вошел в комнату Степан Федорович. Иван почтительно выпрямился. Он всегда робел перед отцом.

– Ну, садись – тепло посмотрел отец на сына. – Уже оркестр за играл. Сколько вас из нашего села?

– Семь человек.

– Ну славно. Мужики с зерновой идут. Первые. В считанные минуты дом наполнился людьми. Молодежь. Одноклассники Ивана, подруги Татьяны, родственники и работяги с работы Степана Федоровича. Он занимал пост начальника элеватора. Справедливый и уважаемый руководитель не другов не имел. Каждый стремился сказать напутственные слова. Рядом с Иваном, прижалась к его плечу Лиза, красивая девушка. Роман с ней разгорелся не так давно, но Иван имел далеко идущие планы вместе с ней. Смотрел на нее хозяйским глазом.

– Дождись меня, Лизка. Вернусь, поженимся. Три сына хочу. Дом поставлю.

– Ты вернись, Ванечка. А там поглядим – смеялась девушка.

– Что это за поглядим? Я погляжу тебе – угрожающе вращал глазами. – Василиса мне обо всем будет писать. Учти. Обо всем знать буду.

– Я в надсмотрщики не нанималась – фыркнула Василиса.

– Да шучу, шучу.

– Вот, Иван – поднялся с места Трофимович. – Тридцать лет работаем с твоим отцом. Идейным коммунистом, ветераном войны, трудягой.

Будь и ты таким. Ты очень молод, но уже теперь нужно зарабатывать себе доброе имя не пристанным трудом, честными делами. Не посрами батька. И мы все, односельчане хотим гордится тобой. Выпьем – все одобрительно загудели.

Лиза прильнула теснее к плечу Ивана.

– Пошли, пройдемся – он вывел Лизу из дома. Они пошли за огороды. Молча шли рядом.

– Грустно как-то – сказала девушка.

– Ну да, расставаться не охота. А что делать? Лишь бы ты замуж не вышла.

– Да за кого?

– Петька крутится? Крутится. Спит и во сне тебя видит. Морда конопатая.

– Что ты мелешь?

Он осторожно прислонил ее к березе, обнял и поцеловал мягкие волосы. Лиза по розовела от смущения и стала еще милее.

– Пошли обратно – вздохнул Иван.

Вечером, под гром духового оркестра, новобранцы сели в автобус. Следом шла рыдающая толпа женщин.

– Тьфу – махнул рукой Степан Федорович. – Чего реветь? Хороните кого? Сказано: бабы-дуры.

Марфа с Татьяной не спали всю ночь. Василиса осталась у них. Говорили об Иване. Вспоминали детство и мечтали о свадьбе Ивана с Лизой. Строили планы, как организовать все.

– Лешка ко мне грозит сватов заслать – жаловалась Василиса.

– Парфенов? – Спросила Марфа. – А ты чего? Хорошая семья. Лешка работящий парень.

– Не люблю я его.

– Да, в молодости все дурные – Вздохнула Марфа. – Любовь какую-то придумают и носятся с ней. В жизни все не так. Главное-надежный человек рядом. Серьезный. Семьянин. Любовь потом от уважения приходит.

– А если он страшный, как жаба. На кой он нужен? – Смеялась Таня.

– Сиди, дурочка малолетняя. Много ты понимаешь.

– Девки, расходитесь. Бубните. Спать не даете – Раздался бас из комнаты.

Ивана направили на Дальний Восток. Раз в месяц он присылал письма домой. Приходила Лиза и Василиса. Вместе их читали и писали ответ.

– Лизонька, чего не приходишь? Что случилось? Как в воду опущенная ходишь. – Встретила девушку на улице Марфа.

– Второй месяц от Ивана писем нет. Я ему уже пять написала. Забыл он меня.

– Нет, он не такой. Всегда тебе приветы передает. Спрашивает о тебе. Спроси Василису – стала оправдываться Марфа.

– Что-то тут не то. Мы с Василисой всегда раньше останавливались. Долго разговаривали. А теперь она поздоровается и прочь бежит. Все некогда.

– Она же в больнице работает. К экзаменам готовится. Будет в медицинский поступать. Ты же знаешь.

– Ладно тетя Марфа. Пойду я. Напишите Ивану привет от меня. Скажите, что жду его.

– Хорошо, девочка – она быстро направилась к больнице. Вызвала Василису на улицу.

– Вася, ну скажи, о чем Иван тебе пишет? У него от тебя секретов нет.

– Все у него хорошо. Служит. Я же у вас была, рассказывала. Забыли?

– О Лизе, что он пишет?

– Да, ничего.

– Вообще ничего? Как это? Ей совсем не пишет.

– Не знаю, как и сказать – переминалась в нерешительности Василиса.

– Говори. Ты врать не умеешь. Все знаешь.

– Пойдемте на лавочку сядем – решилась Василиса.

– Ну, ну, что?

– В общем, Иван встретил другую девушку. Все у них серьезно. Заявление подали в ЗАГС – выпалила девушка.

– Что-о? – Марфа накрыла грудь руками. – Он с ума сошел! Кобель. – Василиса пыталась ее успокоить, что-то говорила, но она уже ничего не слышала. Тихонько побрела к дому. Захлестнул стыд перед Лизой и что сказать мужу она не представляла. Весь день крутилась по хозяйству. Вечером, за ужином рассказала Степану Федоровичу все, как на духу. Выслушал молча, встал и вышел. Пошел в поля. Он всегда так делал, когда было плохо или хорошо. Или нужно было принять решение.

– Мне эта дура Лизка никогда не нравилась. Ни рыба, ни мясо – затараторила Татьяна.

Что ты мелешь? – Оборвала ее мать. – Твой брат ее предал. На обещал в три короба и другую нашел.

– Ой, предал. И че?

– Ни че. Иди спать.

– Вчера Петька ей конфеты приносил. На подоконник положил. Она взяла, между прочим. Я сама видела. – Язвительно сообщила Татьяна и упорхнула в другую комнату.

– Дурак. Потеряет хорошую девушку. Ну да Бог с ним. – Она встала и перекрестилась, с опаской оглянувшись на дверь. Муж за такое по головке не погладит.

Глава 2

Шли месяцы, утопая в сельских буднях. Татьяна расцветала. Фигура обретала женственные формы. Высокая грудь, тонкая талия, длинные, красивые ноги. Лицо не было красивым. Она была достаточно миленькой, со смешными веснушками на носу. Один за другим разбивались сердца местных парней. Рукодельница была знатная. Шила себе наряды сама. С ее отменным вкусом это было не сложно. На танцах появлялась частенько в новом наряде.

– Ну, конечно. Дочка начальника. Наряды меняет – завистливо обсуждали подруги.

Василиса становилась спокойной и уверенной в себе девушкой. Рассудительная и мудрая не по годам, к ней обращались за советом. Она поступила в медицинское училище и приезжала домой на выходные. Всегда находила время, чтобы зайти к Марфе. Поговорить, чаю попить.

– Иван передавал привет. На будущей неделе, пятого числа приедет с женой.

– Знаю. – Тяжело вздыхала Марфа.

– Соскучилась я за ним. Паразитом. Хочется видеть. До сих пор перед Лизой стыдно. Он ей ведь так и не написал. Ничего не объяснил. Спасибо, что она замуж засобиралась. Только вот Петька парень дурной. Выпить любит. Намучается она с ним. Жалко девку.

– Ну что ж. У каждого человека своя судьба – многозначительно сказала Василиса.

– Ой, Ваня – подскочила Марфа, увидев сына из окна. Он в нерешительности стоял у калитки. Рядом с двумя сумками стояла плотная, коротко стриженная девушка.

– Входите, дорогие, входите – она обнимала обоих.

