Фридрих Незнанский.

Мертвый сезон в агентстве «Глория»

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

– Резвятся в столице-матушке братья мусульмане! – заметил Грязнов, просматривая список. – Ты гляди! Сирия, Марокко, Эмираты...

– Двадцать восемь человек! В семнадцать ноль-ноль, Коля, данные обо всех мне на стол.

– Будет сделано, Вячеслав Иванович.

– Не прощаюсь!..

4

Забот у начальника МУРа, как известно, более чем достаточно. Однако убийством Левона Аракеляна Грязнов решил заняться сам. Обостренное чутье сыщика говорило ему, что золотая диадема может вывести в такие высокие кабинеты, куда простому сыскарю и не мечтать попасть...

Кое-что проясняло и установление личности убитого. Тут, правда, Самохин не совсем прав: золотые ручки все-таки не у Левона, а у его братца – Жоржика. Вот так будет справедливо.

И наконец о диадеме. Подлинник это или подделка, покажет экспертиза. Но поскольку она оказалась в руках убийц и демонстративно положена на обезглавленный труп, значит, в этом акте имеется определенный смысл. Который и предстоит разгадать...

Садясь в машину, Грязнов сказал водителю:

– Давай-ка подскочим в Армянский переулок, дом четыре... – Потом подумал и добавил: – Но через Генпрокуратуру.

И решил: это будет правильно, сперва надо поставить в известность Костю Меркулова. Что-то он, помнится, говорил про Гохран. Даже списочек каких-то ценностей давал. А где этот списочек? На работе, естественно, карманы и без того всякими бумажками забиты... Взглянуть, не из того ли списка?

– Давай-ка сперва к нам, – снова переориентировал Грязнов водителя. Тот послушно кивнул...

Константин Дмитриевич, лишь взглянув на диадему, лежащую на черном бархате в затейливой шкатулочке, многозначительно хмыкнул и уставился на Вячеслава Ивановича.

– Н-да-а... – протянул он. – Ну докладывай...

– Убийство произошло ночью. Судмедэксперт уточнит при вскрытии время убийства. Личность убитого установлена – Левончик Аракелян. На столе лежал в исподнем. Голова отдельно. Фотографии тебе подвезут. Еще шкатулочка. Ничего не искали, ничего не взяли – сделали свое дело и отвалили. Труп был обнаружен дежурной около десяти утра. Меня вызвонил один из моих гостиничных кадров. А потом мы вызвали дежурную группу. Вот, собственно, и все, Костя. Детали уточняю.

– Эту штучку, – сказал Костя, укладывая диадему в шкатулку, – передайте экспертам. Постановление о производстве экспертизы Турецкий составит. Дело ему поручим. А ты перезвони попозже. Или заезжай часика через два-три.

– Я тебе и без эксперта скажу, что это фальшивка, но сделана профессионально. Даже талантливо. А по дороге к тебе заскочил на Петровку, взглянул в тот твой списочек. Интересно! Штучка-то, получается, из Гохрана. Я имею в виду оригинал.

– Узнал, значит? – улыбнулся Меркулов. – Что же, выходит, эту подделку для нас специально оставили?

– А то для кого же! Чтоб, значит, не дремали! Шила-то в мешке не утаишь! Вот и намекнули: вы, мол, ребята, поди, и сами не знаете, что у вас национальное достояние разворовывается.

Да ладно бы еще на дело шло! А то оригиналы-то уводят, а подделками пробуют торговать. Кидалы вы, получается, ребята!

– Ну уж прямо и так... – нахмурился Меркулов. – Ты мне фотики побыстрей подошли.

– Потороплю, – сказал Грязнов, поднимаясь. – Поеду дальше.

– Куда, если не секрет?

– Вещицы искать, Костя, – улыбнулся Грязнов. – Разреши твоим телефоном воспользоваться? От тебя у меня секретов нет.

Грязнов набрал номер, подождал.

– Сазонов? Привет, Грязнов говорит. Скажи-ка мне, Володя, в какой квартире по адресу Армянский, четыре, проживала умершая несколько дней назад Софья Ираклиевна? Я подожду... Молодец, капитан! Ладно, не скромничай, достоин... Я подъеду и все тебе объясню...

Он положил трубку и сказал Меркулову:

– Если все участковые станут работать как раньше, гарантирую полный порядок!

– Жду тебя к двадцати ноль-ноль.

– Буду...


Участковый встретил Грязнова возле четвертого дома по Армянскому переулку. Генерал пригласил его в машину.

– Рассказывай, Володя.

– Умерла Софья Ираклиевна ровно неделю назад. Проживала одна, но квартира оформлена на внучку, Нелли Гаспарян. А сыновья Софьи Ираклиевны проживают в Соединенных Штатах.

– И что, даже не приехали на похороны матери?

– Сведений таких не имею, Вячеслав Иванович. Зато прилетела внучка – Нелли.

– И где она сейчас?

– Вероятно, дома. В смысле в квартире.

– Она-то откуда прилетела?

– Так тоже из Америки. Об этом и речь.

– Давай-ка теперь, Володя, поподробнее, – оживился Грязнов. – А где папа и мама девушки? И кто они такие? По какой причине девушка оказалась в Штатах? Ну, словом, все, что тебе известно об их семействе.

– Отец Нелли – Гаспарян Гурген Аршакович, всю жизнь проработал на дипломатической службе. Мать – Грета Вартановна, занималась переводами книг с английского и французского. Говорили, что была очень известной переводчицей.

– Была?

– Ну да. Ведь ни отца, ни матери у Нелли уже нет.

– Умерли они хоть своей смертью?

– Гурген Аршакович скончался от сердечной недостаточности, а его супруга – от тоски, видать. Сильно переживала.

– И значит, племянницу, надо понимать, увезли в Штаты ее дяди?

– Выходит, так.

– На похороны родственника и своей сестры братья, надеюсь, приезжали?

– Гургена Аршаковича не хоронили, это точно, а у сестры присутствовали.

– Хорошо работаешь, Володя, – улыбнулся Грязнов.

– Ну что касается Гаспарянов, тут особый случай, – признался участковый. – Мой старший сын брал уроки английского у Греты Вартановны, поэтому, можно сказать, на глазах... Других-то я знаю хуже.

– Давай зайдем к внучке. Надо познакомиться, – закончил разговор Грязнов, выбираясь из машины.

Нелли оказалась очень симпатичной стройной девушкой с большими темными глазами. Она взглянула явно обеспокоенно, увидев знакомого участкового, а с ним крупного грузного мужчину с редеющей рыже-седой шевелюрой. Оставив дверь открытой, она, ни слова не говоря, ушла в комнату, где села в кресло.

– С характером девушка-то! – заметил Грязнов. – Ну пойдем, раз не гонят.

– Здравствуй, Нелли, – заходя в гостиную, сказал участковый.

– Здравствуйте, дядя Володя.

– Извини, но я к тебе гостя привел...

– Вы тоже из милиции? – Она подняла глаза на Грязнова.

Тот кивнул. Обернулся к участковому:

– Спасибо, Володя, свободен. – И когда капитан вышел, аккуратно притворив за собой дверь, продолжил: – Из милиции, Нелли.

– И занимаете важный пост?

– Ну... скажем так, немалый. Разве заметно?

– Заметно. Дядя Левон жив?

А вот такого поворота Вячеслав Иванович никак не ожидал. Он потянулся в карман за сигаретами, остановился, огляделся.

– Простите, Нелли, у вас здесь как? Курят?

– Можете. Пепельница на серванте. Ну я жду ответа!

Грязнов закурил, глубоко затянулся и наконец сказал:

– Вы спрашиваете, жив он или нет. Отвечаю: нет. К сожалению...

Ни одна жилка не дрогнула на лице Нелли, лишь еще больше потемнели глаза.

Она раскрыла московскую адресную книгу, лежащую на серванте, достала из нее авиационный билет и протянула Грязнову.

– Сегодня мы должны были улететь в Штаты...

Грязнов посмотрел билет.

– Но самолет давно уже в воздухе. Вы-то почему не улетели?

– Ждала звонка от дяди Левона. И потом, как бы это я могла улететь без него?.. Но я чувствовала... я даже знала, что с ним что-то должно было случиться.

– Давайте наконец познакомимся. Меня зовут Вячеслав Иванович.

– Нелли Гаспарян. Впрочем, вы и сами знаете. Какое у вас звание?

– Генерал-майор милиции.

– А пост какой занимаете?

– Начальник Московского уголовного розыска... Может, кофейком угостите?

– К сожалению, в доме только растворимый.

– Я бы не возражал...

За кофе, который оказался совсем неплохим – крепким во всяком случае, – понемногу разговорились, хотя Нелли отвечала неохотно. Видно, известие о смерти дяди, хотя она и ожидала нечто подобное, девушку все-таки подкосило.

Отец ее, как уже немного знал Грязнов, долгие годы работал во Франции и Англии, руководил торговыми представительствами. После крушения Советского Союза его отозвали из Лондона. На короткое время в отношении него велось следствие – обвинялся в злоупотреблениях. Хотя все закончилось в общем благополучно для него, нервы потрепали основательно. Что быстро сказалось на здоровье. Сломался человек, не вписавшись в новую, «демократическую» жизнь, и умер от инфаркта.

Мать не перенесла ухода мужа, и, чувствуя приближение собственной смерти, Грета Вартановна посвятила наконец дочь в семейную тайну. Оказывается, в Америке проживают ее родные братья – Левон и Жорж, которые соответственно являются дядями Нелли. Оба они закоренелые холостяки, люди достаточно богатые, имеют собственную фирму. В случае беды Нелли может немедленно к ним обратиться за помощью.

Для Нелли это была новость. Она никогда ничего не слышала о своих американских родственниках – ни от родителей, ни от бабушки Софьи Ираклиевны. А причина оказалась проста: до отъезда за границу оба дяди вели жизнь весьма предосудительную, и семья Гаспарянов не поддерживала с ними решительно никаких отношений. Но теперь братья Аракеляны вроде бы остепенились, стали солидными бизнесменами.

Когда Грета Вартановна умерла, Нелли не решилась сообщать об этом в Америку. Но нашлись добрые люди и позвонили. Братья немедленно нагрянули в Москву. Взяли на себя все издержки по похоронам, приватизировали на имя единственной своей племянницы квартиру в Армянском переулке, положили на ее имя солидную сумму в коммерческом банке и высказали серьезное предложение. Они позвали Нелли и Софью Ираклиевну переехать на жительство в Штаты. При этом сохранялись и российское гражданство, и московская прописка. Впрочем, Нелли при ее желании они могли устроить и американское гражданство с возможностью учиться в престижном колледже. Матери же достаточно было и вида на жительство. Но Софья Ираклиевна категорически отказалась, а вот Нелли согласилась.

– И долго вы прожили в Штатах? – поинтересовался Грязнов.

– Больше двух лет.

– Понравилось?

– Очень.

– Тогда, если не возражаете, Нелли, вернемся к началу нашей беседы. Почему у вас возникли тяжелые предчувствия относительно дяди Левона?

– Вы английский знаете? – в свою очередь спросила девушка.

– К сожалению... – печально сказал Грязнов и отрицательно покачал головой. – Мне, милая моя, больше приходится «по фене ботать».

– Это что-то блатное?

– Вот именно... Такая уж работа.

Нелли вышла в другую комнату и принесла красочный журнал на английском. На обложке красовалась уже известная Грязнову диадема.

– На восемнадцатой странице... – вздохнула девушка.

Грязнов полистал и увидел фотографию на целую журнальную полосу: на зеленой траве аккуратно подстриженного газона лежал убитый господин. На вопросительный взгляд Грязнова Нелли ответила:

– Это мистер Леонард Дондероу. Исполнительный директор той фирмы, которую основали мои дяди. Вот вам и ответ на ваш вопрос.

– Вы не могли бы хоть вкратце пересказать мне содержание статьи?

– А вы возьмите этот журнал с собой, переводчики, надеюсь, найдутся...

– Спасибо, но хотелось бы сейчас... Вдруг вопросы возникнут, на которые сможете ответить только вы?

– Речь идет, – неохотно начала девушка, – о залоге драгоценностей из России на сумму более двухсот миллионов долларов. Этот залог отправлен в Штаты правительством России в качестве гарантии за крупную валютную инвестицию из американского банка. Однако в банковские сейфы драгоценности так и не были доставлены. А договор в Москве подписывал именно мистер Дондероу. Если коротко...

– А где вы живете в Америке? В Нью-Йорке?

– Да, на Семьдесят второй стрит. В Верхнем Ист-Сайде. Правда, сейчас квартира пустует – мы переселились в виллу на Манхэттен-Бич.

– Давно?

– Месяца три назад.

– А этот мистер Дондероу бывал у вас там?

– А как же!

– Хороший человек? Как на ваш взгляд?

– Что значит – хороший? Такого понятия у нас, в Штатах, нет. Он был человеком дела. Говорят, подавал надежды как финансист.

– А сколько вам лет, Нелли? Не смущайтесь, я не хочу вас ставить в неловкое положение дамы, скрывающей свой возраст, – с улыбкой заметил Грязнов.

– И не думаю. Двадцать, но какое это имеет отношение?..

– Я подумал, меньше. Оказывается, вы совсем взрослый человек. Теперь мне понятно, почему вы так быстро акклиматизировались в Америке и усвоили их нравы.

– Вы забываете, что я изучаю юриспруденцию!

– Тогда вопрос будущему юристу, – улыбнулся Грязнов. – Что, неладно было в королевстве под вывеской «Голден»? Нечисто?

– Да уж какая чистота, если убивают директора?!

– Не только. Еще и одного из основателей королевства – Левона Аракеляна. А Жорж Вартанович так и не появился в Москве? Я имею в виду – на похоронах вашей бабушки Софьи Ираклиевны?

– Он остался в Штатах.

– Странно, не правда ли? Не прилетел, чтобы отдать свой последний сыновний долг... Скрывается, не так ли?

– От вас, что ли?

Грязнов помолчал, поигрывая бровями, словно прикидывая ответ.

– Если не прилетел в такой час, значит, опасается российских властей. В том числе и меня. Мы с ним, кстати, давно знакомы, Нелли. Это просто так, к вашему сведению.

Но девушка вспыхнула, будто Грязнов в чем-то хотел уличить ее.

– Не знаю... В конце концов, у дяди Жоржа своя жизнь, а у меня – своя... Но ведь дядя Левон прилетел же! – Она с вызовом посмотрела на генерала.

– Верно. Но с чужим паспортом.

Нелли опустила голову, избегая прямого взгляда Грязнова.

– Впрочем, лично к вам какое это может иметь отношение?

– Где его убили, Вячеслав Иванович? – ушла от ответа девушка.

– В гостинице «Метрополь». Теперь это крупнейший международный отель со многими звездочками. Безумно дорогой... А кстати, почему вы сами не могли туда ему позвонить? Сидели и ждали его звонка? Зачем же такая конспирация?

– Я только что от вас узнала, где он жил...

Грязнов взглянул ей в глаза и понял, что она говорит правду. И тогда он поднялся.

– Ну спасибо вам, милая моя, за хороший кофе и разговор.

– А мне-то теперь что делать, Вячеслав Иванович? – с тревогой спросила она.

– Снова, я так понимаю, думать о похоронах. Искренне сочувствую. Бабушка... дядя...

– Я думаю, дядя Жорж может выслать самолет...

– Он так богат?

– Ну... не беден. Даже по тем масштабам.

– Наверно, он и должен сам решить, где лежать его брату. Посоветуйтесь.

– Я могу позвонить ему.

– Прекрасная мысль! И у меня тогда будет маленькая просьба: если он сам возьмет трубку, включите, пожалуйста, громкую связь. Может быть, и я смогу дать вам полезный совет. Не затруднит?

– О чем речь!

После нескольких неудачных наборов наконец удалось соединиться. Трубку поднял Жорж Вартанович. Нелли нажала соответствующую кнопку на аппарате, и в комнате зазвучал густой мужской голос с явным уже иностранным акцентом.

– Здравствуй, моя дорогая девочка! Ты хочешь сообщить мне о смерти Левона?

– Да. Но вижу, что опоздала.

– Слушай меня очень внимательно, Нелли! Сразу, как положишь трубку, немедленно бери такси и мчись в аэропорт. Билет бери на самый ближайший рейс! Ты меня внимательно слушаешь? Тебя встретят. В самолете вызовешь стюарда и дашь ему мой телефон. А дальше он будет знать, что делать, поняла?

– А как зовут стюарда?

– Какая разница! Любого вызовешь. Я всех предупрежу! Мне тут же сообщат номер твоего рейса. Все тебе ясно?

– Да ясно, только... – Нелли посмотрела на Грязнова. – А если меня не отпустят?

– Откуда звонишь?

– Из дома.

– Ты не одна? – догадался Жорж.

– Дайте, пожалуйста, мне трубочку, Нелли, – сказал Грязнов, протягивая руку. – Здравствуй, Жоржик!

Возникла пауза. Наконец Америка прорезалась:

– Что-то голосок больно знакомый!

– А ты пошевели мозгами, подумай, вспомни пятидесятые... шестидесятые... ну? Никак?

– Батюшки мои!.. Неужели Вячеслав Иванович самолично?!

– Ну!

– Тогда здравия желаю, господин генерал! – словно обрадовался Жорж.

– Смотри-ка, и это тебе известно? – засмеялся Грязнов.

– Ну все! – выдохнул бархатный голос. – Теперь я за Нелли абсолютно спокоен.

– Слышь, Жоржик, она мне сказала, что ты за Левоном можешь самолет выслать?

– Да зачем теперь самолет? Пусть Левона похоронят в Москве, на Армянском, рядом с папой и мамой. И ни о чем не надо беспокоиться, я тут распоряжусь. А к тебе, Вячеслав Иванович, по старой памяти просьба: отвези Нелли в аэропорт, а? Сам, прошу! Прямо сейчас, немедленно! Вечно благодарить буду!

– А если Нелли захочет попрощаться с родным дядей?

– Никаких прощаний! Я умоляю, Вячеслав Иванович!

Грязнов взглянул на девушку, и та решительно забрала у него трубку.

– Я прилечу после похорон, дядя, – безапелляционным тоном заявила она.

Вероятно, Жорж Вартанович уже знал характер племянницы. Он лишь тяжко вздохнул и сказал:

– Хорошо, пусть сразу после похорон. Я жду звонка.

Нелли положила трубку и задумчиво уставилась в окно.

– Ну что зажурылась, дивчина? Как сказала бы моя бывшая начальница... – улыбнулся Грязнов.

– Мне страшно, – созналась Нелли.

– Я тоже думаю, что оставаться тебе одной в этой квартире не следует. Что ж, поехали!

– Куда?

– А что я могу предложить? Самое безопасное место у меня дома. Не стеснишь. Комнат много, живу один.

Грязнов ожидал любой реакции, но девушка поднялась и просто сказала:

– Поехали.

– Только... я не уверен, что у меня в холодильнике что-нибудь для тебя найдется.

– Это не проблема, – устало ответила Нелли и пошла на кухню. Открыла битком забитый провизией и бутылками холодильник, сказала, словно оправдываясь: – После поминок бабушки осталось.

– Ты много не набирай, – заметил Грязнов, увидев, что девушка собирается наполнять содержимым холодильника большой картонный ящик. – Возьми, чтоб самой пообедать, поужинать. Я-то на работе...

– Все равно никому не нужно, – вяло возразила она.

– Ну почему же! Поминать-то дядю наверняка придут!

– Вы думаете? – удивилась она.

– Обязательно придут. И уверяю – народу будет немало.

– Друзья?

– И друзья тоже... – отводя взгляд, сказал Грязнов.

– Вот уж не думала...


Вернувшись на Петровку, Грязнов обнаружил на своем столе протоколы осмотра места происшествия и осмотра трупа, а также рапорт майора Самохина.

Убийство, по мнению, судмедэксперта, произошло примерно в час тридцать ночи. В том, что убит именно Левон Вартанович Аракелян, уже никаких сомнений не было. Об этом свидетельствовали отсутствие мизинца на левой ноге, наколки на теле и заключение криминалиста.

А из рапорта Самохина Грязнов узнал, что из двадцати восьми восточных граждан, проживавших в «Метрополе», четверо – из Арабских Эмиратов, утренним рейсом вылетели в Париж.

Грязнов позвонил Самохину и спросил, где Золушка.

– Ищем, – ответил Николай.

– Ну-ну, – буркнул недовольно Грязнов, – ищите поскорее!

И положил трубку, но тут же снял, потому что услышал зуммер.

– Привет! – раздался бодрый голос Турецкого.

– Здорово, – без всякого оптимизма ответил Грязнов.

– Где пропадал целый день?

– Дела-делишки...

– Начальник должен сидеть в кабинете и руководить, а не бегать, высунув язык.

– Еще что скажешь?

– Надеюсь на встречу в восемь у Меркулова.

– Ах вон оно что! Значит, нагрузили?

– А то!.. Но твои лавры мне не нужны, мой генерал! Таков приказ.

– Ну раз приказ, значит, буду в восемь...

Затем Вячеслав Иванович занялся текучкой и без четверти восемь выехал на Большую Дмитровку.

В кабинете заместителя генерального прокурора собрались кроме самого хозяина Грязнов, Турецкий, Денис и Алексей Петрович Кротов.

С объяснения причины присутствия двух последних на ответственном совещании и начал свое сообщение Константин Дмитриевич.

Он напомнил, что дело об исчезновении ценностей Гохрана, вывезенных за границу в качестве залога для валютных поступлений в Россию, уже имеет свою историю. Еще, что называется, по горячим следам оно было возбуждено Московской городской прокуратурой. Занималось им следственное управление ГУВД Москвы. Затем дело по указанию свыше было передано в ФСБ, где, как и следовало ожидать, благополучно заглохло. Впрочем, какие-то оперативно-следственные мероприятия, по утверждению руководства федеральной службы, проводились, а к расследованию были привлечены некоторые бывшие сотрудники службы, в том числе и Алексей Петрович Кротов, хорошо знавший в прошлом Аракелянов, дело, словно по чьей-то злой воле, с места не сдвигалось. Становилось ясно, что в раскрытии преступления совсем не заинтересованы некоторые лица из верхнего эшелона власти, а спецслужбы собственной активности проявлять не собираются. И больше того, могут всеми силами, которых немало, препятствовать установлению истины.

Вот это последнее соображение Меркулова и подвигло его начать, по сути, новое расследование, которое должен был возглавить Александр Борисович Турецкий. Верный человек из ФСБ, с которым удалось предварительно переговорить Меркулову, обещал ему по крайней мере не чинить препятствия в этом вопросе. А для оперативной работы Константин Дмитриевич предложил привлечь «Глорию» – в помощь Турецкому. Проблема оплаты работы сыщиков была важной, но в настоящий момент не главной: и у Меркулова и у Грязнова-старшего имелись на этот счет свои соображения.

Итак, Константин Дмитриевич выдал общую информацию, которую дополнил фактурой Грязнов-старший, Турецкий и отчасти Кротов. Грязнов-младший внимательно слушал и кое-что помечал в своем блокноте, из чего Александр Борисович сделал вывод, что Костя провел с Денисом определенную работу. Ознакомились также и с текстом в журнале, переданном Грязнову Нелли Гаспарян. Содержание статьи присутствующим бегло перевел Денис. И теперь следовало подводить первые итоги, принимать какое-то определенное решение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное