Фридрих Незнанский.

Славянский кокаин

(страница 3 из 23)

скачать книгу бесплатно

– И Семен Фарада, это который «уно, уно момэнто», он свой день рождения тридцать первого декабря который год у нас в Сандунах справляет, – не унимался Тимур.

– А еще у вас и криминальные авторитеты отдыхают, – напомнил Грязнов-старший.

– Но у нас же только легальный криминал, это ж понимать надо!

– А-а, я действительно не понял. Раз легальный, это все меняет, веление времени, так сказать, – ухмыльнулся Вячеслав Иванович, обдумывая какие-то свои комбинации. – Легальный криминал, ну надо же!..

– Вот именно, – радостно закивал Тимур, – веление времени. И еще, как назло, наш начальник смены на вокзал уехал, родственника встречать. А он ведь знает, что сегодня начальник Московского уголовного розыска кабинет заказал. Вдруг прямо сейчас приедет? Что будет – не знаю! – развел руками Тимур.

– Да, за такую халатность на работе начальник МУРа тебя запросто и посадить может, – посочувствовал Денис.

– Не может, – успокоил Вячеслав Иванович, – гарантирую.

– Почему гарантируешь? Если ему пожалуются, он наверняка не станет разбираться, кто тут виноват, – горестно протянул Тимур.

– Я – начальник МУРа.

Челюсть Тимура беззвучно упала вниз, пару секунд он молчал, наконец кое-как собрался:

– А я думал, сначала подъедет охрана, сопровождение, референт…

– Увы, я не член Священного синода, – усмехнулся Вячеслав Иванович.

– Я, наверное, не то говорил, товарищ начальник. У нас никакого, даже легального криминала не бывает! У нас все тихо…

– Поздно, брат, отказываться от показаний, раз уже проболтался, – ехидно заметил Денис.

– Не волнуйся, Тимур, я и без тебя знаю, кто здесь бывает, – успокоил банщика Вячеслав Иванович. – А ты про часы вроде не врешь, что не брал, а? – Тимур отрицательно замотал головой. – Но если ты не брал и никто из посетителей не брал, так где они могут быть? – глядя на Дениса, спросил Грязнов-старший.

– Чего гадать, надо опросить потерпевшего и свидетелей, – поднимаясь, поправил на поясе простыню Денис, затем наклонился и негромко добавил дяде: – А ты мне – трусы, трусы… Тут часы, блин, кремлевские! Практически куранты.

– Я же говорил – преступление века, – не без сарказма парировал Вячеслав Иванович.

3

Нью-Йорк. 2000 год.

Дождь, мерзкий дождь шел весь день. Стучал по крыше, заливал лобовое стекло. Вода бежала по асфальту, пенясь и пузырясь, образовывая стремительные ручейки, которые объединялись в один широкий ревущий поток, несущийся по дороге. Грингольц дрожал от холода, хотя печка была включена на всю мощь. Он барабанил пальцами по рулю, озирался, непрестанно бормотал что-то себе под нос. Его безмерно раздражал непрекращающийся стук капель по жести и мутные водяные разводы на стеклах. На Гришу была возложена важная миссия, и он нервничал. Грингольц с детства не любил ждать. Только две вещи на свете могли довести его до исступления: ожидание и выбор. Гриша совершенно не умел этого делать. Проблема выбора, например между тапочками синего и зеленого цвета или заказа какого-либо блюда из меню в ресторане, вводила Грингольца в состояние глубочайшего ступора и оцепенения.

Поэтому, отправляясь за покупками, он всегда предпочитал брать с собой кого-нибудь из знакомых, а в ресторанах всегда полагался на вкус официантов. Если же вдруг случалось такое, что помочь было некому, Гриша, напрягаясь изо всех сил, делал выбор наугад, а потом еще длительное время переживал и нервничал, что все сделал неправильно.

