Александр Савин.

Москва футбольная. Полная история в лицах, событиях, цифрах и фактах



скачать книгу бесплатно

* * *

Представим нового чемпиона Москвы более подробно. Как мы уже отмечали, ЗКС был организован в 1910 году. Отбирал игроков в команду сам «хозяин» клуба Е. Р. Бейнс. Валентин Васильевич Сысоев вспоминал: «Поле у нас было открытое. Собирались точно в назначенное время, а соперников выбирали, кого Бог пошлет. Главное для нас было – играть как можно дольше. Не связанные никакими заданиями и обязательствами, мы каждый по-своему уделяли много времени совершенствованию техники, хотели отличиться друг перед другом и не жалели для этого сил.

Прошел год. ЗКС, имевший на своем счету уже несколько громких побед, справил новоселье – ему отвели участок на Большой Калужской улице. Правда, площадка была песчаной, неудобной для игры. Помогли родители одного из игроков – Эллиссоны. Люди с немалыми средствами, они покрыли площадку дерном, а в последствии сделали ее одной из лучших в Москве: поставили скамейки для зрителей, устроили раздевалки. Хорошая материальная база, костяк умелых игроков, вошедших в клуб при его создании, способствовали укреплению и расширению ЗКС. В клубе, в течение одного только сезона было организовано пять команд, дружных и примерно равных по силе…

Каждый вечер после работы мы собирались на тренировку. Собственно говоря, это были обыкновенные двусторонние игры – то со своими же партнерами по клубу, то с нагрянувшими откуда-нибудь гостями. Так проходили два первых летних месяца. А с первого воскресенья августа и до середины ноября была страдная пора – соревнования на кубок Фульда. Не было тогда еще никаких тренеров. Учились технике у англичан, тактику нащупывали сами. Форму покупали на свои деньги, все поездки – тоже за свой счет, за полем ухаживали тоже сами. Клуб давал нам только поле и мяч, да в перерыве официальных матчей чай с лимоном. Но для нас самым большим благом была сама игра, радость постоянной, ни на минуту не прекращающейся спортивной борьбы».

Добавим, что Валентин Сысоев родился в очень богатой купеческой семье. Товариществу «Сысоева Вас. Ив. Наследники» принадлежало несколько торговых (они продавали мануфактурный товар) и промышленных предприятий, в том числе крупная ткацко-полотняная фабрика за Семеновской заставой, на Измайловском шоссе, 28. Жили Сысоевы на Большой Ордынке, 46, младшими детьми занимались няньки и гувернантки, а старшие братья получали образование в Московском университете.

ЗКС очень быстро выдвинулся в число ведущих футбольных коллективов Москвы. По существу он стал базовой командой сборной города, за которую выступали Борис Григорьевич Николаев (он завершил карьеру уже в конце 20-х годов в Клубе печатников родного Замоскворецкого района), воспитанник КФС Василий Георгиевич Житарев, Валентин, Владимир и Сергей Васильевичи Сысоевы, Сергей Дмитриевич Филатов, Иван Константинович Воздвиженский, Николай Николаевич Никитин (в будущем секретарь ЗКС, позже – зтр СССР, возглавлял легендарную ФШМ), братья Сергей и Михаил Исидоровичи Романовы, Михаил Николаевич Романов, Марк Александрович Варенцов, Павел Алексеевич Россиус, Леонид Александрович Золкин, Сергей Иванович Бабыкин, Алексей Алексеевич Малюков, Петр Герасимович Попов, англичане Гилберт Федорович Трипп, Генри Джозефович (Андрей Осипович) Эдж, Василий Ильич Эллиссон, Джеймс (Яков) Давыдович Ирвинг (после 1914 года играл в Петрограде за «Неву»), В.

О. Гордон, братья Казалет и др.

Одним из лучших игроков клуба стал Валентин Сысоев, поражавший всех не только хорошей техникой, но и подкупающей агрессивностью, постоянной заряженностью на удар и необыкновенной результативностью. Вот, какую характеристику дала ему газета «Футболист»: «Правый инсайд Сысоев. Игрок старой школы; ставит впереди всего грубое нападение на противника, а затем уже обращает внимание на мяч. Но все-таки и для современной игры считается первоклассным игроком. Очень быстро бегает, хорошо пасует, хорошо прорывается сквозь защиту, имеет сильный удар в гол, но только с правой ноги и из одного только положения, играет хорошо головой, хорош в нападении на голкипера и в толкучке у гола. Никогда не уходит со своего места правого инсайда, и это держание места особенно ценно в игроках».

В 1914 году В. Сысоев последний раз вышел на поле в составе ЗКС в матче против «Униона», забил «свои» пять голов и вскоре был отправлен на фронт. Семейную эстафету принял другой Сысоев – Сергей, ставший обладателем кубка Фульда 1914 года, игроком сборной Москвы. Долгое время был ведущим игроком ОППВ, а позже – секретарем общества «Речной яхт-клуб Райкомвода Замоскворецкого района», членом комиссии физкультсооружений и секции игр ВСФК РСФСР, успешно играл в русский хоккей за клуб «Строители».

Михаил Бутусов так характеризовал игру Сергея Сысоева: «Быстрый, энергичный, отчаянно смелый, он разрушал многие комбинации, начатые нами. При этом мы все с особой благодарностью отмечаем, что, не давая спуска чужим форвардам, он никогда не переходит рубежей корректности, спортивной честности». Кстати, Сергея Васильевича Сысоева по праву можно назвать отцом отечественного баскетбола, так как именно он был автором первых русских изданий по методике тренировок и правилам новой игры, одним из лучших преподавателей ГЦОЛИФКа.

В 1914 году в руководящий состав ЗКС входили: Е. Р. Бейнс (председатель), инженер Михаил Владимирович Березин (1-й заместитель), заведующий большими обозными мастерскими Главного интендантского управления Московского военного округа ротмистр Федор Павлович Маргушин (2-й заместитель), Густав Федорович Генгст (фабрика Цинделя), Василий Иванович Бабыкин, Александр Петрович Мезит (рабочий завода Ефремова на Шабаловке, в 1917 году он стал 1-м заместителем председателя Московского спортивного союза), Николай Павлович Замятин, Леонард Викторович Вегелиус (легкоатлеты Москвы разыгрывали учрежденный им приз) и Сергей Федорович Максимов.

С лета 1915 года в руководстве клуба начались брожения. Кого забирали в армию, кто (Мезит, Маргушин и др.) покинул ЗКС по каким-то другим причинам, постоянно менялся состав комитета. Как писал ежегодник ЗКС, в это время «все дела и даже само существование клуба было предоставлено на волю судьбы. Как велось хозяйство, кто распоряжался делами и имуществом клуба – неизвестно, так как никаких записей, начиная с 8 сентября 1915 года, просто нет…». Был момент, когда по Москве поползли упорные слухи, что ЗКС прекратит свое существование, но вскоре, к счастью, все нормализовалось. Но это было уже без Егора Ричардовича Бейнса.

Еще осенью 1914 года Е. Р. Бейнс предъявил к клубу в Московском окружном суде иск на сумму 6000 рублей (с начисленными процентами она возросла до 6381,85 руб.) и выиграл дело. До конца года он выплатил сам себе 4000 рублей, а 3 января сложил с себя полномочия председателя правления ЗКС и вскоре выехал за границу. При отъезде Бейнс передал исполнительный лист суда на оставшеюся сумму (с процентами 2690,64 руб.) гражданину Франции господину Лауру. Скорее всего, этих денег основатель ЗКС, вложивший в свое детище все душу, так никогда и не увидел.

Всего же, на 1 апреля 1916 года ЗКС был должен разным лицам и организациям 7313,34 рублей. Кроме Бейнса крупные суммы не вернули М. В. Березину (1611,71), И. П. Смирнову (488,8), В. И. Герасимову (438,30), Торговому дому Гоппера (395,0) и В. И. Бабыкину (385,0). Чуть меньше потеряли другие кредиторы: Г. С. Холостов, А. И. Жилкин, И. И. Риглер, А. И. Герд, Сысоевы и др. Клуб эту задолженность признал, но чем все в итоге завершилось, история умалчивает.

В январе 1916 года был избран комитет клуба, куда вошли новые члены: Борис Алексеевич Майтов (бывший член правления «Униона» и МФЛ занимал пост председателя правления Московской лиги тяжелой атлетики, а в 1917 году, после гибели на поле брани председателя общества «Санитас» Людовика Адамовича Чаплинского, был избран председателем Всероссийского союза тяжелой атлетики. Хоккеисты Москвы разыгрывали учрежденный Майтовым специальный приз для победителей в эстафетном беге. Позже учредил Кубок и для футболистов, репрессирован в 1938 году), Николай Григорьевич Смирнов, Николай Александрович Гюбиев, Михаил Николаевич Мартынов, Архип Иванович Жилкин, Александр Федорович Кузьмин и Николай Алексеевич Селезнев.

Остались на своих местах О. О. Грунди, Д. И. Зеленский, С. Ф. Максимов, И. А. Гридин (секретарь, но в ноябре ушел в армию) и Г. Ф. Генгст (казначей; его вскоре сменил Ф. Л. Казалет). Позже кто-то вышел из комитета (Майтов, Зеленский, Максимов, Селезнев), а их места заняли П. И. Ломоносов, П. И. Курочкин и А. Ф. Рукс.

Чтобы как-то поправить финансовые дела клуба, крупные суммы пожертвовали П. И. Ломоносов и А. Ф. Кузьмин, ссудившие ЗКС по 250 рублей. Чуть меньшую сумму внес О. О. Грунди. В итоге общая сумма долга на 1 апреля 1917 года сократилась до 5906,6 руб лей.

7 января 1916 года председателем ЗКС был избран хорошо знакомый нам Н. А. Гюбиев, отлично зарекомендовавший себя по работе в лиге Казанской ж.д. и кружке Красково. При новом руководстве клуб не растерял своих лидерских качеств, а завоевал репутацию самого стабильного и одного из сильнейших коллективов Москвы. При этом команда из Замоскворечья была настоящей кузницей талантов не только московского, но и всего российского футбола. Представим же более подробно некоторых лидеров ЗКС тех лет.

Неисчерпаемой энергией, натиском, самоотверженностью отличались родные братья Сергей и Михаил Романовы. В футбольных справочниках одного из них, почему-то, называют Алексеевичем, а другого – Исидоровичем. Хотя отец у них (а были еще Леонид и Николай, тоже игравшие за ЗКС) один – титулярный советник Исидор Георгиевич Романов, который служил старшим помощником пристава сначала Серпуховской части, а затем – 1-ого участка Рогожской части.

В 20-е годы трое Романовых-Исидоровичей принимали деятельное участие в организации спортивных кружков на различных предприятиях города. Леонид (в 1921 и 1922 годах он входил в состав правления МФЛ, представлял интересы РСКС) был тренером на «Трехгорке», Николай – в РДПК, а Сергей трудился на руководящих должностях в МОСФК. Кроме того, эти Романовы были отличными судьями и в футболе (Николай и Леонид были членами Коллегии судей при МФЛ), и в хоккее. Интересно, что до 1913 года за ЗКС выступали еще два родных брата с фамилией Романовы – Сергей и Николай Васильевичи.

Один из лучших хавбеков Москвы Михаил Романов (он выступал на позиции левого хава) начал играть в Останкино, выступал за сборную Николаевской лиги, а осенью 1913 года Романова-3 пригласили в сборную МФЛ. Он обладал незаурядной физической силой, ловкостью и расторопностью, исключительной сообразительностью, быстро бежал, хорошо владел мячом. Отлично принимал высоко летящие мячи (в этом компоненте игры он был неподражаем), считался мастером отбора и перехвата передач соперника. В опасные моменты всегда был у своих ворот, яростно и умело защищая честь клуба. Играл резко, иногда даже грубо. Был незаменимым игроком обороны и при этом хорошо поддерживал свое нападение. Обладал сильным дальним ударом («правда, бековским, а не хавбековским, так что часто выступал на состязаниях как бек» – писала о нем пресса).

Отлично выступал на позиции левого хавбека и еще один игрок сборной Москвы – Иван Воздвиженский. Это был очень мягкий, пластичный, подвижный, быстрый игрок, который хорошо отбирал мяч у противника, умел грамотно подержать его, а в нужный момент точно передать своим форвардам. При этом он всегда оставался исключительно корректным. Воздвиженский играл очень расчетливо («с головой»), умело пользовался промахами и слабыми местами противника. Из недостатков этого левого хава специалисты отмечали невысокую стартовую скорость и неумение хорошо пасовать низом («его передачи были точны и хороши, но не по земле, а свечкой»).

Левого инсайда Сергея Романова (он, как и брат, получил футбольное образование в дачной команде Останкино, играл за команды гимназии Касицына и Алексеевского коммерческого училища) отличала игра живая, техничная, блестящая. Романов-2 в свое время считался лучшим в Москве на этом месте. Он обладал хорошим «толковым» бегом и всегда удачным, своевременным и точным пасом, отлично играл головой. Вместе с левым полусредним Житаревым Романовы составляли мощное крыло нападения, которое способно было измотать любую защиту.

Василий Георгиевич Житарев (его бабка – московская купчиха 2-й гильдии Настасья Марковна Житарева, имела большой собственный дом в Мясницкой части, и была со своими сыновьями – Филиппом, Николаем, Георгием, Иваном и Василием Филипповичами, учредителем Торгового дома «Братья Житаревы», который занимался «каретным и легковым извозом», имел свое экипажное заведение у Покровских ворот) был лучшим нападающим русского футбола тех лет. Он обладал огромной стартовой скоростью, стремительным, очень сильным и точным ударом с обеих ног, хорошей техникой и ловкостью. Великолепно владел мячом на скорости, мог прорваться через любую защиту соперника. Уже упомянутый нами «Футболист» писал: «Житарев – лучший русский левый инсайд. Имеет сильный бег, хороший «шют», умение прорываться, обводить противника. Не считает нужным пасовать кому-нибудь из компаньонов. Играет чересчур один».

А вот характеристика, данная в свое время Житареву Андреем Петровичем Старостиным: «Внешне партнер по сборной России Василия Бутусова, Житарев, был совсем другим. Такой же рыцарь футбола по своей нравственной конституции, он в отличие от Бутусова был миниатюрного сложения. Его технические умения были более изощренными, финты в сторону почти неуловимы, стартовая скорость реактивной, он пулей срывался с места, успевая соизмерять стремительный бег с действиями по владению мячом. Наблюдая за ним со стороны, трудно было уследить взглядом за мельканием его иксообразных ног. Житарев обладал хлестким ударом с обеих ног, не затрачивая на замах ни одного лишнего мгновения».

А еще Житарев был очень популярен среди московских зрителей Одно известие о том, что в матче будет принимать участие Василий Житарев, обеспечивало полный сбор на стадионе. Завершил спортивную карьеру Житарев в «Динамо», потом был директором первого стадиона этого клуба в Орлово-Давыдовском переулке.

Кроме уже приведенной выше игровой характеристики Сергея Сысоева, добавим, что воспитанник Реального училища Н. Г. Бажанова и младших команд клуба запомнился болельщикам очень сильным, ровным ударом, который отличался «соразмеренностью, тонкостью, точностью и красотой». Особенно чисто и красиво наносил он удар под названием «Haf-Volley», что очень редко встречалось у наших футболистов, не говоря уже о защитниках. Сысоев был ловким, гибким, сильным футболистом, но недостаточно хорошо играл головой. А Андрей Петрович Старостин отмечал следующее: «Сысоев считался эрудитом, и партнеры звали его Сергеем Васильевичем даже в самых жарких схватках на поле. Может быть, потому, что он был с нами респектабелен и обращался: «Александр, Михаил», а не то что: «Сашка, Мишка», как мы все друг друга величали».

В 1917–1918 годах в паре с Сергеем Сысоевым несколько матчей провел и легендарный Михаил Ромм. А дублером Сысоева был очень надежный бек Николай (в некоторых источниках – Василий) Федоров.

Другой защитник ЗКС – Петр Попов, был игроком физически сильным, отличался хорошей скоростью, резкостью, бесстрашием в единоборствах, великолепной игрой головой. Нередко Попов срывал аплодисменты зрителей своими неповторимыми по элегантности прыжками, отбивая высоко летящие мячи. После революции и гражданской войны (Петр Георгиевич был ее участником) он играл в «Моссовете», «Красной Пресне» и «Промкооперации», а позже стал известным тренером. П. Г. Попов был женат на сестре братьев Старостиных – Вере.

Великолепным защитником был правый бек Гарри Эдж. Англичанин обладал незаурядной техникой, быстрым бегом, ловкостью и подвижностью. Прекрасно принимал верховые мячи, обладал точным и сильным ударом («удар у него прямой, отнюдь не вверх, что для команды весьма полезно»). Высокий рост позволял Эджу удачно перехватывать высокие передачи раньше, чем мяч опустится в скопление игроков, тем самым спасая свои ворота от «корнера» и опасных моментов.

Соотечественник Эджа, центральный хавбек Гилберт Трипп отличался на поле неиссякаемой энергией, бесстрашием, спортивной злостью и мужеством. В игре Трипп не щадил ни себя, ни противника, до последней минуты сражаясь за честь своего клуба. Особенно полезен и эффективен англичанин был при обороне своих ворот. Вообще-то, он служил в Санкт-Петербурге, в Товариществе чайной торговли «В. Высоцкий и K°», иногда выступал за клуб «Невский», а когда Товарищество открыло филиал Правления в Москве, Трипп перебрался сюда же, играя за ЗКС и сборную Москвы. В 1914 году Трипп вернулся в северную столицу и пару лет играл за клуб «Павловск». При этом, местная пресса отмечала, что вернувшись из Москвы, Трипп стал играть очень грубо и жестко, нередко устраивая на футбольном поле боксерские поединки.

Выдающимися способностями обладал центральный нападающий (иногда занимал позицию левого инсайда или хавбека) Николай Никитин, начинавший играть в 3-й команде ЗКС и команде Коммерческого училища. Его отличали идеальная техническая оснащенность, огромный диапазон действий, тонкое понимание игры и сообразительность, быстрый бег, сильный удар. Вот, что писал про Никитина Л. С. Смирнов: «У него страшный и верный «шут», хорошее умение брать мяч головой, идеально делает «пасс» форвардам, хорошо прорывается сквозь защиту противника и, недолго думая, сразу бьет, «шут» не перекладывая мяча с ноги на ногу. Слабо бьет по голу головой».

В 1916 году в 1-ю команду ЗКС пришли Константин Георгиевич Блинков (в младших командах клуба он играл с тринадцати лет) и легендарный Петр Ефимович Исаков, годом позже – Иван Николаевич Шурупов. Центральный хавбек Блинков (капитан ЗКС был универсалом: он играл также и на позиции центрального нападающего, и крайнего защитника, а в одном из матчей чемпионата Москвы, заняв место травмированного кипера, он отразил одиннадцатиметровый удар) был великолепным техником, артистично владел мячом, всеми видами остановки мяча, его передачи были точны и остры. Обладал прекрасным сильным и продольным «шюттом». Одно время, увлекшись эквилибристикой, показывая с мячом разные фокусы и «кунштюки», Блинков значительно снизил ценность своей игры, но вскоре бросил это увлечение и зарекомендовал себя как серьезный, высококлассный игрок.

Специалисты называли Блинкова «класснейшим» футболистом, виртуозом мяча и отмечали, что в МФЛ игрока подобного уровня до него не было. Быстрый бег, находчивость, расчетливость, размеренность удара, сообразительность и находчивость в игре – вот качества К. Блинкова. Особенно отличался Константин Георгиевич умением изящно отобрать мяч у противника и передать его точно в ноги своему партнеру. Кроме того, Блинков впервые в отечественном футболе стал регулярно применять пас пяткой.

Его игру Андрей Старостин сравнивал с игрой Валерия Воронина. Они были очень похожи и по фигуре, и даже в движениях. После завершения игровой карьеры Константин Георгиевич долгие годы работал бухгалтером и заместителем начальника финансово-планового отдела «Серпа и молота», тренировал заводскую команду.

Несколько сезонов отыграл в ЗКС и воспитанный в клубе правый инсайд Владимир Блинков. Как и старший брат, он был хороший техник и очень разнообразно действовал на поле, обладал точным длинным пасом. Противник с трудом разгадывал его загадки. Кроме того, Владимир обладал сильнейшим ударом носком по воротам (он даже заказывал себе специальные бутсы с широким тупым мысом). Этим приемом, сегодня совсем забытым, он владел в совершенстве, нередко ловя вратарей врасплох, так как удар наносился без замаха. Позже стал заслуженным тренером СССР.

Н. П. Старостин вспоминал: «Фанатик, подобно всем нам, умница и закоперщик, Владимир Блинков был интереснейшим игроком. Поврежденная коленка заставляла его осторожничать в игре, а пыл страстного нападающего толкал на самые рискованные стычки. Его игра, поэтому, шла яркими вспышками… Что-то львиное чудилось во внешнем облике этого широкоплечего блондина с крупными чертами лица и небольшими серыми глазами. Мгновенная реакция, с которой он бил по воротам или отдавал мяч, ставила его в ряды наиболее опасных противников и самых желательных партнеров».

В многочисленных футбольных справочниках указано, что Петр Ефимович Исаков родился в 1900 году в селе Никольское Покровского уезда Владимирской губернии (ныне – Городищи Петушинского района). В детской футбольной команде, созданной англичанами на текстильном производстве фабрики Морозова, начал играть с 1912 года. Шестнадцатилетним приехал жить и учиться в Москву. Там стал играть в Замоскворецком клубе спорта, Но это – не так. Первыми эту ошибку исправили авторы книги «Весь «Спартак». История в именах».

На самом деле, село, имеющее непосредственное отношение к Исакову, называлось Никольско-Архангельское, и находилось совсем рядом с Москвой, между станциями «Реутово» и «Салтыковка» Московско-Нижегородской железной дороги. Это было популярное среди москвичей дачное место. В 1907 году по просьбе дачников поблизости был открыт остановочный пункт для паровых поездов – платформа «14-ой версты». Сейчас на этом месте располагается микрорайон Реутово-1, где живут с семьями офицеры отдельной дивизии оперативного назначения МВД России (дивизии им. Дзержинского).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191