Александра Лисина.

Выбор Ишты



скачать книгу бесплатно

«Нет. Вероятно, он просто готовится».

– Я тоже так думаю. Поэтому и решила, что идти в Невирон нам надо. Идти и разбираться на месте, как ему покорилась Степь, действительно ли она покорилась или же просто уснула, не погибла ли она вообще за эти два века… и смотреть, что там за люди, друг мой. Потому что если да Миро прав и люди там действительно есть, то тогда никакой Огонь не поможет быстро решить эту проблему. Придется жреца оттуда выманивать, вынуждать его выйти на мою территорию… а чтобы это сделать, надо сначала узнать, что же он такое и как его можно одолеть.

Лин ненадолго задумался, взвешивая все аргументы, а потом вздохнул еще тяжелее, чем я.

«Я тебя понял, Гайдэ. Отговаривать больше не буду. Но, надеюсь, хотя бы меня ты с собой возьмешь?»

– Куда ж я без персонального демона? Хотя нет, ты же у нас теперь айри, правда? С таким именем демонов не бывает, поэтому ты – мой персональный айри. Ангел-хранитель. Согласен?

«Как скажешь», – без особого энтузиазма отозвался Лин и по привычке свернулся клубком у меня в ногах.

* * *

Посреди ночи меня опять разбудили. Правда, на этот раз осторожно и очень вежливо.

«Гайдэ? – тихонько шепнул над ухом Лин. – Гайдэ, проснись на минутку. К тебе Гор пришел».

– Гор? – сонно промямлила я. – А чего ему надо?

«Сон у тебя хочет посмотреть».

– Ау-у-у, – зевнула я, неохотно открыв один глаз, и тут же увидела смущенно мнущуюся у дверей тень. – Будить-то зачем? Пришел бы себе, посидел в сторонке, покушал и ушел. Чего бедную девушку толкать среди ночи?

– Ты сама сказала: сперва будить, – неловко кашлянул брат.

– Все. Я передумала: теперь не буди. Просто смотри кино и не стягивай на себя одеяло. И чтоб без претензий – за качество не ручаюсь.

– Мне не надо качество.

– Тогда держи, – снова зевнула я и выпростала из-под одеяла правую руку.

Почти сразу тень скользнула ближе и, аккуратно присев возле изголовья на корточки, осторожно прикоснулась к моим пальцам. Я ради интереса приоткрыла второе веко и с любопытством уставилась на его лицо, но тут же убедилась – глазищи абсолютно черные, бездонные, никаких белков и признаков зрачка. Просто тьма тьмущая. Ни зги не видно. Никакого выражения и даже слабых следов того, что там когда-то были нормальные глазные яблоки. Короче, опять эта дурацкая магия. Самая настоящая магия Тени.

– Что чувствуешь? – с интересом спросила я, когда брат с величайшей осторожностью сжал мою кисть своими холодными пальцами.

Гор на секунду прикрыл веки.

– Тепло.

– Съесть меня больше не хочется?

Он лукаво улыбнулся краешками губ.

– Если только чуть-чуть.

– Кхм… то есть кусаться ты все-таки не будешь? – подозрительно серьезно уточнила я.

– Нет, – неслышно рассмеялся брат, и в его глазах замелькали крохотные красноватые огоньки. – Но шея у тебя красивая. Тонкая. Нежная. Так и хочется цапнуть.

– Не дам! – тут же построжала я. – Мне завтра на турнир идти, платье новое демонстрировать! Как я его покажу Эррею, если ты мне кожу испортишь?

– Твою кожу даже кахгар не сразу прокусит, – возразил Гор, снисходительно глядя на меня сверху вниз.

Я с любопытством всмотрелась в бездонные провалы его глаз.

– Каково это – чувствовать в себе Тень? Не страшно?

– Сперва было неуютно, – мгновение помедлив, признался брат. – Теперь привык.

Такое впечатление, что половина тела слегка отморожена и никак не может оттаять, а вторая – нормальная, человеческая, живая. От этой раздвоенности не по себе. Но я помню, что уже жил так. И, судя по всему, довольно долго, потому что успел привыкнуть. Хотя Ас с меня все равно глаз не сводит. Он молчит, конечно, но я знаю, что ему тоже не по себе.

– А со слугами ты как сегодня день провел? Не хотелось их съесть?

Гор ненадолго задумался.

– Я много не рисковал. Хотя когда пару раз оставался рядом с Никой, то почувствовал, что она – другая. Но дейри ее не захотел. Она какая-то… пресная.

– Невкусная, ты хотел сказать, – тут же догадалась я, и брат тихонько хмыкнул.

– Наверное, так.

– А взять ее ты бы смог?

– Конечно: зрелому Адаманту мало кто может противостоять. Но мне показалось, что Ника мне не нужна. Вернее, что с ее дейри не будет никакой пользы.

– Как будто землю жуешь, да? Вроде брюхо набил, а толку – никакого?

Гор кивнул.

– Именно. И со второй девочкой та же история. И с дворецким. Они – простые люди, без дара и иных способностей. Тогда как мне, кажется, желательно тянуть на себя дейри мага. Причем чем сильнее маг, тем лучше. А с простыми людьми я могу находиться рядом без особых проблем. Как оказалось, они не доставляют беспокойства и совсем не будят голод.

Я пожевала губами.

– А я?

– А ты будишь. Иногда.

Гор посмотрел на мои пальцы, которые белели в его смуглой руке, как слоновая кость в руках африканского аборигена, и задумчиво погладил неестественно гладкую кожу. Потом повернул кисть ладонью кверху, придирчиво ее изучил, подумал. Наконец со вздохом отпустил и снова поднял свои страшноватые глаза.

– Сегодня я не очень голоден. Кажется, в прошлый раз ты хорошо меня напитала, поэтому я себя контролирую и могу без труда тебя отпустить. Но мне кажется… вернее, я чувствую… и очень боюсь этого… что если проведу в Тени слишком много времени или если она потянет меня за собой, то я не смогу от тебя оторваться. Пока мне удается сохранять равновесие – меня держит и охраняет брат. Но какой-то частью я все равно постоянно нахожусь в Тени. Лин прав: она – как желанная до боли любовница, льнет так, что невозможно отказаться. И вместе с тем она высасывает силы, как голодная Тварь. Ее любишь и ненавидишь одновременно. Живешь с ней и хочешь уйти. Но даже если ушел, то все равно возвращаешься, хорошо зная, что она тебя убивает.

Я тихо вздохнула.

– Тебе придется ее приручать, как суккуба, брат. Раз за разом ставить на место. Держать на крепкой привязи и не поддаваться, иначе она высосет тебя заживо, и даже мой Знак не сможет помочь.

– Я вижу твой Знак, когда смотрю на Тень глазами брата. Он горит, как маяк.

– Это хорошо. Так вы хотя бы не потеряетесь.

– Но мне все равно нужны твои сны, – неожиданно понурился брат. – Я думал: может, обойдусь? Но сегодня опять проснулся и понял, что нет – уже не сумею.

Я осторожно сжала его плечо.

– Возможно, дело не в самих снах? Возможно, так тебе проще получить мою дейри?

– Не знаю…

– Но ведь сейчас тебе легче?

– Да, – на секунду задумался он.

– Во-от. А сна-то пока и нет.

– Верно, – вынужденно признал он. – И что это значит?

Я пожала плечами.

– А пес его знает. Может, тебе для комфортного существования нужно просто почаще оказываться ко мне поближе? Как Лину, например?

Шейри тут же заинтересованно приподнял уши, но Гор покосился на него с явным сомнением.

– Он от твоей дейри питается.

– Ты тоже.

– Но он – демон.

– А ты – Тень. Причем если остальные когда-нибудь оживут до конца, то ты все равно останешься наполовину Тенью, созданием самой Тени, ее частью. Ты – Адамант. И был им до того, как мы с тобой встретились.

– Хочешь сказать, я и раньше жил, как какой-то паразит?!

– Нет. – Я успокаивающе погладила его холодную щеку. – Но, возможно, тогда ты носил при себе какой-то артефакт… амулет… или еще что-то, что бы стягивало на себя силу из окружающего мира, как мой зуб.

«Амулет клана, – неожиданно подал голос Лин. – Амулет Адаманта – вот что может ему помочь».

– Это ты о чем? – мы с Гором обернулись одновременно.

«У Адаманта есть такая штука, – задумчиво отозвался шейри. – Вот ты сказала, и я сразу вспомнил… что да, амулет действительно есть. Но он принадлежит главе клана. И работает примерно так же, как твой зуб. Сложность ведь в чем: главой клана у скаронов всегда становится сильнейший. Неважно, кем он был рожден и как рос – главное, что стал лучшим. И, соответственно, получил себе в пользование сильную Тень. Причем большей своей частью он находится в Тени и постоянно требует подпитки снаружи. Те, кто послабее, могут требовать ее раз в несколько месяцев, кто посильнее – раз в пару дюжин дней, но глава… главе клана силы нужны постоянно, поэтому и был создан амулет. И только поэтому Адамант неопасен для своих сородичей».

Я растерянно почесала затылок.

– Хочешь сказать, что если мы добудем для Гора такой амулет, то ему не надо будет таскать мою дейри?

«Именно. Однако просто так вы его не добудете: амулет Адаманта – один-единственный. И владеет им глава клана. У вас есть идеи, как лишить его этого сокровища?»

Мы с Гором снова переглянулись.

– А что-то похожее создать нельзя?

«Может, и можно, – независимо пожал плечами Лин. – Но работать оно будет хуже, потому что тот амулет создавался Адамантом и специально для Адаманта. А второго зуба Твари-Тени у нас нет. И, я думаю, никогда уже не будет».

– Мм-м… ладно, – протянула я. – Будем иметь это в виду. А пока я предлагаю подумать вот над чем: Лин, скажи, а если мы для Гора купим амулет попроще? Скажем, такой, чтобы Гор мог от него постоянно подпитываться и не нуждался в моем присутствии. Это поможет?

«Да. До тех пор, пока амулет не разрядится».

– Так в чем же дело? Купим ему с десяток. Или с сотню… блин, да сколько надо, столько и купим! Что, у нас денег мало?!

Гор немного посветлел лицом.

– А это выход. Спасибо, Лин. Ты всегда подаешь ценные идеи.

Шейри польщенно заурчал, а я уже размышляла на новую тему.

– Завтра же и сходите с Асом к магам. Возьмете все, что нужно. Только емкость у амулетов придется брать максимальную, чтобы заряда побольше влезло. А мы потом посмотрим, насколько этого хватит, и сообразим, где и у кого можно будет подзарядить. Лин, подзарядить этот амулет можно?

«Не всякий, но можно».

– Значит, надо брать такие, которые можно. Да и Гору не придется таскать на себе кучу разных побрякушек, как охочая до блестючек сорока. Слу-у-шайте… а может, нам вообще ему под заказ амулет сделать, а? Тому же Драмту предложить подумать на эту тему? Он – товарищ толковый, в изобретательстве смыслит… вдруг сумеет? И вдруг сможет сделать для Гора подобие того амулета, про который ты говорил, Лин?

– Ты уверена, что стоит открывать ему правду о моих способностях?

– Не волнуйся. О том, что ты – Адамант, в Рейдане только тупой не знает. Так что твои способности, даже с учетом того, что вы о них помалкиваете, всем давно известны. Может, и без подробностей, но общий смысл, я думаю, Драмту понятен. К тому же нам необязательно посвящать его в наши сложности. Просто узнать, может ли он это сделать в принципе. А если может, то пусть, пожалуйста, управится за дюжину дней. Больше мы тут не задержимся.

Гор кивнул.

– Хорошо, попробуй. Как считаешь, мне можно завтра в город выйти?

– Только далеко от меня не отходи.

– Нет, конечно. Я же не дурак – так рисковать. Я и сам-то еще не все понял насчет себя. Уж тем более не все опробовал. Так, понемногу вспоминаю и учусь работать вместе с братом. Поэтому и далеко от тебя не уйду – лучше, если что, сразу к твоей дейри пристроюсь. Думаю, она с лихвой перебьет мне любой аппетит и будет гораздо сытнее, чем любая другая.

– Как приятно сознавать, что я такая вкусная! – тут же умилилась я, картинно заломив руки. – И когда знаешь, что даже родной брат готов съесть тебя вместо вкусной булочки.

– Булочки не трожь, – усмехнулся вдруг Гор. – Булочки – это святое.

Я хихикнула.

– Кто бы мог подумать, что ваша единственная слабость – это кремовые пирожные?

– Гайдэ, как тебе не стыдно? – с укором посмотрел скарон. – Можно подумать, это какой-то порок.

– В тех масштабах, в которых вы готовы поглощать плюшки, это действительно – порок. Ой, ну не смотри так нехорошо. Когда-нибудь я найду время и испеку вам фирменный торт по бабушкиному рецепту. Не очень я, конечно, люблю это дело, но он невероятно вкусный. Просто пальчики оближешь!

Гор тоже непроизвольно облизнулся.

– Давай. Тортов мы еще не пробовали.

– Хорошо, – расхохоталась я. – Как только будет возможность, сделаю. Только ингредиенты мне найдите.

– Все найдем, – клятвенно пообещал брат. – Напиши, что надо – из-под земли достанем. А если он действительно окажется таким, как ты обещаешь…

– Вы будете каждый день меня пытать, чтобы сделала еще, – внезапно поняла я. – Блин, зря я это сказала. Вот когда смерть-то моя придет…

Гор неуловимо быстро наклонился и, уставившись в упор жутковатыми черными глазищами, довольно проурчал:

– Не-ет, не зр-ря. Мы теперь будем знать, что ты умеешь печь тор-рты. И если ты снова начнешь вре-едничать, я скажу об этом Беру.

– Не надо! – пискнула я, в ужасе представив, что после этого со мной будет. – Он же меня замучает, пока не заставит встать к плите! А то и привяжет к ней, чтобы уж точно не отвертелась!

Брат насмешливо хмыкнул.

– Зато, если торт будет вкусным, ты всегда сможешь ему пригрозить, что больше никогда такой не сделаешь.

Что? Пригрозить?! Ехиде-Беру, которому так полюбились имя и повадки маркиза де Сада?!

Вот уж когда я призадумалась.

А что? Такой отменный повод для шантажа упустить было нельзя. Бер среди братьев-скаронов больше всех тяготел к сладостям. Причем так, что нагло отобранная плюшка могла стать серьезным поводом для обиды. Не знаю уж, что и почему, но их тяга к сладкому была настолько невероятной, что у нас теперь половина кухни до потолка забита всякими вкусностями. И эти здоровяки почти постоянно жевали что-нибудь вредное для фигуры. Причем это выяснилось далеко не сразу, потому что в Фарлионе и возле Айдовой Расщелины нам было как-то не до вкусностей. Ели на бегу, спали на ходу… но когда приехали в столицу, и Ника в первый раз поставила на стол булочки с повидлом… честное слово, я думала, они друг друга поубивают. Это была страсть, что называется, с первого укуса. Причем я искренне надеялась, что по истечении времени это чувство сойдет на нет и перестанет быть таким острым. Ужасы браслета позабудутся, парни наедятся, успокоятся. Однако фигу вам – братики не только не охладели к сладкому, а требовали его постоянно и с такой настойчивостью, что я уж не знала, что и подумать. Они, как дети, безумно радовались, если удавалось в последний момент слямзить у кого-то из-под носа последний (самый вкусный, естественно!) кусок. Более того, рычали друг на друга, представляете? И всерьез дулись, если кому-то доставалось меньше, чем другим.

И я, честно говоря, уже не знала, как с этим бороться.

Пока что мы придумали только один способ: булочек на стол всегда ставилось поровну для каждого из них. И упаси Аллар, если кто-то замахнется на чужую! Но зато не было более верного способа унять их вечный спор на тему «Кто спер последнюю?», чем отдать кому-то свою собственную. Все. За одну жалкую плюшку на них можно было пахать по полдня. Поэтому неудивительно, что Бер присмотрел для себя рукодельницу Нику, у которой булочки получались невероятно вкусными и потрясающе воздушными. А поскольку вредничать он порой умел не хуже меня, то…

Короче, Гор меня озадачил.

– Ладно, – наконец решила я. – Список составлю и попробую. Только ты пока никому не говори, а то вдруг не получится?

– А крем там будет? – с жадным любопытством посмотрел брат.

– Ох-хо-хо… будет.

– Попробовать дашь первому?

– Дам, – обреченно вздохнула я. – Только до поры до времени ты молчишь и Бера по пустякам не заводишь. А на рынок сам пойдешь. И чтобы остальным ни гу-гу. Понял?

– Договорились.

– Очень хорошо, – успокоилась я и полезла обратно под одеяло. – Тогда я буду спать, а ты смотри кино и балдей. Кстати, что с рукой-то делать? Вернуть? Физический контакт тебе постоянно нужен?

– Нет, – заметно повеселел Гор. – Только сначала.

– То есть все время тебя держать за ручку не надо?

На меня из его глаз снова взглянула проснувшаяся Тьма. Внимательно так взглянула, изучающе, остро.

– Нет, – наконец чуть изменился голос брата, а сам он словно стал старше и немного другим. Чуточку чужим, хотя и совсем не страшным. – Мы тебя узнали. Мы чувствуем. Мы слышим то, о чем ты сейчас думаешь.

– Ой, это вы зря: обычно я такие гадости думаю…

Тихий потусторонний смех легким холодком пробежался между лопаток.

– Не бойся, сестра. Тень тебя больше не коснется. Мы не позволим. И… спасибо тебе. Мы еще не успели тебя поблагодарить, – Гор наклонился и тихонько дунул мне в нос. – А теперь спи. Мы не станем тебе мешать.

– Ау-у-у, – послушно зевнула я и закрыла глаза. – Спокойной ночи, Гор.

– Спокойной ночи, Гайдэ.

Глава 4

Королевский турнир мечников проводился в столице примерно раз в два-три года. И специально для него в одном из многочисленных предместий Рейданы был построен самый настоящий стадион с просторным ристалищем и вместительным амфитеатром. Этакий Колизей – разумеется, с поправкой на местные реалии.

Что характерно, к стадиону вели отличные подъездные пути, дабы благородные леди и господа не утруждали себя верховой ездой и могли спокойно добраться сюда в удобных экипажах. Имелся также небольшой парк, где, как по секрету рассказал нам Эррей, частенько случались дуэли. Имелось круглое озеро, на берегу которого можно было неплохо провести выходные. И имелось немало лавок, в которых даже самый взыскательный покупатель мог удовлетворить свои высокие запросы. Другое дело, что лавки открывались лишь на время турнира, но зато прибыль, полученная торговцами за эти несколько дней, с лихвой окупала все немаленькие затраты на их содержание.

Соблюдая образ великосветской дамы, на турнир я приехала в платье. Повздыхала, конечно, потому что до последнего надеялась, что можно будет влезть в верховой костюм и еще разок поразить местную общественность, но не дали. Пришлось напяливать очередную новинку нежно-кремового оттенка, прятать довольно глубокое декольте за полупрозрачной драпировкой, прикреплять на макушку осточертевшую шляпку и в таком неприличном виде выходить к прибывшему за мной на карете Эррею.

Ему, правда, понравилось – как ни странно, мои сложные наряды неизменно вызывали в нем здоровый мужской энтузиазм, однако подошедшие секундой позже Гор и Бер при виде готового разразиться напыщенной речью друга так выразительно нахмурились, что лен-лорду та Ларо пришлось поспешно прикусить язык и ограничиться весьма скромным комплиментом, дабы не получить от братьев в какое-нибудь чувствительное место сапогом.

Еще надо отметить, что зрительские места (вернее, самые лучшие из них) на Арене были уже давно и прочно за кем-то застолблены: у богатых и знаменитых, как водится, имелись специально обустроенные ложи – у кого под плотным тентом по типу палаточного, а у кого и с настоящим каменным козырьком над головой. На тот случай, если вдруг прольется дождик и вздумает испортить хозяину ложи хорошее настроение. Таких «каменных» лож было немного – всего у пятерых лен-лордов и, разумеется, у короля. Причем все они располагались на одной стороне громадного амфитеатра и лепились довольно тесно друг к другу. По бокам от них находились ложи попроще и поскромнее. А напротив, заполоняя все доступное пространство, имелись простые до невозможности каменные ступени, охватывающие ристалище гигантским полукругом. Которые одновременно играли роль и сидячих мест, где устраивались бедняки. При этом среди последних также имелось четкое распределение: наиболее бедные сидели (а то и стояли вокруг поля) в самом низу, хотя там вроде как лучше видно, а те, кто позажиточнее, наоборот, забирались как можно выше. Более того, места на Арене не покупались, а отвоевывались, как говорится, уже по прибытии, так что до начала турнира, я думаю, тут кипели нешуточные страсти. Однако к тому моменту, как глашатаи объявили о появлении короля, основные трения уже подошли к концу и народ чинно расселся по добытым с боем лавкам.

На турнир мы явились довольно поздно: я посчитала, что раньше полудня делать тут просто нечего. На мой взгляд, гораздо интереснее посмотреть на схватку полуфиналистов и финалистов, чем на всякие отборочные туры, а последние всяко будут длиться до обеда. Так что можно было не торопиться, хорошенько выспаться, неспешно собраться и приехать аккурат к самому интересному, не шибко переживая о том, что пропустим по-настоящему увлекательный бой. Однако когда я озвучила эти аргументы вслух, Рорн вдруг заливисто рассмеялся и уверенно заявил, что благородные леди появляются на турнире не для того, чтобы вдоволь поглазеть на поединки. И что, вообще-то, их основная задача – привлекать к себе внимание, затмевая своей неземной красотой даже то, что творится на арене.

Я на такое объяснение только плечами пожала, но решения все равно не изменила. В итоге приехали мы хорошо после полудня, когда уже определились первые победители. Добравшись до Колизея, беззаботно бросили дорогой экипаж, прошли через большую арку (таких тут было целых шесть), служившую одновременно и входом, и выходом на Арену, быстро огляделись и, не мешкая, поднялись в ложу лен-лордов та Ларо, не желая лишний раз толкаться среди остального люда.

А народу было много. И даже очень, я бы сказала, много – вокруг бортиков, ограничивающих зеленый кружок ристалища (блин, как оно напоминало ровный газон футбольного поля!), скопилось такое количество праздно одетого народа, что просто яблоку негде было упасть. Сплошная стена из чужих спин и небритых затылков. А выше – настоящий живой ковер из разноцветных нарядов, многочисленных лиц, мелькающих тут и там букетиков цветов, которые дамы то ли получали в подарок от кавалеров, то ли собирались одаривать ими победителей… и везде – шум, гам, бессчетные разговоры… Ну, примерно как в Лужниках в разгар торгового дня, когда ты тщетно пытаешься отыскать среди миллионов одинаковых палаток одну-единственную, ради которой, собственно, и приехал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении