Владислав Столяров.

Теория и методология современного физического воспитания (состояние разработки и авторская концепция)



скачать книгу бесплатно

В европейских концепциях, как правило, имеется в виду лишь то, что спорт должен присутствовать в физическом воспитании как внепрограммные спортивные занятия по выбору учеников под контролем школы и в сотрудничестве со спортивным клубом или местным самоуправлением (Майнберг, 1995; Поспех, 2001; Kenzie, Cicero, Ray Т., 1988; Vom Wettkampfsport., 2000). Как отмечает Е. Поспех, участники Форума Европейской организации наук о спорте в высшем образовании (Лондон, 1997 г.) в ходе дискуссий на тему о связи физического воспитания со спортом «согласились, что физическое воспитание должно искать инспирации в спортивном движении и даже готовить учащихся к участию в спорте, но одновременно должно сохранить свою образовательную идентичность» (Поспех, 2001, с. 17).

В ходе критики концепции «спортизации» физического воспитания отмечается также ошибочность «жесткой связи тренировочной технологии со спортивной деятельностью»: «Тренировка всегда составляла основу и спорта, и физического воспитания, тем не менее, имевших изначально и сохраняющих в современных условиях отличия и специфику как по назначению, так и по деятельностному содержанию. Поэтому нельзя растворять друг в друге, смешивать между собой выполняющие разные задачи физическое воспитание и спорт». Обращается внимание и на то, что «получаемые в процессе спортизированного физического воспитания умения и навыки (как и качества, формируемые непосредственно спортивной деятельностью) могут оказаться, мягко говоря, не совсем достаточными в безусловно экстремальной ситуации боевого (а не физкультурно-спортивного) противодействия. Под таким углом зрения можно усомниться в том, что плотная ориентация военного воспитания и физической подготовки на сферу спорта и спортизированной физической культуры является существенно продуктивной или достаточной». В связи с этим задается риторический вопрос: «Стоит ли идти "на поводу" у зарубежной, особо отметим, неудачной профильной практики и перенимать ее малоэффективные стратегии?» (Блеер, Неверкович, Передельский, 2012, c. 25, 70, 73).

Некоторые исследователи полагают, что преобладающему большинству учащихся средней школы более соответствуют занятия не спортом, а рекреативной и оздоровительно-реабилитационной физической культурой с постепенным повышением мотивации к организованной систематической двигательной активности (Исаев А. П., Черепов, Кабанов, Потапова, 2008).

Однако в связи с обсуждаемой проблемой на первый план выступают не эти указываемые другими исследователями недостатки концепции «спортизации» физического воспитания, а иная ее существенная слабая сторона: в данной концепции не учитывается существенное влияние способа организации соперничества и сотрудничества, используемого в спортивном соревновании на его социально-педагогическую значимость.

В работах автора и сторонников концепции «спортизации» подробно разъясняется, каким образом должна строиться спортивная тренировка (подготовка) детей и молодежи в процессе физического воспитания.

Подчеркивается обязательность использования «метода тренировки при формировании физических качеств и двигательных способностей ребенка и подростка», «трехразовых в неделю учебно-тренировочных занятий, вынесенных за пределы академического расписания», «свободы выбора обучающимися вида спорта или другой физической активности», «индивидуализация подхода к развитию и воспитанию учащихся» (Бальсевич, 2006, с. 30–31).

Но спорт – это не только тренировка, а и определенная форма организации соперничества, т. е. – спортивные соревнования. Сам тренировочный процесс имеет целью подготовку к этим соревнованиям. Поэтому и «спортизация» физического воспитания предусматривает, по-видимому, внедрение в этот педагогический процесс не только технологий спортивной подготовки (тренировки), но и спортивных соревнований с использованием определенного способа организации этого соперничества (выбор на основе определенных принципов его программы, системы определения победителей, состава участников и т. д.).

Анализ публикаций автора концепции «спортизации» и его последователей показывает, что предполагается сохранить в неизменном виде тот способ организации соперничества, который обычно используется на спортивных соревнованиях. По крайней мере, не указываются формы и методы его модификации или какие-то иные способы организации соперничества на спортивных соревнованиях.

Нет сомнения в том, что при такой организации физическое воспитание будет приносить пользу спорту высших достижений. Это признают и сторонники концепции «спортизации»: «Массовое спортивно-ориентированное физическое воспитание, – пишет автор программы В. К. Бальсевич, – многократно расширяет фундаментальную базу подготовки резерва спорта высших достижений, создает условия для перманентного выявления и начального развития спортивных талантов» (Бальсевич, 2004, с. 22). Л. И. Лубышева указывает на то, что «спортизация общеобразовательной школы – новый вектор отбора и подготовки олимпийского резерва» (Лубышева, 2010).

Однако, согласно обсуждаемой концепции, «спортизация» физического воспитания позволяет также решить проблему не только физического, но и духовного оздоровления детей и молодежи. Как отмечает В. К. Бальсевич, путь освоения ценностей спортивной культуры дает возможность преодолеть негативные глобальные тенденции ухудшения физического, нравственного и духовного здоровья детей и молодежи, даст возможность сформировать у них не только «высокую культуру тренировки, восстановления, самоконтроля», собранность, организованность и упорство в достижении поставленных целей, бойцовский характер, способность «к многолетней систематической работе над своим совершенствованием», но также высокие качества «спортивного рыцарства и благородства», соответствующие олимпийским принципам (Бальсевич, 2006, с. 22; 2009, с. 225).

Насколько оправданны эти ожидания?

Можно ли ожидать, что при сохранении в «спортизированном» физическом воспитании традиционной модели организации соперничества это воспитание будет содействовать оздоровлению и духовно-нравственному воспитанию подрастающего поколения?

Не приведет ли практическая реализация данной концепции, в конечном итоге, к тому, что вслед за массовым спортом («спортом для всех») и детско-юношеским спортом (которым в России придана ярко выраженная односторонняя ориентация – быть резервом спорта высших достижений), такая же судьба ожидает и физическое воспитание после его «спортизации»?!

Основания для таких опасений имеются. Ведь даже сами сторонники концепции «спортизации» признают, что «соревновательность как специфический компонент спортивной деятельности позволяет развиваться феномену спорта с большей эффективностью по отношению к культуре физической» и что «потребность в спорте в современном обществе превалирует над необходимостью выполнения физических упражнений с целью сохранения и улучшения психофизического здоровья, воспитания ориентации на здоровый образ жизни» (Лубышева, 2009б, с. 12).

Традиционный способ организации соперничества, как отмечено выше, ориентирует участников соревнований на победу любой ценой – даже за счет здоровья и нарушения нравственных принципов. Да и в ходе тренировочного процесса он формирует ориентацию не на здоровье и нравственное поведение, а на максимально высокие спортивные достижения. Поэтому указание сторонников «спортизации» физического воспитания на необходимость ориентации спортивной подготовки в процессе физического воспитания на достижение «оптимального, а не максимально возможного уровня физической подготовленности и спортивной или физкультурной результативности» (Лубышева, 2009б, с. 30–31) остается лишь призывом и не дает гарантии, что «спортизация» физического воспитания не приведет к тем же негативным результатам.

Эти опасения по поводу предлагаемой модернизации современного физического воспитания высказывают и другие исследователи.

Вот что, например, пишут по этому вопросу А. Г. Егоров и В. А. Пегов: «Важно сейчас адекватно отнестись к спорту и спортизации физического воспитания в школе и других учебных заведениях, которая критикуется, но тем не менее не исключается из новых концепций. Дело здесь не столько в никому не нужной отчетности школ по спортивным результатам, или тех суррогатах отдельных видов спорта, представленных в школьной программе, сколько в усугублении посредством спортизации проблем нравственного порядка. Бесспорно, у занимающихся спортом развиваются какие-то положительные качества личности, представления об этических нормах. Но бесспорно также и то, что для сферы физической культуры и спорта, особенно для той ее части, где господствует «дух соревнования и соперничества», характерно существенное расхождение существующих там этических норм с общекультурными. Удары в лицо в боксе или «подножка» на футбольном поле вполне оправданы с точки зрения достижения высокого спортивного результата или интересов команды, республики, страны и т. п. В то же время они вступают в явное противоречие с общечеловеческой нравственностью. Может, это и не так страшно, когда речь идет о взрослых спортсменах (хотя ни для кого не секрет, что их представительство среди уголовных элементов довольно высоко). Ранняя специализация – причина тому, что дети, усвоив некритически, через механизмы подражания, узкопрофессиональные нормы спорта, начинают затем переносить их на всю сферу человеческой деятельности. Другими словами, бить по лицу и делать «подножки» уже не на спортивных площадках, а дома или на улице. Таким образом,

усвоение детьми исключительно норм и образцов профессиональной этики, во-первых, антигуманно. Когда наступит момент осознания и осмысления разрыва ряда этих норм с общечеловеческими, ребенок, став уже взрослым, вынужден будет долго и упорно от них освобождаться» (Егоров А. Г., Пегов, 1991, с. 61). Эти критические замечания в адрес концепции «спортизации» физического воспитания поддерживают также А. Я. Найн и А. Г. Гостев (Найн, 1995; Найн, Гостев А. Г., 1993). Н. Ю. Шумакова ссылается на одну из публикаций, в которой утверждается, что «повсеместно школьный спорт стал подменять физическое воспитание» (Лях, 1995) и выражает согласие с мнением В. П. Лукьяненко, что «спортивно-тренировочная направленность не может быть ведущей в процессе учебной работы уже хотя бы потому, что она не "вписывается" во внеклассную и внешкольную работу. Такая направленность не "вписывается" и в систему общего среднего образования, так как специализированная подготовка любого профиля и назначения, обучение "частным приемам" (термин П. Ф. Лесгафта) не входят в задачи общеобразовательной школы. Подобно тому, как предмет "Литература" не задается целью формировать из каждого ученика писателя или поэта, так и предмет "Физическая культура" не может свести свою задачу к воспитанию спортсменов». По мнению Н. Ю. Шумаковой, посредством «спортизации» усугубляются и проблемы нравственного порядка: «Дело в том, что дети, усвоив некритически, т. е. через механизмы подражания, некоторые нормы, вполне приемлемые в спорте, но находящиеся в противоречии с общечеловеческой нравственностью (например, удары соперника в боксе или подножки в вольной борьбе), нередко переносят их затем на всю сферу человеческой жизнедеятельности. К сожалению, такая специфическая нормативность усваивается детьми гораздо раньше и быстрее, нежели общекультурная». Поэтому она поддерживает сформулированное П. Ф. Лесгафтом положение о том, что «спорт на уроки физической культуры должен прийти как можно позже, лучше – вообще никогда» (Шумакова, 2010, с. 52–53).

Уже неоднократно я высказывал в своих публикациях аналогичные соображения относительно концепции «спортизации» физического воспитания. При этом особенно подчеркивал следующее: чтобы «спортизация» физического воспитания не приводила к расхождению этических норм спортивной деятельности с общекультурными, содействовала позитивным результатам как в физическом, так и в духовном оздоровлении воспитуемых, их приобщении к гуманистическим идеалам олимпизма, требуются кардинальные изменения не только в организации спортивной подготовки на основе принципов, предлагаемых концепцией, но и в способе организации соперничества на спортивных соревнованиях (Столяров, 2007а, 2009а, 2011з; Столяров, Баринов, 2011; Столяров, Баринов, Орешкин, 2013; Столяров, Сухинин, Логунов, 2011; Столяров, Фирсин, Баринов, 2012; и др.).

Необходимость этого, по-видимому, начинают осознавать и некоторые сторонники концепции «спортизации» физического воспитания. Например, Р. А. Абзалов и Н. И. Абзалов поддерживают данную концепцию и выступают за ее реализацию в преподавании учебного предмета «Физическая культура» в образовательном учреждении. Вместе с тем они указывают на необходимость проведения спортивных соревнований в старших классах не по установленным правилам отдельного вида спорта, а по упрощенным правилам (Абзалов Р. А., Абзалов Н. И., 2012, с. 4).

Односторонность в понимании современного физического воспитания проявляется и в отношении такого его важного направления, как олимпийское воспитание. Во-первых, многие исследователи (особенно разрабатывающие теорию физического воспитания на основе концепции физической культуры) даже не упоминают это важное направление. Во-вторых, не только на практике, но и в теории олимпийского воспитания наблюдается чрезмерное увлечение просветительским подходом. Иногда цели и задачи этой педагогической деятельности сводят лишь к формированию у детей и молодежи олимпийской образованности. Неоправданные надежды возлагаются на то, что путем разъяснительной работы, на основе лекций, бесед во время «олимпийских уроков», «уроков олимпийских знаний», «олимпийских часов», с помощью одних лишь лозунгов и призывов, удастся решить более широкую задачу приобщения детей и молодежи к ценностям олимпизма (подробнее об этом см. ниже в главе 13).

Содержание многих аналитических обзоров, посвященных анализу зарубежных концепций современного физического воспитания, показывает, что в разных странах концепции физического воспитания приобретают специфику, но, как правило, имеют одностороннюю окраску. Так, на основе анализа основных задач физического воспитания, сформулированных в государственных программах для учащихся начальных, основных и средних школ 33 европейских государств, Кен Хардман (К. Hardman) сделал вывод, что приоритетными задачами в средних школах европейских государств продолжают оставаться формирование двигательных умений, физическое развитие и развитие моторных способностей (см. параграф 1.1).

Анализ программного материала разных государств Евросоюза, сделанный в 1999 г. У. Лапорте (W. Laporte), также выявил односторонние подходы к физическому воспитанию. «Во всех программах акцентируется внимание на необходимость повышения физической подготовленности и двигательных компетенций (двигательных умений и двигательных способностей), формирование спортивных умений, решение воспитательных и оздоровительных задач в процессе предпринимаемой двигательной активности на урочных, внеклассных занятиях и во время самостоятельных тренировок. Различия в программах касаются только расставленных акцентов. Государства, которые длительное время находились и находятся под влиянием шведской гимнастики, задачи повышения здоровья и физической подготовленности продолжают считать приоритетными в деятельности учителей физической культуры (Финляндия, Швеция, Норвегия). Другие, в основном Великобритания, главное предназначение программного материала видят в решении спортивных задач, а Голландия и Австрия акцентируют внимание на задаче овладения культурой движений и умений пользоваться этой культурой в течение всей жизни» (см. Лях, Зданевич, 2010).

В европейских странах, а также в США, как отмечено выше, все более важное (доминирующее) место в физическом воспитании занимают фитнес-технологии, методы и методики. В. Л. Калманович и В. Г. Никонова отмечают, что «анализ учебных планов и программ по физическому воспитанию в США свидетельствует о достаточно гибкой системе подготовки специалистов и ее утилитарной направленности на повышение эффективности процесса физического совершенствования человека» (Калманович, Никонова, 2009, с. 86). Иллюстрацией такого подхода может служить разработанная в последние годы американскими учеными и практиками упомянутая выше образовательная система под названием «Превосходная физическая подготовка» («Physical Best») – программа всесторонней физической подготовки в процессе физического воспитания, призванная помочь воспитуемым сформировать умения, знания, интересы, поведение, ориентирующие на физически активный, здоровый образу жизни (Physical Best., 2005; Physical Education for Lifelong Fitness, 2005).

Следует отметить, что абсолютизация отдельных элементов, направлений целевых установок, форм и методов физического воспитания редко высказывается в явной форме, когда прямо признаются лишь некоторые из них, а другие отвергаются. Чаще всего эта абсолютизация выражается в неявной форме: анализируются какие-то из указанных элементов, направлений, целевых установок, задач, форм и методов физического воспитания, показывается их важное социально-педагогическое значение, рекомендуются для внедрения в практику и т. д., но при этом не определяется их место, роль и значение в общей структуре данной педагогической деятельности, не указывается на наличие и важное значение других элементов, направлений, целевых установок, задач, форм и методов физического воспитания, не рассматривает их связь и т. д.

Такой способ теоретического исследования, когда ученый использует определенные абстракции (в таком исследовании это не только допустимо, но и необходимо) – выделяет для анализа некоторые аспекты, стороны, компоненты физического воспитания, абстрагируясь от других, – но при этом не осознает, не разъясняет смысл данных абстракций, также приводит к упрощенному, одностороннему пониманию современного физического воспитания.

Однако некоторые исследователи прямо выступают против многообразия задач и программ в физическом воспитании (Kirk, 2004; Rikard, Banville, 2006). При этом иногда используется весьма своеобразный аргумент: это многообразие якобы будет препятствовать формированию и развитию двигательных способностей. Например, Д. Кирк, критикуя подход, ориентированный на многообразие задач и программ физического воспитания (для обозначения этого подхода он использует термин «мультидеятельность»), пишет: «По моему мнению, программы „мультидеятельности“ имеют очень ограниченную возможность и не способны формировать и развивать двигательные способности… В попытке достигать несметного числа целей в конечном итоге мы не достигаем ни одной из них» (цит. по: Алексеев С. В., Гостев Р. Г., Курамшин, Лотоненко, Лубышева, Филимонова, 2013, с. 459). При этом не приводится убедительной аргументации, почему все целевые установки физического воспитания надо ограничивать только этой.

Некоторые специалисты, как отмечено в аналитическом обзоре (см. главу 1), подчеркивают необходимость комплексного, поливариантного подхода к целевым установкам физического воспитания, но при этом, как правило, указывают ограниченный и произвольный их набор.

Завершая характеристику односторонних подходов к интерпретации целевых установок физического воспитания, интересно отметить еще один. Этот своеобразный подход связан с Ж.-Ж. Руссо, по мнению которого моральный эффект физического воспитания более важен, чем вклад этого воспитания в здоровье и энергию индивида (Mcintosh, 1978, р. 642).

3.4. Методологические ошибки в определении предмета частных и интегративных теорий физического воспитания

Методологическая оценка состояния разработки теории современного физического воспитания имеет еще один важный аспект, который будет обсужден ниже, – характеристика авторами публикаций предмета частных и интегративных (комплексных) теорий этого воспитания.

Обычно один и тот же объект, как известно, изучают разные науки (например, человек является объектом научного исследования нескольких наук – физиологии, биологии, анатомии, педагогики, психологии и др.). Но каждая из них при исследовании данного объекта, используя конкретные методы, понятийный аппарат и связанные с ними абстракции, идеализации, выделяет свой особый, специфический предмет: изучает определенные стороны данного объекта, рассматривает его под определенным углом зрения, создает определенный теоретический «конструкт» – идеализированную модель изучаемого объекта, в которой он отображен лишь какими-то отдельными своими аспектами, сторонами, элементами и т. д., и на основе этого ставит и решает особые задачи, проблемы[6]6
  Нужно учитывать относительность понятий «объект» и «предмет»


[Закрыть]
. Это позволяет одной науке не дублировать другие и успешно сотрудничать с ними в ходе исследования какого-либо объекта. Поэтому разработка любой теории, в том числе теории современного физического воспитания (физической культуры и т. д.) предполагает выделение и дифференциацию не только изучаемых объектов, но также объекта и предмета научной теории.

Для эффективного решения этой задачи важно учитывать рекомендации современной логики и методологии научного исследования (Виленский, 1996; Зотов А. Ф., 1973; Ракитов, 1969; Столяров, 1984а).

В процессе разработки теории современного физического воспитания и тесно связанной с ней теории физической культуры это не всегда делается. Так, при характеристике теории физической культуры (для краткости ниже используется термин «ТФК») нередко ограничиваются указанием на то, что она (в отличие от других наук о культуре) изучает физическую культуру (см., например: Сулейманов, 1981). Однако при таком подходе фиксируется лишь объект ТФК, который отличает ее от других теорий, изучающих культуру, ее разные формы и компоненты – например, от теории нравственной культуры, теории эстетической культуры, теории экологической культуры, теории культуры мира и т. д. Но ведь в настоящее время физическая культура (в том или ином ее понимании) – объект исследования многих наук. Каждая из них изучает не всю область явлений, составляющих сферу этой культуры, а лишь какую-то ее часть, или же рассматривает ее под определенным углом зрения, на основе использования своего понятийного аппарата, специфических (например, педагогических, психологических, социологических, культурологических и т. п.) методов и т. д. Значит, разрабатывается не одна, а разные ТФК, имеющие один и тот же объект – физическую культуру, но разные предметы исследования.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23