Иван широко улыбался, пропустив впереди себя свою жену. Он возмужал, стал еще шире в плечах. Дерзкий взгляд стал мягче. Всеобщая радость наполняла дом. Все обнимались, обеденный стол обрастал вкусной снедью. Вбежала Василиса. Иван был рад своей подруги.

– Васька, пошли пройдемся. Мне тебе столько надо рассказать – обнимал он девушку.

– И мне – улыбалась Василиса. Они пошли по дороге к полю.

– Я так влюбился. Черт возьми. Она не обыкновенная. Моя Надя. Ты же ее видела. Таких здесь нет – восторженно округлял глаза Иван.

– А как вы познакомились?

– Она работала в части где я служил. Как-то сидели, выпивали. Пришла она. Как хлопнет стакан водки. Даже не поморщилась. Я такого никогда не видел.

– Такого никто не видел – поддакнула потрясенная Василиса.

– И тут я пропал. Не шла она у меня из головы. Это не девушка, это черт знает, что. С ней поговорить можно обо всем. Никаких запретов. Я полностью свободен.

«Не в красоте наверно дело» – вглядывалась в его лицо Василиса.

– А Лизу ты не любил, получается.

– Лиза – помрачнел Иван. – Ну не то. По сравнению с Надей не то.

– А у меня тоже ухажер появился.

– Рассказывай – они присели на сваленное дерево.

– Ты его знаешь. Это Мишка Козырев из Ивановки.

– Че это он? – Опешил Иван. – Не, он нормальный мужик. Бабам нравится. Извини.

– Говори, что ты о нем думаешь.

– Не, все нормально. Просто, он же водку любит. И жену свою бил. Нинка вечно в синяках ходила.

– Просто она скандальная. Пилила его. А мужику ведь нельзя поперек. Он уставал на работе. А она его доставала. Любой не с терпит.

– Это да. Ты же другая совсем. Той палец в рот не клади. Может и уживетесь.

– Он очень хороший. Серьезный, основательный такой. Все молчит. Ему интересно меня слушать. Я тоже обо всем могу с ним говорить. Полное понимание.

– Он вообще молчит? Я как-то с ним встречался. Выпивали с парнями. Он там был. Так его было не заткнуть.

– Да. Он слушает. Разговор поддерживает.

– Ну хорошо, коль так. Пошли. Поговори с моей Надей. Она тебе понравится. Я хочу, чтобы вы дружили.

– Конечно, раз ты хочешь.

Надя была общительна и словоохотлива. С ней было легко и просто. Зычно хохотала и жестикулировала. Марфу и Степана Федоровича называла «мама» и «папа». И с Василисой установила сразу добрые отношения. Только с Татьяной не задалось. Они обоюдно решили друг друга терпеть. Ведь жить то вместе.

– Если он алкаш, не выходи за него. Найди нормального – заговорщически шептала Надежда Василисе.

– Он не алкаш. Просто жизнь ему тяжелая досталась.

– Они, алкаши все так говорят. Мой бывший пил по – черному. Тоже с тяжелой жизнью мужик. Где мои глаза были? Вот Ваню сразу видно. Не пьющий, работящий. За такого можно замуж выходить. И семья хорошая.

– Да. Но он не алкаш – упрямо твердила Василиса.

Ей больно было слышать это. Обижало, что Надя видела ее в первые, а уже бралась давать советы.

– Ладно. Не обижайся. Вижу, ты хорошая девка. Хочу тебе счастья.

– Спасибо – процедила Василиса.

– Где мои девчоночки? – Сел рядом Иван. – Поладили? Вася мне как сестра. Я ей полностью доверяю.

– Вижу. Хорошая твоя подружка. Даже ревновать не получается.

– Кого? Меня к Васе? Ну ты даешь – захохотал Иван, запрокинув голову.

– Танька, ты куда опять? На ночь глядя – прикрикнула Марфа.

– Что такое, мама? – Спросил Иван.

– Ходит к этой Лидке чуть ли не каждый день.

– К подружке своей? Ну и что? Пусть ходит.

– Да – почувствовала поддержку, кивала Таня. – У нас компания. У Лидки собираемся. А мама ругает – пожаловалась девушка.

– Ну чего ты, мамочка – улыбался Иван. – Волнуешься? Там что, компания плохая? Теперь я здесь. Всегда смогу защитить.

– Компания ничего. Все свои. Одноклассники ее. Меня беспокоит, что ее который раз Лидкин жених, Борька провожает. Там что, больше некому ее проводить?

– Лидка сама ему говорит, чтобы он меня проводил – ныла Таня.

– Вот и дура эта Лидка твоя. А на кой он около избы тебя час держит? Проводил и пусть идет восвояси.

– Мы одни и те же книги любим читать. Обсуждаем.

– До обсуждаетесь, смотри. Они жениться надумали. Не мешай. – Начитывала Марфа.

– Да ничего тут нет. Сейчас время такое. Не волнуйся – крепко обнял Иван мать.

– Я пошла – выскочила из дома Таня.

Целый день дом гудел, как потревоженный улей. Приходили, уходили друзья, соседи. Все хотели видеть Ивана с женой. Марфа с Василисой не успевали греть воду, чтобы помыть посуду. Убирали со стола, жарили шаньги и накрывали снова на стол. Когда все разошлись, поздним вечером Иван вышел на улицу покурить. Он зашел за дом, сел на колоду и затянулся. Испытывал огромное удовольствие от всего, что происходило. Как встретили Надю. Он так любил свою семью, свой дом. Любил здесь сидеть и слушать, как стрекочет эта братия насекомых. Из приятной истомы вывел шепот в темноте.

– Боря, не надо. Не могу так. Лида – моя подруга.

– Не хочу я ее больше. Танечка, тебя люблю.

– Что же нам делать? Никто этого не одобрит. Моя мама подозревает. Все знают, что вы жениться собрались. Лиду жалко.

– Плевал я на всех. Не могу без тебя – шепот удалялся.

«Мама была права» – подумал Иван. – «Натворила Танька дел». Поднялся, пошел в дом. Татьяна тоже направлялась к двери. Иван схватил ее за руку.

– Постой, сестренка. Я все знаю. Плохо тебе будет. Жениха чужого увести решила? Может бросишь ерундой маяться? – Таня покраснела и отрицательно покачала головой.

– Отчаянная ты. Ладно. Пошли. Будь, что будет – он обнял сестру и они вместе вошли в дом.

Глава 3

Потекли будни тягучей патокой. Иван работал на элеваторе. Надежда в больнице санитаркой. Вечером она приходила и ложилась отдыхать.

– Надюша, покушаешь? – Осторожно спрашивала Марфа, заглядывая к ней в комнату.

– Сюда принесите, пожалуйста – стонала невестка

– Сейчас, сейчас – и она неслась за тарелкой супа с хлебом.

– Устала? – Участливо смотрела на Надю, присаживаясь на краешек кровати.

– Дико, мам – она с аппетитом наворачивала суп. – Генеральная уборка, еле на ногах держусь.

Иван приходил с работы, принимался за домашние дела.

– Сделали из мужика бабу – плевался Степан Федорович.

– Надя устает сильно – оправдывался Иван.

– Баба должна дома сидеть. Семьей заниматься. Это мужики устают. Какого хрена ты ее на работу отправил?

– Она сама захотела. Не может дома сидеть Деньги хочет зарабатывать.

– Тьфу ты. Что с молодежью творится. Бабы верховодят. В наше время все было по-другому. И порядка больше.

– Ладно. Будет тебе. Мы своим умом живем.

– Как знаешь – крякнул недовольно отец.

– Хотим уехать. На Дальний Восток. К родителям Нади. Она хочет к ним.

– Она хочет. А-а, дурак – посмотрел на сына тяжелым взглядом, хлопнул по коленям и вышел.

«Правильно Надя говорит, мои меня не понимают. Уезжать надо» – грустно смотрел отцу вслед Иван.

Две недели ушли на сборы в дорогу, расчет на работе. Иван избегал общения и почти не смотрел на родных. Только, когда прощались, долго смотрел на каждого. Будто пытался запомнить.

Марфа почти не спала неделю. Тяжело переживая отъезд сына исхудала и измучилась. Часто писала письма, где рассказывала все подробности сельской жизни. Иван исправно отвечал. Надежда тоже писала, и сердце Марфы успокоилось. К тому же невестка ждала ребенка. Счастливое ожидание нового члена семьи добавляло сил и лада в семью. Они по вечерам обсуждали предстоящее событие, мечтали и строили планы по этому поводу. Степан Федорович становился мягким и уютным. Татьяна отмалчивалась и только глупо улыбалась. Ее занимало совсем другое. Борис. Они переживали не простые времена. Тайное стало явным. Лида остро переживала разрыв с женихом, уехала в Москву к родным. Там сразу вышла замуж. Многие осуждали Таню, но из-за авторитета Степана Федоровича помалкивали.

– Что за дети – рыдала Марфа. – Мы всю жизнь честно прожили. Никто о нас ничего плохого не скажет. А тут. Сын девушку обидел, дочь подружку. Вроде бы старались правильно воспитывать. Что с ними происходит?

– Ну, мам – канючила Таня. – Я замуж за него хочу.

– Нет. Нет. Сиди дома. Найдется хороший жених. Молода еще.

– Ну почему?

– Если он Лидку так просто бросил, тебя тоже бросит.

– Он меня любит.

– Все. Разговор окончен. Хоть отцу не скажи за кого замуж собралась – вытирала слезы передником Марфа.

– Что-о это? – С не естественным ревом подбежал к Тане Степан Федорович. Он махал перед ее носом листком бумаги.

– Заявление в ЗАГС. Подали – блеяла перепуганная Таня.

– Мать. Она. Дура. С Борькой связалась – резко развернулся к Марфе. Растерянно разводил руками. Смотрел дикими глазами то на жену, то на листок бумаги. Марфа грузно опустилась на стул. Он развернулся к Тане.

– Вот тебе, вот тебе – разрывал на мелкие кусочки заявление. – Иди сюда – он больно схватил ее за руку и закрыл в комнате. Она упала на кровать и закрыла лицо руками. Отец резко рванул дверь и закричал в проем.

– Ты знаешь, что он туберкулезом болеет? Как ты жить собираешься? Детей рожать. Посиди, подумай – Таня вздрогнула, она и так была в полу обморочном состоянии.

– Она не послушает нас – тихо произнесла Марфа.

– Знаю – махнул рукой Степан Федорович.

Свадьбу сыграли тихую и грустную. Так, что и свадьбой не назвать. Несколько близких выпили и закусили за счастье молодых. Татьяна ушла жить к мужу. Недели две ходила, шальная от любви, словно от земли отрывалась. Эйфория прошла быстро. Борис не сдерживал свой тяжелый характер. Это был маленький и склочный мужичок. Друзей у него не было, зато ругался со всеми регулярно. Но Таня находила его интересным и наполненным человеком. Имеющим свою, особую точку зрения и не прогибающимся ни перед кем. Родители Тани не долюбливали Бориса, а он не стремился наладить отношения.

У Ивана на Дальнем Востоке родилась дочь. Марфа целовала письмо и заливала слезами.

– Зиночка моя. Ангел мой. Красотулечка моя. Любимая моя.

– Ты же ее еще не видела. Откуда знаешь, что красотулечка? – Улыбался довольный Степан Федорович.

– Скоро увижу. Они хотят, чтобы я приехала и помогла с маленькой.

– А ее мать? Там же.

– У нее работа. Она в ресторане работает. Ей не до ребенка. Устает.

– Да что они там все устают – воскликнул отец. – Ближний свет туда ехать. Пусть сами едут.

– Отец – укоризненно посмотрела Марфа.

– Едь, я чего? – Махнул рукой.

Через неделю Марфа уехала смотреть за внучкой. Татьяна тоже ждала ребенка.

– Мама, ты не долго. Ты мне тут будешь нужна – просила Таня.

– Посыпались дети горохом – с удовольствием крякнул Степан Федорович.

Василиса собралась замуж. Марфа приехала как раз к этой дате. К подруге на свадьбу приехал и Иван. Василиса не находила себе места от счастья. Молодые явно любили друг друга. Михаил был стройным, темноволосым красавцем. Смущенный, он не сводил глаз со своей невесты. Гордился ее образованностью, умом, внешней, спокойной красотой. Его мать утирала слезы платочком, сестры суетились. Подавали на стол не хитрые блюда и самогон. Друзья Михаила шумно поздравляли молодых. Василиса изрядно устала от этого буйного веселья. То и дело уходила в другую комнату, чтобы побыть одной.

– Ты как не родная – подскочила к ней сестра Михаила, Агафья. – Выпей, закуси со всеми. Хорошо же как.

– Да я не хочу.

– Странная ты. Проще будь – сделала замечание золовка.

В очередной раз, вернувшись в комнату с огорчением смотрела на пьяную толпу. Михаил с Иваном сидели, плотно обнявшись и что-то не связно друг другу доказывали.

– Ваня, может уже пойдете? – Тихонько шепнула ему на ухо Василиса. – Очень поздно. Друзей забери.

– Вася, все нормально будет, все нормально будет, все нормально будет – мутно смотрел впереди себя Иван, ему не удавалось выйти из-за стола.

– Чего ты так напился? Чего я тете Марфе скажу? – помогала ему Василиса.

– Нор – маль – но. Мужики, хорош гулять. Все на выход.

Как же она была благодарна своему другу. Уложила еле державшегося на ногах Михаила и принялась за уборку дома.

Глава 4

Жизнь Василисы оказалась бурной. Людская молва не обманула. Михаил любил выпить. Она носилась по деревне, искала его. В какой избе он заснет на этот раз.

– Чего ты за ним бегаешь? – Укоряла золовка. – Он всегда был таким, и таким будет. В конце концов имеет право после работы отдохнуть с друзьями. Может ему с тобой не интересно.

– Тебе не интересно со мной, Миша? – Горестно спрашивала мужа.

– Что ты, Васечка! Я люблю тебя. Мне только с тобой и хорошо. Ну прости. Я не буду больше. Мне и самому эта пьянка во где – он постучал себя по макушке.

– Миша, ты подорвешь здоровье – многозначительно начитывала ему Василиса. – К тому же у нас скоро будет маленький. Ему нужен здоровый и хороший отец – с опаской посмотрела. – Нет, ты хороший. Очень хороший. Просто не пей.

– О-о-о – он уже кружил по хате свою жену. – Я девочку хочу. Такую же как ты. Красивую и умную. Точно знаю, девочка будет. Еленой назовем. Елена Прекрасная, Елена Премудрая.

– А если мальчик? Ты его любить будешь? – Забеспокоилась Василиса.

– Конечно, дурында ты. На рыбалку, на охоту вместе ходить будем.

Всю беременность Михаил не мог надышаться на Василису. Заботился, не позволял ведро воды поднимать. По дому все вместе делали. Он по-прежнему выпивал, но в меру. Становился добрым и ласковым. Любил весь мир. Василиса родила красивую девочку. Ликованию Михаила не было конца. Потянулись дни, посвященные ребенку. Василиса полностью окунулась в эту заботу. Будучи медиком, она свято соблюдала режим дня, кормлений и пеленаний. Везде были развешаны пеленки, тряпочки и марля. Михаил молча выполнял то, о чем его просили. Однажды терпение лопнуло, и он бросил перед Василисой свою рубашку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное