Владислав Столяров.

Философия спорта и телесности человека. Книга I. Введение в мир философии спорта и телесности человека



скачать книгу бесплатно

Абстрагирование на определенном этапе познания от истории изучаемого предмета необходимо даже тогда, когда исследователь ставит перед собой задачу получить знание об этой истории, в чем ярко раскрывается диалектическая природа, противоречивый характер процесса познания. Необходимость в таком отвлечении от истории изучаемого предмета связана с наличием определенной закономерности познания, о которой Энгельс писал: «Надо сначала знать, что такое данный предмет, чтобы можно было заняться теми изменениями, которые с ним происходят» [Маркс, Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 303]. Попытка воспроизведения истории предмета до выяснения самого этого предмета может привести к тому, что исследователь на самом деле будет рассматривать историю совсем другого предмета. Так, если пытаться изучать возникновение спорта, не уяснив предварительно, чт? он представляет собой, то легко ошибиться и принять за историю его возникновения то, что на самом деле таковой вовсе не является.

Таким образом, практика научного исследования и теоретический анализ закономерностей познания показывают возможность и даже необходимость абстрагирования на определенном этапе познания (в том числе явлений, составляющих область спорта) от воспроизведения истории этих явлений и применения соответствующего метода познания.

Важно учитывать, однако, что исследователь, решая стоящие перед ним познавательные задачи и абстрагируясь от воспроизведения истории изучаемых явлений, должен соблюдать определенные условия, если он не желает прийти к искаженному представлению об этих явлениях. Самое важное при этом состоит в том, чтобы он, как уже отмечено выше, осознавал место и границы абстрагирования от истории изучаемых явлений, функцию, выполняемую этим абстрагированием в процессе познания. Такое осознание границ абстрагирования предполагает, что, во-первых, анализ изучаемого предмета, проводимый при таком абстрагировании, оценивается лишь как момент, этап процесса его познания и, во-вторых, учитывается, что благодаря абстрагированию получаются знания лишь о некоторых, а не о всех сторонах изучаемого предмета. Поэтому, абстрагируясь от его истории, исследователь прежде всего должен обосновать данное абстрагирование, т. е. показать, что при решении стоящих перед ним задач нет необходимости в изучении истории (и даже есть необходимость в отвлечении от ее изучения). Кроме того, в дальнейшем, если, конечно, представится возможность, исследователь должен вернуться к анализу той истории предмета, от которой он вначале абстрагировался.

Итак, согласно обсуждаемому диалектическому принципу в структуре научного познания спорта логический и исторический методы должны органично дополнять друг друга.

6.6. Логический и исторический способы критического анализа концепций

В ходе познания любого объекта исследователь обращается не только к фактам, которые он сам может изучить. Одновременно он, как правило, использует результаты изучения данного объекта, полученные другими авторами в ходе предшествующей истории его научного исследования.

При этом важной задачей ученого является не только усвоение всего позитивного из полученных ранее научных знаний об изучаемом объекте, но и критический анализ других взглядов, представлений, концепций, теорий, которые имели место в ходе его познания[7]7
  Конечно, такая критика нравится не каждому автору, к кому она обращена, и нередко встречается им в штыки, даже с нарушением норм научной этики.

Яркой иллюстрацией служит ответ Н.Н. Визитея на статью, в которой подвергается критике предлагаемая им «корректировка базовых представлений» теории физической культуры (см. 3.4). На грубое нарушение Н.Н. Визитеем в указанной статье элементарных норм научной этики справедливо указал С. Д. Неверкович [Неверкович, 2011].


[Закрыть].

В связи с обсуждаемым диалектическим принципом важно выделить два возможных способа (метода) такого критического анализа.

Первый из них – назовем его «логическим способом критики» – состоит в том, что различные точки зрения, концепции относительно изучаемого объекта (например, спорта), рассматриваются в ходе логического, систематического изложения теории данного объекта (спорта). Последовательность рассмотрения этих концепций определяется принципами логического анализа объекта в ходе построения его теории.

Но возможен другой способ критического анализа взглядов, представлений, концепций относительно изучаемого объекта, когда за основу берется история их появления. При определении последовательности рассмотрения и критики изучаемых взглядов, представлений, концепций историк исходит из реальной временной последовательности их появления и закономерностей истории познания изучаемого объекта. Такой способ целесообразно назвать «историческим способом критики».

Важно учитывать не только различие двух указанных способов (методов) критики, но и в определенном смысле их единство, некоторое тождество. Дело в том, что законы логического построения теории о некотором объекте и законы истории его познания по существу совпадают друг с другом.

Чем определяется необходимость такого совпадения? История познания – закономерный исторический процесс, где каждая последующая ступень предполагает предыдущую и не может возникнуть раньше нее. Этот процесс имеет свою внутреннюю логику, определяемую закономерной связью знаний, которая сама обусловлена особенностями познаваемого объекта [Столяров, 1964 а, 1975 а]. Связи знаний, обусловленные объективным отношением явлений, действуют не только в истории познания, но и в ходе построения теории данных явлений. Поэтому этапы построения теории предмета, по существу, совпадают с основными этапами истории его познания.

Приведем для иллюстрации следующий факт. Построение теоретической механики начинается с раздела статики, где выясняются условия равновесия тел. После этого переходят к кинематике, в которой изучаются законы движения с геометрической точки зрения. Наконец, в динамике движение рассматривается уже в связи с теми физическими причинами, которые его определяют. Но аналогичные этапы имели место и в истории развития теоретической механики. По крайней мере основные теоремы статики были известны еще древним, а плодотворное изучение явлений движения в механике началось лишь в связи с изобретением анализа бесконечно малых в XVII в.

Из совпадения логики и истории познания следует, что если ученый в процессе построения теории предмета привлекает к рассмотрению взгляды и концепции, которые имели место в прошлом, то тем самым он в абстрактно-теоретической форме воспроизводит и историю познания. В этом отношении логический способ критики совпадает с историческим, поскольку последний также предполагает воспроизведение внутренних закономерностей истории познания.

Однако полного совпадения этих способов критики и тех знаний об истории познания, к которым они приводят, не может быть, поскольку нет полного совпадения логики построения теории предмета и истории его познания. История познания не следует прямо внутренним закономерностям познания объекта: сказывается влияние частных практических интересов, социальных потребностей и т. д. Такого рода «отклонения», «зигзаги» истории познания необходимо рассматривать при историческом способе критики, но их не обязательно изучать при логическом способе критики.

На различие и единство логического и исторического методов (способов) критики (применительно к познанию капиталистического общества) впервые обратил внимание Ф. Энгельс в своей рецензии на книгу К. Маркса «К критике политической экономии». Прежде всего он показывает различие этих двух методов критики и целесообразность применения Марксом именно логического метода в «Капитале». Исторический метод отмечает Энгельс, предполагает специальное прослеживание действительной истории познания капиталистического общества во всей ее конкретности и сложности. На первый взгляд такой способ критики представляется наиболее рациональным. Однако на самом деле, указывает Энгельс, он в лучшем случае был бы только более популярным. История познания нередко идет скачками, делает зигзаги, порой даже «идет назад». Поэтому в случае применения исторического метода Марксу пришлось бы, во-первых, принимать во внимание много второстепенного материала и, во-вторых, часто прерывать логический ход мыслей. Кроме того, отмечает Энгельс, нельзя писать историю политической экономии, не обращаясь к истории буржуазного общества. Но это сделало бы работу Маркса практически бесконечной, ибо отсутствовала всякая подготовительная работа в этом отношении – буржуазные экономисты совершенно упускали из виду историю капиталистического общества при его изучении. Поэтому, указывает Энгельс, единственно правильным и рациональным для Маркса был логический метод критического анализа концепций, сложившихся ранее в политэкономии. Однако, подчеркивает он, «этот метод, в сущности, является не чем иным, как тем же историческим методом, только освобожденным от исторической формы и от мешающих случайностей» [Маркс, Энгельс, соч., т. 13, с. 497–499].

В силу совпадения законов логики познания и истории познания при логическом методе критического анализа начинают с рассмотрения тех же теорий, что и при историческом методе, и выявляемые при этом этапы научного познания изучаемого объекта в общем и целом совпадают с этапами, фиксируемыми при использовании исторического метода критического анализа. Разница состоит лишь в том, что с помощью исторического способа воспроизводится конкретная картина развития истории познания объекта во всем многообразии, когда учитываются не только главные закономерности этого развития, но и многочисленные конкретные формы их проявления, все зигзаги и перипетии истории. В результате же применения логического способа критики дается «исправленное» отражение истории познания объекта, но исправленное не по прихоти исследователя, а в соответствии с законами, которые дает сам действительный исторический процесс развития познания. В частности, это исправление состоит в том, что каждый момент истории познания рассматривается в тех его пунктах, где данный процесс достигает полной зрелости и классической формы. При таком способе критика односторонних, не представляющих особой ценности концепций дается уже по ходу самого логического изложения.

Заметим, что рассмотренная Энгельсом дифференциация логического и исторического способов (методов) критики и сформулированное им положение о единстве этих способов в последующем дали толчок к постановке и исследованию и других аспектов проблемы единства логического и исторического. Однако при этом они недостаточно четко отличались друг от друга. В частности, сформулированное Ф. Энгельсом положение о совпадении по существу последовательности анализа и критики различных концепций в ходе построения теории объекта и истории его познания смешивалось с ошибочным положением о совпадении логической последовательности изучения явлений и их реальной исторической последовательности, а выделенные им логический и исторический методы критического анализа концепций – с логическим и историческим методами познания.

Литература к гл. 6

1. Выготский Л.С. (1960). Развитие высших психических функций. – М.

2. Грушин Б.А. (1961). Очерки логики исторического исследования (процесс развития и проблемы его научного воспроизведения). – М.: Высшая школа. – 214 с.

3. Гулыга А.В. (1969). История как наука // Философские проблемы исторической науки. – М.

4. Декарт Р. (1950). Избранные произведения. – М., Госполитиздат.

5. Дубровский Д.И. (2001). Постмодернистская мода // Вопросы философии. – № 8. – С. 42–55.

6. Жуков Е.М. (1980). Очерки методологии истории. – М.

7. Иванов Г.М., Коршунов А.М., Петров Ю.В. (1981). Методологические проблемы исторического познания. – М.

8. Кант И. (1964). Соч., т. 2. – М.: «Мысль».

9. Кнабе Г.С. (2001). Строгость науки и безбрежность жизни // Вопросы философии. – № 8. – С. 113–124.

10. Мамчур Е.А. (1987). Социокультурная детерминация научного познания (Дискуссии в современной постпозитивистской философии науки) // Вопросы философии. – № 7. – С. 31–42.

11. Нугаев P.M. (2002). Смена развитых научных теорий: ценностные измерения // Вопросы философии. – № 11. – С. 124–134.

12. О соотношении синхронного анализа и исторического изучения языков. – М.: Изд-во АН СССР, 1960. – 160 с.

13. Подкорытов Г.А. (1966). Специфика исторического метода и его роль в познании // «Вестник ЛГУ», серия экономики, философии и права. – вып. 4.

14. Проблемы современной эмбриологии. – М.: Изд-во ЛГУ, 1956.

15. Ракитов А.И. (1982). Историческое познание. – М.

16. Розов М.А. (1981). Пути научных открытий (К критике историко-научной концепции Т. Куна) // Вопросы философии. – № 8. – С. 138–147.

17. Степин В.С. (2006). Философия науки. Общие проблемы: учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. М.: Гардарики. – 384 с.

18. Столяров В.И. (1964а). Подход к диалектической обработке истории научного познания // Диалектика – теория познания. Проблемы научного метода. – М.: Наука, 1964. – С. 163–198.

19. Столяров В.И. (1971б). Проблемы разработки материалистической диалектики как логики, теории познания и методологии науки: Автореф. дис… докт. филос. наук. – М.

20. Столяров В.И. (1973а). Исторический метод познания в современной науке. – М.: Знание. – 64 с.

21. Столяров В.И. (1975а). Диалектика как логика и методология науки. – М., Политиздат. – 247 с.

22. Столяров В.И. (1976а). Исторический метод в науках о физической культуре и спорте // Общество и спорт: Сб. научных трудов. – М. – С. 75–85.

23. Столяров В.И. (1987д). О диалектическом принципе единства логического и исторического // Философские науки. – № 11. – С. 65–76.

24. Столяров В.И. (2004е). Синхронический и диахронический методы в социологическом исследовании физической культуры и спорта // Столяров В.И. Социология физической культуры и спорта: Учебник. – М.: Физическая культура. – С. 65–72.

25. Столяров В.И. (2010н). Проблема единства логического и исторического в процессе научного исследования физической культуры и спорта // Философия науки: методические материалы для аспирантов. – Ч. IV: Введение в философию физической культуры и спорта. – М.: Физическая культура. – С. 50–67.

26. Тимирязев К.А. (1943). Исторический метод в биологии. – М.-Л.

27. Философские и методологические проблемы исторической науки // Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук: учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук / под общ. ред. д-ра филос. наук, проф. В.В.Миронова. – М.: Гардарики, 2006. – С. 606–611.

28. Философские проблемы исторической науки. – М., 1969.

29. Французова Н.П. (1972). Исторический метод в научном познании. – М.

30. Stolyarov V.I. (1971). Historische Methode und ihre Funktionen in der gegenw?rtigen Wissen-schaft // Abstracts. IV International Congress for Logic, Methodology and Philosophy of Science. – Bucharest. – P. 121.

31. Stolyarov V.I. (1976d). The historical method in the sociology of sport // International Review of Sport Sociology. – v. 3. – Р. 103–112.

Глава 7. Философско-методологические проблемы дифференциации и интеграции наук о спорте

В данной главе автор ставит задачу привлечь внимание философов, специалистов в области логики и методологии науки к некоторым философским (методологическим) проблемам дифференциации и интеграции наук, изучающих спорт и телесность человека.

Как и в предыдущей главе, для краткости эти науки будут именоваться «науками о спорте» («спортивной наукой»).

7.1. Философско-методологические проблемы дифференциации наук о спорте

В познании любых явлений всегда существует такой этап, когда их изучает только одна теория (научная дисциплина), охватывающая всю совокупность связанных с ними фактов и проблем. Но по мере все более глубокого и полного познания изучаемых явлений, накопления все более обширного эмпирического материала о них на определенном этапе неизбежно начинается процесс дифференциации этой единой теории. От нее начинают «отпочковываться» более частные теории, которые изучают лишь некоторые из упомянутых явлений и некоторые связанные с ними проблемы. Эти различные частные теории имеют один и тот же объект, но различные предметы исследования.

Данный исторический процесс происходит и в сфере познания спорта. И здесь первоначально существовала лишь одна теория (научная дисциплина), которая охватывала всю область явлений и проблем, связанных с научным осмыслением явлений сферы спорта. Такой теорией в течение длительного времени была теория физического воспитания. Иногда ее называли «теорией физической культуры».

Однако по мере накопления в данной теории получаемого эмпирического материала, повышения актуальности тех или иных проблем от нее начинают «отпочковываться» более частные теории. Прежде всего речь идет о таких теориях, которые рассматривают не всю область явлений, составляющих сферу физической культуры и спорта, а лишь какую-то ее «часть». Именно таковы, например, теория спорта, теории, каждая из которых изучает определенный вид спорта, теория физкультуры, теории, изучающие отдельные формы занятий физкультурой (например, лечебную или производственную физкультуру и т. д.). Вместе с тем формируются такие частные теории, которые рассматривают всю область явлений, составляющих спорт, или некоторые из них под определенным углом зрения, на основе применения специфических (физиологических, педагогических, психологических, социологических или каких-то других) методов. На основе этого также возникают специализированные теории спорта, например физиологическая теория физических упражнений и спорта, психологическая теория спорта и др. Процесс формирования такого рода теорий не завершен. Он интенсивно происходит и в настоящее время.

Важно четко различать и не смешивать две вещи:

а) специальное рассмотрение каких-то проблем в рамках определенной теории, когда они являются главным и основным предметом ее анализа,

б) такое их рассмотрение в другой теории, когда они составляют для нее второстепенный предмет изучения и затрагиваются только в силу их связи с теми проблемами, которые составляют основной предмет изучения.

Одно дело, например, что теория физического воспитания при его анализе как определенной педагогической деятельности (это составляет специфический и главный предмет исследования данной теории) не может не затрагивать, допустим, социальных функций этой деятельности или влияния занятий физическими упражнениями на физиологические функции человеческого организма. Но эти последние явления на современном этапе развития данной теории не составляют специфический предмет ее исследования. Социальные функции физического воспитания специально изучаются в социологии физического воспитания, а влияние занятий физическими упражнениями на физиологические функции организма – в физиологии физических упражнений.

Мы напоминаем об этих в общем-то тривиальных вещах, ибо они, к сожалению, не всегда учитываются в ходе дискуссий относительно предмета и правомерности разработки тех или других теорий в области спорта. Так, нередко возражают против рассмотрения социологии спорта, эстетики спорта или каких-то других частных теорий как самостоятельных научных дисциплин на том основании, что рассматриваемая в них проблематика якобы дублирует проблемы, изучаемые в теории физического воспитания или в теории физической культуры и спорта. При этом не принимается во внимание различие двух упомянутых выше этапов исторического процесса развития научных знаний о спорте.

Процесс дифференциации наук в сфере познания спорта приводит к их разобщению. Как отмечает К. Хайнеман, «спортивная наука распадается на целый ряд частных дисциплин (спортивную психологию, спортивную педагогику, теорию движения, теорию тренировки, спортивную медицину и т. д.), которые нередко более тесно связаны со своими исходными науками, нежели друг с другом в системе, именуемой спортивной наукой» [Хайнеман, 1981, с. 22].

Но данную ситуацию нельзя абсолютизировать. Наряду с процессом дифференциации научных теорий, изучающих спорт, в данной сфере, как и вообще в структуре современного научного познания, четко прослеживается прямо противоположная тенденция к их интеграции.

7.1. Философско-методологические проблемы интеграции наук о спорте

Одним из первых на необходимость разработки «интегрированного», «синтетического» знания о физической культуры и спорте обратил внимание Л.П. Матвеев. Он внес и определенный вклад в разработку «общей», «обобщающей» теории спорта и такой же теории физической культуры [Матвеев, 1975, 1978, 1980 а, б, 1981, 1984 б, в, 1987, 1997, 2001, 2003]. К этому призывают и некоторые другие авторы [Неверкович, 1996; Николаев, 2004, 2010; Свищ?в, Ерегина, 2008; Krawczyk, 1974, 1978 и др.].

Процесс интегрирования научного знания и научных дисциплин может осуществляться и реально осуществляется различными путями и в разной форме.

Формируются, например, теории[8]8
  В данном разделе термин «теория» вновь используется в широком его значении как синоним термина «наука», «научная дисциплина».


[Закрыть]
, при разработке которых стремятся охватить как можно более полно и широко сферу спорта. Анализируются, допустим, не какие-то отдельные формы физкультурной деятельности, а все эти формы во всем их многообразии или не только сфера занятий физкультурой, но и спорт и т. д. Наблюдается также стремление к созданию комплексных научных теорий, которые объединяют различные односторонние, узкие, специализированные подходы (психологический, педагогический, медико-биологический и др.) к изучению всей сферы спорта или каких-то отдельных составляющих ее явлений – физической культуры, спорта и т. д.

Эффективная разработка в настоящее время такого рода теорий (чаще всего их называют «общими», «обобщающими», «комплексными»), возникающих в ходе данного процесса интеграции исследований в сфере спорта, предполагает, однако, соблюдение ряда важных методологических требований.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Поделиться ссылкой на выделенное