Альберт Байкалов.

Очень сложная задача



скачать книгу бесплатно

– Летим легально?

– Да, – подтвердил Родимов. – По крайней мере, с правительством этой страны вопрос решен. Единственно, для остальной публики вы – обыкновенные туристы. Отдельным самолетом туда доставят оружие и все необходимое для работы.

– Установили, кто причастен к этому делу и хотя бы примерное местонахождение заложников?

Родимов отрицательно покачал головой.

– Вся делегация была размещена в отеле. В четверг планировалось посещение порта в Дуале. Для этих целей был зафрахтован вертолет «Ми-8» украинской авиакомпании «Хасеба». Через двадцать минут после взлета пришло сообщение, что борт захвачен террористами, а экипаж вынужден сменить курс. Практически одновременно он исчез с экранов радаров. Судя по всему, пилотов вынудили снизиться до минимальной высоты. Между тем засечен сигнал «SOS» сотового телефона одного из членов делегации в непосредственной близости с границей Конго.

Антон вскинул на генерала удивленный взгляд:

– Хотите сказать, что угон осуществили конголезцы?

– Пока я ничего не хочу сказать, – генерал строго посмотрел на Антона. – Вам в этом предстоит разобраться. Я сам понимаю, что если угон с целью выкупа, то незачем тащиться в Конго. В Камеруне не меньше мест, где можно спрятать любое количество людей.

Антону не хотелось верить в то, что говорил генерал. Если заложников уводят в Конго, найти их в субтропических дебрях, изобилующих разного рода ядовитыми гадами и неподконтрольными правительству вооруженными формированиями, нереально. Даже если учесть, что кому-то из них удалось включить сигнал бедствия, пока спецназовцы доберутся до района, людей там уже не будет. Да и почему генерал уверен, что этот сигнал отправлен именно заложником, а не каким-нибудь дикарем, случайно нажавшим на кнопку трофея, коля им орехи? В этом регионе полно племен, до сих пор живущих в первобытно-общинном строе.

– Значит, никаких требований никто не выдвигал? – уточнил Антон.

– Пока нет. – Родимов поднялся из-за стола. – Сейчас вам сделают прививки против желтой лихорадки, и начинайте глотать мефлахин. Как только прояснится ситуация, первая тройка должна вылететь. Займется оценкой обстановки на месте и сбором необходимой для работы основной группы информации.

– Наверное, с ними придется лететь мне, – осторожно заметил Антон. – Без акклиматизации там тяжело. По-моему, только Антарктида может конкурировать с экватором.

Разговор был прерван стуком в дверь. Появившийся прапорщик с эмблемами связиста вручил Родимову папку.

– В общем, ничего нового, – пробежав взглядом по компьютерной распечатке, вздохнул генерал. – Постой... – Он нахмурился, вчитываясь в последний лист. – Трупы троих членов экипажа обнаружили в одной из технических построек аэропорта.

Родимов поднял удивленный взгляд на Филиппова.

– Выходит, экипаж оказался подставным, – хмыкнул Антон. – Причем наверняка славяне.

* * *

– Вот это пекло! – устало опускаясь на кровать, выдохнул Мишенев и перевел взгляд на Ису. – Как тебе здесь?

Чеченец, несмотря на тяжелый перелет и жару, выглядел невозмутимо.

Еще в самолете они переоделись в футболки и шорты.

Бросив на пол дорожную сумку, Батаев оглядел номер, где их разместил представитель российского посольства, встретивший в аэропорту. Две обычные кровати, телевизор, холодильник. Небольшой шкаф для одежды на двоих.

– Я думал, будет хуже.

Здесь они поселились под видом сотрудников сервисного центра «Ростелекома», прибывших для ремонта оборудования дипломатических каналов связи.

Мишенев провел ладонью по бритой наголо голове, смахнул с высокого лба пот и принялся распаковывать вещи. Ему не терпелось встать под душ. Иса задумчиво посмотрел на его кирпичного цвета шею и про себя улыбнулся. Он поймал себя на мысли, что за все время службы ни разу не видел, какого цвета волосы у его товарища. Между тем, сверкая лысиной, голубоглазый, похожий на квадрат капитан, с выгоревшими на солнце бровями и массивной челюстью, прошел в ванную комнату.

Иса проводил Максима завистливым взглядом, задержав его на могучих плечах сослуживца, и вздохнул. Сам он был щуплым, несмотря на свою большую физическую выносливость. Вообще в роду Батаевых он отличался от всех родственников. Мужчины были высокими и крепкими. Даже родной брат Шамиль, который из-за ранения в Греции в этот раз не смог участвовать в операции, был на голову выше его и шире в плечах. Внешние различия были так же неодинаковы, как и все остальные качества. Батаев-младший слыл подвижным и вспыльчивым, тогда как Шамиль – полная ему противоположность.

Из душа донесся шум воды. Вздохнув, Иса отправился смотреть, как устроился Полынцев, который на время отсутствия Филиппова был здесь старшим.

Кареглазый капитан, с волевым подбородком, в одних трусах, уже с кем-то общался по спутниковому телефону. Открыв дверь Исе и знаками дав понять, чтобы тот вошел, он продолжал говорить в трубку:

– ...Разместились. Через час начнем осматриваться... Понял.

Сложив антенну, Полынцев упер руки в бока и выжидающе уставился на Ису.

– Пришел узнать, что дальше, – не ожидая такой реакции, чеченец почувствовал растерянность.

«Опять обвинят в том, что тороплю события», – подумал он, проклиная свой непоседливый характер и чрезмерное любопытство.

Однако Сергей ничего не сказал. Бросив телефон на кровать, он вынул из сумки футляр с «Комаром» и протянул лейтенанту:

– Проверь свой номер на наличие «насекомых». И особо этой штуке не доверяй. Сам просмотри и прощупай все.

Облегченно вздохнув, Иса направился выполнять распоряжение.

Проводив его взглядом, Сергей сел на стул и задумался.

Искать «жуков» в номерах они начали не для того, чтобы избежать утечки информации. Подобные гостинице заведения считаются легкодоступными для размещения всякого рода пакостей, поэтому спецназовцы не говорили в таких местах на серьезные темы. Просто это было обязательным пунктом в правилах при вселении. Обнаружение шпионских сюрпризов могло о многом рассказать. Только что Сергей нашел «жука» за светильником в изголовье кровати. Судя по слою пыли на нем, он был установлен давно и, возможно, не имел к их приезду никакого отношения. Однако нельзя исключать и то, что те, кто его здесь оставил, рассчитывали именно на такое заключение. Сейчас разведка располагает огромным арсеналом средств, и ту же пыль можно создать искусственно.

Теперь вопрос, кем он оставлен?

Вариант первый – цель и задачи команды уже известны террористам. Возможно, они имеют в Камеруне пособников. Так как размещением спецназовцев занимался представитель посольства, нужно начать с него и пройти тем путем, которым прошел и он, начиная с заказа номеров, заканчивая встречей в аэропорту. Одновременно об их прибытии знали в правительстве Камеруна. Решением этих вопросов наверняка займется служба внешней военной разведки. Вариант два – местные власти не хотят оставить без внимания работу на своей территории российского спецназа и решились на негласный контроль. Вариант три – такие сюрпризы имеются во всех номерах, где проживают иностранцы.

Сергей посмотрел на часы. До разговора с переводчиком оставалось сорок минут. Занимавшийся размещением группы сотрудник посольства Николай Михайлович подробно описал место, где они должны с ним встретиться. Это недалеко от гостиницы. Однако город был незнакомым, и, боясь опоздать, Полынцев начал собираться.

Почти вся группа спецназа свободно владела английским, который в этой стране считается официальным наряду с французским. Но еще в аэропорту Сергей убедился, что это далеко не так. Многие говорили на дуалу и банту. Исходя из предварительных данных, им придется работать в тропических джунглях южной части страны или даже в Конго, где в основном проживают племена, говорящие исключительно на родном языке. В Москве были подняты документы выпускников нескольких вузов, где проходили обучение камерунцы. Сейчас розыском проживающих в столице бывших студентов, знающих русский, занят представитель республиканского департамента государственной безопасности. Однако еще по дороге в гостиницу Полынцеву предложил свою помощь сотрудник посольства. С его слов, у него давно на примете есть врач, который, возможно, даже согласится сопровождать их в экспедиции. Нужно только материально заинтересовать камерунца. Сергей принял предложение, но решил не выдавать этому человеку истинной цели экспедиции до самого последнего момента. Мало ли. Расскажет дома, а через час об этом будет знать вся страна. На встрече он собирался представиться геодезистом.

К условленному месту, где должно было произойти знакомство с предполагаемым проводником и переводчиком, Полынцев пошел с Исой. Мишенев остался в номере на связи с Москвой, а заодно присмотреть за вещами. Спецназовцы не особо доверяли служащим отеля, тем более находясь на работе. Небольшие коррективы внес неожиданно начавшийся ливень. Пришлось надеть брюки и кроссовки.

Оказавшись на улице, Полынцев с Батаевым вмиг насквозь промокли. Из сделавшегося свинцовым неба, казавшегося необычайно низким, лило как из ведра. Мутные потоки теплой воды несли по асфальту мусор. Ее было столько, что местами приходилось брести по щиколотку. Добежав до площади Кеннеди, в центре которой были установлены вырубленные из дерева идолы, они пересекли ее, оказавшись в ремесленном и торговом районе Яунде Сентр Артисинел. Здесь двух– и трехэтажные дома сочетались с современными, утопающими в зелени высотками из стекла и бетона. По обе стороны от дороги, под навесами, располагались небольшие лавочки, в которых торговали сувенирами в виде масок и холодного оружия.

– Как назло, в начало сезона дождей попали, – жмурясь от бьющих по лицу струй воды, усмехнулся Сергей. – Экзотика.

Возле здания с большим красным крестом на торце они остановились.

– Ты думаешь, жара лучше? – озираясь по сторонам, спросил Иса.

Сергей оставил вопрос без ответа.

По улицам, разбрызгивая грязные потоки воды, проезжали машины. По тротуарам, прикрываясь кто чем, бежали пешеходы. Среди них было много белых, и Сергей успокоился. На общем фоне они с Исой не так выделялись, как он думал поначалу.

Неожиданно бежавший по тротуару худой кучерявый негр остановился и внимательно посмотрел на Полынцева:

– Здравствуйте! Вы из Москвы?

– Да, – Сергей утвердительно кивнул головой, одновременно поразившись почти полному отсутствию акцента.

– Я от Михалыча, – негр расплылся в улыбке и протянул руку. – Меня зовут Монго Обама.

– Очень приятно, – пожимая узкую ладонь, кивнул головой Полынцев. – Сергей. Это, – и показал взглядом на Ису, – Иван. Здесь есть место, где можно спрятаться от этого безобразия? – Он ткнул пальцем в небо.

– О да! – негр закивал головой. – Пойдемте.

Спустя десять минут они сидели на застеленном ковром полу, за очень низким столиком какой-то столовой. Только сейчас Сергей понял, как он проголодался. Между тем их новый знакомый быстро сделал заказ на родном языке, и им тут же принесли похожие на глубокие пиалы тарелки с каким-то бульоном, в котором Сергей разглядел всего два знакомых ингредиента – бобы и мясо. Все остальное видел впервые. Каждому положили по небольшой лепешке, отдаленно напоминающей хлеб, и ложку.

– Здесь не питаются туристы, – обведя взглядом просторное помещение с десятком похожих столиков, прокомментировал Монго. – Это кафе, – он закатил глаза к потолку, подбирая нужное слово, – для работающих в округе. Поэтому нет стульев...

* * *

Полдня, проведенные в джунглях, превратили еще недавно респектабельных мужчин и холеную, средних лет дамочку в ободранных, грязных, с диковатым взглядом существ.

Гнатенко некоторое время со злорадством смотрел на них, затем достал спутниковый телефон со встроенным джи-пи-эс-навигатором и в очередной раз попытался отыскать на карте место, где они находятся. То ли от удара, то ли от жары, а может, из-за попадания влаги, жидкокристаллические цифры на дисплее растекались, образуя причудливые узоры, или просто показывали одни восьмерки вместо широты и долготы.

Воспользовавшись остановкой, пленники устало повалились на успевшую пропитаться влагой первых ливней землю.

Хитросплетения лиан, бамбука и диких бананов, устремивших свои похожие на перья листья вверх, плотной стеной обступали людей. Солнечный свет практически не достигал земли из-за налезающих друг на друга ветвей деревьев, которые словно пытались ими растолкать своих соседей, также тянувшихся к небу.

Приглушенные эхообразные голоса птиц и крики невидимых зверюшек казались недружелюбными.

Неожиданно женщина закричала. Подскочив, словно ее ударило током, она, не обращая внимания на мужчин, сорвала с себя блузку, оставшись в одном бюстгальтере, и повернулась спиной к своему коллеге:

– Павел Федорович, посмотрите, что там!

Осторожно, словно спина дамы была раскалена докрасна, мужчина смахнул на землю огромного муравья.

– Можете одеваться, – он отряхнул руки. – Это муравей. Только очень большой.

– Он меня укусил! – Она посмотрела в сторону Гнатенко и натянула блузку обратно. – Нам еще долго идти?

– Сколько надо, столько и будем, – не отрывая взгляда от карты, ответил Гном.

Раздались шаги. Рядом опустился Буценко:

– Что, не работает?

– Да черт его разберешь.

– Дай посмотрю.

Он взял из рук командира карту и навигатор.

– По моим прикидкам, мы недотянули около ста километров.

– Хочешь сказать, что мы еще в Камеруне?

– Возможно, – подтвердил Стас. – И это очень не радует.

– Ты имеешь в виду мины? – догадался Гном, с тревогой посмотрев на товарища.

Буценко промолчал. То ли он не расслышал вопроса, до сих пор не придя в себя после ранения, то ли не счел нужным подтверждать то, что и так было известно обоим. Отчаявшись обороняться от не признающих границ и никаких правительств неподконтрольных племен, многие африканские страны установили вдоль своих рубежей минные поля. Зачастую на них подрывалось местное население, дети и животные. Сейчас уже точно никто не мог сказать, сколько этих «игрушек» зарыто в землю многострадального континента. На месте некоторых уже выросли деревья.

Наконец штурман оторвался от карты и, окинув окрестности взглядом, поманил к себе командира:

– Слышь, Гном, – он перешел на шепот, – с этого места вперед надо пустить заложников.

– А если...

– Не всех, – догадавшись, отчего тот заволновался, Буценко вытянул три пальца и провел ими по горлу, – за глаза хватит. Только надо узнать, кто из них не особо ценный.

– Мигом изобразим! – повеселел Гном и направился к пленникам.

При виде приближающегося главаря террористов заложники заволновались. Один даже встал.

– Ну что, господа, – окинув их веселым взглядом, заговорил Гном, – уже столько времени вместе, пора и познакомиться. Начнем с дамы. Как вас зовут и кто вы?

– Павлова Галина Александровна, – стрельнув по сторонам взглядом, ответила она. – Юридический консультант.

– Вы? – Он перевел взгляд на мужчину, который только что помогал Павловой избавиться от муравья.

– Разве это имеет какое-то значение? – усмехнулся тот.

– Для нас нет, для вас точно имеет. Те, кто нам менее интересен, пойдут первыми. Впереди может быть минное поле.

Сказанное повергло пленников в шок. Они изумленно уставились на Гнатенко.

– Откуда здесь мины? – не выдержал один из них, самый высокий, седой мужчина в очках, с треснувшим во время приземления стеклом. – И какое вы имеете право?! – неожиданно перейдя на крик, он поднялся со своего места.

Стоявший рядом с ним Ром ударом опрокинул его на землю.

Спустя некоторое время Гном уже знал должности и имена всех заложников.

Среди них был даже представитель министра сельского хозяйства. Выброшенный из вертолета оказался чиновником департамента по туризму.

Район, в котором оказался со своими людьми Гном и заложники, уже пострадал от человеческой деятельности. Тропический лес, удобный для передвижения, попадался небольшими островками. В большинстве своем территория представляла собой джунгли, выросшие на месте брошенных лесоразработок. Ценные породы древесины, судя по превратившимся в труху пням, вывозились из этих мест еще во времена колонизации.

Отправив вперед троих мужчин, с небольшим разрывом следом выдвинулась остальная часть пленников и бандиты. Однако скорость передвижения оставляла желать лучшего. До сумерек они прошли чуть больше двух километров. Идущим впереди приходилось то и дело прорубать проходы в непролазном смешении самой разной растительности. Вновь пошел дождь. Скорость упала до нуля. Пленники едва передвигали ноги. Не привыкшие к таким прогулкам мужчины, на которых ко всему экипаж навесил свои рюкзаки, сникли. Галине Александровне Гнатенко пожертвовал вместо туфель свои кроссовки. Она походила на растрепанную куклу, которую дети вывозили в грязи.

Растительность стала еще обильней, но крупные деревья попадались все реже и реже. Под ногами то и дело чавкала грязь. Наконец, пройдя с полсотни метров через напоминающий камыш тростник, они оказались на берегу реки.

Все сгрудились, нагнав идущих впереди мужчин.

– Что это? – Гном вопросительно посмотрел на Стаса.

– Джа, – вздохнул тот, сдувая стекающую с носа каплю воды. – До границы несколько километров.

Гнатенко взял Буценко под локоть, и они отошли к воде.

– Сколько еще до места?

– Не меньше ста пятидесяти, – пожал плечами штурман и покосился на заложников. – С ними мы за неделю не дойдем.

– А без них нам вообще там делать нечего, – хмыкнул Гном.

– Что предлагаешь?

– Может, по реке? – Ром вопросительно посмотрел на командира. – Соорудим плоты...

– Что говорит карта?

– Джа впадает в Нгоко. От нее до Весо сто сорок километров. Перед городом сходим на берег и обходим его с севера. Через тридцать километров наша деревня. Только...

– Что только? – насторожился Гном.

– Это пограничная река, – нахмурился Стас. – Ко всему это она здесь спокойная. Местами есть пороги и водопады, а у нас даже лодок нет.

– С утра двинемся вдоль берега, – немного подумав, заговорил Гнатенко. – Возможно, наткнемся на какую-нибудь деревеньку. Разживемся лодками.

– Хорошо бы, – Буценко ощупал повязку.

Щека под ней распухла и посинела. За весь день он проглотил несколько таблеток антибиотиков. Однако в ухе пульсировала боль, а кожа под грязным и мокрым бинтом страшно чесалась.

Подошел Романенко. На переносице красовалась ссадина – результат падения.

– Ну так что будем делать, Сусанины?

– Готовиться к ночлегу, – вздохнул Гном. – Только огня не разводить. Возможно, нас уже ищут.

– А ты в этом сомневался? – усмехнулся Ром. – Вы давайте обустраивайтесь, а я берег осмотрю.

– Погоди, – остановил его Гном, – давай ты иди вниз по течению, я вверх. Если наткнешься на село или лодку, выходи на связь, – он вынул из нагрудного кармана радиостанцию и щелкнул выключателем. – Остальные пусть соорудят навес.

Все, не сговариваясь, задрали головы вверх. Небо было свинцового цвета и казалось нависшим над самыми верхушками деревьев. Дождь прекратился, но влажность была такой, что одежда не просыхала.

– Мы недалеко отошли от вертолета, – неожиданно напомнил Сулим. – Если его найдут, нас легко нагнать по следам.

– Местные средства за слежением воздушных объектов работают здесь только на участках воздушных линий. Мы давно вышли за пределы их действия. Искать останки вертолета в джунглях все равно что иголку в стоге сена. Ко всему начался сезон дождей. Даже если для этих целей будет привлечена авиация, шанс минимальный.

Гном вынул из лежащего на траве рюкзака спутниковый телефон и отошел в сторону. Настало время доложить Хаве Собралиеву о результатах работы.

* * *

Ветер теребил верхушки сосен, подступивших вплотную к бетонному покрытию летного поля. Дразня, на мгновение выглядывая из-за облаков, веселилось солнце.

Родимов стоял на взлетной полосе аэродрома в Чкаловске, наблюдая за тем, как темно-синего цвета «Газель» с площадкой для оборудования на крыше поднялась по рампе «Ил-86ТМ» и скрылась в гигантском чреве самолета.

Накануне было принято решение отправить в зону поисков пропавшей делегации машину с радиоэлектронным оборудованием, которая, кроме всего прочего, могла осуществлять в автономном режиме многоканальное прослушивание эфира.

Работа рекогносцировочной группы под руководством Полынцева уже дала первые положительные результаты. Им было установлено, что в гостинице, где разместились по прибытии члены пропавшей делегации, проживали несколько человек славянской наружности и какой-то араб, исчезнувшие одновременно с делегацией. Если исходить из предположения, что угон осуществили белые, то это могли быть украинцы или русские. Летчиков в Центральной Африке из стран бывшего Союза было на порядок больше, чем местных. Владея английским языком только в объеме, необходимом для осуществления полетов, на земле они общаются на родном. Наверняка имеют средства связи. Именно с целью попытаться вычислить их таким способом в распоряжение группы Филиппова убывал один из двух существующих комплексов «Горизонт».

Уже сутки по заявке Генерального штаба разведывательный спутник, висящий над экваториальной частью Африки, «расстреливает» во всех диапазонах своими электронными объективами прилегающую к Яунде территорию радиусом шестьсот километров, пытаясь обнаружить место посадки вертолета. Однако сильная облачность и ливневые дожди в этом районе в сочетании с субтропическими дебрями сводили все старания дорогостоящей техники на нет.

Не все было понятно и с сигналом «SOS», активированным с сотового телефона, принадлежащего представителю департамента по туризму и спорту Егору Курочкину. Район, откуда он поступил, находился в ста пятидесяти километрах южнее Яунде, между населенными пунктами Эболова и Джум. Как раз на границе максимального действия оператора сотовой связи. Облет территории ничего не дал. Ни останков вертолета, ни участков местности, где бы он мог благополучно приземлиться. Федор Павлович стал подозревать, что это была обычная уловка с целью пустить поиски по ложному следу. Вертолет данного типа может пролететь больше тысячи километров. Злоумышленники сделали вид, что направляются в Конго. Отобрав телефоны, воспользовались одним из них. Зная границы возможностей местных станций сотовой связи, выйдя за их пределы, резко сменили курс на северо-восток.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

сообщить о нарушении