Анна и Сергей Литвиновы.

Ideal жертвы

(страница 5 из 27)

скачать книгу бесплатно

Хотя на самом деле мне дико хотелось в теплую постель. И чтобы рядом стакан с горячим чаем, и чтобы кто-нибудь меня жалел, сидел рядом и гладил по голове... Только кто ж меня пожалеет? Маме все время некогда – на ней и хозяйство, и Максимка. Сынуля мой – он навстречу, конечно, бросится и обнимет своими тепленькими ручками, но жалеть дети не умеют. Наоборот, станет требовать, чтоб я с ним в бесконечные машинки играла.

В голове вдруг мелькнула шальная мысль: а может, согласиться на предложение Старцева?! Поехать с ним, и пусть он поит меня чаем и делает свой китайский массаж... Доктор, насколько мне удалось разглядеть в полумраке машины, вполне себе ничего. Пусть и дедок уже, и черты лица неправильные, зато глаза все искупают. Черные, прожигающие, пронзительные – и в то же время участливые.

Впрочем, что за бредовые мысли? Какой может быть Старцев, если дома меня ждет Максимка – едва оправившийся от своей болезни и потому особенно сейчас нуждавшийся в моей заботе и ласке? Да и разве можно куда-то ехать с первым встречным?! Помрачение какое-то. Видно, этот мужик себя не зря суггестологом называет. Небось сидит сейчас и внушает мне: «Захоти меня! Захоти!..»

Я инстинктивно отодвинулась от доктора подальше, на самый краешек сиденья. И пробормотала:

– Вот тут налево надо.

Слава богу, расстояния в нашем городке смешные, и мы уже приближались к моему дому.

Но в этот раз Старцев моего указания не выполнил. Вместо того чтобы повернуть, резко принял вправо и остановился. Он, что ли, думает, что уже меня загипнотизировал? И сейчас набросится с объятьями?!

Я дернула дверь – заперта.

А доктор вскинул на меня угольки своих глаз и вкрадчиво произнес:

– Вы такая красивая... Лиля.

Вот черт! Не бывает в нашем городке (да и в нашей стране!), чтоб тебе кто-то за бесплатно добро сделал! Я-то, дурочка, раскрылилась: пожалел, подвез! А он не маньяк, конечно, но обычный старый приставала.

Я резко произнесла:

– Только посмей меня тронуть.

Получилось зло, да и смотрела я Старцеву точно в основание носа (Юрик когда-то учил, что одним таким взглядом можно деморализовать противника). Какого-нибудь Чикатило мои приемы вряд ли смутили бы – однако доктор аж отпрянул. Виновато пробормотал:

– Лиля, Лиля, да что вы?.. Неужели вы могли подумать, что я вам сделаю что-то плохое?..

До дома оставалось метров пятьсот, и я потребовала:

– Откройте машину.

– Ну, уж нет, – покачал он головой. – Довезу вас до подъезда.

Я, правда, сомневалась, стоит ли показывать доктору, где находится мой подъезд, но очень уж не хотелось вылезать из теплого нутра машины и топать остаток пути по мокрому снегу. Да и к тому же инстинкт безошибочно подсказывал: этот Старцев действительно ходок еще тот, и женщин у него легион. Однако насильно он никогда не возьмет – такие тащат в постель, только если дама сама согласна, если ведется на обволакивающие взгляды и точечные массажи.

– Езжайте налево и потом прямо, – хмуро велела я.

– Яволь, моя королева! – весело откликнулся он.

Я снова подумала: старый перец совсем и не плох.

Глаза у него изумительные, и поговорить с ним, наверно, интересно, да и в сексе, говорят, доктора знают толк. И машина у него хорошая... Сейчас, конечно, ни о каком точечном массаже и речи идти не может, но потом, когда я поправлюсь... почему бы с ним и не встретиться?

Мы на немалой скорости влетели в мой двор, притормозили у подъезда. Доктор выключил двигатель, разблокировал двери: вроде как путь свободен. Но продолжал жечь меня своими глазами-углями:

– Ну что, Лиля? Китайский массаж, я так понял, вас не заинтересовал. Может быть, что-нибудь еще? Горячий пунш? Прогулка под луной? Ванна с шампанским – не сейчас, конечно, когда вы поправитесь?

И было в его беззастенчивых – да что там беззастенчивых, просто наглых! – предложениях чего-то чрезвычайно интригующее. Или он меня все-таки загипнотизировал?

В общем, не знаю, что тому было причиной, но я произнесла:

– А почему бы и нет?

– Тогда давайте так. – Он внимательно посмотрел на меня. – Сегодня понедельник. Я даю вам три дня на то, чтобы вы справились с простудой. А в пятницу, скажем... в девятнадцать ноль-ноль буду ждать вас у стелы.

Странный выбор для места свидания. Стела – наша единственная достопримечательность – располагалась в городском парке. Я хмыкнула:

– Мы что же, будем прогуливаться по дорожкам?

– Ни в коем случае, – покачал головой Старцев. – Просто я давно приметил в вашем парке удобную площадку. Мне почему-то кажется, – снова пристальный взгляд на меня, – что вам очень хочется... научиться водить автомобиль. Я прав?

Я изумилась. Доктор был прав, тысячу раз прав! Я действительно мечтала водить машину. И пусть собственный автомобиль мне не светит, но хотя бы просто уметь! Самой, хоть иногда, чувствовать восхитительное сцепление рук и руля, ног и педалей, повелевать скоростью, ветром, пространством!

– А вы за свою машину не боитесь? – хмыкнула я.

Старцев усмехнулся в ответ:

– Я хороший учитель.

– Тогда годится, – кивнула я. И поинтересовалась: – А что будет дальше, после урока вождения?

Всегда лучше с самого начала расставить все точки над i.

– Потом мы с вами поедем в ваш любимый ресторан, будем пить самые ваши любимые коктейли и, если хотите, потанцуем... – вкрадчиво проговорил доктор.

И на его хитрой физиономии читалось: жаль, что с наскока не получилось. Но уж в пятницу-то я тебя в постель точно затащу!

А я весело подумала:

«Смотри, хренчик, зубы себе не обломай!»

И улыбнулась:

– Идет. Договорились. До пятницы!

Покататься на машине – это я с удовольствием. И в ресторан сходить. И потанцевать. А вот насчет секса – это мы еще очень сильно посмотрим.

...И в пятницу мы с доктором провели если не восхитительный, то вполне достойный вечер. Я довольно ловко научилась трогаться с места и повышать передачи (только когда с первой на вторую переходила, машина сильно дергалась). Потом он повез меня в ресторан и заказал самое дорогое, что было в меню, – королевские креветки. И танцевать мне с ним понравилось, и слушать всякие медицинские байки – тоже.

Но все его предложения (вполне, впрочем, корректные) продолжить банкет я решительно отвергла. Не виляла, не хитрила: сказала в лоб: мол, вы симпатичный мужчина, и очень мне нравитесь, и спасибо за прекрасно проведенное время. Но прыгать в постель к человеку, которого едва знаю, я не готова. Вот познакомимся поближе... Начнем друг другу доверять...

Старый ловелас мое заявление проглотил. Рьяно воскликнул:

– Что же, я готов подождать!

Довез до дому, поцеловал в щечку и назначил новое, через неделю, свидание...

Мы виделись еще несколько раз. Он, не жалея своей иномарки, продолжал давать мне уроки, и я как-то даже выехала из парка в город. Старцев водил меня в кино, кормил в ресторане, развлекал анекдотами. О себе почти не рассказывал, и меня это не удивляло. Знакомая картина. Наверняка женат – потому и скрытничает. Впрочем, я за него замуж не собиралась. И становиться его любовницей – тоже.

Но только дружба между мужчиной и женщиной, к сожалению, невозможна. И с каждым нашим танцем Старцев прижимался все теснее, и наши поцелуи в машине, перед моим подъездом, становились все более страстными... И я понимала: дольше тянуть не получится. Мне наконец нужно решиться. Или – дать ему. Или – послать. Навсегда. Старые ловеласы – они, конечно, не то, что молодые, которые тебя в койку на первом свидании пытаются уложить, но и их терпение не беспредельно.

И что прикажете делать? Спать со старикашкой мне совсем не хотелось. Зачем он нужен, весь морщинистый и руки в пигментных пятнах? Но посылать доктора тоже было жаль. Ведь тогда за рулем новенькой иномарки больше не посидишь. И королевских креветок не поешь...

Вот я и тянула, никак не могла принять решения...

Так обстояли дела, когда вдруг последовало неожиданное приглашение в «Ариадну». И надо же такому случиться, что чуть ли не первым, кого я здесь встретила, оказался Старцев!

...Я инстинктивно отодвинулась подальше от доктора. Пробормотала:

– Что вы здесь делаете?!

Он, кажется, удивился:

– Что здесь делаю? Я? Работаю. А ты?

И я вместо того, чтоб ответить, едва не взвыла. Ну, что же я за идиотка! Встречалась со Старцевым, каталась на его машине, ужинала с ним, танцевала – и даже не спросила, где он работает! Единственное мне оправдание, я уже говорила: доктор будто и не хотел о себе рассказывать – а я не настаивала. Но могла бы и сама догадаться! Где еще практиковать столичному светилу, суггестологу высшей категории, как не в элитном санатории «Ариадна»?!

...Он же – прямо скажем, довольно подозрительно – взглянул на меня и повторил свой вопрос:

– Как ты, Лиля, сюда попала?

Мне ничего не оставалось, как признаться:

– Я теперь здесь работаю. Инструктором по шейпингу.

И в бессильной ярости наблюдать, как по лицу доктора растекается удовлетворенная улыбка. И слушать, как он торжествующе произносит:

– О, Лиля, как все замечательно складывается! Что ж, так нам с вами будет куда удобнее!..

– Удобнее – что? – притворяюсь я непонимающей.

– Удобнее довести наши отношения до логического конца, – масляно улыбается доктор. – Ты ведь в корпусе для персонала живешь? Я к тебе загляну. Сегодня. Часиков в девять вечера.

И по его ликующему взгляду было видно: уж теперь-то Старцев точно не сомневается, что затащит меня в постель. Безо всякой преамбулы в виде ресторана или уроков автовождения.

Только я и раньше – еще пребывая в статусе скромной тренерши из Кирсановки – сомневалась, нужен ли он мне. А уж сейчас, когда работаю в «Ариадне» и рядом находится мой недостижимый и прекрасный Костя, не сомневаюсь вовсе.

И я бурчу:

– Вечером я занята.

Но если в Кирсановке доктор, слыша мои отказы, робко спрашивал, когда же я наконец смогу уделить ему время – то здесь он ведет себя совсем по-другому. Небрежно произносит:

– Значит, постарайся освободиться.

– Да с какой стати? – пожимаю я плечами.

А Старцев назидательно говорит:

– Да с такой, Лиля, что ссориться со мной тебе теперь неразумно... Понимаешь, о чем я?

– Вы мне не начальник, – продолжаю бунтовать я.

Хотя это не аргумент, конечно.

Старцев, по нахальной роже видно, здесь большой человек, а я – всего лишь инструкторша по шейпингу. К тому же новенькая, без репутации, без друзей... Одно его слово – и вылечу из теплого местечка, как пробка.

Но все равно: язык у меня так и чешется – просто послать старого приставалу куда подальше.

Однако я сдерживаюсь. Старцев – не спрашивая, а утверждая – произносит:

– Значит, договорились. Сегодня в девять я у тебя.

И деловитой походкой удаляется.

А я гляжу ему вслед и ломаю голову: как бы мне избавиться от его домогательств? И остаться при своей новой замечательной работе?!

...На свое первое занятие по шейпингу я тоже шла с тревогой. Как я справлюсь? Удастся ли подружиться с коллегами? Тренер из меня, может, и неплохой, но ведь я нигде не училась. Фитнес осваивала по видеокассетам. Для Кирсановки, может, и такой уровень сгодится – но устроит ли он столичных, разбалованных дорогими спортивными клубами фифочек?

Но первая моя клиентка оказалась абсолютно нормальной девицей. Не сильно старше меня – слегка, наверно, за тридцать. И говорок не противный московский, а скорее, как у «прекрасной няни», с гэканьем. И держится без особого гонора, хотя бриллианты на пальцах внушительные.

– Тебя, кажется, Лилей зовут? – деловито обратилась она ко мне. – Ну, слушай, Лиля. Ставлю задачу. У меня проблемное место пресс. И попа. А еще я эту физкультуру страшно ненавижу. Так что ты на меня воздействуй. Любыми способами. Вплоть до физического устрашения.

– Лупить тебя, что ли? – ухмыльнулась я.

Фу, что я несу? Тут ведь не простецкий кирсановский клуб, к здешним клиенткам надо, наверно, на «вы» обращаться. Но эта поправлять меня не стала:

– Да хоть и лупи. А то у нас в Жуковке в клубе с нами носятся, да не устали ли вы, да не хотите ли отдохнуть, посидите в кресле, вот вам коктейльчик «Здоровье». Ну, и сидишь, расслабляешься. А задница растет.

На мой вкус, филейная часть у моей клиентки была вполне приемлемой. Не королева красоты, конечно, но и никаких особых телес. Но если хочет, чтоб ее гоняли – я ей мигом это устрою. Я врубила бодренькую «Чем выше любовь, тем ниже поцелуи», велела повторять за мной и задала такой темп, что клиентка уже через десять минут пыхтела паровозиком.

Сейчас сдастся? Попросит в кресло и коктейльчик? Но тетка, молодец, терпела. А я на ходу ее подбадривала: «Еще минус сто килокалорий! Еще минус двести! Теряешь просто на глазах!..»

Полная чушь, конечно, но у нас в Кирсановке девчонки мне верили. Поверила и эта – явно разбалованная элитными столичными клубами. Впрочем, из Москвы ли она?

Когда сбавили темп и перешли к спокойным упражнениям на растяжку, я поинтересовалась:

– Ты сама вообще откуда?

– Вообще с Кубани, – хмыкнула она. – Станица Тимашевская, или Тимашевка. – И со значением добавила: – Но сейчас живу на Рублевском шоссе. Точнее, в Жуковке. Знаешь такое место?

– Это там, где президент?

– Ну, почти. Я из-за его кортежа вечно в пробках стою.

Клиентка явно устала, ей хотелось поговорить. И хотя до конца урока оставалось еще минут двадцать, я решила больше ее не мучить. Да и самой интересно: как вышло, что девчонка из Тимашевки стоит в пробке по соседству с самим президентом?

Катина история (так звали мою первую клиентку) оказалась довольно проста. Жила в бедной семье, отец пил, мать разрывалась между четырьмя детьми. Едва Катя закончила школу, назанимала у всех, у кого только можно, и рванула в Москву. Думала устроиться продавщицей. Но чтобы попасть на работу в магазин, нужна была столичная регистрация, а на рынке платили копейки. Да еще и работаешь на холоде, в Москве вечно дождь, слякоть, не то что в родных теплых краях. В общем, помыкалась пару месяцев и сдалась. Позвонила по объявлению, где «красивых девушек без комплексов приглашают на высокооплачиваемую работу».

– Не для того, конечно, я в Москву ехала, чтоб под разных козлов лечь подстилкой, – вздохнула Катя, – только что оставалось делать?

Но ей повезло. Первая же фирма, куда ее позвали на «просмотр», оказалась не совсем обычным борделем. Девушки здесь не банально обслуживали клиента, а делали ему массаж. Работать, конечно, приходилось без одежды, и всякие эротические приемы демонстрировать, но многие мужики действительно приходили в их фирму лишь для того, чтоб голые красавицы размяли им косточки. Возбуждались, что ли, от того, что обнаженная прелестница совсем рядом, а не потрогаешь. (Хотя трогать было можно. Но только после сеанса и за дополнительную, куда выше, чем типовые расценки по Москве, плату).

Кате новая работа пришлась по душе, она работала добросовестно, с азартом, и очень скоро клиенты стали приходить именно к ней.

– Все, кстати, очень серьезные ребята, – сообщила она мне. – И депутаты, и режиссеры, и бизнюки крупные...

А один, совсем старый и глубоко женатый, неожиданно принял в ее судьбе самое горячее участие. Оставался после массажа на секс, но был вполне себе ничего, ласковый. И все повторял, что ты, мол, девочка молодая, красивая, талантливая, и просто глупо растрачивать такие данные, работая в массажном салоне.

– А куда мне еще идти, в университет? – хмыкала Катя.

Университет ей, с еле натянутыми тройками, явно не светил.

– Толку от того университета, – улыбался дядька. – Замуж тебе, Катенька, надо. Замуж за хорошего человека.

– Так где ж его взять? – вздыхала она. – За вас бы пошла – но вы не зовете.

– Ну, милая, зачем тебе я, старик? – разводил тот руками. – Тебе молодого надо.

Однако никто из молодых – их в Катиных клиентах тоже перебывало немало – не спешил предлагать ей руку и сердце.

И вот однажды верный старикашка-поклонник преподнес девушке шикарный подарок: карточку в дорогой спортивный клуб. Катя, когда узнала ее стоимость, едва не застонала: лучше б деньгами дал! Полгода бы нужды не знала! Но возврату карточка не подлежала, а старичок зудел:

– Ты, Катенька, не кривись. Я ведь тебе мог бриллиант купить – но подарил именно карточку. Значит, неспроста. Значит, ходи в клуб. Потому что самые достойные мужья как раз в таких местах водятся. Не в казино же их искать! И не в ресторанах. Туда мужики развлечься приходят. И, если снимают девушку, держат с ней ухо востро. Все время начеку, думают, что их хотят захомутать. И делают все, дабы не попасться на крючок. Секс – да. Подарки – частенько. Но про замуж – даже не заикайся. А в спортивном клубе мужик расслаблен. Он пришел туда тренироваться. Он с упоением переходит от тренажера к тренажеру. И не ждет подвоха, когда к нему подходит симпатичная девушка и нежным голоском просит убрать со штанги «эти тяжеленные блины, потому что только вам под силу выжать сто килограммов, а я могу поднять максимум десять». Мужчина с рвением бросается на помощь. Попутно оценивает незнакомку. И если в ночном клубе короткая юбка и платье с глубоким декольте часто вызывают подозрения (чего это она вырядилась, все наружу, вдруг проститутка?), то в тренажерном зале можно демонстрировать фигуру на вполне законных основаниях. Эластичные брючки в обтяжку, майку с глубоким вырезом и соблазнительно открывающие стопу легкие кроссовки можно купить за разумные деньги в любом спортивном магазине. Ну, а если ты, при хорошей фигуре и симпатичном лице, еще и не круглая дура, то крупный улов тебе практически гарантирован. В приличные спортивные клубы ведь не грузчики ходят. И не мелкие менеджеры. Куда ни плюнь – попадешь в директора, а то и в президента компании. И женатиков среди них, со знанием дела просвещал Катерину покровитель, не более половины.

Катюша выслушала его рассказ с большим интересом и решила: чего она теряет? Не выкидывать же карточку...

И получилось, не обманул старичок, потому что уже через полгода Катя играла шикарную свадьбу с весьма успешным и всего лишь сорокалетним бизнесменом.

– ...Только одна беда, – закончила свой рассказ Катерина. – Муж мой, Васька, на спорте повернут. Продолжает в клубе торчать по четыре раза в неделю. А мне, хоть я все эти тренажеры и ненавижу, приходится с ним ходить. Чисто на всякий случай, присматривать, чтоб какая-нибудь умница вроде меня его не отбила. А толстые в спортивном клубе не в почете. Вот я и мучаюсь, качаю пресс – надо ведь на уровне быть...

«Подумаешь, проблема – тело в форме держать!» – мелькнуло у меня. Катюше оставалось только позавидовать. Нашла, на что жаловаться: четыре дня в неделю проводит в роскошном клубе! Я-то сама всегда всякие зарядки-тренировки любила. И в школе никогда с физкультуры не сбегала, и во все секции, куда меня пристраивала мамочка, добросовестно ходила. Да и мужчины мне всегда нравились спортивные. Юрик, моя первая любовь, во многом меня тем купил, что подготовлен был лучше некуда. Я и от фигуры его, красиво накачанной, с бугорками мышц, просто млела. И от стремительных, кошачьей элегантности, движений. Я Юрика даже иногда упрашивала дома в кимоно походить. О, этот соблазнительный крепкий торс, едва прикрытый белоснежной тканью! А эти узкие бедра, вызывающе обтянутые белым хлопком! А тонкая талия, перехваченная черным поясом!..

Но только, увы, мой Юрик был совсем не топ-менеджером. Кулаками махать умел, а кошелек – вечно пустой. Стыдно вспоминать, но ведь он на пиво у меня стрелял. Мама, уж на что гостеприимная, а жаловалась, что Юрика не прокормишь: уминал, не стесняясь, по три отбивных, подъедал все имевшееся дома съестное до кусочка. На меня никогда денег не тратил, редкие букеты да единственное крошечное колечко не в счет. А когда оказалось, что я залетела и заикнулась, чтобы оставить ребенка, и вовсе возмутился:

– Ты с ума сошла? Это ж какие расходы!

А ведь я ждала от него совсем других слов...

...Первое занятие было закончено. Катюха снисходительно похвалила:

– А ты ничего! Я к тебе и дальше буду ходить! И среди девчонок рекламу тебе сделаю.

– Спасибо, – кивнула я.

И отправилась на обед.

Мы, персонал, должны были принимать пищу в мрачном зале с рядком щербатых и хромоногих столов. Пахло здесь совсем невкусно: подкисшими щами, старым компотом. Но все это оказалось совсем не важно, потому что прямо с порога солнечным пятном я увидела: за столиком у окна сидит Константин. И смотрится в убогой обстановке столовой абсолютным инопланетянином. Тонкие нервные пальцы, стильная прическа, дорогой костюм... Будто известный артист неведомым образом оказался на глухом полустанке, зашел перехватить бутерброд в станционном буфете...

Я, не глядя, что беру, покидала на свой поднос тарелки. Кажется, там был салат из капусты, борщ, котлета с пюре – скучнейший столовский набор. И со всех ног кинулась к столику, где сидел Константин. Неужели мы окажемся рядом?! И, может, мне удастся ненароком коснуться его руки?.. Как хорошо, что после тренировки я успела принять душ и подкраситься, и уложить феном волосы!

– Здравствуйте, Константин Сергеевич! – широко улыбнулась я.

– Привет, Лиля, – сдержанно кивнул он.

И ни тени улыбки на прекрасном, но таком холодном лице. Он что же, даже не предложит мне присесть рядом с ним?

– Спасибо вам большое... ну, за утро... – стушевалась я. – Что отмазали от этого тролля...

В его глазах на секунду вспыхнули веселые искорки. Но тут же погасли, лицо вновь стало бесстрастным.

– Пожалуйста.

И тут я разозлилась – в первую очередь на себя. Чего я действительно, как последняя идиотка, стою с подносом?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное