Роман Злотников.

Вечный: Шпаги над звездами. Восставший из пепла. И пришел многоликий… Последний рейд (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Моя девочка сказала, что, если уж они захотели бесплатно умереть, пусть хотя бы упокоятся в свежевыкрашенных гробах.

Усатая Харя тогда, помнится, неодобрительно покачал головой:

– Насколько я знаю, у вас и так проблемы и с командованием флота, и с пэрами, стоит ли дразнить гусей еще и превышением расходов? Мои парни назаказывали столько, что над лесом круглые сутки стоят гул и звон. Для многих это первый ремонт за десяток лет, а тут материал и оборудование на халяву, так что народ пашет как проклятый. Я думаю, мы уже изрядно облегчили королевскую казну.

Сандра сурово сжала губы:

– Это наша забота, усачок. – Она помолчала и добавила неожиданно горьким тоном: – Мы все поставили на кон. Если отобьем Форпост, все простится, если нет… Боюсь, у нас будет новая королева.

Дон Крушинка со вздохом погасил экран. Что такое с ним творится? Казалось бы, надо радоваться. Только Сандра знала, как угнетало его все эти годы положение любимой собачки при могущественной вельможе. Правда, вся дворня и прихлебатели, вертевшиеся при дворе Сандры, быстренько поняли, что это не собачка, а скорее матерый волкодав и принятые в их кругу заигрывания с мужчинами ему могут не понравиться. Все окончательно убедились в этом после очередного неудавшегося покушения, когда Сандра была тяжело ранена и он, взбесившись, разыскал убийц и буквально изрубил в капусту две дюжины человек. Во всех программах новостей показывали тогда, как Усатая Харя выбирался из траттории, в которой он застиг заговорщиков, – с озверелым лицом, обожженным выстрелом лучевого пистолета боком и дико сверкавшими сквозь слой запекшихся кровавых сгустков глазами. С тех пор к нему и вовсе мало кто решался подходить в отсутствие Сандры. Эта его репутация в какой-то мере играла им на руку: в нем видели цепного пса, и только. Однако несмотря на все усилия Сандры, его одолевала дикая тоска. Даже когда он принимал участие в возрождении мощи флота королевства, сутками кропя над чертежами кораблей и крепостей, над новой редакцией боевых уставов флота, она не отпускала. Но как все изменилось, когда они поручили ему вербовку флота! Он будто сбросил с плеч не меньше сотни лет. Все болячки, которые так мучили его последний год, исчезли бесследно, а уже когда он узнал, что его контракт, по существу, стал спасением для сословия благородных донов, то вообще почувствовал себя на седьмом небе. Но чем ближе подходил решающий день, тем больше он хандрил. Почему? Это не был страх перед Врагом. Усатая Харя снес немало тролличьих голов своим знаменитым топором, а однажды даже сумел достать казгарота, и вообще, когда это благородный дон боялся доброй драки? Не было это и страхом за свою жизнь. Он немало пожил и совершил много достойных поступков, чтобы спокойно предстать перед Господом, тем более если ему суждено пасть в битве с нечистивым воинством. Конечно, сейчас он был бы не прочь пожить еще: как-никак у него появилась семья, жена, дочь… Королеву он и вправду считал своей дочкой, ни больше и ни меньше, причем вполне осознанно.

Правда, он нечасто слышал от нее слова благодарности, ну да чего уж… Даже родные дети не всегда ласковы к своим родителям. А гордиться дочкой у него есть все основания. Много ли отцов могут похвастаться этим? Но даже и это был не повод бояться за свою шкуру. Тем более что в предстоящей битве его положение было едва ли не самым безопасным во всем флоте. Любой флот бережет своего адмирала, и, чтобы достать его, Врагу пришлось бы сначала пройти сквозь плотный строй пяти сотен кораблей, команды которых отнюдь не представляли собой легкую закуску для их нечестивых зубов. В чем же тогда дело?

Усатая Харя в очередной раз вздохнул. Может быть, ответственность? Он не раз становился во главе флотов, от которых зависела судьба королевств и республик, но еще никогда он не командовал ТАКИМ флотом и еще никогда от его усилий не зависели жизнь и будущее тех, кого он считал своей семьей.

Дверь распахнулась, и на пороге появился Старый Пердун. Окинув дона Крушинку проницательным взглядом, он добродушно усмехнулся и с трудом втиснул свое объемистое брюхо в оставшееся пространство клетушки, где и одному было не повернуться. Внешность Старого Пердуна в точности соответствовала его последнему прозвищу: толстый, с кустистыми седыми бровями, клочковатой седой бородой и сухой морщинистой кожей. Однако молодые доны, видевшие перед собой облезлого старого брюзгу, частенько садились в лужу: они не знали, что прежде его звали Бульдожья Челюсть, и то прозвище он получил не только за внешний облик.

– Ну что, старина, все дергаешься?

Усатая Харя глянул на него исподлобья:

– У нас максимум неделя, а эскадра…

Но Старый Пердун не дал ему закончить:

– Ну и что? Тебе-то что неймется? У нас тут не регулярный флот, и ты хоть глотку сорви до хрипоты, все равно ничего не добьешься. Это же доны! Каждый капитан знает, что ему предстоит. Каждый делает все, что можно, чтобы его корабль возвратился из этой заварушки, и желательно целым. Неужели ты в этом сомневаешься?

– Так-то оно так, но…

Старый Пердун махнул рукой:

– Ты можешь сделать проще.

Усатая Харя недоуменно уставился на него.

– Назначь день отлета, – пожал плечами Старый Пердун.

Дон Крушинка задумался, потом медленно покачал головой.

– Не могу. День отлета назначает главный штаб флота королевства.

– А что тебе штаб? – упрямо мотнул головой Старый Пердун. – Их дело – разработать план и назначить день, час и точку рандеву. А когда покинуть эту планету, ты вполне можешь решить сам. Да и капитаны будут знать, сколько у них еще времени, а то ты своей кислой рожей всех заколебал. Я уже устал отвечать капитанам, что у тебя просто пучит живот.

Усатая Харя недоуменно вытаращился на него, а потом громко расхохотался. Когда он отсмеялся, Старый Пердун, кряхтя, поднялся со скамеечки.

– Ну, так что мне передать эскадре?

Усатая Харя задумался:

– Объяви, что день старта, – он вывел на экран календарь, – пятнадцатого, ровно через неделю. Но все должно быть готово к утру четырнадцатого. Я думаю, что стоит провести еще одну мессу. На дарование победы.

Старый Пердун кивнул:

– Добро, значит, если повезет, то Рождество встретим победой! – Он шагнул было к двери, однако задержался и как бы между прочим произнес: – А тебе не кажется, что нам здесь не очень-то доверяют? Ко мне тут приходили несколько человек – Краснорожий, Рваное Ухо, еще кое-кто из ветеранов. Они хотят набросать свой план на случай, – он сделал пальцами легкомысленный жест, – если у кого матка придавит мочевой пузырь и его содержимое ударит в голову. Ты как, не против?

Усатая Харя замер. Это попахивало предательством. В то же время он прекрасно понимал: нечто подобное не помешает. В конце концов, вторжение Врага десять лет назад только подтолкнуло к мятежу Карсавен.

– Я бы хотел глянуть на ваши заметки. Скажем, если б я случайно наткнулся на них у себя на столе, меня бы это устроило.

Старый Пердун кивнул и вышел за дверь. Дон Крушинка еще посидел, уставясь в пространство, потом встряхнулся. В конце концов, его девочкам сейчас было ничуть не легче, и он ничем не мог им помочь, кроме как честно выполнить свою долю работы. К тому же он вдруг почувствовал, что гнетущее чувство безысходности как-то отпустило. Со стороны консоли раздался звук вызова. Усатая Харя повел плечами и повернулся к экрану. Пора было кончать с переживаниями и возвращаться к работе. Он нажал клавишу, и на экране возникло лицо Пивного Бочонка.

– Привет, адмирал! – Он улыбнулся, правда, немного натянуто. – Мы уже в системе и, клянусь святым Мафусаилом, будем в твоем заповеднике не позже чем через семь часов.

Усатая Харя удивленно округлил глаза:

– Шустро вы, я и не думал, что какой-то корабль, кроме курьера, может развивать такую скорость, – он покачал головой и лукаво прищурился: – А может, у вас контрабанда от Алых князей?

Тут уж дон Киор расплылся в улыбке до ушей:

– Ну, шутник! Просто, если ты помнишь, мы не так давно гостили на Новом Городе, и там Упрямый Бычок изрядно облегчил кошелек Папы, потому-то он и отказался от времени на ремонт. После того нас потрепали совсем немного, и мы справились на обычной стоянке, без специального оборудования. А ты, клянусь святым Иеремией, как я гляжу, избавился от хандры? – осторожно добавил он, Дон Крушинка усмехнулся в усы:

– Вы, говорят, наладили перегонный куб?

Пивной Бочонок хитро подмигнул:

– А что, отказ от крепкого до начала операций был оговорен в контракте?

– Боге вами, – рассмеялся дон Крушинка, – разве можно такое потребовать от благородных донов, особенно на отдыхе, пусть даже и за казенный счет, как у вас. Просто я подумал, что не мешало бы ребятам тоже разогнать хандру.

Пивной Бочонок удивленно покачал головой. По традиции во время похода или поиска на кораблях соблюдался сухой закон, а оговоренная контрактом подготовка кораблей испокон веку считалась частью похода.

– А как же…

Усатая Харя махнул рукой:

– Я дал приказ закончить все работы к утру четырнадцатого, так что у нас останется вечер и день, чтобы отдохнуть и отслужить мессу.

Дон Киор понимающе кивнул:

– Ладно, успеем сделать. – Он на мгновение задумался, что-то прикидывая в голове, потом хохотнул: – Клянусь святой Бригиттой, будет не менее галлона на брата. И у многих поутру будет головка побаливать… – Он посмотрел куда-то в сторону: – Тут вот капитан меня по спине дубасит. У него к тебе официальная информация.

– А что ж ты, балабол, вперед вылез?

Пивной Бочонок снова хохотнул:

– Да тут Старый Пердун как-то обмолвился, что ты зубами скрежещешь и буйствуешь почем зря. Вот я и вроде как… громоотвод. – С этими словами дон Киор исчез с экрана, а на его месте появилось худое лицо и клиновидная бородка дона Диаса.

– Адмиралу от «Бласко ниньяс».

– Здесь адмирал.

– У нас сообщение, закрытое, категория «А».

Усатая Харя покосился на высвеченные в углу экрана допуски и нажал несколько клавиш, переводящих консоль в шифровальный режим, потом повернулся в угол и, открыв стальной ящик с келимитовым напылением, достал кристалл с личным кодом, полученным в штабе флота, и воткнул его в приемник. Экран мигнул несколько раз, потом приобрел дымчатый оттенок: это значило, что он перешел в кодовый режим. Усатая Харя придирчиво осмотрел пляшущие в углах экрана значки, показывающие работу постановщика помех, и удовлетворенно кивнул:

– Готов к приему.

С экрана послышался до неузнаваемости измененный дешифратором голос:

– Сброс информации, корпускулярный режим. Перед началом операции напоминаю, что содержание полученной информации должно находиться только на кристалле-дешифраторе, после окончания работы не забудьте провести двойную очистку оперативной памяти.

– А, чтоб тебя! Что-то Упрямый Бычок совсем забюрократился, – буркнул дон Крушинка, но тут же вспомнил, что к нему обращается вовсе не дон Диас.

Безликий голос записан на кристалле-дешифраторе. Это была стандартная процедура королевского флота.

Когда сброс информации был окончен, Усатая Харя тут же вывел на экран содержимое полученного пакета. Как он и предполагал, это оказался план операции, разработанный умниками из главного штаба. Пролистав его, дон Крушинка не удержался и презрительно фыркнул. Это был типичный «Dog & pony show». Величественный опус солидного учреждения, возглавлявшего давно не воевавший флот. Масса заумных тактических приемов и сложных маневров, которые должны проходить в идеальной согласованности, что в реальном бою абсолютно невозможно. Он поморщился и убрал изображение с экрана. Потом старательно дважды вычистил оперативную память и выключил консоль. Выйдя из кабинета, он спустился этажом ниже в оперативный зал, подошел к Старому Пердуну и хлопнул его по плечу:

– Вот что, старина. Давно вы болтаете о своем плане сражения?

– Да, почитай, уже месяц, – пожал плечами тот.

– Ну и как?

– Я же говорил, наметки есть. – Он окинул его испытующим взглядом и сварливо добавил: – А что ты хотел, если у нас нет никакой информации по королевскому флоту?

Усатая Харя вздохнул:

– Пошли.

Они поднялись в его кабинет. Дон Крушинка вставил кристалл, молча прослушал информацию об обязательной двойной очистке оперативной памяти, вывел на экран первую страницу плана штаба флота и, кивнув Старому Пердуну на свою скамейку, шлепнул перед ним пачку листов с самопиской:

– Вот, держи. Копировать и исправлять этот файл невозможно, умники из штаба флота это предусмотрели, но что все это можно банально перекатать с экрана – не додумались. Так что давай передувай секретные сведения. – Поймав удивленный взгляд Старого Пердуна, он усмехнулся: – И чтоб через три дня НОРМАЛЬНЫЙ план был у меня на столе.

С этими словами Усатая Харя вышел из кабинета. В конце концов, у него был только один выход – выиграть битву за Форпост. Сейчас он окончательно понял: никто, кроме него, этого сделать не сможет, а все остальное не имело значения. И еще он никак не мог понять, на кой дьявол Упрямый Бычок передал план с борта корвета именно сейчас, хотя его можно было с тем же успехом передать из главного штаба флота или из рук в руки спустя семь часов после приземления. Он не мог знать, что у самого Полярного круга, на незаметном среди нагромождений скал резервном пункте связи флота, офицер в чине коммандера, которая почти двое суток сидела в одиночку в аппаратной, отпустив дежурную смену, разогнула спину и удовлетворенно кивнула, глядя на экран консоли, где светился дешифрованный текст. Коммандер потерла поясницу и нажала несколько клавиш. Экран покрылся рябью, показывая, что текст снова зашифрован. Следующим нажатием информация была сжата в миллисекундный пакет и отправлена в указанный сектор пространства. Кто принял луч, ее не интересовало. Коммандер сделала свое дело и, как ей обещали, еще на один шаг приблизила независимость Реймейка.

Глава 2

Флот висел над Лузусом. Двое суток назад корабли донов начали подниматься с огромного плато, которое два месяца было их базой, и сосредоточиваться на орбите. Вообще-то в таком растянутом по времени выходе на орбиту не было особой необходимости, но Усатую Харю так очаровали здешние леса, что он приказал подниматься группами не более двух десятков кораблей с интервалом не менее часа, надеясь, что в этом случае ущерб для лесов будет минимальным. Королевский флот был на подходе, и до часа «Ч» оставалось совсем немного времени. Однако сейчас забрезжила надежда, что они смогут разгромить Врага. Неделю назад, когда Усатая Харя стоял на широкой лесной прогалине, превращенной в посадочное поле разъездных ботов и дисколетов, и смотрел, как «Бласко ниньяс» опускается, умело гася скорость, его снова одолели мрачные предчувствия. Когда корвет заглушил двигатели и выкинул трап, дон Крушинка не выдержал и двинулся вперед. В раскрывшемся люке показалось несколько фигур; узнав одну из них, Усатая Харя раздраженно выругался. Не дожидаясь, пока все спустятся на землю, он взбежал по ступеням трапа и ухватил Счастливчика за рукав:

– Какого…

– Умерьте свой пыл, адмирал, – перебил его Сивый Ус. – Наш друг сделал все, что мог. Не его вина, что ему пришлось сложить свои обязанности.

– У него была главная обязанность – быть рядом с королевой. Неужели я не мог бы обойтись без специального офицера связи? Мне нужна была твоя удача, Счастливчик, и именно рядом с королевой.

– Однажды она ей пригодилась, – уныло произнес тот.

Усатая Харя непонимающе уставился на него, потом в его глазах вспыхнула тревога. Бесцеремонно ухватив Счастливчика за рукав, он стянул его с трапа и торопливо потащил за собой. Когда они достигли края поляны, дон Крушинка уселся на бревно и грозно посмотрел на Ива:

– Рассказывай!

Все, что рассказал ему Счастливчик, он выслушал молча, только глаза все больше наливались кровью. Когда Ив закончил, дон Крушинка несколько минут сидел молча, потом поднялся, стиснул кулаки и хрипло произнес:

– Если с ними что-нибудь случится… – но, не закончив фразу, повернулся и, сгорбясь, пошел к штабу.

Вечером того же дня он вызвал Старого Пердуна с наработками плана сражения и до утра сидел, запершись, гоняя на консоли разные варианты. Среди них был и такой, при котором драться за Форпост предстояло не только с Врагом, но и со всем королевским флотом.

Следующие несколько дней намного уменьшили его тревогу. Когда же Упрямый Бычок пояснил, что передача плана из пространства была инициативой флагман-капитана Эстель и официальный приказ был получен лично от нее за несколько мгновений до старта, у него, дона Крушинки, уже десять лет проварившегося в котле местных интриг и закулисной возни, появились кое-какие наметки. Сам он еще ни разу не пробовал сталкивать лбами своих противников, но не раз видел, как это с блеском проделывала Сандра. В конце концов, посидев еще несколько ночей, он остановился на варианте, требовавшем нейтрализации только трети королевского флота. Хотя даже и это показалось ему слишком много, но, как говорится, запас карман не тянет. Куда пристроить лишние боеспособные единицы – найдется, лучше уж пусть будет резерв. Единственное, что по-прежнему его сильно беспокоило, – это странное поведение Эстель. Надо было расшибиться в лепешку, но вернуть Счастливчика к королеве.

За два дня до объявленной мессы он собрал Большой круг. Вечером в штаб прибыли все капитаны и командиры эскадр. У каждого в боте или дисколете имелась бочка или иная емкость, в которую по окончании круга должны были перелить бренди, наготовленный командой «Бласко ниньяс». Когда капитаны расселись кто где по склонам небольшой лощины, в дальнем конце которой был установлен экран, снятый из рубки «Неприятной неожиданности». Усатая Харя неторопливо поднялся с чурбака. Гул голосов мало-помалу утих. Адмирал обвел взглядом лица, ясно различимые в свете двух огромных лун, висевших в вечернем небе. Микрофон разнес над лощиной его вздох, напоминавший звук, с которым волна накатывается на берег. Он сразу взял быка за рога.

– Мы в дерьме, доны, – веско произнес он, – мы в полном дерьме. Единственное, что сейчас не вызывает сомнений, так это то, что впереди враг, а вот кто будет прикрывать спину…

Судя по сдержанной реакции, особого удивления его слова не вызвали. Все молча ждали продолжения. Усатая Харя воодушевился:

– Не мне рассказывать вам о том, сколько славных парней сложило свои головы из-за того, что у нанявшей стороны разгоралась свара за власть. Здесь тоже начинается нечто подобное. Но мы к этому готовы. – Он снова обвел взглядом ряды капитанов: – Здесь находится большая часть всех благородных донов, которые могут сегодня поднять шпагу в защиту веры и во славу человечества. У нас прекрасные корабли и опытные командиры. И кто, кроме донов, может похвастаться тем, что столько раз получал удар в спину от вчерашнего союзника, но все равно побеждал? – Он перевел дух и закончил: – Через три дня мы идем в бой.

И снова ответом ему было невозмутимое молчание. В общем-то, в этой его речи особой необходимости не было. Доны давно все знали и обсудили между собой. Но предстоящая битва по масштабам ничуть не уступала ни рейду Черного Ярла на Зоврос, ни битве при Карраше, а в том и в другом случае и Черный Ярл и Толстый Ансельм перед битвой произносили речь, поэтому дон Крушинка предполагал, что сейчас его воины ждали от него того же. Да и сам он чувствовал потребность высказать боевым товарищам все, что накопилось на душе.

– Нам предложили дерьмовый план.

Об этом тоже все знали.

– К тому же кто-то из тех, кому наше прибытие было хуже ножа в печенку, пытается заглянуть нам через плечо… – Усатая Харя вдохнул, пытаясь подобрать слова, которыми смог бы достойно закончить речь, но ничего не приходило в голову, и, чтобы не затягивать паузу, просто сказал: – Но они еще не знают, что такое доны.

По рядам пробежал легкий одобрительный шум. Усатая Харя нахмурился и досадливо подумал, что стоило хотя бы набросать речь: он сам знал, что оратор из него никакой. Но вчера вечером он извел гору бумаги, и все без толку. Хорошего мало, речь получилась какой-то скомканной, однако ничего не поделаешь, пора было переходить к конкретике.

– Старый Пердун и дюжина ветеранов разработали план, который, при удаче, позволит нам хорошенько поджарить зад краснозадым. Несмотря на предположение, что Алых князей на Форпосте нет, Усатая Харя употребил привычный оборот: Алые князья в глазах донов всегда олицетворяли Врага. – План хорош, и к моменту старта он будет в БиУСах ваших кораблей. Главное – ввести его в действие вместо розовой водицы главного штаба, но это будет моя забота. – Он повернулся к экрану и достал световое перо: – Но я хочу, чтобы вы подумали вот над чем…

И дон Крушинка начал четко излагать диспозицию будущего сражения.

К полуночи, когда боты один за другим поднимались в воздух и исчезали в ночном небе, Усатая Харя тяжело поднялся по лестнице и заглянул в кабинет. Там, над переносной консолью, склонились головы Счастливчика, Консолеголового и Крутого Губошлепа. Счастливчик поднял голову на скрип двери, окинул его отрешенным взглядом и вновь уткнулся в пульт. Дон Крушинка постоял, молча рассматривая склоненные головы, потом тихонько вышел и прикрыл дверь. Успех задуманного им зависел от того, насколько успешно воплотится в жизнь то, над чем сейчас работали эти трое. Флот никогда не откажется от плана, разработанного штабом, за исключением одного случая: если план будет недееспособен и программа зависнет. Причем это должно произойти и во всех резервных вариантах. Тогда дон Крушинка сможет предложить свой, и он сильно сомневался, что адмиралы флота будут настолько высокомерны и глупы, что отвергнут его во время уже начавшейся битвы. А он планировал активизировать вирус только тогда, когда отступать будет уже поздно, хотя ясно осознавал, насколько большая ответственность ложится на его плечи. Потеря управления даже на несколько минут могла разрушить любой самый удачный план, а у них до сих пор не было уверенности, что даже их план приведет к победе. Он, без всякого сомнения, был лучше штабного, но хватит ли этого – никто сказать не мог. Как бы то ни было, только он давал шанс. Поэтому трое специалистов сейчас искали ключи к системам защиты программы, чтобы попытаться запустить вирус, а ему оставалось только надеяться, что подвернется удачный момент и зараженную программу удастся перезагрузить в БиУСы кораблей флота.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32