Владислав Столяров.

Хрестоматия по социологии физической культуры и спорта. Часть 2



скачать книгу бесплатно

Функции спорта

Раздел (S. 198–211) работы: Heinemann K. Einf?hrung in die Sociologie des Sports. – Schorndorf: HofmanVerlag, 1980. Печатается с сокращениями. Переводчик – В. И. Столяров.


Едва ли кто-нибудь будет серьезно отрицать то, что спорт в нашем обществе выполняет различные функции. (…)

Социоэмоциональная функция спорта. Спорт имеет социо-эмоциональную функцию, которая состоит в том, что он: а) оказывает влияние на такие явления, как напряжение, агрессия, конфликты и б) образует как бы противовес по отношению к скуке, рутине в повседневной жизни. С одной стороны, эта функция спорта связана с его так называемой функцией катарсиса. Утверждают, что спорт обладает способностью направлять агрессию, которая возникает в обществе или которая вообще свойственна человеку, по разным руслам или снижать ее до безопасной степени [Sprenger, 1974, S. 231].[1]1
  Положение об игровом снятии агрессивной энергии, которое высказал Lorenz (1963), разделяют также: Fuchs, 1965; Baldewein, 1968; Lenk, 1972е.


[Закрыть]
(…) Правда, имеются исследователи, которые оспаривают функцию катарсиса в спорте. В общем и целом эти исследования свидетельствуют о том, что в спорте наблюдается агрессивное поведение и склонность к агрессии может быть повышена. Так, доказано, что у лиц, которые наблюдают агрессивное поведение, у самих могут быть вызваны агрессивные наклонности. Таким путем спортсмены могут перенять агрессивные способы поведения, которые они наблюдают. (…) В спорте много лиц, которые будучи побежденными имеют такое чувство, как будто бы они совершенно уничтожены. Такие чувства (…) могут вызвать агрессивность. С другой стороны, социоэмоциональная функция спорта выводится из структурных признаков современного общества. В этом отношении тезис гласит, что спорт может противодействовать недостатку смены событий, малым контрастам, скуке и отсутствию напряженности, прежде всего в производственной сфере. Рациональная в отношении цели организация и рутинные производственные процессы все в меньшей степени требуют от отдельного индивида собственных, связанных с риском, решений; широкая сеть страховых учреждений и снабженческих учреждений уменьшают риск и ненадежность; функционирование таких сфер, как политика, экономика, управление, область проведения свободного времени и т. д. уменьшают индивидуальный риск, освобождают от необходимости принятия решений. (…) Если задачи решаются с определенной легкостью и в рутинных условиях, а действия стали привычными, то начинается скука. (…) В таких ситуациях каждый отдельный индивид пытается найти новый способ удовлетворения и собственными силами изменить имеющуюся ситуацию для того, чтобы испытать новизну, напряженность и смену событий.

Таким образом, поиски напряженности, смена событий, приключений и т. д. рассматриваются как основной мотив провождения свободного времени, и прежде всего спорту приписывается функция выровнять монотонность и эмоциональную бедность нашей повседневной жизни (критика этого тезиса компенсации помещена в главе V.3).

Функция социализации спорта. Спорт выполняет функцию социализации, закрепляя в каждом отдельном индивидууме представления о морали и вере, развивая личные черты характера. Эта функция спорта, его ценность для воспитания и формирования характера оценивается особенно высоко. (…) Однако по вопросам о том, в чем заключается значение спорта для социализации, какие специфические способы поведения, установки, способности и качества в спорте следует выделить, еще нет полного согласия. Напротив, в литературе даются разные и часто противоречивые объяснения. Так, например, спорту, среди прочих, приписываются следующие достижения социализации.

a) Спорт формирует и укрепляет способность и готовность к социально-нормативному действию [см. Piaget, 1965]. Спорт рассматривается как совокупность социальных норм, правил и ролей; эти роли особенно ясно и однозначно определены в хорошо обозримом узкоограниченном поле действий; отклонения в поведении, нарушения правил фиксируются непосредственно, а именно по твердо установленной схеме. Таким образом, спорт является идеальным полем для экспериментов в области социально-нормативных действий и тем самым представляет важную возможность для социализации индивида.

b) Спорт в значительной степени содействует формированию личности, установлению важных качеств [см.: Kuchler, 1969; McClintock, Nuttin, 1969]. Например, спорт как никакое другое поле деятельности дает возможность устанавливать собственные нормы и достигать их путем личного участия; в спорте постоянно следует выступать против конкурентов для того, чтобы одержать победу, но одновременно всегда нужно считаться с возможностью собственного поражения; (…) спорт принуждает к регулярности и выносливости в стремлении к достижению желаемой цели.

c) В спорте формируются такие социальные способы поведения, как приспособление к требованиям группы, солидарность, кооперация, честность, т. е. обеспечивается социобильность [см.: Helanko, 1967; Oetinger, 1954). Спортсмен, как правило, действует в игровом взаимодействии с другими группами; в ситуации соревнования у него развиваются такие лично-партнерские качества, которые, как правило, типичны для общественной совместной жизни.

d) Спорт рассматривается как поле деятельности, в котором могут быть сформированы когнитивные навыки [см. Ashworth, 1979; K?nzel, 1953]. (…)

d) Спорт имеет функцию устранять либо выравнивать недостатки и отрицательные последствия недостаточной социализации в нашем обществе или в определенных группах этого общества [см.: Plessner, 1956; Roberts, Sutton-Smith, 1962; Zurcher, Meadow, 1967]. (…)

На первый взгляд, эти аргументы в пользу положительного значения спорта для социализации очевидны. Однако (…) до сих пор отсутствуют эмпирически надежные выводы, которые могли бы подтвердить или опровергнуть эти тезисы относительно положительной функции спорта. (…) Поэтому возникает подозрение, что соответствующая положительная оценка функции социализации спорта скорее служит для оправдания его существования. (…)

Социально-интегративная функция спорта. Спорт обладает социально-интегративной функцией, заключающейся в том, что он объединяет индивидуумы из различных групп, социальных слоев и наций в один коллектив, создает осознанный коллектив и открывает возможности идентификации, пробуждает в сознании и подтверждает в действительности социальные ценности и нормы, которые существуют в обществе.

Социально-интегрирующая функция спорта обосновывается тем, что он открывает возможность пробуждать чувство общности, товарищества, принадлежности к определенному слою и равенства личностей из разных социальных слоев, различного этнического происхождения, разных наций и т. д. Спорт может уменьшить социальную дистанцию между лицами. Он объединяет разных индивидов в один групповой союз и увеличивает шансы каждого к идентификации с коллективом. Тем самым передается не только важный социальный опыт, но и открывается возможность понять социальные образцы поведения, культурные представления о ценностях общества и вести себя в соответствии с этими образцами ценностей [см.: Beisser, 1967; Heinil?, 1966; Sch?fer, 1969]. (…)

Политическая функция спорта. Спорт (…) пробуждает национальные чувства идентичности и способствует поощрению национального престижа. Эта политическая функция является частичной областью интегрирующей функции спорта на политическом уровне. Члены общества идентифицируют себя с командой в международных соревнованиях; хотя победа является специфическим достижением команды, ожидают, что успех в общем приписывается всей нации.

Никогда не было недостатка в попытках использовать спорт для политических целей. Уже физкультурное движение в Германии в 19-м веке поставило спорт на службу политическим целям. (…) [Bernett, 1977, p. 140]. (…) Спорт может использоваться и как политическое средство санкций. Так как странам предоставлена полная свобода в вопросе о том, с кем они хотят вести спортивные соревнования, то спортивные соревнования с отдельными странами могут быть запрещены, чтобы таким путем оказывать влияние на их политику. Так, страны черной Африки отказывались от участия Олимпийских играх, если в них будет участвовать Южная Африка. (…)

Спорт как инструмент социальной мобильности. Спорт обладает также функцией повышать социальную мобильность и преодолевать классовые и расовые ограничения. Эту функцию выполняют прежде всего те виды спорта, которые являются профессиональными и тем самым гарантируют выигравшему игроку высокие доходы и большой престиж; особенно это имеет место в тех обществах, в которых существуют сильные этнические различия, дифференциация в доходах и социальные ограничения. Ожидание того, что спорт может способствовать мобильности, основывается, по – видимому, на трех факторах: 1) на «демократизации» спорта [Page, 1973, pp. 18 f.], которая приводит к ликвидации различия между особыми и массовыми видами спорта (оно было типично для доиндустриалъных обществ), так что все виды спорта в принципе оказываются доступными каждому члену общества; 2) на возрастающем значении индивидуальных достижений в спорте, по сравнению с которыми традиционные ценности и социальное происхождение спортсмена отступают на второй план; 3) на возрастающем значении профессионального спорта.

(…) Статус, который приобретает спортсмен в связи со своими достижениями в пределах спорта, едва ли можно переносить во внеспортивные области. (…) Это является следствием институциональной автономии спорта, а также и автономии других общественных сфер существования. (…) Однако существуют три механизма, которые приводят к увеличению мобильности или шансов на мобильность [см.: Loy, 1972, р.18 f., а также Hammerich, 1972]. (…)

1. Возможность заработка в спорте открывает возможность для роста лицам из низших социальных слоев и этнически дискриминационных групп, если они имеют способности и могут успешно выступать в качестве футболистов, боксеров, хоккеистов, баскетболистов и т. д. (…) Одновременно спортивные достижения могут улучшить профессиональные шансы на улучшение карьеры. Такие шансы особенно высоки в тех случаях, где пути роста связаны с формальными квалификациями (на службе в качестве представителей и т. п.) или там, где спортивный успех может оказывать эффективное влияние на рекламу (например, в спортивных магазинах, в гостиницах и т. д.). Правда, как подтверждают эмпирические исследования, значение этого способа мобильности не должно переоцениваться. В исследовании профессиональных боксёров в Америке [Weinberg, Around, 1952, pp. 460 f.] показано, что хотя они почти всегда выходили из низших социальных слоев, однако, (…) как правило, у них не отмечалось очень больших социальных и финансовых успехов; социально-экономический подъем в большинстве случаев отсутствовал, и когда спортивная карьера спортсмена заканчивалась, вынужденно происходил как бы возврат в старый социальный слой. Лишь в редких случаях, когда спортсмен смог перенести полученные во время своей спортивной карьеры способности, опыт, знания и т. д. в профессиональную область, полученный ранее статус мог сохраниться. (…)

Следовательно, шансы на карьеру профессионального спортсмена определяются такими факторами, как степень профессионализма, организация спорта (…), популярность вида спорта, а также такими социоэкономическими условиями, как величина социальной дистанции между отдельными социальными слоями, различие доходов и состояний, социальная дискриминация отдельных социальных групп, степень «открытости» общества. (…)

2. В спорте могут быть приобретены или закреплены способности, навыки и структура мотиваций, которые облегчают социальный подъем в других сферах жизни. Спортивная форма при определенных обстоятельствах может положительно влиять на производительность труда; (…) тренировки могут приводить к рациональному использованию времени и энергии; к числу таких факторов относятся и социальные способы поведения, такие, как приспособление к требованиям группы, солидарность, кооперация. (…)

3. Успешная деятельность в спорте может обусловить различные формы производственного поощрения: например, финансовую поддержку за повышение квалификации, за профессиональную подготовку или возможность достижения карьеры на производстве (…); или в том случае, когда спортсмен в своей команде или в своем спортивном союзе находится вместе с людьми, с которыми он может завязать отношения, которые принесут пользу для его профессионального восхождения. (…)

Биологическая функция спорта. Полагают, что спорт обладает биологической функцией, компенсируя недостаток движений и тем самым оказывая положительное влияние на здоровье. (…)

Когда спорту приписываются многообразные функции, то:

1) в большинстве случаев о нем говорят не дифференцированно, хотя, без сомнения, качество и польза спорта зависят от особенностей отдельных дисциплин, от его организации, его положения в общественном мире и тем самым от его популярности и от многих других причин, а действие и значение спорта, наверняка, различны в зависимости от того, тренируются ли, например, регулярно и долгое время или иногда посещают спортивную площадку, бассейн и т. д. или вообще знают о спорте только с точки зрения телезрителя. (…)

2) Как правило, исходят из того, что спорт выполняет эти различные по своей сути функции в равной степени на основе своих «естественных» закономерностей и не учитывают при этом, что функции должны выполняться на основе совершенно специфической организации спорта. (…)

3) Часто не учитывают, что на основе институциональной автономии спорта достижения спорта, как правило, остаются ограниченными самой сферой спорта и не оказывают влияния на другие «сферы существования» (…).

4) Возникает вопрос: может ли спорт вообще выполнять приписываемые ему функции? Для ответа на него редко использовались эмпирические исследования. Полученные данные недостаточны для того, чтобы однозначно подтвердить или опровергнуть тезис о той или иной функции спорта.

(…) В случае многочисленных выводов относительно функций спорта скорее речь идет об узаконивании спорта и в меньшей степени об эмпирически доказуемых воздействиях. За такими попытками узаконивания может скрываться стремление устранить сохраняющуюся в течение длительного времени общественную недооценку спорта, дать ему общественное признание (и материальную поддержку), особо подчеркивая достижения и функции спорта, которые он может дать каждому отдельному индивидууму. (…)

Спорт как современный социальный феномен: функциональный подход

Печатается с сокращениями по изданию: Стивенсон К. Л. Спорт как современный социальный феномен: функциональный подход // Спорт и образ жизни: Сб. статей./ Сост. В. И. Столяров., З. Кравчик. – М.: ФиС, 1979. – С. 58–65.


Очевидное расширение социального объема и значения спорта в обществе заставляют нас поставить вопрос: «Почему этой происходит? Почему спорт как элемент современного общества, современной культуры получает вдруг такое центральное значение?» Объяснение, которое я мог бы предложить, опирается на социологическую теорию функционального анализа. (…)

Джоном Е. Никсоном и мною разработана временная квазипарадигма, с помощью которой мы пытаемся объяснить спорт как социальный и культурный феномен, приписывая ему 5 основных социальных функций: 1) социоэмоциональную функцию; 2) функцию социализации; 3) интегративную функцию; 4) политическую функцию; 5) функцию социальной мобильности.

1. Социоэмоциональная функция охватывает потребности человека, которые необходимы для сохранения его социально-психической стабильности, и указывает на три механизма, присущих спорту: а) контроль над напряжениями и конфликтами в человеке посредством катарсиса и эстетики; б) создание ситуаций, которые вызывают чувство общности, дружбы и товарищества; в) существование «спорта как ритуала», как символа сохранения культурного и социального наследия, как источника подтверждения тех связей общественной структуры и культурных воззрений, которые упрочивают это наследие.

2. Функция социализации отражает мнения, что спорт имеет важное значение для человека. Эти мнения упрочиваются культивируемыми моральными и религиозными представлениями о том, что спорт развивает личностные качества. Считается, что социализация осуществляется через два взаимосвязанных процесса – укрепление и формирование. Идея укрепления охватывает теории оперативной физической подготовки, санкционирования понимания и позитивного и негативного поведения. Формирование означает создание конкретного примера, модели поведения для социализируемых и стоящей за этой моделью «системы воззрений». Считается, что в спорте действуют оба механизма и что желательные для общества модели поведения и воззрений внутренне присущи спорту.

3. Функция интеграции представляет спорт как средство возможного достижения гармонического объединения людей с коллективом и их идентификации с ним. Социализация, как мы считаем, есть средство для включения (интеграции) человека непосредственно в систему воззрений и поведения, выработанную культурой. Достичь этой цели можно, включая человека в коллектив, который, в свою очередь, включается в эту культурную схему. Здесь стоит обсудить два взаимосвязанных механизма: а) механизм развития чувств общности и товарищества при социоэмоциональной функции; (…) б) механизм развития группового и внегруппового сознания, причем коллектив идентифицируется как «мы», как группа внутри себя, а другой коллектив – как «другие», «враги» вне группы.

4. Политическая функция состоит в применении спорта в качестве политического инструмента. С одной стороны, можно сказать, что политическое использование спорта – это расширение его интеграционных функций, причем задача спорта состоит в создании национального чувства идентификации и национального престижа. С другой стороны, спорт может рассматриваться как политическое средство для признания или непризнания других наций.

5. Во многих странах распространены воззрения, что спорт является эффективным средством повышения социальной мобильности для бедняков, представителей этнических и расовых меньшинств. Такого рода социальная мобильность в целом протекает по двум главным направлениям: через повышение социального престижа или через социальный престиж плюс материальное вознаграждение. Продолжительность и проницаемость этой, направленной вверх, социальной мобильности существенно зависит от масштаба институциональной стабильности, которая существует в этом обществе и спорте, а также от масштаба мобильности, т. е. от того, является ли она только внутриспортивным случаем или это попытка преодолеть социальные, классовые и расовые ограничения. (…)

Каковы же отношения между этими социальными функциями? На этот вопрос можно ответить трояким образом.

1. Отношения между пятью социальными функциями спорта таковы, что все они служат одновременно одной социальной функции, а именно функции «социальной интеграции».

2. Отношения между социальными функциями определяют специальную область посредством общего механизма. Воспитание чувств общности и товарищества, например, было гипотетически рассмотрено в качестве аспекта и социоэмоциональной и интегративной функций. Подобно этому идентификация с общественным бытием ведет последовательно к соединению с этим бытием и его основными элементами, причем пусковым механизмом здесь являются интегративная, политическая функции и функция социальной мобильности.

3. Третий, существенно упрощенный, подход указывает для пяти функций различные задачи в общественных интегративных процессах. Общественная функция как прямой интегратор должна обеспечить популяризацию информацией, стабилизирующей основополагающую систему воззрений, и пробудить потребность жить потом именно с таковой. Косвенные функции, такие, как интегративная и политическая функции, функция социальной подвижности, можно было бы описать как функции, возбуждающие потребность действовать в согласии с обществом и усвоенной системой воззрений. И, наконец, можно рассмотреть социоэмоциональную функцию как вырабатывающую «необходимые предпосылки» для удовлетворительного действия прямых и косвенных интеграторов.

Если исходить из концепции функционально-социологического анализа, можно в заключение сказать, что необходимо многомерно объяснять спорт как феномен современности, причем в основу анализа следует класть «общество». Парадигма Стивенсона – Никсона позволяет применять 5 основных социальных функций спорта при его объяснении на основе представлений об «общественной интеграции». Интегративная и политическая функции и функция социальной подвижности рассматриваются как исходные пункты косвенной интеграции; социоэмоциональная функция гипотетически создает «необходимые предпосылки».

В заключение нужно еще раз подчеркнуть, что в объяснение этих механизмов органически вписывается представление о том, что все они одновременно служат одной общественной функции [Betts, 1969 b; Larson, 1964, рр. 34, 36–37].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное