Роман Злотников.

Вечный: Шпаги над звездами. Восставший из пепла. И пришел многоликий… Последний рейд (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Кто еще может задать вопрос?

Ответом ему была тишина. Рассекающий вдруг осознал, что больше не чувствует протазана, прижимавшего его к полу. Он начал подниматься, и тут раздался голос Достигающего:

– Встань и слушай.

Аала приподняла крылья и приняла позу справедливости, и Рассекающий вдруг понял, что и ему никто не мешает встать в эту же позу. Это было невероятно. Он широко раскрытыми глазами смотрел на Достигающего, машинально отметив, что крыльевые когти подрагивают в жесте крайнего недоумения. А тот окинул его суровым взглядом и твердо произнес:

– Прощен.

Возможно, не будь Рассекающий столь ошеломлен происшедшим на аале, он сразу увидел бы, что Устанавливающий не только принял позу встречи ожидаемого гостя, но, кроме того, его конечности сгруппированы в жест принятия решения. Поэтому, когда после церемониала встречи Устанавливающий задал вопрос, он, не принимая позы покорного участия, ляпнул приветствие исполнившего. Вдоль Галереи заката прокатился недоуменный рокот. Рассекающий опомнился и тут же исправил ошибку. Устанавливающий чуть вздыбил крылья в жесте общего недовольства, но тут же успокаивающе прянул ушами:

– Я удовлетворен нашей встречей, Рассекающий.

– Всецело рад, Устанавливающий.

Устанавливающий плавно принял позу понимания:

– Мне кажется, ты потрясен исходом аалы.

Рассекающий молча принял позу согласия. Еще бы. Он ожидал отказа в доверии как минимум на двести оборотов, а может, даже и статуса стагна на несколько десятков оборотов, а все кончилось прощением. Более того – ему вновь доверили Меченосец и поручили стать Ведущим похода в систему Изгнания. Он до сих пор ломал голову над причинами этого необычного решения.

– Фиолетовая трапеция хотела бы услышать твое мнение о «диких».

Это было необычным – интересоваться мнением неуполномоченного члена чужой трапеции. Рассекающий внимательно наблюдал за движением пальцев, но Устанавливающий расслабил кисти в позиции спокойной беседы, поэтому уловить нюансы было трудно, и он счел за лучшее, приняв позу опасения, осторожно заметить:

– Я надеюсь, с Поколением моей трапеции это решено.

– Нет, – покачал головой Устанавливающий.

– Нет?!

Устанавливающий энергично воспроизвел жест всеобщего категоричного утверждения.

– Но…

Устанавливающий перебил его:

– Это не прихоть! Ты знаешь, что наша трапеция имеет наименьший статус доверия, но зато обладает наибольшим влиянием на принятие решения любой другой трапецией. Ты не так давно принял алый цвет и потому пока еще владеешь нашими возможностями понимания происходящего. В то же время ты – один из тех, кто видел «диких» на свободе.

Рассекающий осторожно принял позу сомнения. Устанавливающий несколько сварливо отставил ногу в жесте раздражения и сердито произнес:

– Мне расценить это как отказ?

Рассекающий испуганно растянул крылья в позе раскаяния:

– Я готов поделиться своими размышлениями, но…

Устанавливающий повернул уши в жесте понимания, успокаивая его:

– Это, конечно, не совсем соответствует сложившимся традициям, но и не нарушает их.

Подумай.

Рассекающий вызвал из памяти все, что он знал о предмете размышлений, и вынужден был согласиться с правотой собеседника. Он принял позу радушной покорности:

– Я готов, Устанавливающий.

Устанавливающий благосклонно сдвинул ладони и принял позу благожелательного внимания. Рассекающий задумался:

– Они дики, необузданны и слабы, однако их поступки осмысленны и зачастую даже разумны. Хотя они, как и многие низшие, позволяют химии вмешиваться в процесс мышления, и потому разум их уязвим. Однако иногда их страсти позволяют им совершать невозможное. Я считаю, что они…

– Хомлоки, способные необузданными страстями разрушить Вселенную, – закончил Устанавливающий. Он сделал паузу, а потом со значением произнес: – А не задумывался ли ты над каким-либо иным объяснением? Хомлоки могли бы возникнуть естественным путем или быть одним из неудачных созданий Изначально Изгнавшего, но они ведут историю с одного мира-прародителя. И если это так, а сомневаться мы не имеем никаких оснований, то почему они еще до того, как выйти в пространство, не уничтожили свой мир? Почему переформировали и освоили новые миры? Почему достигли такого могущества? Почему отказали в праве уничтожения тем видам «диких», которых встретили на своем пути?

Рассекающий неспешно принял позу недоуменного отрицания. Устанавливающий ответил на это позой рекомендации:

– Тебе стоит подумать над этим. У тебя был самый высокий статус доверия среди твоего Поколения в нашей трапеции. Возможно, с новыми данными ты сможешь найти более разумное объяснение.

– Я попробую, Устанавливающий. Когда я смогу что-нибудь понять, я найду тебя.

– Но прежде, чем ты начнешь, я хотел бы, чтобы ты ознакомился с меморандумом Относящегося.

Рассекающий осторожно развел концы крыльев в позе смущенного недоумения:

– Я не слышал о нем.

– Немудрено. Он опубликовал свой меморандум поколение назад, еще в самом начале Покорения, и прежде, чем с ним смогли ознакомиться Могущественные других трапеций, оранжевая высказалась в пользу полного недоверия. Ему было отказано в доверии на аале бирюзовой трапеции, а сам меморандум объявлен несуществующим. – Он помедлил, потом продолжил так тихо, что Рассекающему пришлось максимально усилить слуховые рецепторы, чтобы его расслышать: – И бирюзовые забрали его раньше срока… – Он снова умолк, вздохнул и закончил уж совсем шепотом, так что Рассекающему, чтобы расслышать, пришлось невежливо наклониться к его лицу: – И, как я слышал, на его возрождение наложен запрет на три поколения.

Рассекающий отшатнулся, инстинктивно приняв позу брезгливого отвращения, но, опомнившись, изменил ее на позу неудовлетворенности предметом разговора. Устанавливающий тут же изменил позу заинтересованного разговора на позу крайней важности обсуждаемого и продолжил:

– Я знаю, насколько это тебе претит, но иначе продолжение разговора не имеет смысла. Ты просто не поймешь, о чем идет речь.

Рассекающий задумчиво покачал коленными когтями, плавно переходя в позу опасливой заинтересованности:

– В чем суть этого меморандума?

– Там много интересных идей, практически все спорные, но вот та, на которую я обратил внимание в первую очередь: что «дикие», вполне вероятно, суть новая разновидность слуг Изначально Изгнавшего – ведь в Предании сказано, что они могут появиться не только волей Изначально Изгнавшего, но и всего лишь его желанием, а потому…

Тут Устанавливающий заметил, как остекленел взгляд Рассекающего, и принял позу ожидания откровения, что было случаем из ряда вон выходящим: он имел намного большую меру доверия, чем стоящий перед ним. Рассекающий несколько минут осмысливал сказанное, а потом поднял глаза на Устанавливающего:

– Но ведь это означает…

– Что «дикие» – не что иное, как новая разновидность Могущественных.

Рассекающий вздыбил крылья в позе яростного отрицания:

– Но этого не может быть, потому что если бы было так…

Устанавливающий не дал ему договорить и, приняв позу пресечения возражений младшего, безжалостно закончил:

– То вина за ущерб возлагается на отринувших мир. – Он сделал паузу и, не меняя позы, произнес: – Я хочу, чтобы ты прочитал меморандум Относящегося.

И, резко повернувшись, Устанавливающий покинул галерею.

Глава 7

Корабль снова подходил к системе Зовроса. На этот раз они падали на систему из зенита, прямо к точке, где должен пройти Зоврос в момент, когда они пересекут его орбиту. Система была пуста. Сенсоры ушкуйников имели гораздо большую разрешающую способность, чем на иных подходящих по классу кораблях. Вскоре планета вспухла на экране пепельно-черным шаром, покрытым огромными завитками пылевых бурь. Даже за те несколько месяцев, что прошли с последнего посещения, были заметны страшные перемены. Планета умирала. Восемь ушкуев стремительно прорезали атмосферу и опустились на месте прежней посадки. Ушкуйники сноровисто разбили лагерь. По тому, как быстро были установлены мастерские, склады и размещены охранные системы, сразу было видно, что эти ребята привычны к лагерному житью-бытью на чужой земле. Проходческие машины, загораживавшие вход в туннели, были плотно завалены пеплом, который сумел даже просочиться между практически герметичными створками дверей, перекрывающих входной портал: когда они, надув переносной купол, открыли ворота, то обнаружили длинные языки пепла, тянувшиеся на сотни футов. Вскоре машины были запущены; не прошло и двух часов, как дружинники в боевых скафандрах с сенсорами, выведенными на максимум, принялись ковыряться там, где несколько месяцев назад рылись благородные доны во главе с покойным Толстым Ансельмом.

Вечером Счастливчик отпросился у Упрямого Бычка и, преодолевая ураганные порывы ветра, добрался до ушкуя Путяты. Тот встретил его с улыбкой:

– Чего шляешься на ночь глядя? Или кости размять решил?

– А то! – ответил Ив выражением, которое усвоил на Новом Городе. Боярин расхохотался и махнул рукой:

– Заходи, бочонок медку ополовиним.

Когда братина заскребла о днище бочонка, Ив поднял глаза на Путяту. Тот смотрел на него слегка осоловелым, но хитро-ожидающим взглядом:

– Ну давай выкладывай, зачем пришел.

– А если медку попить?

– А то! – в тон ему ответил Путята, и оба вновь расхохотались.

Когда они опрокинули еще по чарке, Ив осторожно начал:

– Слушай, Путята, убей меня бог, если вы не содрали всю информацию с кристаллов кардинала.

Тот хитро прищурился:

– Хочешь приобщиться?

Ив кивнул. Боярин подошел к сейфу, открыл его и достал кристалл.

– На, держи.

Ив непонимающе уставился на него, а Путята усмехнулся и пояснил:

– Скоро эти кристаллы будут продаваться на каждом углу. Мы ж не только разбойники, но и купцы. Сначала продадим высоким людям, – он увидел, что Счастливчик непонимающе смотрит на него, – ну, правителям. Те дадут самую большую цену. Потом богатым коммерсантам. Потом этим, сетям новостей. А там уж они их размножат.

У Ива перехватило дух.

– Лихо…

Путята снова расхохотался:

– Слушай, у тебя сейчас такая потешная рожа… Ладно, считай, что ты просто первый обладатель того, чем народ скоро запросто карманы набивать будет.

На следующий день, отстояв дежурную смену, Ив завалился на койку в кубрике и, отвернувшись к стене, вставил кристалл в рекордер. Это был, строго говоря, не научный отчет, а скорее дневник. Личные записи святой Дагмар, профессора ныне почти несуществующей науки, мертвого университета с одной из сожженных Врагом планет. За время Конкисты человечество потеряло многое из того, чем когда-то владело. Все, что как-то работало на войну, получило приоритетное значение, остальное было отдано на откуп любителям или умерло само собой. В университете Нового Симарона, третьего по счету, который создали выжившие беженцы со второго Нового Симарона, больше не занимались такими глупостями, как антропология и археология.

«…Я не могу себе представить, что первый контакт столь развитых культур, каковыми, без всякого сомнения, являются люди и Могущественные, оказался возможным только в форме войны. Конечно, во многом это обусловлено культурной традицией Могущественных, которая заключается не только в приверженности кастовому делению известных им сообществ разумных существ, но и предполагает включение в их систему всех сообществ, встреченных ими в будущем, при безусловном главенстве их самих. Если упростить формулировки, то их экспансия отличается от экспансии человечества тем, что люди ищут пригодные для жизни незаселенные миры и приспосабливают их для собственного проживания, а Могущественные – подобным образом «осваивают» разумные виды. Однако не следует забывать, что именно люди первыми захватили корабль Могущественных, уничтожив весь экипаж. Хотя я далека от мысли, что если бы зовросцы этого не сделали, то Могущественные не начали бы войну, но когда мы наконец через десятки или, во что мне трудно поверить, сотни лет придем к необходимости научиться жить в мире, неизбежно придется, не считаясь с мерой вины, просто признать, что она есть и за людьми – хотя бы перед самими собой. Вообще-то созданная ими структура, хотя и имеет в некоторых своих деталях аналогии в земной истории, как единое целое представляет собой уникальное явление. Информаторий корабля содержит большой массив несистематизированной информации, которая при надлежащей обработке дает большие возможности для обобщений. Вот что мне представляется. Общество, управляемое Могущественными, являет собой трехкомпонентную структуру: во-первых, в большинстве своем достаточно эффективные планетарные сообщества, которые представляют собой слегка модифицированные Могущественными традиционные для этих планетарных сообществ политико-экономические системы, – именно они в большей своей части имеют аналоги в истории человечества. Обращает на себя внимание тот факт, что наиболее одиозные и неэффективные системы отсутствуют, что, несомненно, является результатом воздействия Могущественных. Все они достаточно самостоятельны в рамках, определенных Могущественными, однако их развитие направляется. Во-вторых – кастовая структура. Все сообщества объединены в три основные касты, определяемые в основном порядком подчиненности. Высшие касты властвуют над низшими, а сами подчиняются тем, кто выше их. Я уловила некоторые намеки на то, что Могущественные модифицировали генотип некоторых видов, чтобы развить и закрепить избранные свойства. Так, каста Приближенных, включающая в себя наиболее интеллектуально развитые виды, практически начисто лишена агрессивных черт, зато среди них культивируется некое высокомерие по отношению к остальным кастам. Следующая каста – каста Полезных, она самая многочисленная. Они также не имеют агрессивных черт, и среди них культивируются крайний конформизм и послушание. Среди видов, входящих в эту касту, характерен тщательно оберегаемый традиционализм. Я встречала несколько упоминаний о планетарных монархиях, в которых на протяжении тысячелетий правят члены одной ячейки. Более того, Могущественным удалось на нескольких планетах организовать управленческую структуру общепланетного масштаба, основанную на родовых принципах. И наконец, Низшие – это каста, к которой принадлежат виды, едва переступившие грань разумности. Для них, наоборот, характерна крайняя агрессивность. Это воины Могущественных. И третье – общество самих Могущественных, которые, в свою очередь, также разделены на что-то вроде каст или кланов. Но это деление уже горизонтальное, по основным функциям, выполняемым представителями различных каст. Наибольший интерес в этой структуре, естественно, представляют Могущественные».

Ив выключил рекордер и задумался. В кубрик ввалился Пивной Бочонок.

– А, Счастливчик, клянусь святым Пастером, я думал, ты уже дрыхнешь без задних ног! – Он звучно рыгнул. – Дружинники Путяты приглашают на день ангела к одному из своих, пойдешь?

Ив отрицательно покачал головой.

– Ну, как знаешь.

Он выволок баул со своими вещами, долго копался, выбирая камзол, потом оделся и ушел, весело насвистывая. Ив дождался, пока затихли шаги в коридоре, и вновь включил рекордер.

«…Слабо знаю древнеземную мифологию, но если Менер не ошибся, то Могущественные довольно точно описаны в наших средневековых откровениях о демонах. По возвращении надо хорошенько порыться в Священном предании. Мне кажется, что столь детальное совпадение можно объяснить только фактом присутствия представителей расы Могущественных на Земле. Вкратце их физиологические отличия таковы: достаточно большая протяженность жизни, широкие возможности регенерации, способность к межвидовому гипнозу либо какой-то иной разновидности внушения, однополость и, как представляется, гермафродитизм либо какой-то иной способ однополого размножения и, наконец, крайне низкая эмоциональность, возможно, вследствие слабой гормональной активности. Вообще, вопросы продолжения рода очень неясны. То, что у них существуют группы, которым присвоено определение, переведенное нами как «поколение», – установленный факт, есть целая каста, занимающаяся тем, что перевели как «обновление разумов», однако никаких иных признаков (традиции, система воспитания, система образования и тому подобного), сопутствующих продолжению рода, я отыскать не смогла. Ладно, не буду забивать себе голову, этими проблемами занимается Менер, ему и карты в руки. Меня же более всего интересует их общественная организация. Вчерне она представляется таковой. Общество разбито на четыре основные касты, именуемые трапециями: алую, воинскую; фиолетовую, касту ученых; оранжевую, чиновников, и бирюзовую – как я уже упоминала выше, эта каста занимается в основном вопросами продолжения рода или чем-то подобным, что, судя по этому выделению, в сообществе Могущественных является гораздо более серьезным вопросом, чем в любом из известных нам сообществ. Названия трапеций власти даны по цвету пигмента кожи, вырабатываемого членами этих каст. Причем переход из одной касты в другую не связан никакими ограничениями, кроме личного желания индивида и отсутствия непосредственной работы в своей касте. По отношению к остальным расам любой из Могущественных, вне зависимости от касты, является властителем, Богом; различия имеют место только внутри общества Могущественных и являются просто разным отношением к тому, что они определяют как «статус доверия». Так что если касты являются всего лишь объединением Могущественных, которые занимаются решением проблем в рамках одной области специализации, то внутри каст существует определенная градация по степени обладания «статусом доверия». В общем, их общество представляется мне воплощением античных утопий. Этакое государство равноправных граждан, сообща владеющих рабами и имуществом. Хм… Интересная мысль, стоит покопаться в записях…»

Ив отключил рекордер и откинулся на койке. Это было невероятно. В маленьком кристалле содержалось в десять, да что там, в сто раз больше информации о Враге, чем он знал до сих пор. Что люди вообще знали? Враг разделен на касты. Властвуют Алые князья. Низшие – только воины. Остальные касты управляют и создают. Внутри каст культивируется сотрудничество, но между собой они разобщены. Более того, враждебны. Физиология, традиции, интеллектуальный уровень, интересы всех каст настолько различны, что любой корабль просто разделен на четыре полностью автономных отсека, все: планировка, кухни, спортивные залы, места развлечений, подбор этих развлечений – настолько не похоже друг на друга, что создавалось впечатление, будто это не боевой корабль с единой командой разумных существ, а нечто вроде наглядного пособия для демонстрации степени различия культур, представители которых находились на его борту. Вот, в общем-то, и все. Остальные сведения касались боевых характеристик кораблей и оружия и тактики действий в различных битвах. Конечно, у людей было невообразимо меньше опыта в понимании чуждых разумных видов, чем у Врага. За время своего недолгого пути по Галактике люди встретили всего три разумные расы, но все они были далеки от освоения космоса, и никому среди людей не приходило в голову вмешиваться, тем более ускорять процесс развития их цивилизаций или каким-то образом попытаться включить их в свою. Единственное, чем земляне обогащали культуры иных разумных существ, – религия. Миссии иезуитов появились на всех мирах собратьев по разуму, а Папа издал уже три энциклики о канонизации мучеников из числа нелюдей. Но теперь Счастливчик знал, что все это было бледной тенью деятельности Врага, а еще вернее – скрипом сверчка на фоне разумной речи. С этими мыслями Ив задремал.

Пивной Бочонок ввалился под утро. Ива всю ночь мучили кошмары, в которых Алые князья меняли цвет своей кожи на фиолетовый или оранжевый, а люди, вперемежку с троллями и казгаротами, маршировали перед какими-то странными трибунами или террасами, отдавая честь рядам Алых князей, стоящих наверху с отрубленными головами людей в руках, среди которых он узнал головы Толстого Ансельма, кардинала Дэзире, дона Киора, Сивого Уса и свою. Поэтому, когда Пивной Бочонок, что-то мурлыча себе под нос, со скрипом уселся на нижнюю полку, Ив с облегчением сел на своей койке. Дон Киор был изрядно навеселе.

– Ну что, погулял?

Пивной Бочонок сытно рыгнул и похлопал себя по животу:

– Не то слово.

– А где Сивый Ус?

Тот махнул рукой:

– Там еще. Ему-то что, маленький, плюгавенький, а меня споить хотели… – Дон Киор икнул и продолжил несколько севшим голосом: – Наливают и наливают – коль не сбежал бы, так из ушей бы потекло. Но ихнего парня я перепил… – Он покачнулся и ухватился рукой за полку Ива, сонно пробормотав: – Клянусь святым Унгомой, медок-то коварный, в голову не дает, а ножки не ходят.

Восстановив равновесие, он стянул камзол и, бормоча еще что-то себе под нос, завалился на полку. Через несколько мгновений послышался негромкий храп. Ив повалялся еще минут десять, потом поднялся и выглянул в коридор. Пип после того страшного боя, когда число донов сильно уменьшилось, с одним из слуг перебрался в соседний кубрик. Счастливчик накинул халат, взял полотенце и пошлепал в душ; на ходу заглянул в кубрик Пипа, но того не было на месте. Приняв душ, Ив оделся и поднялся в БИЦ. Упрямый Бычок встретил его недоуменным взглядом:

– Чего тебя принесло, Счастливчик? До твоей вахты еще почти десять часов.

Ив пожал плечами:

– Так, не спится.

Капитан флегматично кивнул и отвернулся к экрану. Ив пробрался к своей консоли и, усевшись, рассеянно пощелкал клавишами. Все было не то. Его как будто куда-то тянуло. Он вызвал на экран столбцы с характеристиками орудий при действиях в атмосфере, внес корректировки по составу и плотности атмосферы Зовроса, но мысли его бродили где-то далеко. Как ни пытался Ив сосредоточиться на цифрах, вспыхивающих на экране, все было напрасно. Он вздохнул, выключил консоль и выбрался из БИЦа. Ноги словно сами собой привели его к шлюзовой камере. Он влез в скафандр, привычно проверил герметизацию и разблокировал двери. Створки люка поползли в стороны; внутрь ворвался злобный порыв ветра и шарахнул по груди скафандра. Синтетические мышцы экзоскелета тут же среагировали, бросив тело слегка вперед для восстановления равновесия, но ветер чуть не обманул, внезапно убрав невидимый кулак с груди и ударив вихрем в спину. Ив вылетел из камеры как пробка из бутылки. Пробежав несколько шагов, он получил пару ударов в бок и, охнув, шмякнулся на пятую точку. Ветер швырял в забрало шлема пригорошни пепла. Ив посидел несколько минут, приходя в себя от столь неласковой встречи, – в отличие от прошлого раза, команде дона Диаса не приходилось работать в туннелях, так что он после спуска вышел на поверхность Зовроса в первый раз, – потом поднялся и побрел к ушкую Путяты. Тот стоял дальше всех от входа в туннели, у самого края ограждения. Когда Ив, с трудом преодолев сопротивление ветра, ввалился внутрь шлюзовой камеры ушкуя, там было еще довольно тесно от стоящих рядами скафандров гостей. Он выбрался из своего и двинул в сторону светлицы. Там стоял полумрак. Верхнее освещение было потушено, по стенам и потолку плясали отсветы от очага. Ив удивленно замер: нигде, ни на одном корабле никогда не было открытого огня. Но, приглядевшись, он понял, что это всего лишь искусная голограмма. У самого очага кружком сидели дружинники и завороженно слушали Сивого Уса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32