Николай Степанов.

Тень огня

(страница 3 из 31)

скачать книгу бесплатно

   – Ах ты гад!
   Михаил удивился силе незнакомца, расправившегося сразу с тремя нападавшими. Он не бил, а словно рубил ребром ладони, после чего каждый из бывших сослуживцев уже не шевелился. Понеся первые потери, незваные гости начали действовать осторожнее. Они наседали и отскакивали, стараясь не попасть под удар несговорчивого типа.
   – Михаил, – прошептал Эдуард, – у мужика за колонной – нож.
   Сомов только сейчас заметил подкрадывавшегося к Гоге типа:
   – Дай-ка мне бутылку.
   Вино ударило бандиту в голову в самом прямом смысле, и тщательно спланированная операция провалилась. Зато на постороннюю парочку сразу обратили внимание остальные буйные посетители.
   – Не надо было тебе соваться в чужие дела! – Двое парней решили проучить метателя бутылок.
   – Это вы так думаете, – спокойно ответил Сомов, не вставая с места.
   Эдуард стал еще бледнее. Он вцепился в стол так, что разорвал ногтями скатерть:
   – У них кастеты, – еле слышно сказал он.
   – Я вижу.
   Парни друг за другом двинулись к ним между столиками, так что второму было не видно, как Михаил увернулся от выпада впереди идущего бандита и нанес тому два резких удара под дых. Пока первый медленно оседал на пол, жадно хватая ртом воздух, второй напоролся на низкую подсечку, за которой последовало мощное соприкосновение локтя с грудной клеткой. Первый бандит еще не успел приземлиться, а Мишка уже подбежал к остальным…
   – Гога, – протянул руку мужик, когда последний из непрошенных гостей оказался в горизонтальном положении. – Предлагаю срочно покинуть помещение, пока менты не нагрянули.
   – Михаил. Возражений не имею.


   – А где Эдуард? – Не увидев возле столика своего «эльфа», Сомов расстроился.
   – Я не стал его задерживать. – Испуганный официант высунулся из-за соседнего перевернутого стола. – Вы же оплатили счет.
   Услышав про счет, Гога полез в карман пиджака.
   – Я тут немного намусорил. Это уборщикам. – Он бросил пачку стодолларовых купюр на стойку бара и напомнил Михаилу: – Нам пора.
   Они успели вовремя – через пару минут к входу в кафе подъехали три машины с мигалками. За это время парни отошли от места происшествия метров на сто и издалека наблюдали, как подопечных Виталика под белы ручки выводили из заведения. Дождавшись, когда милиция уедет, они двинули дальше.
   Гога оказался почти на голову ниже Сомова, но зато в плечах был гораздо шире, отчего фигура крепыша смотрелась какой-то квадратной. На фоне стильного черного костюма его огромные кулаки выглядели инородным телом, а бицепсы проступали даже через ткань пиджака, натягивая ее при движении рук.
   – Мерси за подмогу.
Топор добро помнит, – поблагодарил Гога.
   – Какой еще топор?
   – Кличка у меня среди пацанов такая.
   – Из-за фамилии, что ли? – У Мишки в классе когда-то учился Топорков, которого все десять лет звали только так.
   – Да нет, из-за привычки одной дурной: я, когда сильно огорчаюсь, могу запросто ребром ладони стол расколоть. А фамилия у меня Скальнов. Если по паспорту – Скальнов Георгий Ростиславович. Замучаешься выговаривать, верно? Потому обычно меня зовут Гога. На Егора тоже отзываюсь, но имя Гоша терпеть не могу – готов прибить любого.
   «Интересно, среди гномов встречаются гиганты? Кличка у него Топор (насколько я помню, это любимое оружие сказочных человечков), фамилия Скальнов (тоже подходит, они вроде внутри скал обитают), даже в имени Егор и то „гора“ слышится… – Михаил готов был найти необходимые признаки у первого встречного. А как еще ему отыскать нереальных персонажей в реальном мире? – Опять же при деньгах. И немалых. Бороды, правда, нет, но недельку-другую не побреется – будет. Что там еще присуще гномам? Они не жалуют эльфов. Эх, проверить не получится! Нашел гнома – потерял эльфа. Как теперь быть?»
   – Куда направляешься? – спросил мужик, когда они дошли до дороги.
   – Строго на юг, – вздохнул Сомов.
   – Зачем?
   – Другу помочь надо. Он в коме.
   – Святое дело. Поскольку я твой должник, то пойду с тобой. Это далеко?
   – Затрудняюсь ответить точно. Мне указали только направление, а сколько это займет времени – не сказали.
   Крепыш удивленно взглянул на спасителя и слегка задумался. По его мнению, новый знакомый был явно не в себе:
   – А, ладно! Мне это подходит. Пошли к моему «мерину», будем путешествовать с комфортом.
   – Лучше не стоит. – Михаил остановился. – В последнее время я почему-то крайне отрицательно действую на автомобили.
   – Да перестань! Прокатимся с ветерком, на кожаных креслах, – настаивал Егор.
   – Не пойду! – Михаил больше не собирался проводить опасные эксперименты на людях. – Мой пес плохо переносит все виды транспорта. Еще испортит твои кожаные кресла…
   – Просто он никогда не ездил на нормальной машине. А испортит – ничего страшного, новый салон закажу.
   Сомов хотел обидеться за свою «ненормальную» «ауди», но, вспомнив, какая участь ее постигла, решил промолчать – не стоит посвящать нового компаньона во все перипетии сегодняшнего дня. Он лишь спросил:
   – Зачем тебе лишние траты?
   – Будешь отнекиваться – на руках понесу…
   Оглушительный взрыв прервал заманчивое предложение «гнома».
   – Знаешь, я не удивлюсь, если тот огненный столб от твоей тачки.
   – Хрен морковкин! – выругался Гога. – Ты мне за полчаса дважды жизнь спас… Да я ж теперь по гроб жизни с тобой не рассчитаюсь.
   Судя по выражению лица Скальнова, его не особо огорчила утрата дорогой машины.
   – Похоже, эти гады начали серьезную охоту. Что ж, появился дополнительный повод составить тебе компанию.
   Топор оказался из тех парней, которые в любом происшествии видят сначала хорошее. И этим, пожалуй, он кардинально отличался от ворчливых бородачей, к числу которых его поспешил причислить Мишка. Но думать об этом сейчас было недосуг, Сомова больше расстраивало исчезновение Эдуарда.
   «Безлошадные» парни последний раз взглянули на догоравшую машину и отправились дальше.
   – А бандиты за твоих родственников не возьмутся?
   – Пусть хоть одного найдут, только спасибо скажу. Я детдомовский. Два с гаком десятка годков прожил, и ни одна сволочь не признала во мне ни сына, ни племянника, – беззлобно выругался Гога. Заметив в руках Михаила подарок Айболита, он спросил: – А что это у тебя?
   – Компас.
   – Зачем?
   – Чтобы с пути не сбиться. Мне нужно строго на юг. Шаг влево, шаг вправо приравнивается к побегу.
   – Понятно, – кивнул крепыш, хотя на самом деле ему мало что было понятно в поведении странного парня, спасшего ему жизнь. – А тот хлюпик, который вместе с тобой за столом сидел, никак сбежал?
   – Наверное. У него сегодня тоже был нелегкий день.
   – Никуда я не сбегал, – раздалось сзади. – Я подмогу искал. Их же десять человек ввалилось.
   Эдуард уже пару минут шел позади парней, но все не мог решить: присоединяться к этой компании или уйти. Он уже склонялся ко второму варианту, но обидное высказывание «гнома» разозлило несостоявшегося самоубийцу. А когда «эльф» злился, у него возникали приступы небывалой решительности.
   – Нашел? – ехидно поинтересовался Гога.
   – Не к кому было обратиться: на улице только женщины да пенсионеры. И ни одного милиционера поблизости.
   – Значит, нам повезло. Доказывай им потом, что не мы погром начали. Ты, что ли, Эдиком будешь?
   – Я Эдуард Марицкий, – задрал нос «эльф». – Студент филологического факультета МГУ. И попрошу без фамильярностей!
   – Нет, вы поглядите на этого «прынца»! Да на него дунешь – и переломится, а туда же… Не хочешь быть Эдиком – не надо, буду звать тебя Каланчой. Он тоже с нами? – спросил Сомова крепыш.
   – Я иду с ним, – указал на Михаила студент.
   – Может, его слегка стукнуть, чтобы спесь выбить? – Похоже, Гогу больше забавляла, чем злила, попытка юноши делать хорошую мину при плохой игре.
   – Не надо. Кстати, это он заметил бандита с ножом, который к тебе сзади подбирался.
   – Ешкин кот! Он мне еще и жизнь спас. Провалиться мне на этом месте! – С досады спасенный хлопнул себя по колену.
   Словесная перебранка этих двоих развеяла последние сомнения Михаила. «Эльф и гном у меня есть, – решил он. – Остался какой-то пустяк – добраться до Кантилима. Правда, о таком городе в Подмосковье я не слышал, но, может, это поселок или квартал в самой Москве?»
   Ближе к вечеру компас привел троицу в парк.
   – Предлагаю переночевать в гостинице, – сказал Гога. – Тут за парком есть одна. Не возражаешь?
   – Неплохо бы, – согласился Сомов. Путешествовать ночью он не собирался.
   Эдуард демонстративно шагал впереди, периодически оглядываясь на своих спутников. Рядом с эльфом семенил пес. Собаке почему-то тоже не понравился коренастый тип с небритой физиономией.
   – А зачем тебе понадобился этот студент? Вы что, родственники?
   – Да нет. Только сегодня случайно познакомились. Как и с тобой.
   – Ну так и послал бы его куда подальше. Какой от него толк? Он же еще дите малое!
   – Иногда это «дите», как ты его назвал, замечает важные мелочи, – напомнил Михаил о драке в кафе и вдруг резко остановился.
   – Ты чего?
   – Или мой компас барахлит, или только что специально для нас юг переместили на девяносто градусов.
   – Любой прибор может поломаться. Ты сказал, нам на юг?
   – В том-то и дело, что идти велели на юг, но строго по красной стрелке. А сейчас она смотрит туда, – указал направо хозяин Барбоса.
   – Кто же тебе велел, если не секрет?
   – Один доктор, который и рассказал мне о лекарстве для друга.
   – Считаешь, всем докторам нужно верить?
   – Ему, даже если не хочешь, все равно поверишь.
   – Может, он шарлатан-гипнотизер?
   – Сначала я тоже так подумал. Но буквально сразу получил несколько бесспорных доказательств его правоты. Встречу с Эдуардом и с тобой он мне тоже предсказал.
   – Ну и ну! А моя машина?..
   – Это был третий по счету автомобиль, в который мне так и не удалось сесть. Тот доктор строго предупредил: в ближайшие три дня колеса не для меня.
   – Вот уж действительно доктор на все случаи жизни! – восторженно отозвался Скальнов. – Слушай, а ты мне его адресок не дашь? Вдруг сгодится.
   – Да пожалуйста. – Мишка вытащил из кармана газетный листок и передал «гному». – Там обведено синим карандашом. Но вряд ли на этой улице ты найдешь дом 38-б.
   – «Бабка Марфа излечит от…» – начал читать Гога.
   – Не то объявление.
   – Сам же сказал – обведено синим.
   Сомов забрал газету.
   – Эх, грехи мои тяжкие… А утром я тут прочитал совершенно другое.
   Михаил взглянул на то, что было обведено красным, и также обнаружил подмену.
   – Но адрес-то ты запомнил? – не отставал Гога. Он был уверен, что его спутник просто взял не ту газету.
   – А что толку? После того, как я вышел из здания, оно исчезло!.. – Михаил понимал, насколько дико все это звучит для нормального человека, и надеялся, что его не сочтут обыкновенным психом. А «гном», за один день дважды родившийся заново, и сам уже не знал, во что верить.
   – Здорово! И все концы в воду. Но хоть что-то осталось?
   – Вот этот компас и указание идти строго по стрелке.
   – Значит, идем по стрелке, – согласился Топор. – В той стороне тоже есть гостиница, а кухня при ресторане даже лучше. Мне ведь так и не дали отметить увольнение с работы. Сейчас самое время исправить ситуацию.
   – Эдуард, мы поворачиваем. Догоняйте.
   Михаил тоже был не прочь плотно поужинать, поскольку нормально перекусить в кафе им не удалось.
   Трое пешком, не считая собаки, ускорили шаг, чтобы быстрее выбраться из парка. Они старались держаться рядом, поскольку неожиданно опустился густой туман. Однако прошло полчаса, потом час, а лес все не кончался. Вот уже и туман рассеялся…
   Первым не выдержал Барбос. Он так «весело» завыл, что все вздрогнули и остановились.
   – Разрази меня гром, если я хоть что-нибудь понимаю! – воскликнул Гога. – Какой хрен морковкин удлинил парк? Где наша гостиница?
   – И машин вообще не слышно, – заволновался Эдуард.
   – Точно! Тишина, как в гробу. Такое ощущение, что мы не в Москве, а в глухой тайге. Скоро совсем стемнеет, надо хоть дров для костра собрать, – предложил практичный «гном». – Еще задубеем тут.
   – А мне, наоборот, стало жарко. – Михаил снял джемпер. – Осень в этом году выдалась на славу.
   – Вот вляпались! Пацанам расскажешь – засмеют. Это же надо, заблудиться в московском парке, шагая по компасу. Анекдот!
   – А вы уверены, что мы в парке? – каким-то странным голосом спросил студент.
   – Где ж нам еще быть? – ухмыльнулся Гога.
   – Тогда объясните мне, куда подевались березы? И что это за фрукт? – Эдуард сорвал с дерева большую грушу, покрытую… чешуей.
   Парень действительно все замечал первым. Двое его спутников только сейчас стали приглядываться к деревьям.
   – Что же ты раньше молчал, каланча пожарная?!
   – Сам небось не слепой! Видишь то же, что и я. А разговаривать с тобой лишний раз – только настроение портить.
   – Скажи спасибо Михаилу, только благодаря ему у тебя пока все зубы целы.
   – Мужики, кончайте свой детский сад! Тут разобраться надо.
   – Точно! Конечно, сад! Может, здесь раньше был ботанический сад с тропическими растениями? Вот туда мы и забрели… – Гога обрадовался собственному объяснению, как ребенок.
   – Ага, а деревья в этом саду такие, что заглушают все звуки огромной Москвы.
   – Каланча, заткнись! – разозлился Топор – его гениальную догадку разбили в пух и прах.
   Студент спрятался за спину Сомова.
   – Давайте лучше заниматься костром, – устало вздохнул Мишка. – Утро вечера мудренее. Разбираться будем завтра на свежую голову.
   – У меня в машине всегда топорик лежал. Вот так захотелось остановиться посреди дороги пикник устроить – пожалуйста. – Скальнов одними руками переломил очередную «веточку», которая в поперечнике составляла сантиметров десять.
   – Зачем тебе топор, если ты бревна ломаешь, как прутики? – удивился Сомов силе парня.
   – С топором оно сподручнее. Надо будет себе как-нибудь карманный завести. Люблю отдыхать на природе.
   Студент вместе с Барбосом собирали сухие ветки и в разговоре не участвовали.
   – А как ты с этими братками связался? – спросил Михаил.
   – Да силушка моя и подвела, что б ей… – вздохнул Гога. – Какие-то парни к девке на вокзале приставали. Я вступился. Их на «скорую» и в больницу, а меня менты под белы ручки – и в каталажку. Представляешь, каким у меня оказался первый денек в столице? Я тогда в институт поступать приехал.
   – В какой, если не секрет?
   – Физкультурный, естественно.
   – И тебя посадили?
   – Нет. Девка эта оказалась не из простых – сестра того самого Виталика, на кого парни из кафе работают. Он вечерком подъехал с эскортом из пяти машин, и меня сразу отпустили. Как я его тогда зауважал!
   – А потом?
   – Приодели меня, дали денег и пристроили работать телохранителем. Тогда еще они свои споры без пальбы решали. Это сейчас чуть что – сразу за нож или за пушку хватаются. – Любитель пикников на минуту прервал рассказ, раздувая огонь костра. – Вот так я и работал. Первые годы после казенщины детдома жизнь казалась раем. Затем понемногу стало приходить понимание, что рай этот на чужой беде построен. Виталик такие грязные дела творил – вспоминать не хочется. И постоянно талдычил, что он меня из тюряги вытащил. Благодетель чертов!
   – Так ушел бы. Россия большая.
   – Не мог, на крючке держали. Подруга у меня была, с виду – неплохая девчонка. Не жеманница, без особых выкрутасов. Фигура что надо, ну и прочее. Все знали: она моя. Я тоже долгое время так считал.
   – И что?
   – Оказалось, она не только со мной постель делила, но и с моим боссом, если тот звал. Я его чуть не прибил, когда узнал. А потом немного покумекал… Это их правила, их жизнь – не моя. И я не хочу ее делать своей ни за какие деньги. У нас бы в детдоме за такое… Короче, Виталику я сказал, что больше ему ничего не должен, и ушел.
   – А откуда у тебя столько баксов? Получил расчет?
   – Скажешь тоже. Расчет у них один, после которого только похороны оплачивают. Нет, я просто никогда много не тратил. Это у них принято в казино да ресторанах деньгами швыряться, а я жил скромно. Ел, правда, всегда много. Но без этого не могу. А тут – только сел пообедать, нагрянули незваные гости.
   – Здорово ты их встретил.
   – Я-то что – кто под удар попался, того и одолел. А у тебя техника. Я даже по телевизору такой не видел. Долго учился?
   – Три года в школе, пять лет в институте. А потом уже нерегулярно, особенно в последний год: дела совсем замучили.
   – Бывает, – понимающе кивнул Топор.
   – Эдуард, дров уже хватит. Давай, присаживайся к огоньку.

   «И зачем я с ними пошел? – мысленно ругал себя Марицкий, пытаясь уснуть на жесткой земле перед потрескивающим костром. – Да, решение прыгнуть с моста было глупостью, тут Михаил, пожалуй, прав. Но топать через всю столицу неизвестно зачем, да еще в компании с этим небритым братком? Хотел же уйти после драки в кафе. Сейчас спал бы себе в нормальных условиях, а не в обнимку с лохматым Барбосом. Так нет, дернул меня черт вернуться. Зачем? Что я хотел доказать? И кому?»
   Совсем иные мысли крутились в голове второго компаньона. «Может, все это и к лучшему? Виталик, поди, всех пацанов уже на уши поставил. Вполне возможно, что они сейчас рыскают по моим старым адресам, обшаривают гостиницы. А вот в парке искать точно не додумаются. Михаилу подсоблю, ему, видать, совсем тяжко. Какие-то видения, нелепые случайности. Но парень он правильный, если ради друга готов идти туда – не знаю куда, чтобы принести то – не знаю что. У меня, увы, таких друзей нет. Решим его проблему – и в провинцию на годик-другой. А там видно будет. Эх, надо было с собой хоть кусок хлеба прихватить. „Жрать так хочется, что аж переночевать негде“, – вспомнил он популярную в их детдоме присказку. – Скорей бы утро наступило».
   Утро встретило заспанную компанию «руганью» Барбоса и грозным рычанием какого-то зверя. Путешественники повскакивали с мест и уставились на клыкастого хищника, которого пытался остановить своим заливистым лаем лохматый пес.
   – Мужики, вы в каком-нибудь зоопарке видели таких волков? Он же ростом с медведя! – Гога схватил обгоревшую палку.
   – У волков не бывает кисточек на ушах, – влез со своим компетентным мнением Эдуард.
   – Научные дискуссии будете устраивать потом, если эта тварь нас сейчас не сожрет, – прекратил прения Сомов.
   К счастью для зоологов-любителей, позавтракать ими волку не дали. Раздался пронзительный свист, и несколько стрел поразили хищника в голову. Зверь упал замертво, а между деревьев показались подстрелившие его охотники. Ошарашенных путешественников окружили мужчины, одетые в легкие кожаные куртки на голое тело.
   – Кто такие? По какому праву находитесь на земле господина Гравза?
   – Что еще за авторитет? Я такого не знаю, – негромко пробурчал Скальнов.
   Его услышали и взяли под прицел.
   – Это кто там про меня не знает? – донесся громоподобный голос, и в круг охотников ввалился крупный детина. Одет он был несколько богаче: в обшитый квадратными металлическими пластинами жилет, синие штаны, заправленные в голенища кожаных сапог, и меховую шапку с остроконечным колпаком.
   – Я, – откровенно признался Гога. – А что за кино вы тут снимаете? Никак, про дремучую древность?
   – Я тебе сейчас покажу «дремучую древность»! – Гравз попытался со всего маху ударить «незнайку», но цель нагло ушла от столкновения.
   – Эй, полегче! Я тоже могу рассердиться, – предупредил бывший детдомовец.
   – Он смеет угрожать мне – князю сунгимскому! Коротышка! – Вторая попытка также не увенчалась успехом, но оскорбления задели «гнома» за живое.
   – Ты сам напросился! – рубящий удар Топора пришелся в жилет противника, оставив глубокую вмятину на одной из пластин. Второй слева зацепил челюсть собственника этих земель.
   Гравза заметно качнуло в сторону, и он был вынужден отступить на пару шагов. После этого князь посмотрел на обидчика совсем иными глазами. Он привычным движением руки вернул челюсть на место, провел ладонью по вмятине на доспехах и неожиданно улыбнулся.
   – Добрый удар у тебя, малыш. Как зовут?
   – Егор, – почти официально представился парень, не обидевшись на «малыша».
   – Из пещерных, что ли? – поморщился князь.
   – Какие пещеры? Я вообще в своей жизни никаких гор, кроме Воробьевых, не видел. Тутошний я, из Москвы.
   – Понял. Ты не горячись понапрасну. Егор – имя пещерное, об этом тебе каждый скажет.
   – Ладно, тогда пусть будет Гога.
   – У тебя два имени? – удивился Гравз.
   – Есть еще парочка про запас, если и это не подойдет.
   – Ты, видать, издалека, Гога, а говоришь «тутошний». Я же по одежде вижу. Представь своих спутников.
   – Запросто. Вон тот – Михаил, а за ним спрятался… Каланчой зовут.
   – Я Эдуард! – вспылил студент.
   – Никак чародей? – Князь нервно поправил висевший на груди медальон, а его люди заметно побледнели.
   – Какой там чародей! – успокоил князя Гога. – Студент он. Ничего не умеет, а туда же – Эдуард!
   – Я не умею?! Дайте мне лук и стрелу. – Юноша разозлился и решительно шагнул к ближайшему охотнику.
   Гравз кивнул, и в руках «эльфа» появилось оружие. Увидев, как он обращается с луком, Михаил окончательно успокоился: сразу видно – специалист.
   – Соедини пальцы в кружок и прислони к дереву, если не боишься! – с вызовом предложил Марицкий.
   «Гном» пожал плечами, но спорить не стал и сделал как просили.
   – Эй, ты куда пошел? – Скальнов заволновался, когда студент отошел на два десятка шагов. А тот быстро поднял лук и выстрелил, почти не целясь. Стрела вошла ровно в центр импровизированной мишени.
   – Меткий глаз и твердая рука, – похвалил князь. – А ты что умеешь? – спросил он Сомова.
   – Он у нас за старшего, – продолжал представлять своих бывший детдомовец. – А дерется еще лучше меня.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное