Алеш Обровски.

Пленники Эсте



скачать книгу бесплатно

– Это не запрещено, – почти крикнул он.

– Это не рекомендовано. Ради твоего же блага, – парировала Элина. – Если ты будешь вникать в каждое дело, у тебя не останется времени для работы, зато сомнений появится столько, что ты потеряешь бдительность и погибнешь, рано или поздно.

– Лучше умереть с уверенностью…, – вздохнул Паскаль.

– …Чем жить и сомневаться, – закончила Ламанг. – Знаю, слышала не раз. Но, прошу тебя, Том, не забивай себе голову…

– Я тоже тебя прошу, – произнес он, возвращаясь в кресло. – Ты должна меня понять, не каждый день приходится убивать восемнадцатилетних мальчишек.

– Ему было двадцать…

– Тем не менее, я хочу знать, за какое преступление…

Элина вздохнула.

– За самое страшное преступление. За преступление против человечества. Перши связался с Джоном Риганом. С отступником, который собрал вокруг себя группу единомышленников и разносит по округе весть, подкрепляемую самыми нелепыми аргументами: якобы Эсте не движется к цели, а Департамент скрывает от людей правду. Перши Паре был одним из наиболее приближенных к ренегату, поэтому подлежал ликвидации. То же самое ждет и остальных отступников, поскольку на общем собрании Департамента было принято решение уничтожать распространителей подобных слухов, ради сохранения общественного спокойствия. Кризис на Эсте и без того доставляет немало хлопот, но что будет если население выйдет из-под контроля – страшно представить.

– Почему бы не устранить самого Ригана? – спросил Томас, внутренне осуждая принятие столь радикальных мер.

– ЦЕРБО был подключен к решению данного вопроса и рассчитал наиболее рациональную очередность. Перши был первым в списке. Риган последний. Если устранить ренегата сейчас, то остальная группировка распадется на отдельные очаги, которые будет очень сложно контролировать, поэтому Риган, оставлен на последнюю очередь в качестве связывающего звена для остальных.

ЦЕРБО – хранитель Эсте. Искусственный разум, коим пронизан каждый уголок обители человечества. Паскаль точно не помнил, как расшифровывается данная аббревиатура: что-то вроде Центрального Единого Разума и так далее… в общем, не важно. ЦЕРБО всегда оставался для него просто цербо и не более того.

Задача хранителя заключалась лишь в одном – уберечь человечество от помешательства, до того момента, когда Эсте достигнет конечной точки своего путешествия. После этого его функция закончится, и выжившие люди должны будут самостоятельно принимать решения и обустраивать свою жизнь. Но пока этого не произошло, цербо, как неоспоримый член Департамента, будучи осведомленным относительно всей человеческой истории, участвует непосредственно в принятии нелегких решений, касающихся сохранности общества.

Кроме того, цербо следит за порядком. Все машины, системы, и механизмы, работающие на Эсте, каким-то образом, зависят от него и «прислушиваются» к его «мнению». Поэтому любой железяке, способной двигаться, хранитель мог поручить любое задание, в том числе и убийство, но Департамент до поры не прибегал к подобной практике используя для данной цели лишь охотников.

– Ну, что? – поинтересовалась Ламанг. – Тебе стало легче?

– Нет, – резко ответил Томас. – Я не могу смириться с мыслью, что машина выносит подобные решения.

Это противоречит ее назначению. Сохранить человечество, а не уничтожить его, вот задача хранителя…

– Не стоит утрировать, Том. Решение принял Департамент, совместно, на общем собрании, ЦЕРБО лишь рассчитал последовательность. Нам необходимо ликвидировать всех, включая самого Ригана, и никого не упустить. Малейший промах, и отступники разбегутся. Что станет с обществом после этого, представить не сложно. Перши Паре – это всего лишь меньшее зло.

– Это может выйти другим боком, – подытожил Паскаль. – Люди могут решить, что Департаменту есть что скрывать, раз отступникам вынесен смертельный приговор. Это сыграет на руку этому вашему Джону Ригану.

– Возможно, – согласилась Ламанг. – Но, как я уже говорила, пока мы лишь выбираем меньшее зло. Советую перестать думать об этом, особенно учитывая тот факт, что у тебя есть новая жертва.

– Кто это? – спросил Томас, тяжело вздохнув.

– Кинси Дит. Была помечена наблюдателем в западном районе Урбо. Ее след пока не потерян, но если она заметит слежку, то «заляжет», поэтому советую не тянуть с этим.

Внезапно на Паскаля навалилась усталость, захотелось все бросить, оборвать этот разговор и завалиться спать, чтобы проснуться лишь ближе к полудню. Но работа обязывала быть во всеоружии уже к рассвету, поэтому рассчитывать на полноценный сон, особенно когда треть ночи уже миновала, было напрасно.

– Хорошо, – согласился охотник. – Где я смогу найти ее?

– Внутри Урбо работает коммуникационная связь. Подключишься к оператору, и ЦЕРБО проведет тебя до жертвы. Еще раз напомню, что не стоит задерживать с этим: рано или поздно Кинси поймет, что за ней наблюдают…

– Мне нужно поспать, – произнес Том. – Завтра с утра выйду на охоту.

– Конечно, – улыбнулась Ламанг. – Вот еще что: Дит очень опасна, она гораздо старше и опытнее Паре, к тому же может быть вооружена.

– Спасибо я учту это.

Томас выключил терминал и завалился на кровать прямо в одежде. Вопреки ожиданиям, он долго не мог заснуть: расчерченное струйками крови лицо Перши Паре никак не выходило из головы.

02. Кинси Дит

Кинси была далеко не молода, ей явно перевалило за сорок, хотя ее лишенное всякой женственности тело выглядело как один сплошной пучок мышц. Невероятно прочных и гибких мышц. Она внушала страх, но не тот, что возникает у человека в момент опасности, а другой, граничащий с восхищением, когда смотришь на хищника, готовящегося к смертельному прыжку.

Кинси любила все черное и обтягивающее – все, что подчеркивало ее сомнительную грацию, но указывало на принадлежность к людям, способным постоять за себя не только в физическом плане.

Она сидела на скамейке в галерее, недалеко от раздатчика пищевых концентратов, и поглощала паек, полагающийся каждому жителю Эсте три раза в день, независимо от его положения в обществе и материального состояния. Таков был закон: на пищу имеет право каждый, будь то праведник или преступник. Другой вопрос, что раздатчиками пользовались не все, а только лишь те, кто не мог купить себе что-то подороже и посъедобнее концентратов.

Галерея проходила вдоль основной палубы и тянулась через весь Урбо. Это место пользовалось популярностью у жителей Эсте, служа своеобразным парком отдыха. Западная часть галереи находилась у самого края озоновой сферы, открывая вид в открытый космос, восточная же граничила с мегаполисом, обеспечивая полный доступ населения к зоне свободного общения и времяпровождения. Здесь всегда было чисто и свежо, насаждения благоухали зеленью и цветами, бабочки порхали тысячами, впрочем, бабочек на Эсте с каждым годом становилось все больше и больше. Идиллию несколько портило наличие стражей порядка, количеством, превышающим всякую необходимость, но жаловаться на этот факт не приходило в голову никому, благо служители закона, вели себя мирно и попусту никого не задерживали.

По ту сторону галереи сияла голубым светом озоновая сфера Эсте, создавая иллюзию земного ясного неба. Тусклые звезды просвечивали сквозь синеву, слегка подрагивая в искаженном воздухе.

Дит еще не знала о смерти Паре, поэтому чувствовала себя в относительной безопасности. Оно и неудивительно, ведь Департамент приговорил всех отступников только вчера.

Кинси должна была встретиться с Риганом в полдень под городом, а пока у нее была еще пара-тройка часов в запасе, чтобы спокойно позавтракать и обдумать дальнейшие планы.

Прикончив паек, она смяла упаковку и, бросив ее в урну, поднялась со скамейки. Мелкие морщины вокруг ее глаз стали несколько глубже, едва яркий свет «солнца» коснулся ее лица.

Внезапно Кинси заметила глаз электронного следящего устройства, коими был утыкан весь мегаполис. «Глаз» среагировал на ее движение, и немного повернулся, сфокусировавшись на интересующем его объекте.

Кинси насторожилась. Такое поведения наблюдателя было странным, но могло означать лишь одно: цербо получил приказ от Департамента следить за ней.

* * *

– Объект обнаружен на двести четвертой отметке галереи, вблизи перехода на вспомогательный ярус, – сообщил механическим голосом коммуникатор Паскаля.

Томас прикинул расстояние и свернул на нужную улицу. На встречу попадались люди, спокойные и задумчивые, как всегда. Кто-то общался посредством коммуникационной связи, некоторые беседовали между собой, кто-то был занят работой. Мимо проносились самоходные тележки, уборочная техника, реже попадались дроны стражей порядка, напоминающие внешним видом куб на коротеньких ножках. Сами стражи в основном дежурили на постах, настороженно поглядывая в сторону охотника, как на потенциального нарушителя спокойствия.

Паскаль был одет в черный комбинезон, черный жилет и черный же плащ, правда несколько потрепанного вида. Такова была форма охотников, и выходить на работу в чем-то другом Томас не имел права. Здесь не могло идти речи о скрытности или маскировке, так как данную экипировку знал каждый, но с другой стороны она служила своего рода предостережением, чтобы жители держались от охотников подальше, во избежание случайных жертв.

Департамент не одобрял ликвидацию в людных местах, особенно в галерее, дабы не подрывать и без того хрупкий порядок на Эсте, но Томаса это не особо волновало: неодобрение – не значит запрет. По собственному опыту он знал, что в любом месте, в любое время, стоит обнажить оружие, как тут же появляются какие-то прохожие, так и норовящие залезть под пули. Паскаль не обращал на это внимание: охотника видно издалека и, если кому дорога жизнь, пусть сторонится.

На входе в галерею он приметил патруль из четырех стражей порядка, укомплектованный дроном с цифрой восемь на борту. На следующей улице дежурил дрон под номером семь, соответственно на предыдущей – шесть.

– Патрульные машины шесть, семь и восемь, – обратился Паскаль к оператору. – Объект: Кинси Дит; идентификатор: семь, четыре, четыре, девять. В случае контакта – огонь на поражение.

– Директива проверяется, – ответил коммуникатор.

«Странно».

Томас спустился по ступеням до уровня галереи. Кинси должна быть где-то неподалеку. Охотник заглянул в файл, чтобы обновить в памяти внешность жертвы: крепко сложенная женщина, с короткими черными волосами и тяжелым взглядом. Такую сложно будет пропустить.

– Объект отсутствует в основной базе данных, – сообщил оператор. – Проверяются служебные списки. На это может потребоваться время.

«Что за ерунда? Неужели Кинси принадлежит какой-то управляющей ячейке? Или она просто не занесена в базу?»

«Темные» личности еще встречались на Эсте. Когда-то давно, когда неидентифицированный вирус выкосил половину населения, вся система контроля полетела к чертям и восстановить ее было совсем непросто, потому как сразу за эпидемией последовала вспышка гражданского недовольства, подавить которое удалось только силовыми методами, что повлекло еще множество жертв. Поэтому, некоторые семьи, боясь контакта с остальным обществом, не регистрировали своих детей. Кинси Дит вполне могла оказаться подобной личностью, не проходящей по базам Департамента.

Дит заметила Томаса первой, но, сорвавшись с места, мгновенно обнаружила себя. Паскаль кинулся наперерез. Поняв, что путь отрезан, ибо бежать прямо вдоль галереи было рискованно (охотник мог запросто выстрелить в спину), Кинси перепрыгнула через внешнее ограждение, сиганув прямо в открытое небо.

Паскаль немного опешил от подобного шага своей жертвы, но подбежав к краю, заметил, что до выступа нижнего вспомогательного яруса, совсем немного и до него можно запросто добраться, повиснув на перилах.

Отсюда хорошо был виден правый борт Эсте: серая, металлическая громадина, уходящая далеко вниз и теряющая свои очертания в темноте, среди звезд. Под надстройкой просматривались верхние части воздушных резервуаров, ряды труб и кожухов. Еще ниже торчали мачты каких-то антенн, дальше них разглядеть уже ничего было невозможно, кроме исчезающего во мраке свечения озоновой сферы. Наверху над головой выступали несколько стрел опорных кранов. Можно было увидеть тросовые блоки, кабины управления, и даже поворотные механизмы. Какую роль выполняла эта техника, для перемещения каких грузов была предназначена – уже давно забыто. Краны не работали и служили лишь опорой для прожекторов, направленных на галерею.

Перемахнув через преграду, охотник использовал силу инерции и разжал руки, когда его тело, качнувшись, оказалось над нужной площадкой. Приземлившись на ноги и перекатившись через голову, он устремился по единственному проходу, опутанному трубами и коммуникациями.

Было влажно и жарко, со стен стекали капли конденсата, вездесущие бабочки липли к лицу, не успев убраться с пути. Уровень пола постоянно менялся, и Паскаль периодически скакал через ступени, рискуя споткнуться и потерять след.

Первый же поворот вывел его в широкое помещение, разделенное пополам двумя толстыми трубами, укомплектованными клапанами с электронным управлением. Во все стороны расходились перепускные трубки и электрические провода, спрятанные в гофрированные кожухи. По ту сторону трубопровода виднелся выход в ремонтный тоннель, а оттуда, судя по всему, можно было выбраться обратно на галерею.

Томас кинулся к металлической лестнице, служащей переходом, через трубы, но напоролся на Кинси, которая, решила дать бой, вместо побега. Дит сунула в лицо охотнику пистолет, но Паскаль, успел перехватить ее руку и отвести ствол в сторону. Хлопнул выстрел. Пуля срикошетила о металлический потолок и взвизгнув ушла в коридор. Вывернув жертве запястье, Томас отобрал оружие и попытался скрутить Кинси, но та оказалась неожиданно сильной и, обманув оппонента хитрым приемом, завернула Паскалю руку. Поняв, что силой жертву не взять, охотник не стал сопротивляться и повинуясь ее движению высвободился без особого труда, сведя попытку Дит практически к нулю.

Раньше Томас никогда не бил женщин, даже в силу своей профессии, поэтому его удар в удачно подставленную шею отличался неуверенностью и был легко парирован. В качестве сдачи он получил тычок в бок, причем Кинси как будто била не Томаса, а что-то находящееся сразу за ним. Ее кулак словно прострелил Паскаля насквозь, заставив сложиться пополам и ослабить хватку. Воспользовавшись этим, Дит кинулась к переходу через трубы и, перепрыгнув ступени, резко дернула решетку, служащую ограждением и убранную в нишу под потолком. Решетка с грохотом опустилась, но подоспевший охотник успел схватить женщину, просунув руку через прутья.

Потянув на себя, он припечатал Кинси к ограждению и выхватив из-за пояса армак, ткнул дулом жертве в лицо.

– Какого черта, Паскаль? – спросила она.

Ее голос был резким и походил на карканье вороны. Томас растерялся: она не могла знать его имени.

– Департамент выписал тебе приговор, – выдохнул он.

Воспользовавшись замешательством, Кинси схватила свободной рукой дуло армака и вырвала винтовку из рук охотника. Томас успел поймать Дит за одежду второй рукой и еще сильнее прижал ее к себе. Они оказались лицом к лицу по разные стороны решетки.

– Я ничего не сделала, – произнесла Кинси.

– Ты связалась с Джоном Риганом, это теперь незаконно, и карается смертью…

Фраза прозвучала, несколько иронично, но охотник понадеялся, что Дит не заметила этого.

Внезапно решетка слетела с крепления и повалилась на Томаса. «Пробитый» бок предательски заныл, и Паскаль не смог удержаться на ногах. Заваливаясь на спину, охотник выпустил Кинси, решив, что ситуация и без того патовая, а оказавшись под жертвой, он наверняка проиграет.

Дит умудрилась сохранить вертикальное положение. Проводив падающего Паскаля взглядом, она бросилась к выходу под грохот железа и сдавленные чертыханья Томаса.

Охотник достаточно быстро выбрался из-под накрывшего его ограждения и, перемахнув через трубы, кинулся вслед за жертвой.

Армак Дит прихватила с собой. Теперь упустить жертву будет совсем непростительной ошибкой.

Преодолев сочащийся влагой ремонтный тоннель, Томас вновь оказался в галерее. Кинси уже достигла выхода. Перепрыгивая через несколько ступеней, она взлетела на верхний ярус. Охотник смог бы «достать» ее со своей позиции, но из оружия остался только пистолет: пуля если и долетит до цели, то даже не ранит ее, слишком уж было далеко.

Внезапно на пути жертвы образовался патруль. Стражи, привлеченные скоростью передвижения Кинси, решили выяснить причину столь стремительного бегства и преградили ей путь.

– Директива подтверждена, – внезапно произнес коммуникатор охотника. – Объект Кинси Дит, идентификатор: семь, четыре, четыре, девять. Огонь на поражение.

Огибая возникшую на пути преграду из четырех патрульных и боевого дрона с номером семь на борту, Дит решила сократить путь через небольшой газон с цветущими клумбами, перемахнув через перила. В момент, когда она вскочила на ограждение, патрульный дрон выдвинул из своих недр ствол оружия и произвел четыре выстрела, проделав в груди беглянки столько же аккуратных дырочек.

Кинси навернулась через поручни и сбив огромную глиняную вазу с каким-то экзотическим деревом, покатилась по полу поднимая в воздух бесчисленных бабочек и мотыльков. Еще несколько декоративных клумб упали со своих постаментов, разбившись и рассыпав землю.

Паскаль сбавил шаг. Бок все еще болел, резко напоминая о своем существовании. Остановившись над мертвой беглянкой, Томас уперся руками в колени и попытался выровнять дыхание, в надежде, что боль утихнет.

Стражи освободили пространство, отогнав прохожих подальше от места смерти Кинси. Один из патрульных поднял оружие охотника, оброненное жертвой в момент падения.

Немного придя в себя, Паскаль подошел к стражу и сунул тому в лицо ордер на ликвидацию, затем отобрал свою винтовку, стойко выдержав взгляд служителя закона. Остальные внимательно следили за ним, готовые в любой момент пресечь его действия, если те выйдут за рамки установленных правил. Охотники обладали совсем немногими привилегиями, по сравнению с обычными людьми, соответственно и перед законом были так же бессильны. Стоит упомянуть, что стражи особенно недолюбливали данное подразделение и буквально жаждали навалять какому-нибудь зарвавшемуся стрелку.

Вернувшись к мертвой Дит и перевернув ее на спину, Том положил ей на грудь ордер. С этого момента его полномочия заканчивались, а разбирать весь учиненный бардак достанется ближайшим патрульным, которые оформят все должным образом и позаботятся, чтобы соответствующие службы восстановили клумбы и собрали рассыпанную землю.

Кем была Кинси пока оставалось неясным, но проверить это не составит труда. Шарить по карманам жертвы Паскаль не стал, просто не имел права, хотя стражи ждали от него чего-то подобного. Выяснить специальность Дит Томас считал необходимым. После смерти Паре, он стал с недоверием относиться к действиям Департамента, но разузнать что-либо до вынесения приговора, не вызвав подозрений, было невозможно. Следовательно, приходилось делать это уже после драки.

* * *

Паскаль прошел в здание Департамента, игнорировав охрану, в обязанности которой входило задержание каждого до выяснения причин визита. Охранники сторонились Томаса, но не потому, что боялись, просто он был на особом счету у Ламанг, а связываться с самым главным человеком на Эсте, не хотелось никому.

Светлый, вычищенный до зеркального блеска коридор, вывел охотника к лифту, кабина которого уже дожидалась внизу и приветливо распахнула свои двери едва Томас приблизился на расстояние пары метров.

В лифте играла ненавязчивая мелодия, едва превышая по громкости чуть слышное шуршание привода. Цифры на дисплее в мгновение ока сменились с единицы до пятидесяти, замедлив свой ход перед самой остановкой. Открытие дверей сопровождалось нежным колокольным звоночком, а представший перед взором проход, едва ли отличался от коридора на первом этаже, разве что блестел чуть ярче. Возникло ощущение, словно кабина не куда не поехала, а просто раскрыла створки, спустя несколько секунд после закрытия.

Паскаль машинально взглянул на дисплей с номером этажа. Затем прошел по белому полированному полу до хранилища данных и приложив жетон к электронному считывающему устройству, вошел внутрь такого же светлого помещения.

Внутри, кроме нескольких терминалов, составленных по периметру зала, больше ничего не было.

Приземлившись в кресло, Томас набрал в строке поиска имя: Кинси Дит.

Побежала шкала загрузки, выраженная в процентах. На отметке «сто» компьютер выдал сообщение об отсутствии запрашиваемого лица в основной базе данных и переключился на особые списки, затребовав перед этим идентификатор жертвы.

На этот раз шкала заполнялась гораздо медленнее. Через десять процентов стало ясно, что на весь поиск уйдет минут пятнадцать-двадцать. Паскаль откинулся в кресле. Бок еще болел, спина ныла от усталости, захотелось вытянуть ноги или даже забросить их на стол.

Вспомнились события последних дней: молодое лицо Перши Паре со струйками крови, стекающими по щекам и носу, полуобнаженная Марта из района трущоб, удивленный взгляд Кинси Дит, ненависть во взоре стража, подобравшего оружие охотника…

В голову снова пришел вопрос: откуда Кинси могла знать его имя? Вместе с ним появилось то скверное чувство, посетившее его в момент оглашения списка жертв во время недавней беседы с Ламанг.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное