Аманда Квик.

Искушение



скачать книгу бесплатно

Гарриет подняла глаза и увидела пожилого мужчину в старомодном, цвета спелой сливы сюртуке и в зеленом жилете, неуклюже ковылявшего к ней. Она прищурилась:

– Видимо, он желает расспросить меня о моих недавних находках.

– Незачем тебе болтать с ним, ты сама знаешь.

– Да, ты права, но это необходимо. Если сегодня ему не удастся загнать меня в угол, то он будет меня поджидать в воскресенье после церковной службы. Не тебе объяснять, какой он настырный. – Гарриет мрачно улыбнулась мистеру Винэблу, который расплылся в ответ грозной улыбкой.

Они были старыми противниками в непрекращающемся споре. Винэбл алчно коллекционировал окаменелости, пока не случилось несчастье в пещере, после чего он обходил пещеры стороной.

Теперь он довольствовался побережьем и в последнее время ничего выдающегося не нашел. Однако это не мешало ему пытаться убедить Гарриет, чтобы она занималась поисками под его руководством. Гарриет уже привыкла к его хитростям. Охотники за окаменелостями – люди беспринципные, и она держала ухо востро с такими экземплярами рода человеческого, как мистер Винэбл.

– Добрый вечер, мисс Померой. – Мистер Винэбл чопорно склонился над ее рукой. – Не доставите ли мне удовольствие, позволив угостить вас чашкой чаю?

– Благодарю вас, сэр. Это было бы просто замечательно. – Гарриет поднялась и разрешила повести ceбя к столу с закусками, где он быстро подал ей чашку чаю.

– Как поживаете, дорогая моя? – В улыбке его угадывалась лесть. – Хорошо поработали в пещерах?

– Я работаю в пещерах только в свободное время, – ответила Гарриет с вежливой улыбкой. – Вы же знаете, как это бывает, сэр. У нас очень много забот по дому, и на занятия любимым делом совсем не остается времени.

Глаза Винэбла блеснули. Он знал, что она лжет. Старая игра, известная им обоим с незапамятных времен.

– Я, помнится, говорил вам, что намерен повидаться с коллегой в Королевском обществе и вручить ему документ о находках в наших местах.

Гарриет бросила на него настороженный взгляд:

– Нет, вы ничего не рассказывали. Так вы намерены подать сведения в Общество, сэр?

– Должен признаться, я не очень серьезно отношусь к составлению документа, ибо сейчас перегружен работой. – Он в один прием проглотил маленький сандвич. – Для такого рода дел нужно время.

– Ну и хотя бы несколько интересных, необычных образцов, – холодно подчеркнула Гарриет. – А вы обнаружили что-то достойное внимания?

– Да так, одна-две находки. – Винэбл стоял, раскачиваясь на каблуках, с очень важным видом. – Именно так, одна-две, не больше. А вы, моя дорогая?

Гарриет улыбнулась:

– Увы, мне нечем похвастаться. В последние дни у меня практически не было времени заниматься изысканиями.

Винэбл явно искал возможность разузнать хоть что-нибудь еще, но вдруг в комнате воцарилась необыкновенная тишина. Гарриет с любопытством обвела глазами зал. Музыка смолкла, но даже не в этом была причина неожиданной захватывающей тишины.

Она увидела, как все взоры устремлены к парадному входу.

– Бог ты мой! – испуганным тоном воскликнул пораженный Винэбл. – Сент-Джастин собственной персоной. Что этому дьяволу здесь нужно?

Взгляд Гарриет метнулся к дверям через переполненный гостями зал. Гидеон стоял на пороге, точно ночное хищное чудовище, ошеломленное количеством добычи.

Он был во всем черном – от блестящих ботфортов до безупречного черного сюртука. И только его белый крахмальный галстук и белая плиссированная рубашка светились белым пятном на черном.

– Долго же я не видел его! – пробормотал Винэбл. – Но этот дьявольский шрам. Я узнал бы его где угодно. Говорят, Сент-Джастин сейчас живет по соседству. Надо иметь чертовски сильные нервы, чтобы просто заглянуть сюда вечером как ни в чем не бывало.

Гарриет пришла в ярость.

– Это же общественное собрание, – ядовито бросила она. – А он все-таки самый крупный землевладелец в округе. И если желаете знать мое мнение, мы, его соседи, должны гордиться и радоваться, что он здесь появился. Более того, сэр, я удивлена вашему замечанию о его шраме. Я не нахожу в нем ничего отвратительного.

Винэбл нахмурился:

– Вы слишком добры, дорогая моя. Естественно, это от воспитания, вы же дочь приходского священника все-таки, но шрам Сент-Джастина выказывает его дурной характер.

– Сэр! – Гарриет была вне себя.

– Я забыл, что вы не знаете сути дела. Впрочем, подобные истории не рассказывают молодым женщинам.

– Тогда, надеюсь, вы не станете этого делать! – воинственно воскликнула Гарриет.

– Черт побери, по-моему, этот Сент-Джастин направляется к нам. – Винэбл вытянулся и расправил плечи. – Не бойтесь, моя дорогая.

– А я и не боюсь. – Гарриет снова обвела взглядом зал и увидела, что Гидеон пробирается сквозь толпу прямо к ним.

Музыканты поспешили заиграть другую мелодию, заглушая шепот изумленной толпы. Несколько молодых пар, в том числе Фелисити и сын фермера, закружились в танце.

Гарриет радостно улыбнулась подошедшему Гидеону. Ей не терпелось узнать, как обстоят дела с его управляющим и не связался ли он с сыщиком с Боу-стрит. И вообще им надо обсудить план захвата шайки.

Темные брови Гидеона поднялись, когда он увидел приветливую улыбку девушки. Он остановился перед ней и вежливо поклонился. Его глаза сверкнули, отражая свет огней.

– Добрый вечер, мисс Померой. Вы сегодня прекрасно выглядите.

– Спасибо, сэр. Рада видеть вас снова. И надеюсь, вам здесь нравится.

– Да, как и ожидал. – Гидеон перевел глаза на Винэбла. – Привет, Винэбл, давненько не встречались.

– Вечер добрый, милорд. Я даже не догадывался, что вы знакомы с мисс Померой, – нахмурился тот.

– Мы встречались, – пробормотал Гидеон. И снова заговорил с Гарриет: – Не окажете ли вы любезность потанцевать со мной, мисс Померой?

Глаза Гарриет расширились.

– Я не так искусна в танце, милорд.

– Как и я, смею заметить. В последнее время у меня было слишком мало возможностей попрактиковаться.

Гарриет с облегчением рассмеялась:

– О, хорошо, в таком случае с удовольствием! Прошу прощения, мистер Винэбл. – Гарриет протянула ему чашку с блюдцем.

– Вот еще, смотрите-ка, – машинально принимая чашку, зашипел он. – Вашей тетушке наверняка не понравится, что вы танцуете без ее разрешения, – проговорил он.

– Чепуха! – Гарриет резким движением закрыла веер и тронула Гидеона за рукав. – Моя тетушка, возможно, и будет обеспокоена, узнав, что я все же умудрилась потанцевать хотя бы раз за весь вечер. – Она посмотрела из-под ресниц на Гидеона: – Итак, сэр? Мы идем?

– Конечно, мисс Померой. – И Гидеон увел ее от Винэбла.

– Куда мы направляемся? – с удивлением спросила Гарриет, заметив, что вместо танца он ведет ее к музыкантам.

– Сделать заказ. – Гидеон остановился, наклонился к скрипачу и что-то зашептал тому на ухо.

Скрипач энергично кивал, слушая Гидеона:

– Сейчас, милорд. Сию минуту.

– Прекрасно. Я знал, что могу положиться на вас. – Он выпрямился и подал Гарриет руку.

– И что же дальше? – спросила Гарриет, когда они вступили в круг для танцев.

– Конечно, мы танцуем.

В этот момент музыканты неожиданно оборвали деревенский танец. Недоумевающие танцоры замерли, переглядываясь. Через несколько секунд подала голос скрипка, взяв несколько пробных нот, а потом полилась мелодия вальса. И все инструменты оркестра радостно подхватили ее.

Молодые люди весело окунулись в этот танец, торопясь, пока никто не отменил заказ Сент-Джастина. Пары увлеченно кружились в запрещенном танце. Старшие строго нахмурились и обратили свои взоры к Гидеону.

Гидеон не сводил глаз с Гарриет, ожидая ее реакции.

От неожиданности у нее перехватило дыхание, потом дрожь возбуждения пробежала по ее телу. Она глубоко вздохнула и отдалась объятиям Гидеона. Он удовлетворенно улыбнулся и закружил девушку в танце.

– Я не сомневался, что вы примете вызов, мисс Померой, – тихо проговорил Гидеон.

– Конечно, милорд! – рассмеялась она. – Клянусь, сегодня вы несколько смутили публику. Наша бедная деревенская ассамблея уже не сможет остаться прежней после сегодняшнего вечера. Без всякой помощи вы один занесли вальс в Аппер-Биддлтон.

– Я чувствую, для некоторых добропорядочных деревенских жителей это сравнимо с появлением чумы в деревне.

– Ну ничего страшного, появление вальса все переживут. Что касается меня, я благодарна вам.

– В самом деле, мисс Померой?

– О да. Я беспокоилась, что Фелисити не научится танцевать вальс перед поездкой в Лондон. А теперь ей представилась благоприятная возможность…

– А что вы скажете о себе? – Гидеон не отрывал от нее взгляда, продолжая кружить. – Разве вы не рады, что и у вас появилась возможность попрактиковаться в вальсе перед поездкой в Лондон?

– Да я очень сомневаюсь, что мне когда-то придется танцевать вальс в городе. Это Фелисити предстоит сезон, а не мне. – Гарриет улыбнулась. – Но я должна признаться, милорд, это самый волнующий танец. И вы прекрасно ведете. Впрочем, вы вообще замечательный танцор. Вы двигаетесь так бесшумно, так плавно и в других танцах.

Он удивленно опустил глаза:

– Благодарю вас. Это для меня комплимент, уже лет шесть прошло с тех пор, как я танцевал в последний раз. – И Гидеон закружил ее в вихре вальса.

Гарриет вся отдавалась музыке, ощущая тепло и силу рук Гидеона. К ней вернулись воспоминания о жарких поцелуях в пещере, и она почувствовала, как краска заливает ее лицо. Девушка молила Бога, чтобы все – и Гидеон в том числе – объяснили эти пылающие щеки жарой в зале и стремительным танцем.

– Откровенно говоря, не ожидала встретить вас сегодня в этом зале, милорд, – призналась Гарриет. Она пыталась изобразить, что не придает вальсу особого значения. – Я не предполагала, что наше небольшое общество вас заинтересует.

– А оно меня и не интересует. Меня интересуете вы, мисс Померой…

Она изумленно раскрыла глаза:

– Я, милорд?

– Да, вы.

– О! – Потом наконец смысл его слов дошел до нее. Она лучезарно улыбнулась: – Ну да, конечно, теперь я понимаю.

– Понимаете? – Он бросил на нее удивленный взгляд. – Очень рад, что хотя бы один из нас хоть что-то понимает.

Она не обратила внимания на скрытый намек, пытаясь наконец справиться с эмоциями.

– Вне всякого сомнения, вы хотите сообщить мне о планах захвата воровской шайки. Вы же знаете, как трудно устроить личную встречу наедине, не вызвав ненужных слухов. Поэтому вы и пришли сюда, чтобы под предлогом проснувшегося в вас интереса к жизни общества переговорить со мной.

– Поздравляю, у вас прекрасное логическое мышление, мисс Померой.

– Итак? – Гарриет выжидающе посмотрела на него.

– Что «итак»?

– Расскажите скорее о планах! Все готово? Вы связались с сыщиком с Боу-стрит? Вы решили, как поступить с мистером Крейном? Я хочу, чтобы вы посвятили меня во все детали! – воскликнула Гарриет.

Теряя терпение, Гидеон молча смотрел на нее несколько секунд. Но потом лишь побежденно улыбнулся:

– Я пока не раскрыл своих истинных намерений Крейну и послал письмо на Боу-стрит. Подготовка идет полным ходом, мисс Померой. Не теряю надежды, что вы будете вполне удовлетворены моими действиями.

– Конечно. Только расскажите мне все подробно. Что должно произойти в ближайшее время?

– Вы должны положиться на меня, мисс Померой.

– Я хочу знать все! – нетерпеливо сказала она.

– Доверьтесь мне, мисс Померой.

– Дело не в этом.

– Боюсь, именно в этом. – Гидеон загадочно улыбнулся. – Уж не думаете ли вы сами справиться, мисс Померой?

– Справиться с чем? С доверием к вам? Я знаю, что вы сдержите свое слово. Но я хочу знать детали, сэр. Я ведь тоже имею к этому отношение. Это же, в конце концов, мои пещеры?

– Ваши пещеры?

Гарриет вспыхнула и прикусила нижнюю губу.

– Хорошо, ну, может, они и не в моей собственности, но я не собираюсь позволить кому-то, вроде мистера Винэбла, совать в них нос.

– Успокойтесь, мисс Померой. Я дал вам слово, у вас исключительное право рыться в старых костях, которые там валяются.

Она неуверенно улыбнулась:

– Слово чести, милорд?

Его золотистые глаза блеснули из-под темных ресниц, и он пристально посмотрел на обращенное к нему лицо.

– Да, мисс Померой, – тихо проговорил Гидеон. – Если оно что-то значит для вас, я даю слово чести.

Гарриет облегченно вздохнула:

– Спасибо, сэр. Вы сняли с меня тяжкий груз. Но все равно мне хочется узнать о ваших планах.

– Наберитесь терпения, мисс Померой.

Музыка замерла на самых высоких нотах, что вызвало у Гарриет раздражение, ибо она собиралась продолжить спор.

– Милорд, я могу оказаться полезной вам, – убежденно сказала она. – Я изучила пещеры лучше всех. И ваш человек с Боу-стрит сможет узнать от меня план пещер.

Гидеон взял ее за руку и холодно заметил:

– Я думаю, вы сейчас хотите представить меня вашей тетушке и сестре, мисс Померой.

– Хочу?

– Да, в данных обстоятельствах это было бы весьма уместно.

– В каких обстоятельствах?

Гарриет заметила тревожное ожидание на лице тетушки Эффе.

– Мы только что вальсировали с вами, мисс Померой, люди будут говорить об этом.

– Чепуха. Меня не волнуют разговоры. Вы не можете запятнать мою репутацию всего лишь одним танцем.

– Вы удивитесь, узнав, с какой легкостью я разрушаю репутацию женщин, мисс Померой. Поэтому давайте исправим опасное положение и представим меня вашей семье, как должно.

Гарриет застонала:

– Ну хорошо. Но я действительно предпочитала бы обсудить с вами охоту на воров.

Гидеон улыбнулся:

– Да, понимаю. Но вы должны довериться мне в этом деле.


На следующее утро Гарриет проснулась до рассвета. Встала не сразу, оживляя в памяти события прошлого вечера. Тетушка Эффе была взволнована и испугана, когда ее представляли знатному виконту Сент-Джастину. Но держалась с восхитительным спокойствием. Она ничем не выказала своего смятения. Фелисити вела себя как всегда непринужденно.

Гидеону удалось как-то сгладить впечатление от своего вызывающего поведения на балу тем, что он исчез тотчас, как представился Эффе и Фелисити.

Едва успел он раствориться в ночи, переполненный зал взорвался взволнованными голосами. Гарриет прекрасно понимала, что все любопытствующие взоры направлены на нее.

По дороге домой в экипаже Эффе без умолку говорила о случившемся.

– Местное общество правильно называет его странным и непредсказуемым, – в сотый раз повторяла она. – Только вообразите – заказать вальс, не спросив разрешения общества, а затем выбрать тебя одну, Гарриет. Возблагодарим Бога, что он не остановил взгляд на Фелисити. Нельзя допустить, чтобы ее имя упоминалось рядом с его перед поездкой в Лондон.

– Наоборот, – отозвалась Фелисити, – я ему очень благодарна. Теперь вальс войдет в жизнь Аппер-Биддлтона, и уж в следующий раз мы точно будем его танцевать. Он моден в Лондоне, тетя Эффе, по крайней мере так говорят.

– Но это не относится к делу, – заявила Эффе. – Я убеждена, что миссис Стоун и другие правы: милорд опасен, он именно так и выглядит. Вы обе должны вести себя с ним очень осторожно, вы поняли меня?

Гарриет подавила зевок.

– В чем дело, тетушка Эффе? Заботитесь о моей репутации? Я думала, вы уже считаете меня в полной безопасности из-за моего преклонного возраста.

– Что-то мне подсказывает, дорогая моя, что любая женщина не может чувствовать себя в безопасности в присутствии этого мужчины, – проворчала Эффе. – Миссис Стоун называет его Чудовищем. И у меня нет полной уверенности, что она ошибается.

– А я чувствую себя в полной безопасности, – заявила Гарриет. – Даже когда мы танцевали вальс.

Но она обманывала тетушку. И сама это понимала. Она вовсе не чувствовала себя спокойной в руках Гидеона. Скорее совсем наоборот. И она наслаждалась тем опасным волнением, которое овладело ею, когда он кружил ее в вальсе.

Гарриет поняла, что больше не заснет. Но было еще так рано, и в доме вряд ли уже кто-то пробудился. Она отбросила одеяло и встала. Сейчас она оденется, спустится вниз и приготовит себе чай. Миссис Стоун, конечно, не одобрила бы ее поступка, так как свято верит, что леди должны придерживаться принятых правил поведения в любое время. Но Гарриет не собиралась будить экономку в столь ранний час, она и сама может приготовить чай.

В спальне было прохладно после долгой холодной ночи. Гарриет быстро надела длинное теплое шерстяное платье с рукавами, нацепила муслиновый чепец на непослушные густые пряди.

Направляясь к дверям, она бросила взгляд в окно – заря занималась над морем. Был отлив, самое подходящее время искать окаменелости. Но вот что плохо: Гидеон запретил ей и близко подходить к пещерам, пока не поймают воров.

Краем глаза Гарриет увидела внизу на берегу фигуру. Она резко остановилась и выглянула наружу, чтобы лучше рассмотреть. «Может, это рыбак?» – попыталась она успокоить себя.

Чуть позже фигура вновь попала в поле ее зрения, и Гарриет поняла – нет, не рыбак. Мужчина был в пальто и мятой приплюснутой шляпе, надвинутой на уши. Она не могла рассмотреть его лицо, но определенно незнакомец направлялся к ее дорогой пещере.

Гарриет больше не колебалась. Обеспокоенная появлением незнакомца, она решила выяснить его намерения. Человек явно не из воров – те появлялись в середине ночи.

Поэтому он мог быть кем угодно. И даже искателем древностей, который тайком подбирается к ее пещере.

И Гарриет должна выяснить, что собирается делать этот незнакомец.

Глава 5

Раннее утро дышало прохладой. Гарриет плотнее запахнула теплое тяжелое пальто, когда-то принадлежавшее ее матушке. Из-за него ей приходилось проявлять осторожность, пробираясь по тропе среди скал. Скоро взойдет солнце, но пока лишь мягкий серый свет отражался на поверхности моря.

Когда девушка спустилась вниз и пошла вдоль берега к расщелине в скалах, она вдруг заметила глубокие следы сапог на мокром песке. Если бы только у нее была уверенность, что незнакомец не собирается идти к ее любимой пещере, она бы почувствовала облегчение.

Это так просто: пойти по следам и убедиться, что никто больше не подходил к пещере, где лежит тот драгоценнейший для нее древний зуб.

Но через несколько минут Гарриет с ужасом обнаружила, что следы сапог исчезли у входа в пещеру. Это может быть просто совпадением. Ей стало дурно.

Или кто-то хочет грязными руками дотронуться до ее сокровища? Проклятие! Какую же глупость она совершила, что позволила Гидеону заставить себя держаться подальше от пещеры, пока воры не пойманы. Вот к чему это приводит, если иметь дело с человеком вроде Гидеона.

Еще плотнее завернувшись в пальто и жалея, что не прихватила с собой лампу, Гарриет ловко проскользнула через узкую расщелину в пещеру. Она остановилась: дальше идти без света было невозможно.

Гарриет постояла тихо, давая глазам привыкнуть к темноте. Она слышала, как стучат капли воды, падая в жутком мраке.

Гарриет напряженно вглядывалась в узкий каменный коридор, ведущий в глубь пещеры. Никаких признаков света. Незнакомец уже прошел по извилистому туннелю, и сейчас он где-то рядом с ее сокровищем и награбленным добром…

– Проклятие! – в сердцах воскликнула Гарриет. Но ничего не поделаешь. Она подождет его здесь и потом найдет сильные слова, чтобы объяснить ему раз и навсегда, что у нее одной личное разрешение Гидеона на работу в этой пещере.

Она нетерпеливо ждала, сложив руки на груди, когда вдруг чья-то тяжелая рука опустилась на ее плечи, крепко схватила и развернула.

– Бог мой! Какого черта! – вскрикнула Гарриет, испугавшись, а потом вдруг увидела Гидеона, протиснувшегося за ней в узкую расщелину в скале. – О, милорд, это всего лишь вы! Слава Богу! Вы меня немного напугали.

– Вы заслуживаете большего, чем небольшого испуга, – буркнул он. – Мне следовало бы уложить вас к себе на колени и… Какого черта вы тут делаете? Я сказал, что вам близко нельзя подходить к пещерам, пока не разберемся с ворами.

Гарриет нахмурилась:

– Да, конечно, милорд. Но вы поймете, почему я здесь, когда я расскажу вам, что случилось. Мне не спалось. Я случайно выглянула в окно и увидела, что еще один собиратель окаменелостей тайно пробирается к пещере.

– Итак, вы явились сюда. – Гидеон смотрел в глубь туннеля. В руках он держал лампу, но пока не зажигал ее.

– Да, именно так, – кивнула Гарриет, – я только не догадалась взять фонарь и жду, когда незнакомец будет возвращаться.

– И что же вы собираетесь, черт побери, делать, когда он появится?

Она вздернула подбородок:

– Я сообщу, что у меня исключительное право работать в ваших пещерах, и предупрежу, что, если он будет и впредь нарушать границу, вы его арестуете.

Гидеон недовольно тряхнул головой:

– Вы не думаете ни о чем, кроме ваших чертовых окаменелостей! – Он собирался продолжить в том же духе, но замер, услышав слабый свист из туннеля.

– Слышите, он сейчас там, – быстро сказала Гарриет. Она повернулась и заметила в конце каменного коридора тусклый свет лампы. – Прекрасно, что вы подоспели, милорд. Вы поддержите меня, когда я стану говорить, что он не имеет права появляться здесь.

Свист стал громче, а свет лампы ярче. Вскоре из темноты вынырнул худой человечек в тяжелом пальто, низко надвинутой шляпе, изношенных ботинках. Именно его Гарриет видела на берегу. Лампа осветила узкое худое лицо с маленькими глазками-бусинками. Он сразу остановился, заметив Гидеона и Гарриет.

– Доброе утро, милорд. Вижу, вы пришли без опоздания. Думаю, немногие люди вашего положения способны подняться с постели до полудня. Да еще привести друга… – Человечек с удивлением отвесил глубокий поклон Гарриет: – Доброе утро, мадам.

Гарриет нахмурилась:

– А кто вы, собственно, такой и что собираетесь делать в моей пещере, сэр?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7