Ждать же Грингольц не любил потому, что ему все время казалось, что ждет он напрасно. Про него давно забыли, или нашли дела поважнее, или просто вовсе решили не приходить. Почему-то Гриша привык считать, что его скромная персона вовсе не заслуживает того, чтобы кто-то спешил к нему на встречу. Поэтому договариваясь с кем-нибудь, Грингольц всегда был в положении просящего, даже если встреча выгодна вовсе не ему.

А люди, которых ждал Гриша, все не появлялись, ручка кейса с деньгами, с большими деньгами, между прочим, жгла ладонь. Грингольц боялся даже на мгновенье выпустить его из своих рук. Столько денег в одном банальном чемодане! Раньше Гриша видел такое только в американских боевиках. Он никогда не понимал, как эти остолопы – национальные герои и крепкие парни – все время умудряются где-нибудь да потерять эти деньги. Перепутать кейсы, забыть в такси, позволить какому-нибудь мелкому воришке украсть их. «Уж я бы никогда такие деньжищи не упустил, – думал всегда Грингольц. – Я бы сумел их уберечь от всяких там покушающихся».

Гриша приспустил боковое стекло, огляделся: вокруг никого не было.

«Черт, куда все делись? Слишком сильно опаздывают. Когда едешь за такими деньгами, так не задерживаешься. Вот если бы я не появился, это еще было бы объяснимо, но тех господ я не понимаю. И почему отправили меня одного? Разве так положено? Что я смогу сделать один, если, не дай бог, непредвиденная ситуация? Буду кричать: „Спасите! Милиция!“? Или в лучших традициях американских боевиков один раскидаю по сторонам штук пятнадцать ублюдков, а затем, поставив ногу на голову одного из них, картинно произнесу: „Asta la vista, baby“?

Гриша хмыкнул. Картинка, нарисованная воображением, ему понравилась. Грингольц редко бывал героем. Говоря откровенно, никогда. И, если не считать его отважного поступка в детском саду, когда он храбро спас девочку от омерзительного рогатого жука, больше ситуаций, возводящих в ранг супермена, в Гришиной жизни не случалось.

Как-то внезапно Грингольцу вспомнилась эта девочка. Она всегда почему-то всплывала в памяти в очень важные моменты Гришиной жизни, хотя они не виделись уже лет пятнадцать. Но это была первая любовь Грингольца, а она, как известно, не забывается. Девочка носила нежное имя Алина, обладала огромными карими глазами и длинными каштановыми волосами.

Родители Грингольца всегда приводили Гришу в сад первым, и он, не двигаясь, стоял у дверей, дожидаясь свою подругу. Когда Алина приходила, дети не расставались до самого вечера и закатывали истерики с плачем и рыданиями, если жестокие мамы пытались разбить счастье влюбленных и развести по домам.

Потом они разошлись по разным школам, иногда созванивались и даже встречались по выходным под бдительным присмотром родителей. Потом мамы что-то не поделили между собой, и свидания закончились.

«Надо бы позвонить ей как-нибудь, – думал Грингольц. – Удивится, наверное. А может, и не узнает вовсе. Или замужем уже. А ведь клятвенно обещали друг другу, что поженимся, когда вырастем. Хотя чем черт не шутит! Приеду весь такой красивый из Америки и женюсь. Ну, например, сейчас скрываюсь с этими деньгами, мчу в аэропорт, беру билет на первый же рейс до Москвы и лечу. В России за пару сотен баксов делаю себе новые документы, можно даже решиться на пластическую операцию. Нет, операция потом, сначала иду к Алинке, трясу толстыми пачками долларов перед ее носом, всячески намекаю на свою состоятельность и обеспеченность. А когда она уже готова рыдать и рвать на себе волосы из-за того, что упустила такого гарного хлопца и вышла замуж за полное ничтожество, не способное обеспечить свою молодую жену, падаю на одно колено, протягиваю кольцо с бриллиантом каратов на пять и прошу ее руки. Затем непременно последуют сопли, слезы, объяснения в любви и клятвы в вечной верности. Закатим свадьбу человек на триста, но сами сразу же из ЗАГСа уедем в путешествие. А гости пускай едят и пьют за здоровье молодых без нас. Я же всегда говорил, что молодожены – самые несчастные люди в день свадьбы. Выдерживать скопище пьяных идиотов, бесчисленных родственников, каждый из которых норовит дать бесценный совет и отпустить тупую шуточку, улыбаться бесконечным гостям и малознакомым людям – это испытание тяжелое. И все в самый счастливый для пары день. Кошмар! Поэтому мы поцелуем мамочек и тетушек на пороге Дворца бракосочетания, смахнем слезы счастья с глаз и рванем в аэропорт».

Тут размечтавшегося Гришу передернуло, как от удара током: из бара, располагавшегося в доме, перед которым Грингольц припарковал машину, громко разговаривая, вышли трое. Гриша немедленно поднял густо затонированное стекло, но было поздно. Один из людей схватил двух других за рукава черных куртокбомберов, мотнул головой в сторону Гришиного автомобиля и начал что-то быстро говорить, размахивая руками.

«Чертовы латиносы, – Грингольц заерзал в водительском кресле. – Сейчас начнется».

Он не ошибся: в окно машины уже стучали.

– Чего надо? – глухо спросил Гриша через небольшую щель.

– Здорово, приятель. Что потерял в наших краях? Мы думали, что давно обо всем договорились и ты понял, что здесь тебе делать нечего. Или соскучился? Заехал навестить?

– Слушайте, я здесь по личным делам. Я больше не торгую дерьмом. – Грингольц еще сильнее вцепился в кейс.

– Ага, а здесь ты поджидаешь любимую мамочку, которая гостит у тетушки Пэм и пьет чай с черничным пирогом, – веселились давние недруги Грингольца – наркодилеры, принадлежащие к пуэрто-риканской мафии.

Когда-то давно, еще до тюрьмы, у Гриши действительно был неприятный разговор с этими ребятами. Грингольц забрел в их район, плохо зная строго регламентированные законы улиц. Просто какие-то сумасшедшие студенты выступали в защиту чего-то и организовали митинг на его улице. Везде кишели полицейские, как будто их согнали со всего штата, и торговля не шла. Пришлось перебираться к соседям. Тогда-то Гриша и встретил этих в первый раз. Возможно, Грингольца спасла все та же демонстрация. Нападать на человека в непосредственной близости от полиции этим ребятам не хотелось. Тогда договорились полюбовно: Грингольц работает в своем Бруклине и не кажет носа в Южный Бронкс. Гриша всегда добросовестно выполнял все условия этого договора, и больше столкновений не происходило. Хотя Грингольц был уверен, что его новые знакомые ждут не дождутся повода, чтобы исполнить то, что хотели сделать в их первую встречу. Но теперь, в новой жизни, Грингольц был совсем в другом амплуа и абсолютно забыл и о том давнишнем разговоре, и о возможных последствиях неожиданной встречи. Сейчас же, при появлении этих парней, все былое красной лампочкой сигнала тревоги зажглось в Гришиной голове, но он еще не потерял надежды объясниться.

– Ребята, я же говорю, что давно завязал с наркотиками. Я больше этим не занимаюсь. Просто жду приятеля, у меня здесь встреча.

– Послушай, Грин, нам абсолютно безразлично, что именно ты здесь делаешь. Ты нарушил условия, и это нам не нравится. Придется заплатить.

– За что? За то, что оказался в том же районе, что и вы? Таможней работаете? Я ведь вашему бизнесу не мешаю. Ничего не покупаю, ничего не продаю. Жду человека. Понимаете вы или нет?

– Понимаем, понимаем. Только разницы никакой. Как договаривались? Ты сюда ни ногой. Было дело? – латинос, глумливо улыбаясь, склонился над окном и дышал тяжелым смрадным дыханием прямо в лицо Грингольца.

– Было, – поморщился Гриша.

– А теперь ты здесь на двух ногах и даже четырех колесах. Нехорошо. Нужно как-то решать эту проблему.

– Сейчас уеду, – пробормотал Грингольц, но чувствовал, что так просто не отделается.

– Куда это? – поинтересовался один из латиносов. – Далеко ли? А мы думали, погостишь еще, пообщаемся. Давай-ка вылезай из машины.

– Еще чего, – огрызнулся Гриша и начал заводить автомобиль.

Парни окружили машину и не давали тронуться с места. Грингольц уже приготовился направить автомобиль прямо на них, как в боковое стекло автомобиля с огромной силой влетел булыжник, полетели осколки, стекло осыпалось на приборную доску. Чьи-то цепкие руки обхватили Грингольца и вместе с кейсом вытащили из-за руля на улицу. Все произошедшее дальше Гриша осознавал смутно. Он лежал лицом на асфальте, елозил щекой по холодной, мокрой, шершавой поверхности, машинально продолжая крепко прижимать кейс к животу. Ноги в тяжелых ботинках ожесточенно пинали его по почкам, голове, плечам, Грингольц захлебывался собственной кровью, надсадно хрипел, но почему-то наблюдал всю картину откуда-то сверху. Он видел свою маленькую скорченную фигурку на асфальте. Видел, как из-под головы разливается лужа крови, трое в черных куртках и широких джинсах топчут его тело ногами. Устав, один из них присаживается на бордюр тротуара и с интересом наблюдает за своими приятелями, затем поднимается и снова принимается за дело. Потом Гриша услышал голос:

– Все, хорош. Остановитесь. Помереть может.

– Так и пусть!

– Хватит, говорю!

– Ну ладно…

Последний голос прозвучал с явной неохотой. Грингольца перестали бить, перевернули на спину, выдернули дипломат из рук. Гриша уловил металлический звук открывающегося замка, кто-то удивленно присвистнул. Затем раздалась длинная тирада на непонятном Грингольцу испанском. И еще короткая фраза по-английски прозвучала над разбитой Гришиной головой:

– Вот теперь уходим и быстро.

А еще он увидел приближающийся к своему лицу ботинок с кованым мысом и отключился.

Через какое-то время Гриша пришел в себя. Над ним склонились какие-то люди. Толстая негритянка протяжно кричала тоненьким голосом.

– Перестань орать, дура, – зло прошипел Грингольц по-русски.

– Он пришел в себя, – сказал какой-то человек в очках, – кто-нибудь вызвал полицию?

– Не надо, не надо полиции, – Гриша пытался подняться с асфальта.

– Не двигайтесь, дождитесь врача, – приставала прыщавая назойливая девица.

– Помогите подняться, – бормотал Грингольц. – Мне нужно идти. Остановите такси.

Толпа окружила Гришу и напряженно молчала.

– Черт возьми! – рассвирепел Грингольц. – Неужели так сложно найти машину? Я же не денег у вас прошу!

Гриша был в отчаянии. Он не сомневался, что ктонибудь из этих тупоголовых янки непременно сейчас вызовет полицию и тогда неприятностей не оберешься.

Наконец один из сердобольных сочувствующих внял Гришиным просьбам, с трудом оторвал того от асфальта и поставил на ноги. Все закружилось у Грингольца перед глазами, и он бы упал снова, если бы Гришу не подхватили сильные руки и не повели к дороге. Затем его осторожно усадили в такси. Шофер все суетился и просил постелить газету на сиденье, чтобы Грингольц не испачкал чехлы своей кровью. Наконец машина тронулась, Гриша с трудом назвал адрес и снова потерял сознание. Таксист растолкал Грингольца уже на месте, тот достал из кармана несколько смятых купюр, бросил их на переднее сиденье, открыл дверь и вывалился на асфальт. Тут же из дверей магазина вышли двое безмолвных крепких парней, ни слова не говоря подняли Гришу на руки и внесли в здание. Там, в подсобке, его усадили в кресло, принесли мокрое полотенце, дали выпить стакан виски. У него перед глазами все поплыло, но почему-то полегчало. Все вокруг молчали. Грингольц, морщась, протер разбитое, искалеченное лицо, отбросил полотенце в сторону и произнес первые слова:

– Дайте зеркало.

– Не советую, Гришаня, испугаешься, – ответил один из парней.

– Я бы на твоем месте месяца два в зеркало точно не заглядывал, – добавил второй.

– Неужели все так плохо?

– Наверное, даже хуже, чем ты думаешь.

– Чудно. Давай тащи зеркало.

– Как хочешь, – первый направился к двери.

– Где Барс? – прохрипел Грингольц вдогонку.

– Здесь. Сейчас подойдет. Что случилось, расскажешь наконец? Или ты считаешь, что главный вопрос на повестке дня – твоя восхитительная морда лица? – ответили ему.

– Проклятые пуэрториканцы… – Грингольцу все еще было трудно говорить, и он махнул рукой.

Жест означал, что Гриша сейчас все расскажет в присутствии Барса, чтобы не повторяться.

В помещение вошел черноволосый плотный человек с орлиным носом, он чему-то улыбался и напевал под нос.

– Привет, Грингольц. Ты откуда такой красивый? – протянул он на мотив одной известной песни с легким кавказским акцентом.

– Из Бронкса.

– Чудесно. Ну, рассказывай, да? – продолжал петь человек.

– Я был там, должен был передать деньги Максу, заплатить за работу. Потом появились эти. Я знаю их. Им нужен был повод, видите ли, не понравилось, что я на их территории, – Гриша широко открыл рот и вдохнул воздуха, затем продолжил: – Избили, сволочи, думал копыта отбросил, забрали деньги…

Барс молчал, внимательно рассматривая Гришу.

– Теперь будут проблемы с Максом, – неуверенно добавил Грингольц.

– Пра-аблем нэ будет, – Барс глубоко затянулся сигаретой. – Все нам на руку. Расслабься, Григорий, да-арогой. Езжай домой, да? Ребята тебя отвезут, поправляй здоровье, да?

Затем бросил одному из охранников:

– Собирай народ. Чтоб к восьми все были. Поедем в гости без предупреждения, да?

– А мне что делать? – вяло поинтересовался Грингольц.

– Ты уже все сделал, брат. Я же сказал, езжай домой и успокойся. Все под контролем. Макс получит свои деньги, да?

Гришу подхватили под руки и вывели из комнаты.

4

В Южном Бронксе все затихло подозрительно рано. Перестали ездить машины, гулять люди и петь птицы. Мамашки с едва уловимой и необъяснимой тревогой в глазах вылавливали своих чумазых детей и тащили домой. К половине восьмого район вымер. Даже вечные уличные бродяги затаились в своих берлогах и не показывались на глаза.

Ровно в девять тридцать, тихо шурша колесами по асфальту, по главной улице вереницей проехали шесть черных машин. Одна за другой они остановились возле того самого бара, перед которым всего несколько часов назад жестоко избили Гришу Грингольца. Из головного автомобиля вышли четверо. Чеканными шагами они подошли к светящимся окнам и синхронно, как по команде, прикладами ружей ударили каждый свое стекло. Раздался звон, послышались крики и ругань. На улицу выбежали какие-то люди и тут же рухнули на асфальт от залпа оружейных выстрелов. Двери машин открылись, из них нескончаемым потоком выбегали люди и устремлялись в оконные проемы. Звучали непрекращающиеся выстрелы, пронзительные крики, в баре пытались отстреливаться. Но буквально в считанные секунды все было закончено. Установилась тишина. Люди Барса с брезгливостью на лицах перешагивали через мертвые тела, двое пытались вскрыть сейф.

– Эй, вы там, – раздалось снаружи, – тревога! Быстро все сюда. Тут толпа этих тварей, и они все прибывают. Лезут изо всех щелей, как тараканы…

Голос прервался выстрелом. Отовсюду неслась испанская брань. Прогремел взрыв, разноцветным пламенем заполыхал огромный черный «лендкрузер», из него выпрыгивали горящие фигуры и со звериным воем катались по земле.

– Граната? Что происходит? – кричал Толстый – поверенный Барса.

– Нет. Попали в бензобак, – отвечали ему сквозь невыносимый шум чьи-то голоса.

– Мочи всех, ребята! – Толстый метался, прячась за джипом, терзая мобильный телефон.

– Барс, братан, нужны еще люди! – орал он срывающимся голосом в трубку. – Только скорее, кореш, скорее! А то перемочат как каштанок!

– Ждите, да? – ответили в трубке.

Это было последнее, что услышал Толстый в своей жизни.

– Толстого задели, оттащите его куда-нибудь, – крикнул Вадик – высокий парень с разноцветными глазами.

– Уже незачем. У него дыра в голове размером с блюдце. Вадим, сними вон ту обезьяну за контейнером. Это он Толстого…

Железо прошила автоматная очередь, из-за контейнера вывалился кучерявый парень, почти мальчик, с пушком над верхней губой и мутными зелеными глазами. Его рука продолжала сжимать тяжелый черный пистолет.

Латиносы отступали. Появлялись свежие силы, люди Барса все прибывали и прибывали. Валил густой черный вонючий дым – горела резина. Выстрелы уже не смолкали, отовсюду неслись стоны и крики, лилась отборная брань на разных языках, кто-то просил о пощаде, кто-то испускал последний вздох. Асфальт был усеян стреляными гильзами и залит кровью. Пуэрториканцы сбивались в небольшие группки и, отстреливаясь, пытались бежать. Это удавалось очень немногим. Один за другим они падали на землю и корчились в судорогах. Все было закончено. С начала разборки до ее финала прошло пять с половиной минут.

На место развернувшейся бойни бесшумно подъехал черный «ауди», из него вышел Барс, окинул окрестности удовлетворенным взглядом, подошел к одному завывающему от боли латиносу с простреленной ногой и, склонившись над ним, произнес:

– Если выживешь, передашь шефу: даю ему сутки на сборы, да? Через двадцать четыре часа здесь не должно остаться ни одного из ваших. Отныне Южный Бронкс – наша территория, да?

Барс брезгливо вытер белоснежным носовым платком ботинки, испачканные кровью, и сел в машину. Издалека послышалось завывание полицейских сирен.

– Валим, да? – хладнокровно произнес он.

Машины мгновенно рванули с места и тут же скрылись в темноте. И вовремя – через несколько минут уже близко раздавался вой полицейских сирен.

А Гриша Грингольц плохо спал в эту ночь. Ему снились какие-то мерзкие, липкие, вязкие сны. Ему казалось, будто что-то тяжелое и темное наваливается на него, становится трудно дышать, непонятное существо душит его и громко хрипит в ухо. Потом бесформенная черная масса превратилась в одного из латиносов. Он противно скалился и шептал что-то Грингольцу. Гриша мог разобрать только отдельные слова, и они ему не нравились. Потом он вдруг оказался на какой-то поляне среди леса. Там были необыкновенной красоты цветы и травы. Гриша лежал на животе лицом вниз и чувствовал их запах. Ему было хорошо, только земля вдруг начала проваливаться, Грингольц летел куда-то вниз, пытаясь схватиться за что-нибудь, но все было бесполезно. Гриша понял, что умер, и тут же оказался на собственных похоронах. Было полно людей, но Грингольц не узнавал никого из них. Они стояли возле ямы, в которую должны будут опустить гроб с гришиным телом, лузгали семечки и плевались шелухой в могилу. Они смеялись и о чем-то оживленно болтали, и до Грингольца дошло, что все забыли, что хоронят его, Гришу. Он хотел напомнить им, крикнул, но не услышал собственного голоса и вспомнил, что мертв.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное