Алекс Орлов.

Грабители

(страница 4 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – Не знаю. Желать и сделать – это разные вещи, вы же знаете, как тесно в кабине… – серьезно сказала Саломея, но было ясно, что она дурачится.
   – Хватит этих идиотских вопросов, – потребовала Фэйт. В ее голосе сквозили обида и ревность. – Оставь ее в покое, Бони.
   – Что ты прицепилась к Бони, Фэйт? Мне тоже интересно послушать, – вступил в разговор Грэй. – Как-никак, я пожертвовал ей свой запасной комбинезон…
   – Ага, – продолжала Бони, – он просто офонарел, когда увидел тебя в этом мешке. Ну так что, вы хотя бы начали?
   – Ну… я даже не помню. Наверное, все же нет, потому что бедняга выскочил из кабины, как только стало припекать. Да еще подцепил ногой все мои шмотки. Можете себе представить?
   Бони зашлась хриплым смехом, ей вторил Грэй, и даже Фэйт не выдержала, представив себе Саломею абсолютно голой перед лицом атакующего противника.
   Жак был смущен и обижен. Теперь он понял, почему тогда, после боя, Саломея оказалась в том дурацком огромном комбинезоне. Оказывается, он в спешке выволок наружу всю ее одежду.
   Решив не слушать дальше, Жак постучал в дверь.
   Разговоры сразу стихли.
   – Входите! – развязно крикнула Бони.
   Жак шагнул в будку и убедился, что его здесь не ждали. У Бони округлились глаза, Фэйт криво усмехнулась, а Грэй закашлялся.
   Одна лишь только Саломея повела себя так, будто ничуть не удивлена появлением Жака.
   – Здравствуйте, лейтенант Монро. Садитесь, составьте нам компанию. – Девушка подвинулась на скамье, освобождая место рядом с собой.
   – Да я, собственно, по поручению полковника, – сказал Жак, однако на скамью все же сел. – Я видел, что ваши машины почти готовы…
   – Готовы, – кивнула Саломея. – Теперь я снова могу ходить в ночные дозоры.
   – Хватит дурачиться, Салли, – вмешался Грэй. – Весь ремонт уже завершен, сэр. Сегодня до вечера закончим боевую загрузку и будем в полной готовности…
   – Что нам предстоит? – догадалась спросить Бони.
   – Полковник задумал разведывательный рейд. Разведке адмирала он не доверяет.
   – И правильно делает, – подала голос Фэйт. – На Шлосс-Тайфинге нас подвела именно разведка этих самых адмиралов.
   – Когда он намеревается тронуться в путь? – уточнил Грэй.
   – В полдень.
   – Почему не с утра?
   – Полковник не доверяет даже здешнему утру. Говорит, что тени от пирамид должны быть как можно короче.
   – На сколько уходим?
   – На один день. Будем двигаться вперед в течение четырех часов, а затем вернемся обратно.
   На этом разговор закончился. Жак поднялся, попрощался со всеми сразу и, сдерживаясь, чтобы не оглянуться на Саломею, вышел из будки.
   В ремонтном боксе больше не стучали молотки, и только погрузочные кары сновали возле двух лежащих великанов, пичкая их длинными лентами патронов и черными блестящими ракетами.
   Когда Жак выбрался из душного трюма на воздух, возле корабля все так же неподвижно стояли «скауты».
Они были похожи на грозных часовых.


   Несмотря на протесты охраны, полковник сел в джип и приказал шоферу ехать во главе колонны. В свою машину он взял только связиста и лейтенанта Монро.
   Бойцы командос ехали в двух машинах позади, а следом за ними вышагивали два робота.
   Это были машины Грэя и Саломеи. Бони и Фэйт двигались параллельным курсом, и к ним было приставлено еще восемь танков.
   Пехота на броне своих машин тянулась длинным хвостом, и оттого вся процессия была похожа на кобру с развернутым капюшоном.
   Поначалу колонна двигалась медленно – сказывалась несогласованность при общем передвижении, однако спустя час марш стал ровным, и больше не приходилось останавливаться, чтобы подождать отставшую часть колонны.
   Ряды пирамид уходили к самому горизонту, казалось, колонна движется по длинному коридору. Это вызывало ощущение монотонности и скуки.
   По мере продвижения в глубь «кладбища», как назвал долину полковник, пыли на дороге становилось все меньше и все меньше встречалось на ней следов.
   Позади Жака сидел офицер-связист, и его однообразная скороговорка действовала на лейтенанта словно колыбельная песня. Если бы не грохот опор идущих позади «скаутов», Жак давно бы стукнулся лбом о стекло.
   Время от времени поперек движения колонны проносились штурмовики. Поначалу Жак радовался их появлению, но позже, уверившись в своей безопасности, стал относиться к ним равнодушно. Решив немного встряхнуться, он достал фляжку и попил воды. Шофер бросил на него короткий взгляд, и Жак протянул флягу водителю, но тот отказался:
   – Не нужно, сэр, спасибо. Я буду терпеть…
   – Терпеть? – не понял лейтенант.
   – Да. Мне в жару пить нельзя. Сразу начну потеть…
   Жак кивнул и убрал флягу. Вода не принесла ему желанной бодрости, и сонное настроение не ушло. «Хоть бы полковник затеял какой-нибудь разговор», – подумал он. Самому обращаться к Вильямсу с какой-либо ерундой не хотелось.
   А позади продолжали громыхать «скауты».
   Иногда Жаку чудилось, что он чувствует на своем затылке взгляд Саломеи. И хотя это было невозможно, ведь он находился в закрытом салоне машины, ему казалось, что Саломея непостижимым образом следит за ним.
   Жак взглянул на часы. Они показывали четырнадцать двадцать. «Колонну построили в двенадцать десять, – подсчитывал он, – значит, в пути мы уже два часа десять минут».
   В небе снова пронеслись штурмовики. Жак проводил их взглядом. Сейчас он испытывал зависть к летчикам. За одну минуту они могли унестись так далеко, а тут – плетешься еле-еле.
   – Ну вот, через полчаса развернемся и пойдем обратно, – подал наконец голос полковник. В его словах звучало разочарование.
   «Наверное, он изменил планы, – отметил Жак. – Решил сократить эту безрадостную прогулку».
   Лейтенант потянулся и стал считать пирамиды справа. Через минуту ему это надоело, и он стал смотреть, как идущие параллельным курсом «скауты» и их сопровождение исчезают за пирамидами и снова появляются в небольших промежутках. А связист неустанно поддерживал с ними связь. Он болтал без умолку.
   Жак снова взглянул на часы. Затем постукал по ним пальцем.
   – Ничего не понимаю, – произнес он вслух. – Наверное, сломались. Хотя…
   Вспомнив, что полковник сказал: «Через полчаса возвращаемся», лейтенант невольно обернулся к Вильямсу. Тот дремал. Жак опять посмотрел на часы. Выходило, что это не часы сломались, а он сам то ли незаметно уснул, то ли сошел с ума.
   Лейтенант недоумевал: у него потерялось почти полтора часа.
   «Это от жары», – подумал он.
   Позади него зашевелился связист. Он недовольно бурчал и шлепал ладонью по одному из своих приборов.
   – В чем дело, Сайман? – спросил полковник.
   – Навигатор сломался, сэр. Вышел из строя, и все тут. Теперь мы не можем связаться ни с лагерем, ни с орбитой.
   – Ерунда, – махнул рукой полковник. – Теперь уже не заблудимся…
   Над колонной снова пронеслись штурмовики. Жак машинально взглянул на них и… ничего не понял. «Наверное, я заболел», – подумал он и осторожно дотронулся до своей головы.
   – Должно быть, новая техника, – заметил шофер. – Я таких еще не видел. А вы, сэр?
   – Что? Ты тоже понял, что это не «Хэнт-300»?! – испуганно воскликнул Жак.
   – В чем дело, лейтенант? – спросил Вильямс.
   Жак не успел ответить – личная рация полковника заговорила голосом Фэйт:
   – Сэр, говорит лейтенант Линсдоттер. Может, это ошибка, но мой компьютер не опознал две воздушные цели. Пишет, что это «враг»…
   – Мой тоже, сэр, – вмешался в переговоры Грэй.
   – И у меня та же картина, – добавила Саломея.
   – О’кей, ребята, разворачиваемся в боевой порядок! Кажется, мы их нашли! – скомандовал полковник.
   «Ну все – началось!» – подумал Жак.


   Где-то внизу опоры «скаута» тяжело ударялись о камни и, наверное, высекали искры, а здесь, в кабине у Саломеи, было тихо и спокойно. Амортизаторы почти полностью уравновешивали качку, и, если бы не постоянная необходимость «смотреть под ноги», Саломея ощущала бы себя как на прогулке. Полковник был человеком беспокойным, и его джип мог остановиться в любую минуту, поэтому требовалась известная осторожность. Раздавить свое командование в начале операции было бы некрасиво.
   С левой стороны колонны двигался «скаут» Грэя. Когда они были в паре, Саломея чувствовала себя увереннее. Совсем другое дело Бони и Фэйт: одна постоянно треплется и замусоривает эфир, а другая просто достала со своей однополой любовью.
   У них с Фэйт уже был разговор, и Саломея все расставила по местам. С тех пор девушка просто молча смотрела на нее влюбленными глазами, и Саломее приходилось с этим мириться.
   Сейчас обе – и Фэйт и Бони – двигались отдельно с группой легких танков. Девушки были при деле и выходили в эфир только по необходимости.
   – Салли, что-то у меня дым на радаре.
   Это лейтенант Линсдоттер. Ее радар, как всегда, не в порядке.
   – Все нормально, Фэйт. Небо чистое, за исключением двух «чижиков».
   «Чижиками» они называли воздушные цели. Свои аппараты называли «правильный чижик», а чужие – «злобный чиж» или просто «злобный».
   В бою, при появлении авиации, требовалось держать ухо востро, поскольку летчики считали за высшую доблесть сразиться именно с шагающей машиной. Понятное дело, что связываться с «дефендерами» им было не с руки, а вот атаковать четверкой один «скаут» – тут они были мастера.
   Во время одной такой неравной дуэли Саломея получила ранение. Здоровенным осколком от бомбы. Он пробил кабину навылет и мог запросто разрубить пилота пополам, но тогда ей повезло. Добить ее и машину не дали свои ребята из воздушного прикрытия. Они завязали бой прямо над дымящимся «скаутом» Салли, и она наблюдала эту жаркую схватку, пока не лишилась сознания от потери крови.
   Теперь все это было в далеком прошлом. К тому же среди пятидесятиметровых пирамид никакая авиация ей была не страшна. Да и «Хэнт-300» парами проносились с завидной регулярностью – каждые двадцать минут. Один из них даже сделал напоказ «бочку». Возможно, это был кто-то из обманутых поклонников Саломеи. На базе летчики не давали ей проходу.
   А может, это были дружки Бони, ведь она не знала слова «нет», и этим многие пользовались. И вообще, лейтенант Клейст была на удивление противоречивым человеком. С одной стороны, она любила порассуждать о семье и чистоте отношений между мужчиной и женщиной. А с другой – не пропускала ни одного мужика, а если напивалась, то обязательно ввязывалась в драку с военной полицией. Другие после подобных приключений оказывались в тюрьме, но только не Бони. И даже в бою трудно было представить человека более непредсказуемого. Когда все шли в атаку, она искала укрытие, а когда звучала команда «Организованный отход», она вдруг гнала свой «скаут» в атаку и зачастую в одиночку обращала врага в бегство. Если ее машину притаскивали в бокс с разбитой вдребезги кабиной, механики, посмотрев на номер «скаута», даже не спрашивали, что с пилотом. Все знали – пилот жив.
   Между тем в прошлом Бони мечтала стать учительницей начальных классов, а в армию пошла только потому, что ей понравился рекрутер, расписавший прелести военной службы. Но в самый ответственный момент после ночи любви рекрутер смылся, а Бони осталась один на один с «верным ящиком», как назывался договор, не имеющий обратной силы. Чтобы не попасть под суд, Бони пошла на службу. «На годик», как она любила повторять.
   – Эй, подружка, – прозвучал в эфире голос Грэя Слайдера. – Посмотри, кажется, у меня левая опора «гребет».
   Саломея оценивающе посмотрела на машину Грэя и ответила:
   – Ничего подобного. Все в порядке. Просто у тебя датчик замыкает и мигает лампочка.
   – Скорее всего, – согласился Грэй и разразился гневной тирадой по адресу механиков, которые если что-то и починят, то другое обязательно сломают.
   Радар снова захватил воздушные цели и пискнул. Саломея ждала продолжения его «песни», но ничего не происходило. Бортовой компьютер срочно сверял базы данных, а на экране светилось: «Цели не определены».
   – Ну чего тут определять, железка? – удивилась Саломея.
   Все и так ясно – очередная пара «Хэнт-300». Но система опознавания не спешила с ответом и в конце концов обвела метки оранжевым цветом.
   Раз цели не опознаны, значит, враги.
   Два штурмовика пронеслись мимо, но радар так и не исправился, продолжая считать их «злобными чижами».
   – Сэр, говорит лейтенант Линсдоттер, – зазвучал на открытой волне голос Фэйт. – Может, это ошибка, но мой компьютер не опознал две воздушные цели. Пишет, что это «враг»…
   – Мой тоже, сэр, – неожиданно заявил Грэй.
   – И у меня та же картина, – призналась Саломея.
   – О’кей, ребята, разворачиваемся в боевой порядок! Кажется, мы их нашли! – Голос полковника прозвучал радостно, словно он успел на веселый праздник. Затем его тональность изменилась и послышалась скороговорка заученных команд, предназначенных пехотным командирам и танковой поддержке.
   Саломея ждала, что полковник вызовет и авиацию, но ничего подобного она не услышала, командир лишь добавил:
   – Предупреждаю сразу, чтобы вы не надеялись, – связи с лагерем и судами на орбите у нас нет. Так что обходитесь своими средствами!
   «Ну спасибо, полковник Вильямс!» – подумала лейтенант Хафин, глядя на экран радара.
   – Внимание – пеленг, – монотонно произнес синтезированный голос компьютера.
   – Да уж сама вижу… – ответила Саломея.
   Прямо на них с большой скоростью двигались четыре воздушные цели. Они очень странно подергивались, и лейтенант Хафин гадала: то ли они настолько маневренны, то ли опять подводит аппаратура.
   – Салли! «Злобных» видишь? – крикнул Грэй.
   – Конечно, – отозвалась она. – Фэйт, идут на тебя! Встань в укрытие!
   – Поняла.
   – Эти твари жмутся к самым пирамидам! – нервно крикнула Бони. Она имела в виду, что стрелять в таких условиях было невозможно.
   Тем временем танки и пехота уже рассредоточились между пирамидами и ожидали появления воздушных сил противника.
   – Мы в полной готовности, Салли! – предупредил полковник.
   – Спасибо, сэр, – отозвалась она. Ее руки замерли на джойстиках, чтобы в любой момент заставить «скаут» сделать обманное движение; цели приближались слишком быстро, и надежд на прицельную стрельбу не было.
   «…Пять, четыре, три…» – начала отсчет Саломея. Это помогало ей собраться.
   На счет «два» робот Саломеи резко присел, и, как оказалось, вовремя. Какой-то предмет с треском врезался в стену пирамиды, а вслед за этим мимо пронеслись темные силуэты.
   Саломея нажала на гашетку, но ее снаряды просто унеслись в небо, никому не причинив вреда. Единственное, что она заметила, – это невообразимо быстрый полет змейкой, который выполняли вражеские аппараты.
   Развернув «скаут», Саломея вывела его на открытое место.
   – Зачем этот спектакль, Салли?! – крикнул Грэй, хотя прекрасно понимал, что она задумала. Ведь пока аппараты противника летали таким манером, попасть в них было невозможно, а лейтенант Хафин заставляла их атаковать и тем самым подставиться самим.
   Меж тем противник выполнил разворот и на всех парах мчался обратно. Внезапно все четыре машины атаковали Саломею одновременно. И она не сумела уловить привычную паузу перед атакой с воздуха. Эти пилоты действовали совершенно по-другому.
   Один заряд пробил правое предплечье «скаута», еще два прошили его грудную пластину. Потрясение от мощных ударов было настолько сильным, что «скаут» стал падать на спину. Машина рухнула на каменистую площадку и тут же была накрыта веером мелких фосфоресцирующих осколков – один из «злобных» нарвался на танковую ракету.
   Остальные три промчались мимо, сопровождаемые огнем из всех видов оружия.
   – Ты как, Салли?!! – крикнул Грэй.
   – Я – без повреждений, – ответила она. Предусмотренная система защиты пилота сработала, но Саломее было обидно до слез.
   На панели, сообщая о неисправностях, мигало несколько аварийных лампочек. Экран радара едва светился и показывал только «снег». Где-то шипела подгоравшая смазка.
   – Саломея, выбирайся оттуда! Они сейчас вернутся! – потребовал Грэй.
   – Салли, не валяй дурака! – присоединилась к нему Бони.
   – Лейтенант Хафин, немедленно покиньте машину! – Это был голос Монро.
   «Ишь, соскучился», – зло подумала Саломея. В своей неудаче ей хотелось винить всех на свете.
   Оптическая система наблюдения еще работала, и Саломея увидела три приближающиеся точки. На этот раз они шли, не прячась за пирамидами, и явно намеревались покончить с поверженным роботом.
   О корпус «скаута» стукнулась дымовая шашка, потом еще одна.
   – Спасибо, – поблагодарила пехотинцев Салли и, пользуясь дымовой завесой, заставила робота шевельнуть правой рукой.
   Перекрестье визира легло точно на увеличенное изображение аппарата, идущего в середине.
   «Какой же ты отвратительный!» – подумала Саломея, ожидая, когда цель будет захвачена. Неизвестные машины, словно чешуей, были покрыты мелкой матовой сеткой, а в корпусах имели несколько отверстий; из них, судя по всему, и выстреливали те страшные заряды, которые прошивали насквозь броню «скаута».
   «Однако бить вас можно». – Саломея старалась подавить в себе остатки страха. Как бы там ни было, лейтенант Хафин помнила, что она здесь не одна, на этом древнем, тысячелетнем «кладбище».
   Прицельный визир засветился зеленоватым светом, и Саломея нажала на гашетку. Реактивные снаряды яростным роем устремились навстречу цели, а им вдогонку понеслись ракеты, стартовавшие с легких танков.
   Поняв, что нарвались на жаркий прием, «злобные» делали невероятные маневры, однако начавшие рваться ракеты создали непреодолимую стену огня, пройти сквозь которую удалось только одной машине. Получив повреждения, она резко пошла на снижение и вскоре заскользила по гладким булыжникам, оставляя за собой след из молочно-белой пыли.
   Ценой своей жизни вражеский пилот хотел добраться до «скаута» и добить его, однако нарвался на пушечную очередь и разлетелся цветными брызгами, как и его предшественники.
   – Не в этой жизни, парень… Не в этой… – произнесла Саломея, еще не веря, что все уже закончилось.
   – Ты можешь поднять машину? – Это был Грэй, и он обращался именно к ней.
   – Сейчас попробую, – пообещала Саломея.


   Когда «скаут» Саломеи наконец подняли, солдаты не сдержали радостных криков. Каждый из них приложил максимум усилий, чтобы сберечь робота и его пилота. Вместе со всеми кричал и Жак Монро – ведь это он придумал забросать робота дымовыми шашками.
   Был доволен и полковник Вильямс. Пока Саломея отвлекала внимание врага, группе танков удалось занять выгодные позиции, и их дружный залп не оставил противнику никаких шансов.
   – Ремезов! – позвал Вильямс командира взвода охраны. – Что с вашим джипом?
   – Пробило мотор, сэр. Теперь джип совсем мертвый. – Ремезов развел руками.
   – Сколько сможешь людей посадишь на одну машину, а остальных я возьму к себе, у нас там просторно.
   – Хорошо, сэр.
   – Капитан Фарнбро! – окликнул Вильямс командира танкового подразделения. Тот спрыгнул с брони и подбежал к полковнику. Лицо капитана было пунцово-красным и местами покрыто копотью. – Что это с вами?
   – Задело стартовыми струями, сэр, – пояснил Фарнбро. – Пришлось корректировать огонь своих ребят, иначе бы им пришлось стрелять вслепую…
   – Собирайте свое подразделение и двигайтесь вперед. В поддержку дам вам двух красавиц – лейтенантов Линсдоттер и Клейст. Я нутром чую, что лагерь этих мерзавцев где-то рядом…
   – Но почему же их не засекла воздушная разведка?
   – Мне это тоже непонятно, но упускать добычу я не намерен. Еще неизвестно, насколько хорошо они могут прятаться. Упустим сейчас – потом придется долго вылавливать. Как только найдете лагерь, сразу открывайте огонь и ждите нашего подхода.
   – Я понял, сэр.
   – Ну и славно, тогда вперед. – Полковник отцепил рацию и произнес: – Линсдоттер и Клейст, быстренько присоединяйтесь к капитану Фарнбро. Ему нужны ваши глаза и уши.
   – Ах, и зачем я холила все остальное… – со вздохом заметила Бони.
   Фэйт ответила коротко:
   – Есть, сэр.
   – Монро! – позвал полковник.
   – Я уже здесь, сэр.
   Лейтенант выглядел по-боевому. Кроме положенного по штату пистолета, у него была штурмовая винтовка и лаунчер, который висел за спиной.
   – У тебя бутерброды есть? – неожиданно спросил Вильямс.
   – Конечно, сэр. В машине…
   – Будь другом, принеси, а то что-то аппетит разыгрался. Наверное, от волнения…
   – Одну минуту, сэр.
   Монро убежал, а полковник стал смотреть на удалявшуюся пару «скаутов» и группу танков. Шагающие машины выглядели пастухами небольшого стада бронированных монстров.
   – Чудно, – усмехнулся полковник и оглянулся на солдат, которые извлекали съестные припасы и, пользуясь передышкой, спешно закусывали. «Наверное, это они заставили меня почувствовать голод», – решил Вильямс. Обычно во время боевых действий он напрочь забывал о еде.
   – Оказывается, у меня не бутерброды, сэр, – вернувшись, сообщил Монро, держа перед собой пластиковый пакет.
   – А что?
   – Обычный набор: рыба, диц-масло и солдатские булочки.
   – Ну, ничего не поделаешь. Я буду рад даже этому, – согласился полковник.
   Не теряя времени, на открытой площадке «разминался» робот Саломеи. По всей видимости, она проверяла его подвижность после столь серьезного ранения.
   Полковник снял рацию и спросил:
   – Как дела, лейтенант Хафин?
   – Можно сказать, хорошо, сэр. За исключением радара и правой пушки. Все остальное работает. Пробоины хотя и сквозные, но безопасные.
   – Очень хорошо, Хафин, – сказал Вильямс. – Тут возле меня лейтенант Монро. Он передает тебе привет и просится в гости…
   – Сэр! – возмутился Жак. – Но…
   – Нет-нет, с этим придется подождать, – возразила Саломея.
   – Почему? – спросил Вильямс.
   – Примета плохая, сэр, – как только Монро хочется, на нас сразу нападают…
   – Причина серьезная, – согласился полковник. – Тогда я постараюсь его отговорить.
   Вильямс закончил переговоры и убрал рацию.
   – Но, сэр! Зачем вы все это говорили?!
   Монро был шокирован беспардонностью командира.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное