Жюль Верн.

Малыш

(страница 18 из 24)

скачать книгу бесплатно

И они отправились вдоль пригорода отыскивать корабли. По дороге у булочника купили немного хлеба. Что же касается Бирка, то о нем не пришлось заботиться, он разыскал, что ему было нужно, роясь в кучах.

На набережной Ли виднелись несколько барок, но ни одного корабля из тех, которые проходят по каналу Св. Георгия в Ирландское море и Атлантический океан.

Действительно, настоящий порт находится далее, ближе к Кингстону, расположенному у залива Корк. Быстроходные паромы направляются по реке Ли к морю.

Малыш, держа Боба за руку, вошел наконец в самый город.

Построенный на главном острове реки, он соединен с берегами несколькими мостами. Соседние же острова превращены в парки и места для прогулок. Их украшают несколько памятников и собор очень древней постройки. В городах Ирландии нет недостатка в церквах, так же как и в приютах и в работных домах. При одной мысли о приюте Малыш чувствовал содрогание.

В городе царило оживление: открывались магазины, шли рабочие, видны были кухарки, идущие на рынок, уличные продавцы. Пришлось пройти мимо рынка, достаточно обширного, чтобы снабжать продовольствием стотысячное население Кингстона. В торговой и промышленной части города видны были фабрики, винокуренные заводы, пивоварни, но ничего, относящегося к морской отрасли.

После приятной прогулки Малыш уселся с Бобом на каменную скамью у одного громадного здания. В этом месте все было пропитано запахом торговли, солонины, пряностей, колониальных товаров и особенно масла, торговля которым считается самой значительной в Корке.

Здание, у которого отдыхали мальчики, возвышалось при слиянии двух притоков Ли. Это была таможня, с ее вечной толкотней и сутолокой. Затем уже ни единого моста на реке, полная свобода водного сообщения между Кингстоном и Корком. Тогда Боб опять спросил:

– А где же море?

– Дальше, дальше, Боб, мы скоро придем к нему. И действительно, достаточно было только сесть на один из паромов, снующих по реке, тем более что места были не дороги, лишь по несколько пенсов. В первый день можно было позволить себе эту роскошь. С каким наслаждением Малыш сел в лодку, крейсировавшую по течению Ли. Ему невольно вспомнилось семейство Пиборнов, путешествующих к острову Валентия, и виденное им тогда безлюдное море. Здесь картина была совсем иная: поминутно встречались всевозможные суда, на берегах чередовались обширные склады, общественные купальни и тому подобные постройки.

Они подъехали наконец к Кингстону, красивому порту, занимающему от севера к югу пространство в девять миль и имеющему в ширину шесть миль от востока к западу.

– Это море? – спросил Боб.

– Нет, это только часть его, море гораздо больше, ему и конца не видно.

Но так как паром не пошел далее Кингстона, то Бобу не удалось видеть того, что он так хотел.

Здесь стояли суда всех видов для дальнего и прибрежного плавания. Это объясняется тем, что в Кингстоне запасный порт и в то же время продовольственный. Сюда же направляются заатлантические английские и американские депеши, выгадывая этим полдня времени.

Оттуда пароходы отправляются в Лондон, Ливерпуль, Кардиф, Нью-Кэстл, Глазго, Мильфорд и другие порты Соединенного королевства, – одним словом, происходит непрерывное движение. Бобу нужны были корабли. Здесь их было более, чем он и Малыш могли себе когда-либо представить. Но в то время, как Боб смотрел с удивлением на эту суматоху, Малыш внимательно разглядывал торговые суда, нагруженные товарами, хлопком, шерстью, бочками вина, сахаром, кофе. Все это продавалось, покупалось – словом, это была торговля.

Не для чего было оставаться дальше на набережной Кингстона, где столько нищих соприкасается с богатством.

Оборвыши и старухи бродили тут же, выискивая, чем бы поживиться для своего пропитания.

Мальчики сели опять на паром и вернулись в Корк. Прогулка была интересна, но и обошлась недешево. Надо было постараться заработать на следующий день более того, что было истрачено сегодня, иначе гинеи живо растают.

Не будем вдаваться в подробности проведенного Малышом и Бобом полугода в Корке. Долгая, суровая зима могла бы быть роковой для детей, не привыкших к холоду и голоду, но необходимость закалила ребят. Случалось, что у них с Бобом к вечеру на ужин бывало лишь одно яйцо, в которое они поочередно макали кусочки хлеба. Но милостыни никогда не просили. Они исполняли разного рода поручения, отыскивая приезжим экипажи, переносили вещи и т. д.

Малыш старался экономить жалованье, полученное им в Трелингер-Кэстле. Но в первые дни пришлось потратиться, так как надо было одеть Боба. И как счастлив был бедный ребенок, когда увидел себя одетым с головы до ног за тринадцать шиллингов. После такого большого расхода решено было тратить лишь по нескольку пенсов в день, которые старались зарабатывать, где возможно. Ощущая вечную пустоту в желудке, они иногда завидовали Бирку, не брезгавшему всякими отбросами, найденными на улице.

– Я бы хотел быть собакой, – говорил иногда Боб.

За чердачное помещение Малыш платил всегда аккуратно. Трактирщик, интересовавшийся этими детьми, угощал их иногда горячим супом, который они принимали, не краснея.

Если Малыш берег так свои два фунта, то потому, что хотел «пустить их в оборот». Боб всегда удивлялся, слыша это выражение, и тогда Малыш объяснял ему, что он назначил эти деньги, чтобы покупать вещи и продавать их потом дороже их стоимости.

– Съедобные вещи? – спросил Боб.

– Разные, можно и несъедобные.

– По-моему, съедобные лучше, потому что если их не купят, то можно будет их съесть.

– Ты, я вижу, уже понимаешь кое-что в торговле, Боб. Главное, уметь хорошо выбрать то, что покупаешь, тогда всегда продашь с барышом.

Это была главная мысль, занимавшая Малыша. Было сделано несколько проб с продажей почтовой бумаги, карандашей, спичек, давших мало дохода, так как конкуренция была слишком велика. Дело пошло лучше с продажей газет и журналов на станции. Малыш и Боб имели такой приличный вид и так мило предлагали свой товар, что многие не могли удержаться от того, чтобы не купить у них газеты, расписание поездов или какое-нибудь дешевенькое издание. Через месяц мальчики обзавелись уже плетенкой, в которой газеты и брошюры были разложены в ряд, с заглавиями на виду, и у них всегда имелись деньги, чтобы давать сдачи покупателям. Нечего и говорить, что Бирк был всегда с ними. Иногда с газетой в зубах он бегал среди прохожих, как бы предлагая товар. Вскоре стал появляться с корзиной на спине, в которой были старательно разложены газеты и журналы.

Это была выдумка Малыша, привлекшая еще больше покупателей. Бирк был серьезен, весь проникнут важностью своего занятия. Он уже не бегал и не играл с соседними собаками и, когда они подходили, встречал их глухим ворчанием. Собака маленьких продавцов скоро стала известна всем. Покупатель имел дело непосредственно с ней, так как вынимал из корзины газету и деньги за нее клал в копилку, висевшую на шее Бирка.

Ободренный успехом, Малыш решил расширить свои дела. К газетам и брошюрам он прибавил спички, пакетики с табаком, дешевые сигары и т. п. Таким образом, у Бирка на спине оказалась вскоре целая лавка. Его вознаграждали нередко каким-нибудь вкусным куском или лаской. Эти три существа – Малыш, Боб и Бирк – жили так дружно между собой, что многие семьи могли позавидовать им!

Малыш открыл вскоре в Бобе живой, любознательный ум; так как он не умел ни читать, ни писать, то Малыш счел своей обязанностью учить его. Ведь должен же он был уметь читать название газет, которые продавал! Боб сделал вскоре блестящие успехи, благодаря терпению и старанию своего учителя. Зато и давал же он волю своему воображению, представляя себя то продавцом в книжном магазине, то управляющим магазином Малыша, у которого будет прекрасный магазин книг на лучшей улице Корка, с вывеской «Букинист». Надо сказать, что Боб уже получал небольшой барыш от продажи и, имея в своем распоряжении несколько пенсов, никогда не отказывал в милостыне маленьким нищим. Он не забывал того времени, когда сам бегал по большим дорогам, выпрашивая копперы.

Никто, конечно, не удивится, что Малыш вел счеты с удивительной аккуратностью. Каждое утро он вписывал в книгу сумму, назначенную для покупки товаров, а вечером подводил баланс между расходом и приходом. Умел покупать, умел и продавать – в этом и заключался секрет успеха. К концу 1882 года он мог поместить в кассу – если бы только она была у него – десять фунтов. Впрочем, вскоре издатель, у которого он забирал журналы, предложил Малышу хранить деньги у него, предложив ему даже небольшие проценты.

Малыш стал мечтать о расширении своего дела. Он, может быть, и достиг бы этого, если бы поселился окончательно в Корке; но он понимал, что большой город, например Дублин, мог предоставить гораздо больше источников. Корк ведь только случайный порт, тогда как Дублин совсем другое дело. Но ведь Дублин находился так далеко, и не заблуждался ли Малыш, желая променять действительность на мечту?

Зима не была особенно сурова, и мальчики не страдали сильно от холода, бегая с утра до вечера по улицам. Но иногда все же было нелегко стоять на ветру под снегом. К счастью, они ни разу не были больны. Каждое утро, какова бы ни была погода, Малыш и Боб вставали на заре и бежали за покупками, а затем спешили к вокзалу, чтобы поспеть к приходу и отходу поездов, а затем ходили по разным кварталам, куда Бирк разносил товар. Только по воскресеньям, когда затихают все города, пригороды и деревни Соединенного королевства, они позволяли себе отдыхать, занимаясь починкой и чисткой одежды и вещей. После полудня в эти дни они отправлялись в сопровождении Бирка в окрестности Корка, спускались по Ли до Кингстона, как два маленьких буржуа, гуляющих после целой недели работы!

Однажды они проехались в лодке по заливу, и Боб увидел в первый раз безбрежное море.

– А что же будет, если ехать все дальше и дальше? – спросил Боб.

– Будет обширная страна.

– Больше, чем наша?

– Несравненно больше, Боб. Нужна неделя, чтобы доехать на корабле до нее.

– А в этой стране есть газеты?

– О, в этой стране сотни газет и журналов, многие из них продаются по шести пенсов, и нужен, пожалуй, целый месяц, чтобы их все перечитать!

Боб смотрел с восхищением на Малыша, рассказывавшего такие необыкновенные вещи. Что же касается до судов и лодок, стремящихся к Кингстону, то при виде их ему всегда хотелось вскочить на палубу и влезть на мачту, тогда как Малыш, конечно, предпочел бы осмотреть трюм и груз…

Но до сих пор ни один из них не решался взойти на корабль без разрешения капитана, личности необычайно важной в их глазах. Спросить же у него разрешения у них не хватало храбрости. Поэтому их желание оставалось пока неосуществимым. Будем надеяться, что оно, как и многие другие, когда-нибудь исполнится.

Глава восьмая. ПЕРВЫЙ КОЧЕГАР

Так прошел 1882 год, ознаменованный многими удачами и неудачами для Малыша; исчезновением семьи Мак-Карти, о которой он ничего не знал, тремя месяцами, проведенными в Трелингер-Кэстле, встречей с Бобом, жизнью в Корке, процветанием торговли газетами и журналами.

В первые месяцы нового года торговля если не пошла тише, то все же достигла своего максимума. Видя это, Малыш стал мечтать о более доходном занятии, не в Корке, конечно, а в более значительном городе… И мысли его стремились по-прежнему в Дублин.

Прошли январь, февраль и март. Мальчики жили, экономя каждый пенни. К счастью, их маленькое состояние увеличилось благодаря неожиданному доходу, полученному от продажи политической брошюрки, относящейся к избранию Парнелля, на торговлю которой на улицах Корка и Кингстона Малыш получил исключительную привилегию. Кто желал приобрести эту брошюру, должен был обращаться непременно к нему. Бирк носил целую массу этих брошюр на спине. Это был настоящий успех. В конце апреля в кассе оказалось тридцать фунтов, восемнадцать шиллингов и шесть пенсов. Никогда еще мальчики не были так богаты!

Тогда начались длинные увлекательные разговоры относительно покупки небольшой лавки около железнодорожной станции. Как это было бы хорошо! Мальчики нашли бы себе и кредит. И, конечно, у них не было бы недостатка в покупателях. Но Малыш, которого не оставляла мысль переселиться в Дублин, куда его влекло, может быть, предчувствие, долгое время не мог ни на что решиться, пока наконец неожиданный случай не распорядился его судьбой.

Это было в воскресенье, 8 апреля. Малыш и Боб решили провести этот день в Кингстоне. Главное удовольствие прогулки должно было состоять в посещении матросского трактира, в котором они собирались пообедать.

– И мы будем есть рыбу? – спросил Боб.

– Да, и даже омаров, а если их не будет, то хоть крабов.

Мальчики надели лучшую одежду, хороню вычищенные сапоги и отправились ранним утром в сопровождении Бирка, тоже старательно приглаженного.

Был прекрасный солнечный день, и дул легкий, теплый ветерок. Ехать по Ли на пароме было истинным наслаждением. На берегу играли музыканты, что привело Боба в восторг. День начинался замечательно, и можно было только желать, чтобы он так же окончился.

Выйдя на набережную Кингстона, Малыш решил зайти в трактир, показавшийся ему более симпатичным.

У дверей в кадке полдюжины омаров двигали клешнями в ожидании ужина, на котором они будут фигурировать в качестве лакомого блюда.

Малыш и Боб собирались уже переступить порог этого замечательного трактира, когда их внимание привлек большой корабль. Это был «Вулкан», судно вместимостью до девятисот тонн, прибывшее из Америки и собиравшееся отплыть на другой день в Дублин. Так по крайней мере сообщил старый матрос. Они стояли в восхищении перед кораблем, когда рослый малый, с черными от угля лицом и руками, подошел к Малышу, всмотрелся в него, потом открыл вдруг рот, закрыл глаза и вскричал:

– Ты… это ты?

Малыш: был поражен, и Боб не менее его. Кто мог быть этот человек, говоривший ему «ты», к тому же еще негр! Здесь было, конечно, недоразумение.

Но предполагаемый негр продолжал тем же тоном:

– Это я… неужели ты не узнаешь меня? Вспомни Ragged school… Грипа!

– Грип! – вскричал Малыш и бросился ему на шею. После взаимных объятий Малыш оказался черным, как угольщик.

Какое счастье опять встретиться! Бывший надзиратель Ragged school был теперь крепким, здоровым двадцатилетним малым, ничем не напоминающим прежнего измученного Грипа. Только лицо его сохранило прежнюю доброту.

– Грип… Грип… это ты! – не мог надивиться Малыш. – И ты матрос?

– Нет, я кочегар на «Вулкане».

Название кочегара произвело на Боба сильное впечатление. Малыш представил ребенка своему старому другу.

– Он заменяет мне брата, – сказал он. – Я нашел его на большой дороге… Он тебя знает, потому что я ему часто рассказывал про тебя! Ах, Грип, сколько интересного ты можешь рассказать мне! Ведь прошло уже шесть лет с тех пор, как мы расстались. Пойдем с нами завтракать вот в этот кабачок, куда мы собирались войти!

– Нет, – ответил Грип, – лучше вы идите завтракать со мною. Но сначала на корабль!

На корабль? Малыш и Боб не верили своим ушам. Точно им предлагали пойти в рай!..

– А как же наша собака?

– Ах, это ваша собака, которая все время вертится около меня?

– Да, Грип, это наш друг.

Грип приласкал Бирка.

– А что скажет капитан? – спросил Боб, чувствовавший сильную робость.

– Капитана нет на корабле, а его помощник примет вас отлично. К тому же мне необходимо переодеться и вымыться, так как я только что освободился от работы. Да и тебе не мешает помыться, Малыш! Тебя ведь все так же зовут?

– Да, Грип. И мне бы хотелось тебя еще раз поцеловать.

– И мне тоже, – сказал Боб, и все трое крепко обнялись.

Минуту спустя четыре друга, в том числе и Бирк, сидели в гичке, управляемой Грипом, и вскоре подошли к «Вулкану». Кочегар взошел вместе со своими друзьями и Бирком на судно.

Вымывшись, Грип начал переодеваться, рассказывая в то же время свою историю. После пожара в Ragged school он, тяжело раненный, был помещен в больницу. Пролежав недолго, вышел совершенно здоровый, но без всяких средств к жизни. Город собирался вновь построить школу для оборвышей, но Грип, помня ужасную жизнь в Ragged school, не имел ни малейшего желания начать ее снова. Жить в обществе О'Бодкинса и старой Крисс не представляло ничего заманчивого. К тому же и Малыша там больше не было: Грип слышал, что его увезла какая-то важная дама, но куда, никто не знал, и все его розыски по выходе из больницы остались без результата.

Грип покинул Галуей. Переходя из деревни в деревню, он находил иногда работу на фермах и перебивался таким образом, чувствуя себя все же менее несчастным, чем был в Ragged school.

Год спустя Грип приехал в Дублин. Стать моряком было всегда его мечтой. Так как он был слишком стар, чтобы быть юнгой, его взяли на «Вулкан» в помощники кочегара. Судно плавало из Дублина в Нью-Йорк и в другие порты восточного побережья Америки. Из двух протекших лет Грип провел большую часть времени на океане и вскоре занял место первого кочегара. Нечего и говорить, что честный малый, отличаясь хорошим поведением и скромными вкусами, откладывал часть получаемого им жалованья. Он сэкономил таким образом около шестидесяти фунтов, которые никуда не помещал, так как ему не приходило и в голову получать с них проценты.

Такова была история Грипа, которую он весело сообщил Малышу, рассказавшему ему в свою очередь про себя. Грип не мог надивиться, слушая рассказ про драматические успехи мисс Анны Уестон, про честную трудовую жизнь керуанских фермеров, про их несчастье, наконец, про пышную обстановку Трелингер-Кэстла и всего, что затем последовало.

Боб должен был тоже рассказать про себя. Но история его была очень краткая. Жизнь началась, собственно, с того дня, как Малыш подобрал его на дороге или, вернее, вытащил из реки.

– А теперь нам пора идти завтракать, сказал Грип.

– Но не прежде, чем мы осмотрим корабль, заметил Малыш.

– И влезем на мачты, – прибавил Боб.

Грип повел их сначала в трюм. Какое наслаждение испытал наш маленький торговец при виде разнообразного груза! Он с жадностью вдыхал запах торговли. И подумать только, что весь этот товар был куплен в далеких странах, чтобы быть потом перепроданным на рынках Соединенного королевства. Ах, если бы Малышу удалось когда-нибудь!..

Но Грип прервал мечты мальчика, предложив ему осмотреть каюты капитана и офицеров, в то время как Боб не мог натешиться, лазая с мачты на мачту. Никогда он не чувствовал себя счастливее, в нем были все задатки быть хорошим юнгой.

В одиннадцать часов Грип, Малыш и Боб сидели за столом в уютном кабачке. Бирк был тут же, глядя на стол, и можно себе представить, каким хорошим аппетитом обладали все четверо.

Но каким же и завтраком угостил их Грип! Здесь были яйца, ветчина, покрытая желе, золотистого цвета сыр, причем все это запивалось вкусным элем! Под конец подали омары, не простые крабы, которые едят бедняки, а настоящие омары, про которые Боб выразился, что вкусней нельзя ничего придумать на свете.

Но еда не мешала разговору. Говорили с полным ртом, что не принято у людей воспитанных, но было вполне извинительно для наших юных друзей, которые не могли тратить времени даром.

И чего только не вспомнили Грин и Малыш из эпохи своего пребывания в Ragged school! И историю с чайкой, и подарок в виде теплой фуфайки, и отвратительные шутки Каркера!..

– Что-то с ним сталось, с этим негодяем? – спросил Грип. – Я бы тебе советовал, Малыш, торгуя газетами, просматривать их иногда. Ты, наверно, когда-нибудь прочтешь, что негодяй Каркер окончил свои дни на виселице.

Затем вспомнили про пожар. Ведь Малыш был обязан жизнью Грину; он до сих пор не мог поблагодарить его, но сделал это теперь, крепко пожав ему руку.

– Я никогда не переставал о тебе думать, признался Малыш.

– А я не мог думать о вас, потому что я вас не знал, – сказал Боб. – Но теперь я буду всегда разговаривать о вас с Бирком.

Бирк ответил радостным лаем. Несмотря на восхищение, выказываемое Бобом относительно омаров, Бирку они не понравились.

Малыш стал расспрашивать Грина о путешествиях в Америку. Тот, рассказывая ему про большие города Соединенных Штатов, заметил, что такие же имеются и в Англии, например Лондон, Ливерпуль, Глазго…

– Я знаю, Грип, я читал в газетах, но ведь это так далеко…

– Но есть и другие города, например Дублин! – вскричал Грип. – Он всего в трехстах милях отсюда, и поезд идет туда один день.

Дублин – это была мечта Малыша.

– Прекрасный город, – продолжал Грип. – В нем ведется большая торговля, прибывают суда, забирают груз…

Малыш в мечтах уносился все далее и далее…

– Ты должен был бы поселиться в Дублине, сказал Грип. – Я уверен, что ты сумел бы там отлично устроиться. А если бы тебе понадобились деньги, то ведь у меня они есть, и я не знаю, куда девать их.

– Почему же ты не положишь их в банк? Они давали бы тебе проценты, – заметил Малыш.

– Потому что я не доверяю банкам. Лучше потерять проценты, чем лишиться всего, что есть. Но если я не доверяю другим, то вполне верю тебе, мой мальчик. И если бы ты приехал в Дублин, который служит местом постоянной стоянки «Вулкана», мы могли бы часто видеться! И если бы тебе понадобились деньги, чтобы начать торговлю, я бы тебе с удовольствием дал все, что имею. Приезжай же в Дублин, и я уверен, что ты составишь себе состояние.

– Я и сам на это надеюсь, – сказал просто Малыш с сиявшими от радости глазами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное